НАНУ: «ПЕВЦЫ» ПРОТИВ «ГЛОБАЛИСТОВ»

22 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Отмечу сразу — это мой псевдоним. Почему не подписываюсь собственным именем и не рвусь в бой с открытым забралом за реформирование НАНУ?..

Отмечу сразу — это мой псевдоним. Почему не подписываюсь собственным именем и не рвусь в бой с открытым забралом за реформирование НАНУ? Из чувства ответственности перед своим коллективом. Приятно удивлен статьей Романа Черниги («ЗН», №8 (383) 2002 г.). В НАНУ, оказывается, больше понимающих реальную ситуацию людей, чем мне думалось. Вот для взаимной моральной поддержки и взялся за перо.

О себе — руководитель небольшого (по украинским меркам) научного коллектива НАН, который активно участвует в международных проектах (проекты ИНТАС, двухсторонние проекты с различными странами и пр.) Регулярно выезжаем для совместных работ в научные центры в европейские страны и США.

Анализ Романа Черниги подтверждаю — результативность научной деятельности в мировой науке определяется по публикациям в журналах с высоким IMPACT-фактором — интегральным индексом цитирования статей журнала, вычисляемым за многолетний период, а для европейцев еще по участию в проектах структурных (рамочных) программ научно-исследовательских работ Европейской комиссии (сейчас идет 5-я рамочная, на подходе 6-я).

Украинский принцип формирования научных «авторитетов» всем известен — монографии в местных издательствах, публикации в рекомендованных ВАКом журналах. То, что уровень многих из них по международным научным стандартам «ниже плинтуса», не имеет значения. Для научной карьеры в НАНУ имеет значение другое — отношения с академиками-секретарями отделений академии. Если «свой» (как доказывается преданность — отдельная история) — проходи в членкоры, но помни, кому обязан, и правильно голосуй. Дальше веселее — теперь ты членкор, академик, можешь войти в советы, которые делят финансирование в департаменте науки, Фонде фундаментальных исследований.

В последние годы на проекты Фонда фундаментальных исследований и программы прикладных исследований ресурсов маловато. Но хоть их можно разделить по неписаному правилу — экспертный совет по распределению финансирования распределяет его между членами совета. Да и Кабмин внял просьбам НАН и в 2002 году добавил бюджетных денег. Пришло указание из президиума: новые темы, связанные с этим финансированием, возглавляют только членкоры и академики, так как деньги целевые — для поддержки лучших украинских ученых. Как система работает, то, соответственно, она и производит. Недавно листал журнал из ВАКовского списка физ.-мат. публикаций, издаваемый одним из институтов НАНУ. Во всех статьях номера нет ни одной ссылки на зарубежные публикации.

Недавно заставила задуматься такая аналогия. Есть ректор Национального университета культуры Михаил Поплавский. Вероятно, неплохой менеджер. Раскрутил свой коммерческий проект довольно успешно (слегка коробит, правда, что этому дано название «Национальная культура», — хочется верить, что страна такого не заслуживает). Он поет со сцены в больших залах. На ТВ его клипы. Теперь попробуйте представить себе М.Поплавского, поющего на сцене «Ла Скала». Ну, ладно, он не оперный певец. Тогда его гастроли по концертным залам шоу-бизнеса в Европе и США. Представили?.. Певец М.Поплавский — только для нашего внутреннего употребления. Он певец только в нашей системе отсчета.

Теперь попытка классификации научного состава нашей академии.

«Реликтовые корифеи» — пожилые квалифицированные доктора и кандидаты, сделавшие имя и получившие свои степени в условиях жесткого советского научного отбора. Не хочу сказать, что советский докторский диплом — гарантия от профанаций, но все же конкуренция различных научных групп и школ не позволяла провести через советский ВАК явную ерунду.

Часть из когорты «корифеев» унесло «за бугор» различными волнами эмиграции. Оставшиеся имеют несомненную научную значимость, но в глобальную систему научной деятельности уже не вписываются. Мешает как отсутствие необходимых знаний английского, так и неизбежный в возрасте после 60-ти консерватизм — «мы в этой системе жили, так она и должна работать». Хотя некоторые из них способны здраво судить о необходимости изменений. Им сочувствуешь — многие не вписываются в новую систему, а даже на 540 грн. зав. отделом академического института или главного научного сотрудника цивилизованно не проживешь.

«Певцы» — последователи М.Поплавского (это не камень в сторону одного В.Семиноженко, тоже любящего попеть со сцены). «Певцы» — это «ученые» только по местным меркам. Для мировой науки они не существуют. Составляют большинство научных сотрудников НАН и, увы, большинство тех, кого избирали последние десять лет в члены-корреспонденты и академики. Основной их лозунг — побольше денег из бюджета на развитие украинской науки.

«Глобалисты» — ученые, в различной мере интегрированные в мировой научный процесс, имеющие общие проекты, постоянные контакты с зарубежными коллегами, заметные «с других берегов» своими публикациями в IMPACT-журналах, участием в международных конференциях с рецензируемыми докладами. Есть яркие заметные фигуры — академики Ю.Глеба, П.Костюк, О.Крышталь, есть доктора и кандидаты, мало известные непрофессионалам (например, Роман Чернига, о котором я узнал только из статьи в «ЗН»), но на всю НАНУ их наберется не более 5—10% из общего числа научных сотрудников. «Глобалисты» составляют образ НАНУ в мировом научном процессе. Из их коллективов и идет основной отток ученых Украины за рубеж, так что естественного роста доли «глобалистов» в НАНУ ожидать не приходится.

«Глобалисты» — главные враги «певцов» — это те, кто своим существованием указывает на необходимость реформировать систему управления украинской наукой по общемировым стандартам и тем самым оторвать «певцов» от «еды». Средства самозащиты «певцов»— выставление блоков немногочисленным «глобалистам» на всех возможных уровнях. Например, недавнее натравливание КРУ на институт академика Глебы; фильтры на выборах в НАНУ; целенаправленные действия контролируемого «певцами» ВАКа — проблемы с признанием зарубежных публикаций, все большая формализация защиты докторской, которая делает практически невозможной эту процедуру для украинских кандидатов (PhD), длительное время работающих за рубежом.

Трудно представить себе украинского PhD, длительно и успешно работающего в зарубежных научных центрах и публикующегося активно в журналах верхней части списка ранжирования по IMPACT-фактору, который согласился бы, вернувшись сюда, пробиваться в контролируемые «певцами» журналы и советы по защите. А если докторскую здесь не защитишь, в этой научной системе ты никто. Поэтому «певцы» могут быть спокойны: опасные конкуренты не вернутся.

«Юниоры» — талантливые выпускники нашей высшей школы. Те, кто сразу в аспирантуру за рубеж (они заслуживают отдельного разговора). Возможности научной карьеры «юниоров» в Национальной академии наук невелики. Вариант: в аспирантуру к «певцам» — там можно получить степень, вовремя защититься. Но в «певческих» коллективах академии аспирантам платят мало, если сравнивать с ровесниками — выпускниками, работающими в компьютерных и различных частных фирмах. Не очень ясны и моральные стимулы верного служения «певческому» делу, молодым они кажутся слабыми, посему и активных «юниоров» сейчас в «певческих» коллективах НАН совсем немного.

У «глобалистов» идет дополнительно оплата «юниорам» из различных международных грантов. Большой стимул для «юниоров» работа/стажировка за рубежом, которая естественна для «глобалистского» коллектива. Важный моральный стимул для «юниоров» здесь — понимание, что они, работая в Украине, при этом и участники мирового научного процесса. Но обеспечить для «юниоров» регулярно 200—300 долл. в месяц, которые они могут получить в программистских, телекоммуникационных фирмах, для «глобалистов» тоже большая проблема при отсутствии бюджетной поддержки. После защиты кандидатской, несмотря на уровень выполняемых ими исследований, шансов на достойную зарплату у «юниоров» не много. Они понимают, что относительное благополучие отдельной глобалистской группы может держаться на постоянных усилиях одного-двух руководителей группы, и неизбежно возникает мысль — что может стать с группой, существующей не в русле «певческой» политики НАН. Поэтому естественно, что после защиты диссертации «юниоры» уходят в зарубежные научные центры. Для этого у них есть уже хороший послужной список в международных проектах, публикации в престижных журналах.

Можно ли вылечить НАНУ? А зачем лечить? Больной считает себя здоровым. «Певцы» из руководства НАНУ объясняют, что единственное, чего им не хватает, это бюджетные деньги. А так все замечательно. Научные школы сохранены. Монографий все больше и больше, а значит фундаментальная наука активно развивается. То, что академия стареет, не имеет современного оборудования, доступа в Интернет, — это естественный результат происходящего в стране экономического кризиса. В целом мы сильны как никогда. И ведущие зарубежные фирмы рвутся работать с нами в области высоких технологий (последнее — прямая цитата из выступления одного из академиков-секретарей в президиуме НАНУ)...

Академия сама себя не реформирует. Для реформ необходимо внешнее воздействие. Если все же кто-то решит, что национальные интересы Украины требуют, чтобы ученые академии были полноправными по уровню исследований членами мирового научного процесса... Если этот кто-то попытается оценить готовность Украины к интеграции в европейскую науку и поймет, что «певцы» могут только имитировать научную деятельность... Если будет поставлена цель — формирование в академии полнокровных научных коллективов («полнокровных» — это не многочисленных, а таких, в которых работает больше «юниоров», чем кандидатов и докторов вместе взятых) мирового уровня, то рецепт прост и очевиден.

1. Вынести оценку результативности и уровня исследований украинских ученых за пределы Украины. Так поступило большинство европейских стран. К примеру, в Швеции нельзя защитить PhD, не имея несколько публикаций в международных журналах (естественно, имеющих IMPACT-рейтинг). В Австрии нельзя получить место доцента и на нем находиться, не имея несколько ЕЖЕГОДНЫХ публикаций в IMPACT-журналах. Причем австрийцы требуют обязательную публикацию хотя бы одной статьи в год в журналах из верхней трети рейтинга по своей специальности. Каждая статья в таких журналах рецензируется двумя-четырьмя рецензентами, и сам факт публикации есть результат международной экспертизы уровня исследований.

Это в какой-то мере относится и к российским журналам общефедерального уровня. Они, как правило, имеют IMPACT-рейтинг и «держат планку». Наличие различных активных научных центров по любой специальности в этой большой стране предотвратило произошедшую в Украине после 1991 года монополизацию направлений и связанное с этим неизбежное падение уровня исследований. В мире сегодня только две большие научные державы — США и Россия — в силу наличия критической массы активно работающих ученых являются самодостаточными и в состоянии самостоятельно, без постоянного взаимодействия с другими странами поддерживать высокий уровень научных исследований.

Публикации результатов исследований в журналах с IMPACT-рейтингом практически эквивалентны международной экспертизе НИР НАНУ, которая еще и делает их частью мирового научного процесса. Причем отметим, что Украине эта постоянно действующая международная научная экспертиза ничего не будет стоить.

Вторым фактором международной оценки является участие в международных научных проектах. Такие гранты разыгрываются в условиях жесточайшей научной конкуренции, и украинское участие в них — свидетельство международной репутации ведущих такие проекты коллективов.

2. Распределять значительную часть бюджетного финансирования на конкурсной основе. При этом основным условием допуска к бюджетному финансированию должно быть наличие публикаций по заявляемой теме НИР в журналах с IMPACT-рейтингом и наличие международных научных проектов.

3. Ввести европейско-американскую систему аттестации научных кадров MSc-PhD.

Если бы эти три принципа были внедрены в НАНУ, то «глобалисты» получили бы финансирование, которое позволило бы им активнее привлекать «юниоров» и удерживать хотя бы часть из них в Украине. Неизбежно начала бы возрастать доля «глобалистов» в НАН, с соответственным ростом украинских результатов мирового уровня. Пошел бы процесс возвращения в Украину части ученых, проработавших долгие годы за рубежом. Начался бы процесс подготовки к реальной интеграции украинской науки в европейскую.

А теперь прогноз, подготовленный на основе использования основного источника информации — «Національна академія наук України», Довідник, 2000 р. 436 с.

НАНУ на пороге исторического события: академик Б.Патон все же уйдет в ближайшие годы на пенсию, освободив пост президента НАНУ. Кто станет следующим, предсказать сложно. Легче спрогнозировать список возможных кандидатов. Предположим, что этот кандидат может быть выбран из нынешних членов президиума НАН Украины. В основе такого прогноза всем нам хорошо известный принцип — новый генсек избирается из членов политбюро. Было бы естественно предположить, что новый президент НАН Украины будет моложе 55 лет. При таких предположениях президент НАН будет выбран из следующего списка кандидатов:

Академик А.Шпак (р. 1949), специальность — материаловедение, первый вице-президент — главный ученый секретарь НАНУ.

Академик М.Згуровский (р. 1950), специальность — информатика и вычислительные системы, ректор НТУ КПИ, бывший министр образования.

Членкор. НАНУ С.Довгий (р. 1954), специальность — геодинамика окружающей среды, председатель Госкомсвязи Украины, бывший директор «Укртелекома», бывший министр науки.

Академик В.Семиноженко ( р. 1950), специальность — материаловедение, полупроводниковые материалы, вице-премьер-министр Украины, бывший министр науки.

В этот список необходимо добавить не члена президиума, но очень влиятельного члена академии — членкора НАНУ В.Литвина (р.1956), специальность — новейшая история Украины, глава администрации Президента Украины.

У троих из этой пятерки — В.Литвина, В.Семиноженко, С.Довгого — амбиции выше, чем на должность президента НАНУ (все в списке «За ЕдУ» на проходных позициях), но они явно считают эту должность неплохим запасным аэродромом. Не хочу вдаваться в субъективные собственные оценки каждого из этих ученых, составляющих, судя по их позициям в президиуме НАНУ, цвет украинской науки. Формально для классификации нужен анализ недоступных мне списков научных публикаций каждого, но полагаю, что сильно не ошибусь в утверждении, что к «глобалистам» никто из них не относится. Правда, у всех хорошо с монографиями в различных украинских издательствах. Скандал с плагиатом В.Литвина, который самому ему показался не скандалом, а недоразумением, показывает, какой моральный стандарт получит НАНУ при его назначении (избрании).

Сейчас не ясно, кого из этих пятерых изберут. Если даже не из них, то эта пятерка и их старшие коллеги, избравшие их в президиум НАНУ, сделают все возможное, чтобы новым президентом академии был человек близкий к ним по взглядам, стилю работы, моральным качествам.

Отсюда и прогноз: в течение ближайших 15 лет никаких реформаторских изменений в НАНУ ожидать не приходится. Избранный в ближайшие годы новый президент будет опираться на «певцов», а значит и далее размножать их в академии. К 2017 году, когда придет время менять этого президента на следующего, НАН Украины все еще будет клубом «певцов», потребляющим бюджетные деньги. Параллельно будет идти работа в группах «глобалистов» не благодаря, а вопреки президиуму НАНУ. Процессы продвижения Украины в ЕС потребуют изменений этой ситуации. Реформы будут проводиться с 2017-го новым президентом НАН Украины — неизбежно «глобалистом». Подождем...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно