"Хирш" по-украински

22 июня, 16:40 Распечатать Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля

Как на государственные средства Министерство образования  и науки создает коррупциогенные проекты.

Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное…

Э.Успенский. "Трое из Простоквашино"

Принятие Верховной Радой многострадального закона о Высшем антикоррупционном суде дает надежду на сдерживание накрывшего украинское общество девятого вала коррупционных преступлений, т.е. преступлений, связанных со злоупотреблением властью, служебным положением или служебными полномочиями.

Впрочем, коррупция имеет место и за пределами поведения, за которое наступает уголовная ответственность. 

Слово "коррупция" происходит от латинского corrumpere — "портить". О том, что под коррупцией уже во времена Древнего Рима  подразумевали  испорченность человека, а не предмета, свидетельствует выражение Corruptio optimi pessima — "Испорченность наилучших — хуже всего". Поскольку "наилучшие" (не путать с представителями политической группы ІІ в. до н.э. с похожим названием), об испорченности (сorruptio) которых идет речь, были представителями элиты (французский эквивалент optimi) древнеримского общества, приведенное высказывание засвидетельствовало процесс ее разложения, обобщив негативную оценку коррупционных практик, распространенных в этой среде. 

Находясь на верхушке социальной структуры, элита, каким бы ни был ее генезис — право наследования социального статуса или временное его обретение (в результате выборов и т.п.), — контролирует общественно значимые ресурсы через систему институтов публичного управления. Поскольку контроль предполагает и ограничение доступа (в т.ч.  с помощью юридических и процедурных норм), эта ограниченность становится объективной предпосылкой поиска способов ее преодоления,  включая нелегитимные. Последние могут быть как силового (например, рейдерство), так и несилового характера. К несиловым нелегитимным способам доступа к общественно значимым ресурсам и относится коррупция.

Поэтому в широком значении коррупция — это социально контрпродуктивная форма несилового доступа к ресурсам, по поводу пользования которыми возникли общественные отношения, являющиеся объектом публичного (прежде всего государственного) управления. 

В современных условиях мощнейший ресурс, который является объектом публичного интереса, — это государственный бюджет. Доступ к распределению бюджетных потоков в нашей стране, к сожалению, нередко становится источником личного или группового обогащения через ряд схем, причем как сложных, так и примитивных. Поэтому добиться бюджетного финансирования под ту или иную программу - не обязательно означает отобразить общественный интерес. Порой о нем вообще не идет речь. 

Выгода от подобного финансирования не всегда приобретает монетарную форму. Например, можно создать ресурс,  управление которым принесет и иные бонусы. 

Однако, как быть, если  потребность, а следовательно, публичный интерес, в оном ресурсе отсутствует?

Чтобы выделенное финансирование позволило создать ресурс в условиях отсутствия публичного интереса к нему, нужно этот интерес сформировать. Что не так уж и сложно, если есть административные рычаги управления. Достаточно придумать новые "правила игры" c соответствующими потребностями, а затем предложить ресурсы, данные потребности удовлетворяющие.  Для этого существуют такие административные рычаги как постановления, приказы, решения, положения, порядки, требования и т.п.

Примером того, как будет продаваться ненужное, после того как его приобретут за государственные средства, является одна из последних инициатив Министерства образования и науки Украины.

9 июня 2018 г. состоялась коллегия МОН, на которой должны были утвердить решение о внедрении Открытого украинского индекса научного цитирования — Open Ukrainian Citation Index (ОUСІ). Перед тем на официальном сайте министерства разместили визуальную презентацию проекта, подготовленную новоназначенным генеральным директором директората науки МОН Д.Чеберкусом.

Символично, что начинается этот проект… с фальсификации. Под обоснованием его необходимости — "Данные WoS (Web of Scienсе. — Т.П. ) и Scopus можно успешно использовать для оценивания в естественных и биологических науках, но не в социальных и гуманитарных" — ссылка на публикацию 2006 г.: Anton J.Nederhof (Center for Science and Technology Studies (CWTS), Leiden University, The Netherlands) Bibliometric monitoring of research performance in the Social Sciences and the Humanities: A review. 

Однако в тексте, к которому можно перейти по ссылке, этого предложения нет. Более того, нет даже упоминания о биологии, да еще и как об отдельной от наук естественных. (Голландскому автору приписана отечественная новация вывода биологии из круга естественных наук, вследствие подписанного А.Яценюком постановления КМУ №266 от 29 апреля 2015 г., по логике которого в понятие "природа" входит только природа неживая).

Интересно, что несколько месяцев назад г-н Чеберкус, на тот момент еще в статусе директора департамента научно-технического развития МОН, в статье "Украинская наука интегрируется в мировое пространство" (ZN.UA от 27 октября 2017 г.) писал по поводу специализированных информационных ресурсов: "Таких ресурсов существует немало. Среди них есть бесплатные, в частности ResearchGate, Arxiv.org. Это преимущественно электронные архивы того, что авторы считают нужным в них загрузить. Следовательно, сами авторы и несут ответственность за содержание и научное качество информационных материалов, которые, фактически, не проверяются ни по каким критериям.

Другая группа ресурсов — сугубо коммерческие (Scopus, Web of Science, Springer, EBSCO и пр.), которые устанавливают определенный уровень требований к научным изданиям (здесь и дальше выделено мной. — Т.П.), желающим индексироваться в таких базах. Это, в частности, и обязательное рецензирование научных публикаций, что существенно повышает уровень доверия к такой информации.

Выбирая эти базы данных, мы исходили из того, что отечественным ученым необходим качественный ресурс для поиска и анализа информации, они должныстремиться публиковаться в признанных изданиях.

Кроме того, пользуясь такими ресурсами, студентам с первого курса необходимо осознавать, что научные достижения должны быть публичными и качественными, а плагиат и лженаука — это путь к публичному позору". 

За время, прошедшее после публикации, отношение Д.Чеберкуса уже в новом статусе топ-чиновника МОН к Web of Science и Scopus кардинально изменилось. Теперь оказывается, что ни Scopus, ни Web of Science не подходят для украинских социогуманитариев (см. приведенное высшее обоснование проекта МОН). Из-за этого министерство решило создать национальную библиографическую базу данных научной литературы, что и сформулировано как цель предложенного проекта. 

О том, что этот проект предназначен именно для украинских социогуманитариев, свидетельствует одна из трех его задач: "Определение уровня украинских социогуманитарных журналов" (наряду с: "Обеспечением ученых актуальной библиографической информацией" и "Дополнительной оценкой производительности и влиятельности отечественных ученых и учреждений").

Кроме цели и задач, есть еще и идея проекта: "создание специализированной поисковой системы и инструмента для отслеживания цитирований ОUСІ".

Впрочем, как известно, дьявол (коррупции) кроется в деталях. Поэтому самое интересное скрыто за всеми этими — плохо даже между собой согласованными — целью, задачами, идеей в разделе "Этапы создания". Здесь предполагается "присвоение каждому опубликованному материалу международного идентификатора DOI (Digital Object Identifier)". Для того чтобы получить DOI, издательства должны обратиться в регистрационное агентство Crossref, подписать соглашение с Международной ассоциацией издателей PILA, уплатить годовой взнос от 275 долл., а в дальнейшем "своевременно оплачивать счета" (за что именно и кто будет выставлять эти счета, сколько их будет, и какие предполагаются в них суммы — об этом размещенный на сайте МОН проект умалчивает).

Тут надо обратиться к непосредственно связанному с проектом документу, который остался за кадром публичной презентации. Речь идет о представленной на коллегию МОН докладной записке г-на Чеберкуса.

Докладная содержит много интересного. В частности, оказывается, украинские издатели и до проекта МОН пользовались Crossref: "Подавляющее большинство украинских издателей для получения DOI пользуются услугами регистрационного агентства Crossref".

Более того, программа этого агентства Cited-by, в которой, согласно проекту МОН, планируется принимать участие, бесплатная. Вот собственные слова г-на Чеберкуса: "При этом с 2017 г. Crossref инициировало открытые бесплатные технологические информационные платформы, в частности Cited-by…, что позволяет узнать и подсчитать ссылки между разными научными документами с DOI..."

Если участие в Cited-by является бесплатным, то не возникнет ли у потенциальных участников проекта МОН вопрос относительно оплачиваемых счетов — "Где деньги, Зин?".

Дальше — больше. В адресованной коллегии МОН записке г-н Чеберкус сознается: "Cам лишь факт наличия у научной публикации цифрового идентификатора объекта ничего не говорит о его научном весе…".

Таким образом, МОН в лице своего топ-чиновника признает, что ОUСІ отнюдь не может способствовать ни научному уровню публикаций, ни предотвращению академического плагиата.

Но зачем же тогда МОН продвигает этот проект? 

Со слов гендиректора: "… в Украине отсутствует национальная библиографическая база данных научной литературы, оснащенная инструментом для отслеживания цитированности научных документов… таким образом, украинским ученым, управленцам и библиотекарям крайне необходима электронная библиографическая база данных украинских профессиональных изданий, которая бы позволяла отслеживать цитируемость научных документов…".

Возможно, записка г-на Чеберкуса потому и предназначалась для "узкого круга" определенных лиц, что, если бы она стала известной широкой общественности, ее автора можно было бы обвинить во введении в заблуждение. 

Так по заказу и при финансовой поддержке центрального органа исполнительной власти — Государственного агентства по вопросам электронного управления Украины (бывшее Государственное агентство по вопросам науки, инноваций и информатизации Украины) — реализуется проект "Украинский индекс научного цитирования — система наукометрического мониторинга субъектов научной деятельности Украины".

Национальная библиотека Украины им. В.Вернадского разработала национальный библиометрический и наукометрический сервис "Библиометрика украинской науки", который "генерирует актуальный реестр библиометрических профилей (портретов) ученых, периодических изданий, исследовательских коллективов, а также осуществляет параметрическую оценку научного задела ученых, научных периодических изданий и коллективов с помощью таких показателей цитированности как индекс Хирша и индекс і10. На их основе проводится общеукраинское рейтингирование ученых, изданий и научных коллективов".

И первый, и второй проекты реализуются за государственные средства. 

Так чем принципиально будет отличаться проект МОН, и кому, кроме МОН, он нужен? Как при наличии аналогичных предложений заставить кого-то приобрести ненужное, да еще и за  "очень дополнительную плату"? 

Ответ на этот вопрос содержится в приказе МОН "Об утверждении Порядка формирования Перечня научных профессиональных изданий Украины" (№32 от 15.01.2018 г.): одним из требований для изданий, желающих попасть в этот перечень, является присвоение каждому опубликованному материалу международного цифрового идентификатора DOI (Digital Object Identifier). 

Из-за этого возникает обоснованное предположение, что участие в проекте — добровольно-принудительное: хочешь попасть в названный перечень, который МОН же и утверждает, плати. От 275 долл. США и выше. И еще своевременно оплачивай счета

А чтобы  у изданий не было даже колебаний по этому поводу  (цитата из докладной гендиректора директората науки): "…все украинские учреждения, заинтересованные в сохранении и продвижении своих научных изданий, должны будут в ближайшее время перейти к использованию DOI". Еще бы! МОН об этом побеспокоится. Уже и механизм предусмотрен: переведение из "первой лиги во вторую", другими словами из профессиональных изданий категории Б в категорию В, или вообще "в любительские", т.е. изъятие из перечня.

Ну а для физических лиц — ученых министерство подготовило свой "кнут": ОUСІ наделяется правом требовать от авторов ORCID — стабильный цифровой идентификатор ученого, "который позволяет связать ІD научного сотрудника с его профессиональной деятельностью". 

(Поскольку фактически речь идет о создании МОН собственной электронной системы регистрации и учета физических лиц — ученых, возникает вопрос относительно соответствия этой новации МОН украинскому законодательству).

А для юридических лиц, МОН использует свой другой  административный  ресурс, о чем в п. 3 проекта решения МОН, который должна была подписать Л.Гриневич, сказано: "Директорату науки (Чеберкус Д.В.) вместе с Государственной научно-технической библиотекой (Жаринова А.Г.) разработать рекомендации по приобщению издательств научных учреждений и учреждений высшего образования Украины к Открытому украинскому индексу научного цитирования". 

На фоне того, что согласно предыдущему Порядку… включение в Перечень научных профессиональных изданий не предусматривало оплаты "275 долл. +", безальтернативность которой обеспечивается приказом МОН №32 от 15.01.2018 г., появляются основания считать представленный МОН проект коррупциогенным. 

Правда, чтобы получить бюджетное финансирование под этот проект, решения коллегии МОН явно недостаточно. Для того,  чтобы под него государство выделило средства,  проект должен получить статус бюджетной программы,  финансирование которой возможно только на основании Закона "О государственном бюджете Украины". Кстати, сумму, в которую обойдется налогоплательщикам этот проект, МОН держит в тайне. 

"Выбив" средства из госбюджета, МОН создаст ресурс сомнительной для общества потребности, но необходимый для министерства как рычаг влияния в весьма важном вопросе. Этот проект (в случае его реализации) может способствовать не только "накручиванию" индекса цитирования, но и продвижению украинских плагиаторов и фальсификаторов от науки на международный уровень. 

О чем может сказать такой "Хирш по-украински" иностранным ученым? Фактически ни о чем, потому что он просто обеспечит презумпцию академической добропорядочности и гениальности некоторым представителям "уникального пути украинской социогуманитаристики". Ведь иностранные ученые не знают, что у нас статус научного профессионального издания получают не за качество публикаций, а за 275 долл. + своевременная оплата счетов

Вообще идея национального индекса для представителей социогуманитарных наук как эксклюзивной группы ученых (см. обоснование проекта) ошибочна. Она исходит из лукавого предположения, что украинская социогуманитаристика уникальна, а потому неинтересна за пределами Украины. И именно поэтому отечественные издания данного направления не попадают в Scopus и Web of Science. 

На самом же деле украинская социогуманитаристика уникальна большим процентом псевдонаучных публикаций и публикаций с плагиатом, с которыми точно не попасть ни в Scopus, ни в Web of Science. Возможно, для сохранения именно этой "уникальности", и предназначается проект ОUСІ? 

МОН, получив очередной доступ к бюджетным средствам, создаст на средства налогоплательщиков свой новый резерв, управляя которым, получит немалую выгоду, поскольку позволит легиону недобропорядочных представителей отечественного "особого пути" в науке соединить приятное с полезным: "накрутить" индекс цитирования вместе с сокрытием источников плагиата за многочисленными перессылками на свои публикации. 

Как, к примеру, это делала приснопамятная Екатерина Кириленко с известным, почти полностью заимствованым, "шедевром" о лептонном боге,  и опубликованным под ее именем  в учебных пособиях и статьях,  на которые потом жена вице-премьера ссылалась как на свои. 

Как и наличие украинских изданий в аналогичном национальном индексе — Российском индексе научного цитирования (РИНЦ) — не стало препятствием для публикаций в них статей Е.Кириленко с махровым плагиатом произведений российских же авторов . А может быть, именно российский "национальный" индекс и вдохновил украинское Министерство образования и науки на очередную новацию, ведь история с плагиатными публикациями Е.Кириленко в занесенных в РИНЦ изданиях Киевского национального университета им. Т.Шевченко "Гуманітарні студії" и "Вісник Київського національного університету імені Тараса Шевченка. Серія Філософія. Політологія" показала, что "национальные хирши" плагиаторам не помеха. 

Поэтому есть все основания полагать, что в случае реализации указанного проекта МОН легитимация украинских топ-плагиаторов перейдет на новый, международный, уровень. 

Примечание. Индекс Хирша, или h-индекс, — показатель производительности труда ученого, основанный на количестве публикаций и их цитирования. Предложен американским физиком аргентинского происхождения Хорхе Хиршем в 2005 г., по фамилии которого и получил название.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Mikhail Son Mikhail Son 23 червня, 14:11 Автор малость не разобрался в теме. Понятно, что украинский национальный рейтинг будет позором и, как множество подобных проектов в других странах, пополнит черный список фейковых рейтингов. Но DOI и ORCID - это совершенно из другой оперы, и требование к ним никак не связано с созданием национального рейтинга. Конечно, наличие DOI не говорит об уровне публикации. Просто статья не имеющая DOI на нынешний момент - это, просто, не вполне публикация - это, как кто-то что-то написал на заборе. Да, сейчас он есть у очень маленького процента украинских журналов (частично, за счет грантового финансирования), но еще меньший процент украинских журналов, в принципе, пригодны для опубликования научных работ. То же самое - ORCID - не быть зарегистрированным нормально для МАНовца, но не для действующего ученого (это, кстати, бесплатно). Проект "Библиометрика Украины" - это не самостоятельный рейтинг - это анализ данных из двух других рейтингов - Scopus и Google Citations согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно