Орган в кустах

13 ноября, 2015, 00:00 Распечатать

Наконец, после длительных жарких дискуссий, "свежеиспеченный" проект закона под номером 2244а (рабочая группа в форс-мажорном режиме на основе кабминовского законопроекта подготовила т. н. согласованный документ со многими дополнениями и изменениями) на заседании Верховной Рады во вторник принят в первом чтении. Принято также решение о сокращенной процедуре его принятия во втором чтении.

 

 

Наконец, после длительных  жарких дискуссий, "свежеиспеченный" проект закона под номером 2244а (рабочая группа в форс-мажорном режиме на основе кабминовского законопроекта подготовила т. н. согласованный документ со многими дополнениями и изменениями) на заседании Верховной Рады во вторник принят в первом чтении. Принято также решение о сокращенной процедуре его  принятия во втором чтении.

"Это беспрецедентный случай, когда благодаря сотрудничеству авторов законопроектов, а не конкуренции, четыре проекта удалось объединить в один. Рабочая группа использовала лучшие идеи из всех законопроектов. Закон, который мы сейчас рассматриваем, намного фундаментальнее и важнее (ведь он будет определять наше развитие на последующие десятилетия), чем  законопроекты о безвизовом режиме", — подчеркнул в кратком выступлении народный депутат Алексей Скрыпник.

"Это действительно очень важный прецедент, ведь авторы законопроектов пришли к консенсусу и доработали базовый документ с учетом многочисленных предложений. Этот закон откроет новые возможности перед учеными в вопросе коммерциализации научных разработок, наши ученые и научная молодежь смогут достойно зарабатывать у себя на Родине, а не выезжать за рубеж", — считает автор альтернативного законопроекта народный депутат Сергей Тарута.

"Принятие в первом чтении законопроекта "О научной и научно-технической деятельности" — это лучшая работа, которую мы можем приурочить ко  Всемирному дню науки во имя мира и развития, поскольку законопроект создает платформу для развития научной деятельности", — сказала глава Комитета по вопросам науки и образования ВР Украины Лилия Гриневич.

Министр образования и науки Сергей Квит подчеркнул, что представленный на рассмотрение парламента законопроект призван существенно преобразовать научную сферу страны. В частности, финансировать все научные исследования во всех учреждениях (университетах, научных учреждениях) предлагается из одного фонда — Национального фонда исследований. Также будет создан Национальный совет по вопросам развития науки и технологий, который будет формировать государственную политику в сфере научных исследований.

"Эта государственная политика будет направлена на  интеграцию науки и образования", — подчеркнул С.Квит.

В целом, новации законопроекта можно разделить на три основных группы. Первая — это ряд нововведений по коммерциализации и финансированию науки. Ученые обращают внимание, прежде всего, на следующие:

— государственные научные учреждения и вузы могут стать соучредителями хозяйственных обществ и продавать через них свои разработки;

— научные учреждения, которые имеют форму государственного предприятия, не должны будут платить часть прибыли в бюджет;

 — научные учреждения смогут зачислять финансовые поступления на текущие и вкладные счета государственных банков (а не в казначейство, как теперь);

— результаты государственной аттестации будут учитываться при планировании бюджета для научных учреждений;

— государственные научные учреждения освободят от уплаты ввозной пошлины, НДС за оборудование, материалы, литературу и т.п.;

— базовое финансирование будет предоставляться также на развитие материально-технической базы и на доступ к платным базам данных.

Кроме того, законом предусмотрен рост финансирования науки к 2025 г. до 3% от ВВП. (Кстати, норма закона от 1998 г. — 1,7 % ВВП. А что имеем?..)

Вторая группа нововведений касается самоуправляемости академий, демократизации, интеграции науки, образования и бизнеса. Так, в частности, вводится гибкий режим рабочего времени для научных сотрудников, научно-преподавательское совместительство. Прописана процедура избрания руководителя научного учреждения. Право участвовать в общем собрании академии наук предоставляется представителям научных коллективов. Органы власти смогут привлекать советы молодых ученых к подготовке и реализации решений по вопросам науки и технологий. Вводится понятие субъектов инновационной деятельности — научных парков. Узаконивается такая организационная форма научной деятельности как ключевые лаборатории.

Третья группа нововведений предусматривает ряд предложений по социальной защите научных работников и поддержки молодых ученых: предоставление жилья и льготных долгосрочных кредитов. В частности, "государство гарантирует установление ставок (окладов) научным работникам государственных научных учреждений, университетов, академий, институтов, исходя из расчета должностного оклада младшего научного сотрудника на уровне не ниже двойной средней заработной платы в промышленности в целом по Украине".

Но, наверное, больше всего копий было сломано при подготовке нового закона вокруг двух самых существенных нововведений — Национального совета по вопросам развития науки и технологий (далее – НСНТ) и Национального фонда исследований (НФИ) Украины. (Об этом, в частности, речь шла в публикации "Закон или ловушка для науки?", ZN.UA, №34, 2015 г.). Это принципиально новые для наших реалий структуры (правда, Совет по вопросам науки и технологий ранее у нас был, но при президенте Украины), которые, по задумке законодателей, должны базироваться на мировом опыте организации науки и управления наукой, конкурсного финансирования научных исследований. И если НСНТ - консультативно-совещательный орган при Кабинете министров - многие воспринимают как некую надстройку с не до конца понятными функциями, то по поводу НФИ в научной среде не утихают споры. Высказываются опасения, что, НФИ может стать аналогом ФАНО (Федеральное агентство научных организаций, созданное при реформе РАН), под которое подтянут все финансирование и затем кто-то "сядет" на распределение этих средств. И тут не избежать лоббизма, конфликта интересов, продвижения "своих" людей. 

Правда, в законопроекте прописаны требования к лицам, которые могут быть допущены к справедливому распределению финансового исследовательского пирога.

Цитата из законопроекта: "Идентификационный комитет Фонда по открытым консультациям с мировыми и отечественными научными организациями определяет критерии к кандидатам, процедуру конкурса и проводит его.

Право на выдвижение кандидатур имеют Национальная академия наук, национальные отраслевые академии наук, научные учреждения, высшие учебные заведения, общественные научные организации. Организации должны выдвинуть ученых, которые имеют весомые научные достижения, безупречную научную репутацию и доверие в научной среде. Самовыдвижение в кандидаты на члена Научного совета Фонда не допускается".

Хотелось бы надеяться, что такие консультации будут действительно открытыми, и мы вскоре увидим список кандидатов, не только обремененных научными званиями и регалиями, но и "с безупречной научной репутацией и доверием в научной среде". 

О том, как воспользоваться европейским опытом деятельности научных фондов и конкурсного финансирования исследований, речь шла на научно-практической конференции "Грант-2015", состоявшейся недавно в МОН по инициативе Государственного фонда фундаментальных исследований Украины. В ней приняли участие представители более полусотни научных организаций и фондов из многих стран Европы. Понятно, что особое внимание участников с нашей стороны было приковано к практическим аспектам деятельности научных фондов, альтернативным способам привлечения средств для финансирования исследований, процедуре экспертизы научных проектов. Понятен также интерес наших ученых к конференции, ведь они имели возможность непосредственно из уст зарубежных коллег услышать об их опыте, узнать о возможности участвовать в совместных проектах.

По мнению академика НАН, экс-министра науки Украины Ярослава Яцкива, лучшим примером в этом плане для нас может служить близкая нам Польша. В этой стране, кроме того что есть министерство науки и высшего образования, создан Национальный научный центр, который на государственном уровне координирует науку и поддерживает фундаментальные, прикладные исследования, а также старается вести инновационные проекты. Кроме того, в Польше действует неправительственный научный фонд.

(У нас имеется только Государственный фонд фундаментальных исследований — ГФФИ. С бюджетом на 2015 г. аж 12 млн грн. Кстати, в прошлом году было и того меньше.)

Интересно, что поляки инициируют создание так называемых центров высокой науки. И имеют возможность приглашать к участию в их программах ученых из разных стран. Если у кого-то есть хорошая идея, он может получить весомую финансовую помощь (200–250 тыс. евро) для начала научного бизнеса. 

Более пяти лет назад в Польше был создан Национальный научный совет. Под его эгидой работают научные фонды и центры финансовой поддержки научных исследований.

"Мы предоставляем индивидуальные гранты ученым на фундаментальные исследования", — сказал глава совета Национального научного центра Республики Польша профессор Михал Кароньский. 

Интересно, что названия конкурсов, которые объявляет центр, очень поэтичные, точнее — музыкальные: "Полонез", "Танго" и подобные. Такая фишка, безусловно, привлекает участников, настраивает на креативный драйв.

"Система финансирования государственная, но независимая", — заметил пан Михал. — "А как государство может влиять?" — "Контролирует". — "Каким образом?" — "Если исследования не дали конкретного результата, то не будет и финансирования".

Национальный научный совет успешно действует и в Литве. Тамошнее министерство образования и науки лишено функций непосредственного финансирования науки. Оно определяет базовое финансирование научных учреждений, которых стало значительно меньше после объединения более мелких с более мощными. А министерство, которому они подчинены, фактически участвует в одном: раз в три года проводит оценивание научных учреждений и определяет предложения по их базовому финансированию на следующий период, в зависимости от результатов их научной работы. То есть министерство абсолютно не вмешивается во все другие способы финансирования.

"У нас есть два комитета, кроме того, действует наблюдательный совет, — рассказала заместитель председателя Литовского национального научного совета профессор Рута Петраускайте. — Фактически, сегодня мы выполняем функции агентства и занимаемся преимущественно конкурсным отбором и финансированием научных программ и проектов. Наш бюджет за последние годы значительно увеличился и формируется из разных источников. От ученого не требуется отчета о том, как он использует выделенные на проект средства, главное — выполненная работа, то есть результат.

До реформы сферы образования и науки у нас было 27 институтов Академии наук и 18 университетов. После реформы 15 академических институтов интегрировались в университеты, при этом за ними осталась автономия. 12 научных учреждений, преимущественно гуманитарного профиля, живут на счет государственного бюджета".

Похоже, экстраполировать на наши реалии зарубежный опыт весьма непросто. Как предполагается, копилка Национального фонда исследований должна пополняться преимущественно из государственного бюджета. Как считает член рабочей группы по подготовке проекта закона "О научной и научно-технической деятельности" академик НАНУ Владимир Семиноженко, "мы не были согласны с тем, что создается только один Национальный фонд исследований. Должен быть и Технологический фонд, и Фонд развития малого инновационного бизнеса. Ведь они отличаются по своей сути. Если НФИ основанный преимущественно на бюджетных средствах, то Технологический фонд должен также привлекать средства из негосударственного сектора, а Фонд развития малого инновационного бизнеса — быть внебанковским финансовым учреждением, которое может брать и предоставлять кредиты под низкий процент, участвовать (в качестве учредителя) в создании малых предприятий. То есть быть максимально гибким. И очень сложно представить сочетание в одном НФИ всех этих трех секторов. Думаю, могут возникнуть проблемы с менеджментом и администрированием этих направлений.

Важно было бы расширить разделы, касающиеся инновационной деятельности, чтобы в Заключительных положениях законопроекта уже заложить государственные стимулы для такой деятельности, в том числе в Налоговом кодексе".

Чем принципиально будет отличаться Национальный фонд исследований от нынешнего Государственного фонда фундаментальных исследований? Не принимая во внимание возможность структурных изменений и кадровых перетасовок. В ответ на этот вопрос собеседники чаще просто пожимают плечами. Новым законом предусмотрены, конечно, и другие источники наполнения НФИ, в частности "добровольные взносы юридических и физических лиц, в том числе нерезидентов Украины". Но никто не запрещал состоятельным людям вкладывать средства в научные исследования и раньше. 

А поэтому пока что и НФИ (как, впрочем, и нацсовет) невольно ассоциируется с роялем в кустах. На котором можно артистично сыграть для публики не только "Полонез" Огинского…

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • Pedagog Pedagog 14 листопада, 21:27 -[-div class=quotation-]--[-span class=nick-]-Vitamin-[-/span-]- -[-span class=date-]-Сегодня, 16:44-[-/span-]- -[-span class=text-]--[-span class=quote-]-«-[-/span-]-Проект Закону України «Про наукову і науково-технічну діяльність» з урахування досягнутих узгодженостей за результатами Робочої групи: Керівник наукової установи: відповідає за результати діяльності наукової установи перед власником (власниками) або уповноваженим ним (ними) органом; Науковий працівник зобов’язаний: представляти результати наукової і науково-технічної діяльності шляхом наукових доповідей, публікацій тощо. ___ Отличный закон. Украинский налогоплательщик, перед которым руководитель научной организации не несет никакой отвеnственности, теперь будет довольствоваться докладами и публикациями.-[-span class=quote-]-»-[-/span-]--[-/span-]--[-/div-]-В НАНУ уже определились. "Де-факто, наша работа относится к фундаментальной науке. И, говоря словами моего коллеги, наши исследования настолько фундаментальны, что об их практическом применении не может быть и речи. Это, конечно, шутка. Реально же, результаты нашей работы возможно станут применимы в быту лет через 10-15, не ранее." http://www.nas.gov.ua/UA/news/Pages/contents.aspx?ffn1=ID&fft1=Eq&ffv1=2678 согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно