Куры не виноваты, или Как очистить нашу науку от плагиаторов и фальсификаторов

12 апреля, 16:51 Распечатать Выпуск №14, 13 апреля-19 апреля

На фоне громких лозунгов об инновационном развитии Украины в последние годы происходит стремительная деградация научной сферы, в частности, коллапс системы присуждения научных степеней.

...Однажды сотрудники Института иммунологии еще советского Министерства медицинской и микробиологической промышленности, придя на работу, увидели траурное объявление. Умерла молодая женщина, полгода назад защитившая кандидатскую диссертацию. Как случилась такая внезапная смерть? Вскрытие показало, что легкие женщины были прямо-таки пронизаны гифами грибов, с которыми она работала. Но, наверное, такая жертвенность отходит в далекое прошлое. Теперь на кону другие "герои", ловко овладевшие новыми методами "научной" работы: скопировал и вставил.

Сегодня даже те, кто внимательно следит за почти еженедельными изобличениями фактов академической недобропорядочности, уже теряются в потоке информации. А в общественном сознании эти новости остаются в виде самых абсурдных примеров бездумного списывания чужих научных работ. Уже даже многим студентам известны такие неологизмы, как "лептонный Бог", "квантово-орбитальная теория культурологии" или "теория несилового взаимодействия". 

В большинстве случаев дальше публичного осуждения, преимущественно в соцсетях, дело, к сожалению, не идет, а фигуранты расследований продолжают оставаться на своих местах. Непотопляемый кандидат юридических наук Руслан Гурак спокойно остается главой Государственной службы качества образования Украины (хотя в его статьях и диссертации обнаружены "заимствования", а точнее, кража интеллектуальной собственности); Екатерина Кириленко продолжает руководить кафедрой философии КНУКиИ; Дмитрий Дроздовский (плагиат найден в его статьях и монографии "Множественность реальности в английском постмодернистском романе", которую он планировал защитить как докторскую диссертацию) приказом МОНУ за подписью Л.Гриневич 31 января 2019 г. назначен председателем жюри языково-литературного конкурса для учеников и студентов имени Т.Шевченко, да и в "научных статьях" самой главы министерства тоже были обнаружены отрывки текстов без должных ссылок.

Более того! "Самый молодой доктор медицинских наук в Украине" Виктория Евдокимова, после того как в ее докторской обнаружили откровенный и наглый плагиат, а самого автора лишили докторской степени, обратилась в одесский суд, который вернул ей эту степень с любопытным обоснованием: надо, видите ли, "уважать профессиональную деятельность" истца, "учесть проведенную им работу и наличие положительных выводов научной экспертизы во время защиты диссертации". 

Да и вообще, надо проявлять "уважение к частной жизни" человека, потому что его "права и свободы признаются высшей ценностью". Вот так! Хоть стой, хоть падай!

Ну, поскольку официально с плагиатом у нас если и борются, то лишь выборочно, да и то по чужой наводке, а НАОКВО все никак не заработает, научному сообществу остается вытаскивать на свет божий новые и новые факты плагиата и фальсификации научных исследований и присуждать ежегодные премии "Академічна негідність".

И тут только удивляешься, какими ловкими (по использованным методам), слабыми и смешными (по допущенным при этом ляпсусам) могут быть новоявленные кандидаты и доктора наук.

Например, Руслан Гурак, контролирующий качество дошкольного, внешкольного, общего среднего и профессионально-технического образования, переводил русские тексты с помощью компьютерной программы, и русская дисциплина "философия права" превратилась в украинскую учебную дисциплину под странным названием "філософія має рацію". И кто же виноват, что компьютер вместо "философия прАва" прочитал "философия правА" (то есть "не ошибается")? Никто.

Для чего вообще пишут научные статьи? Наверное, чтобы поделиться с другими учеными и обществом результатами своих (а не скопированных чужих и выданных за собственные) экспериментальных исследований, расчетов, своими новыми открытиями и гипотезами, чтобы обобщить (в обзорных статьях) результаты исследований многих ученых и, опять-таки, получить новое знание, от которого будут отталкиваться другие ученые и двигаться вперед. Но, оказывается, их, согласно толкованиям Р.Гурака, можно также писать, чтобы "информировать студентов", поскольку статьи могут "носить исключительно прикладной информационный характер". Странно. А с какой целью тогда пишут учебники, учебные пособия и методические разработки к занятиям, читают лекции? Глава Государственной службы качества образования Украины придумал даже замечательный способ оправдать плагиат: "Общеизвестно, что с появлением компьютерной сети Интернет информация (знания) стала достояниям всех, и соблюдать авторское право становится все труднее, а в отдельных случаях и невозможно".

Упомянутая выше Виктория Евдокимова тоже воспользовалась машинным переводом, и вместо "міометрія" (мышечная стенка матки) написала в докторской диссертации "мімометрій" и даже "біометрій", а вместо "генітального ендометріозу" появился "геніальний ендометріоз". Благодаря машинному переводу вместо тканевого иммунитета, тканевых структур и тканевых металлопротеиназ (специфических ферментов) родились "тихорєцький імунітет", "тихорєцькі структури" и "тихорєцькі металопротеїнази". А вот Р.Погориляк в докторской диссертации по социальной медицине вместо русского "предлагаю мир" пишет "пропоную світ", а вместо "я нахожу удовольствие в переменах" (то есть изменениях) пишет: "я маю задоволення в перервах".

Но иногда наши герои даже правильно переписать слово не могут. У Валерия Запорожана сицилийский город Таормина вдруг превратилось в город Термин.

Впрочем, эти анекдотические невольные хохмы тускнеют на фоне прямых фальсификаций и подделок результатов экспериментальных исследований, которые на самом деле никогда не проводились. Так, "самый молодой доктор медицинских наук" на одной украденной фотографии подтерла надпись, а другие (чтобы трудно было узнать) зеркально отражала и меняла их цвет. В чужой таблице с результатами анализа лекарственного препарата для лечения эндометриоза изменила название вещества и поменяла последние цифры во всех данных (например, вместо 62,31±0,72 написала 62,30±0,71). Такие же махинации с цифрами были обнаружены и в совместной статье В.Евдокимовой и консультанта ее диссертаций — академика НАМНУ Валерия Запорожана. Чем опасно такое наглое нарушение научной этики? Оно провоцирует ошибочное представление о распространенности определённых явлений, фальсифицирует доказательную базу, делает невозможным существование доказательной медицины. Представьте себе, что пациентов могут начать лечить новыми лекарствами, действенность которых на самом деле не была доказана.

Еще один интересный финт — публиковать копию статьи с добавлением нового автора, которому нужно защититься (так сделала доктор медицинских наук Виктория Хоперия для Михаила Кротевича из Национального института рака). Или часть учебника украинского ученого 30-летней давности (!) перевести на английский (!) и напечатать в "Геофизическом журнале", как это сделали Д.Венгрович из Института геофизики НАНУ и М.Малежик из Национального педагогического университета им. Драгоманова (статью отозвала редакция журнала).

Наверное, многим известны приключения числовых данных, перепрыгивающих из статьи в статью, меняя при этом своих "хозяев". В России данные о шоколаде становятся данными о мясе, а белый шоколад превращается в "российскую говядину". Наши "ученые" тоже не ликом шиты! Доктор медицинских наук Эдуард Глазков в своей диссертации переписывает российские статьи и даже студенческие рефераты, заменяя слова "в российской науке" на "в отечественной науке", а "продвижение российских образовательных услуг" на "внедрение украинских образовательных услуг". Доктор педагогических наук Виктория Ципко переписывает данные из диссертации 10-летней давности, быстро заменяя курсантов-пограничников на студентов технических университетов и оставляя данные в таблицах неизменными; Лилия Гриневич в своей статье заменяет студентов на детей и школьников.

Но всех переплюнули ученые из Сумского национального аграрного университета (СНАУ). Кандидат ветеринарных наук Ирина Коваленко под руководством доктора наук Анны Фотиной переписала российские статьи, заменив птицефабрики Западной Сибири на птицефабрики Полтавской и Харьковской областей. Оказывается, куры разных стран не только заражены одинаковыми бактериями, но еще и в одинаковых пропорциях. Более того! Микробы, выделенные от 4500 военнослужащих Севастополя в 2012–2013 гг., в том самом видовом спектре, абсолютных числах и процентах были "выделены" сумской исследовательницей, кандидатом ветеринарных наук Жанной Клещевой (под руководством Татьяны Фотиной, матери Анны Фотиной) от 25 тысяч кур Сумской области в 2016–2017 гг., причем в диссертации "людей" в переписанном чужом тексте аккуратно заменяли на "птицу и ее продукты". И это еще не все! В общей статье Ж.Клещевой, Т.Фотиной и других все эти бактерии были обнаружены у больных Сумской инфекционной больницы!

На закуску заметим, что замечательный метод лепить докторскую диссертацию из нескольких кандидатских, использованный, например, Татьяной Андрейчук под присмотром профессора Людмилы Остапченко из Киевского национального университета им. Т.Шевченко (были "заимствованы" фотографии электрофорезов, диаграммы и экспериментальные данные), подхватила упомянутая выше Анна Фотина из СНАУ. Доктор ветеринарных наук, ныне профессор СНАУ А.Фотина, защитившись на использовании химиопрепаратов в курятниках, переписала данные из российских кандидатских, где заменила антибиотики доксициклин и линкомицин на якобы исследованные тилозин и тиамулин, а после этой махинации рекомендовала использовать мясо бройлеров в пищу! Мы и так небезосновательно подозреваем, что цыплятам колют разные препараты для ускорения роста и для предотвращения болезней, но чтобы ученые (или кем там они себя считают) без проведения опытов, на основании фальшивых данных давали такие рекомендации? Это уж слишком!

Вообще, следует отметить, что уровень докторских диссертаций значительно упал. Теперь можно написать докторскую, скопировав дипломные работы студентов. Надежда Зажарская защитила в СНАУ докторскую диссертацию по ветеринарно-санитарной экспертизе не только на уже защищенных студентами данных, но и скопировала тексты их работ, и даже фотографии, где молодые исследователи "увековечили", как они доили козу, промокали вымя чистым полотенцем и работали с пипеткой. И вот 2 апреля эту "выдающуюся работу" Экспертный совет по вопросам проведения экспертизы диссертационных работ по зоотехнии и ветеринарной медицине, ничтоже сумняшеся, утверждает.

В который раз возникает вопрос: что еще, кроме награждения антипремией "Академічна негідність", может сделать украинское научное сообщество для противостояния нашествию плагиата и фальсификата? Часто звучат надежды на процессы саморегуляции и самоочищения, когда здоровая часть соответствующего профессионального сообщества сможет способствовать возрождению его нормальной профессиональной деятельности. К сожалению, опыт последних лет свидетельствует, что это почти невозможно, если в таком сообществе не осталось здоровой части. Не было бы ни одного случая недобропорядочности, если бы педагогическое, медицинское и другие сообщества были в состоянии осудить своих же коллег за плагиат и псевдонауку. Громкий случай с Дмитрием Дроздовским подтвердил, что лишь некоторые из его коллег готовы пойти до конца в отстаивании справедливости.

Надо значительно упростить процедуру лишения научных степеней лиц, в чьих диссертациях обнаружены плагиат и фальсификации, перестать требовать от преподавателей учебных заведений деятельности, не обеспеченной материально, перейти, наконец, к действенному наказанию.

Оздоровление научной среды должно быть частью общего процесса реформирования украинской науки. В частности, в нынешнем году должен заработать Национальный фонд исследований Украины, который будет оказывать грантовую поддержку авторам научных исследований и разработок. Но, чтобы не ошибиться адресом, нужна соответствующая экспертная среда. Конечно, фонд планирует привлекать не только международных, но и отечественных экспертов. Поэтому все острее становится проблема возможного попадания в ряды таких экспертов академически недобросовестных людей. Чтобы это предотвратить, будут вырабатываться соответствующие механизмы идентификации профессиональных ученых, научный уровень и академическая добропорядочность которых не подлежат сомнению.

Одной из моделей для этого процесса может стать "Львовская система исследователей", когда, согласно муниципальной программе, около 50 наиболее успешных и  талантливых ученых в разных сферах будут получать ежемесячные стипендии на сумму от шести до десяти тысяч гривен. Идею этой программы группа львовских ученых предложила мэру Львова Андрею Садовому. Далее они обратились в Научный комитет для разработки критериев отбора и экспертной поддержки. Критерии отбора будут базироваться на наличии публикаций в высокорейтинговых научных журналах, цитируемости работ ученых и их оценке  международными и отечественными учеными, чья репутация ни у кого не вызывает сомнений. Уже создана и соответствующая общественная организация — Украинская научно-исследовательская ассоциация, одной из целей которой является отстаивание прав и интересов научных исследователей и всесторонняя поддержка их профессиональной деятельности в связи с угрозами, возникающими из-за кризисного состояния научной сферы Украины.

Мы надеемся, что точно так же, через сотрудничество Научного комитета, Национального фонда исследований и общественных организаций, будет сформирован корпус экспертов и для Национального фонда исследований. Вместе с тем это позволило бы идентифицировать именно тех ученых, чьи исследования действительно следует поддерживать. По нашему мнению, такая адресная поддержка ученых была бы намного более эффективной, чем доплата за научные степени и звания, которые сейчас получают как добропорядочные, так и недобросовестные ученые.

Напоследок уместно привести слова физика Михаила Кацнельсона: "В основе многих важных областей человеческой деятельности лежат какие-то определенные общечеловеческие добродетели, по одной на область. Скажем, для военного дела такой базовой добродетелью является храбрость. Солдаты могут быть грубыми, даже жестокими, ничего хорошего в этом нет, но это не мешает им быть солдатами. Предполагается, что они должны быть храбрыми. Трусливый солдат — это профнепригодность. Если в обществе в принципе храбрость не ценится, а трусость считается нормой, — успехи такого общества в военном деле будут, мягко говоря, скромными. Для науки такой базовой добродетелью является честность. Ученый может быть высокомерным, неприятным, самовлюбленным типом, ничего хорошего в этом нет, но это не мешает ему быть ученым. Нечестный ученый — это профнепригодность. Если в обществе в принципе честность не ценится, а ложь считается нормой, наука в таком обществе существовать не может".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • prepod prepod 13 квітня, 08:00 Шановні Автори! Ви пишете правильні речі і я повнісю вас підтримую. Миритися з цим жахіттям не можна. Але ви пишете лише про частину проблеми. Явище більш масштабне і має більш страшні наслідки. В школі - списування, в університетах - списування, в науці - списування. Списування є систмне явище, через яке проходять всі здобувачі освіти і воно є спадком від радянської системи освіти. Жодний уряд і міністр освіти України не зробили нічого, щоб припинити списування. Крім ЗНО, яке забезпечило прозорий і чесний вступ до університетів і проти якого і до цього часу є величезний спротив. Отже можемо, коли хочемо. Списування, як системного явища, нема ніде в світі, крім пострадянських країн. Треба чітко усвідомити, що без викорінення списування неможливо побороти корупцію, бо списування твору школярем, фальшування наукових даних науковцем і фальшування папірця чиновником - це тотожні речі. Списування - це прививання навичок привласнюваня чужого і отримування незаслуженої винагороди. Як наслідок, списування породжує недовіру до освіти, до науки, до "папірця". Складається враження, що існуюча в Україні дійсність влаштовує політичну і, що характекрно, бізнесову еліту. Нема жодних прикладів покарання за списування, як учасників процесу, так і осіб, що відповідають за освіту і науку. Бізнес, як правило, хоче, щоб його працівники були свідомо чесними, але це чомусь обходить нашу країну. Чому? МОН зобов'язаний навести лад в освіті і почати реальну компанію з цим ганебним явищем. Треба негайно приймати нормативні документи, якими передбачити відповідальність за списування всіма учасниками освітнього процесу, а не тільки здобувачів. З такими практиками нас "не візьмуть" до Європи і її освітнього простору. согласен 10 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно