Каждой киске — по сосиске

11 октября, 17:10 Распечатать Выпуск №38, 12 октября-18 октября

Эффективность работы отечественных ученых во много раз выше, чем у их коллег из развитых стран. Как же так получается?

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Плачет киска в коридоре
У нее большое горе.
Злые люди бедной киске
Не дают украсть сосиски. 

Борис Заходер

В СМИ натолкнулась на любопытную информацию. Сообщается, что хотя в Украине на одного ученого средств выделяют в десятки раз меньше, чем в других странах, количество публикаций на 1 млн долларов финансирования превышает показатели развитых стран почти в десять раз. 

Вывод ошеломляет: эффективность работы отечественных ученых во много раз выше, чем у их коллег из развитых стран. Как же так получается?

Наивные иностранцы, не посвященные в тонкости наших реалий, назовут это "украинским научным чудом" и, скорее всего, захотят перенять передовой опыт. Мы же, еще и не такое видавшие, лишь загадочно улыбаемся… и готовы поделиться секретами. Попытаемся выявить истоки этого "чуда". 

Для начала вспомним, что приобщаться к "научным исследованиям" наши граждане начинают еще в школьном возрасте (ZN.UA, №11, 2019 г.), уклониться от "научно-исследовательской работы" им не дают и вузе (ZN.UA, № 28, 2019 г.). Успешно пройдя эти этапы, молодые специалисты сразу выходят на большую (научную) дорогу. Они уже достаточно опытны, и знают, что общественного запроса на специалистов нет, зато есть спрос на научные титулы. Кандидатом наук, доктором, доцентом, профессором, академиком быть не только престижно, но и выгодно, а как ты умеешь делать свое дело — вопрос десятый. 

Итак, цель определена — научный титул (степень и звание). Путь к ученой степени лежит через защиту диссертации, поэтому задача ясна — накопить требуемое количество статей. Чтобы, имея степень кандидата или доктора наук, получить ученое звание доцента или профессора, нужны еще статьи. Итак, спрос на статьи сформирован. 

А вот и предложение. Одно время возле станций метро, расположенных вблизи вузов и НИИ, прохаживались молодые люди почти интеллигентной внешности и приставали к прохожим диссертабельного возраста с предложением изготовить научный труд. Спереди и сзади на приставалах висели плакаты со списком услуг, облегчающих обладание диссертацией. Потом они куда-то исчезли, и в центре города повисла реклама, зазывающая любителей ученых степеней воспользоваться подобными услугами. 

Реклама висит до сих пор. Ее содержание меняется соответственно духу времени. Первоначальный текст был прям и прост: "изготовим диссертацию под ключ". Деятельность, обозначенную в рекламе, закон не запрещает, но интуитивно чувствовалось, что нравственно-правовой смысл этого предложения того же порядка, что и объявление о скупке краденого. Это, видимо, поняли и рекламодатели, и в последующих редакциях предложение стало не таким прямолинейным. Реклама обещала "информационные услуги", среди которых "поиск научных источников", "подбор научной тематики", "консультации и помощь в написании статей с проверкой на плагиат", "размещение статей в журналах скопус", "помощь в оформлении диссертации с гарантией защиты". А недавно прибавились "адвокатские услуги". Эта добавка должна означать примерно следующее: изготовляя для вас диссертацию, мы все обставляем так, чтобы при ее прохождении через контролирующие структуры ни к чему нельзя было бы придраться с точки зрения Уголовного кодекса". 

Какой такой реальностью вызвана эта неслыханная ранее потребность в правовой защите квалификационной научной работы? А помните громкое дело, длившееся около двух лет, когда "самый справедливый в мире" административный суд одного славного города присудил возвратить автору фейковой диссертации ученую степень, аннулированную за сплошной плагиат и фабрикацию, и обязал МОН это решение выполнить? (Восстановление через суд аннулированной ученой степени напоминает обычай через партком возвращать в семьи загулявших мужей.) Если прецедент будет иметь продолжение, то можно ожидать, что защиты диссертаций будут проходить не только в присутствии адвокатов, но и конвоя.

Как же пишутся эти статьи, число которых у отдельных работников науки выходит за пределы понимания? Одни из них изготовляют статьи самостоятельно, другие обращаются по телефонам, указанным на вышеупомянутой рекламе. Не знаю, как в других сферах, но в науках, производных от биологии, это делается так. Записывайте: плагиат, фальсификация, фабрикация. 

Плагиат, выражаясь высоким стилем, — это неправомерное заимствование, а по-простому — воровство. Фальсификация — это манипуляции с некоторым количеством собственных данных, когда они не соответствуют ожиданиям либо их недостаточно. Тут в ход идут подправки и приписки. В случае фабрикации исследование вообще не проводят, а из статей других авторов набирают готовые результаты. Информационные технологии сильно облегчают процесс, и факторами, ограничивающими число статей, являются быстрота нажимания кнопок на клавиатуре компьютера и скорость Интернета. Украденные числовые показатели слегка подправляют и вписывают в собственный научный сюжет. Продукт как оригинальное авторское изделие отправляют для публикации. Умельцы проделывают все это так ловко, что даже серьезные журналы не всегда могут выявить имитацию. И только коллеги, знающие реальное положение дел, могут с уверенностью заявить, что опубликованная статья фейковая, поскольку выполнить описанное в ней исследование в означенном учреждении невозможно из-за отсутствия материальной и финансовой базы. 

При проверке может обнаружиться следующее. Журнал, в котором опубликована статья соискателя ученого титула, существует лишь на сайте его учредителя; в реально существующем журнале нет страниц, на которых "размещена" статья соискателя; журнал реальный, статья настоящая, но в списке авторов нет фамилии соискателя титула. Очевидцы рассказывали, что среди примерно двух сотен аттестационных дел, представленных для утверждения на одну из коллегий МОН, тот или иной обман был обнаружен примерно в трети из них. 

Скандалы, связанные с разоблачением диссертаций, основанных на фейковых статьях, вызвали к жизни неслыханную ранее в естественных науках практику проверки первичной научной документации. В науках, родственных биологии, собираемые научные факты фиксируются на каком-нибудь носителе: записываются в лабораторный журнал, накапливаются в виде анкет и др. Эта документация (первичка) — единственное доказательство того, что работа реально выполнена, что исследование действительно проведено.

Борцам за чистоту отечественной науки я говорю: "Не тратьте силы, доказывая, что результаты диссертации сфабрикованы. Запросите первичку". Ни разу не случилось, чтобы автор подозрительной диссертации показал исходные данные, положенные в основу диссертации. Добраться до места проверки им мешают землетрясения, наводнения, пожары. Один любитель высоких ученых степеней, заподозренный ну просто в наглом мошенничестве, вез для проверки исходный научный материал на автомобиле. Стреляли из гранатометов. В автомобиль попал снаряд. Все лабораторные журналы сгорели. Пассажиры, их документы и вещи не пострадали. Автомобиль тоже уцелел. Получается, что первичка — это "такой интересный предмет, что если он есть, то его сразу нет" (Винни-Пух).

Пока истинные ученые, погруженные в научные исследования, проверяют и перепроверяют свои результаты, прохиндеи, усвоив перечисленные приемы, быстро обзаводятся научными титулами, повышающими конкурентоспособность, и правят бал, выполняя функции председателей злокачественных диссертационных советов, редакторов сомнительных журналов, ректоров коррумпированных вузов, внедряя в жизнь свое представление о научной работе. 

Есть научные коллективы, где царят феодальные порядки, обязывающие научных работников вписывать фамилию начальника во все направляемые в печать научные труды, указывать его руководителем всех диссертаций. При таких нравах число публикаций может перевалить за тысячу, монографий и учебников — за сотню. Один наивный ученый спросил своего знакомого — тоже ученого, но ушлого, как ему удалось опубликовать столь немыслимое количество статей. Тот ничего не ответил, но после несколько лет не здоровался. 

Скандалы, связанные с разоблачением "генералов от науки", добывших себе высшие степени и звания неправедными путями, стали достоянием широкой общественности и теперь отношение к работникам науки хуже, чем к преступникам. Не верите? А чем, по-вашему, является обязательная проверка на плагиат всех квалификационных научных работ? Презумпцией виновности. Если по отношению к предполагаемому преступнику применяется презумпция невиновности (подозреваемый невиновен, пока не доказано обратное), то работник науки изначально вроде бы мошенник, и только после специальной проверки он может считаться честным человеком. 

Есть опасение, что мутный поток фейковых статей, журналов и диссертаций начисто сметет нормальную украинскую науку. Изготовители диссертационных дел рассчитывают на малую вероятность того, что контролирующая структура будет проверять список трудов автора, и состряпанное изделие авось проскочит через контролирующие органы, особенно при "адвокатском сопровождении". 

Лавину фейковых диссертаций, пятнающих отечественную науку, вряд ли остановят административные запреты. Пока великие умы не изобрели какую-нибудь эффективную меру, предлагаю выдавать ученые степени и звания всем желающим по заявлению. И когда все станут академиками, дифференцирующая роль титулов сама собой исчезнет, и останется только ИМЯ. Отпадет нужда гнать плановое количество статей, исчезнет почва для журналов группы В. И тогда с чистого листа, на ровном месте можно будет растить нормальную науку, действуя способом, каким формируют английский газон — стричь и поливать. И так — всегда. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно