Чернобрывцы пустыни

26 марта, 2010, 16:27 Распечатать

В последнее время в Украине вновь заговорили об огромной важности развития биотехнологий. Поводо...

В последнее время в Украине вновь заговорили об огромной важности развития биотехнологий. Поводом для этого послужило решение правительства о создании биотехнологического центра на базе одного из научных учреждений УААН. Некоторых ученых крайне возмутил тот факт, что такой центр предполагается создать «под крышей» аграрной академии, где, мол, и настоящей биотехнологической науки нет. Из этого спора читатель, скорее всего, сделает один главный вывод: если в этом вопросе среди маститых ученых согласия нет и суть обсуждения сводится фактически к финансовым интересам сторон, то никакого толка от новоявленной инициативы ждать не приходится. Тем более что произошла смена правительства, страна до сих пор живет без бюджета и неизвестно, на что вообще в ближайшей перспективе можно рассчитывать нашей науке.

На общем фоне неопределенности не могут не вызывать приятного удивления усилия исследователей-энтузиастов, которые, полагаясь не на манну небесную в виде бюджетного финансирования, а исключительно на собственные возможности, кропотливо и целеустремленно трудятся на плодотворной ниве современных биотехнологий. И их неутомимый поиск вознаграждается удивительными достижениями.

На опытный участок, возделываемый по украинской технологии, местные специалисты в Арабских Эмиратах смотрели с удивлением. После опустошительных стихийных бедствий — песчаной бури, а затем сильнейшего ливня — в заповеднике возле города Аль-Айн (ОАЭ) почти не осталось растительности. Травяной покров уцелел лишь на небольшом экспериментальном клочке песчаной почвы. Удивлению и вовсе не было предела, когда через какое-то время на песке среди прочно укоренившейся газонной травы раскрыли огненные лепестки экзотические цветы. Это были… чернобрывцы. Как они оказались на Аравийском полуострове?

Известно, что Аравийский полуостров — это практически песчаная пустыня. Земледелием в экстремальных климатических условиях занимаются лишь в оазисах, на которые постоянно наступают пески. И только путем неимоверных усилий удается противостоять опустыниванию.

По данным ЮНЕСКО, за последние 50 лет территория, площадь которой равняется приблизительно половине Южной Америки, превращена в бесплодные пустыни. Исторические источники свидетельствуют, что Сахара и Аравийская пустыня когда-то были покрыты буйной растительностью. На географических картах древнеримского ученого Клавдия Птолемея эти регионы земной тверди пронизаны широкими руслами рек и бассейнами озер. То, что зеленая Сахара не была плодом воображения великого римлянина, подтверждено исследованиями современных ученых, базирующихся на снимках, сделанных из космоса. О причинах столь разительных климатических метаморфоз существуют различные мнения, однако ученые сходятся в одном: помимо воздействия неких глобальных космических и геофизических факторов, опустынивание стало следствием хищнического отношения человека к природе. Сокращение сельскохозяйственных угодий, истощение почв, резкое изменение климата — все это служит веским основанием для опасений в отношении обострения в будущем продовольственного кризиса.

А можно ли истощенные почвы, в частности и безжизненные пустыни, сделать плодородными? Что касается первой части вопроса, то у исследователей из киевского предприятия «Днепровская ассоциация-К» уже имелся подтвержденный собственными разработками ответ, в то время как на вторую — в отношении пустынь — он был получен в ходе недавних экспериментов, результат которых для многих оказался просто-таки ошеломляющим.

…На подоконнике крохотного и в то же время уютного кабинета генерального директора ООО «Днепровская ассоциация-К» Юрия Самойленко буяет растительность. В одних вазонах она пышная, сочно-зеленая, в других — растения того же вида, но всходы жиденькие, стебельки хилые. Ага, мелькает догадка: видимо, дело в почве — в одних горшках чернозем, в других — какая-то непонятная рыжеватая смесь.

— Это часть наших экспериментальных растений, — подтверждает мою догадку Юрий Николаевич. — В каждом горшке, как видите, разный состав почвы.

— А это что — как будто перемолотый кирпич?

— Образец оранжевых песков из Аравийской пустыни. Его нам прислали для экспериментальных исследований, — протягивает баночку с мелкозернистой рассыпчатой массой. — На такой почве ничто не растет, в ней — никаких следов органики.

— Как же вам удалось создать в пустыне зеленый ковер-газон с украинским символом — чернобрывцами? И вообще — что вас привело в Аравийскую пустыню?

— Это было совершенно неожиданно, — рассказывает Юрий Николаевич. — Впрочем, жизнь исследователя изобилует удивительными случайностями. Как-то нам в офис позвонил иностранец и попросил о встрече. Оказалось, что он из Объединенных Арабских Эмиратов, глава одного из департаментов секретариата президента, бывает по делам в Украине. Сказал, что о нас узнал из Интернета и хотел бы более подробно расспросить о возможностях наших технологий. При встрече он рассказал о работах, проводимых в заповедниках и оазисах ОАЭ. В стране осуществляется обширная программа по озеленению пустыни. Все возделываемые массивы имеют искусственный полив. Можно только представить, насколько кропотливая и затратная эта работа, требующая постоянного ухода за растениями. Кстати, основой для зеленых насаждений служил торф, который завозился из ФРГ. Понятно, что удобрить им большие площади невозможно, кроме того, эффективность торфа как органического удобрения весьма низкая, его рекомендуют применять вместе с минеральными удобрениями.

Чтобы песок стал плодородным, необходимо запустить в движение, а потом поддерживать главный геолого-преобразующий фактор на Земле — симбиоз микроорганизмов и растений, создать условия, при которых они начнут нарабатывать гумус. Для этого необходимы определенные стартовые условия. Они были отработаны в течение 2007 — 2008 гг. в нашей киевской лаборатории на грунтовой смеси на основе песка, который нам доставили для экспериментов из пустыни района города Аль-Айн.

— Интересно, в чем заключаются эти стартовые условия.

— Сначала мы определили состав песка. Это была смесь силиката кремния (SiO2) — до 72% и карбоната кальция — кальцит (CaCO3) — до 18%, микроэлементы и никакой органики. В качестве исходной «пищи» для почвенных бактерий мы использовали органическое удобрение «Органик-Универсал» (это румынская разработка при нашем участии). Выпускается оно в Румынии, имеет европейский сертификат качества. На сегодня «Органик-Универсал» признан в Европе одним из лучших органических удобрений. По нашему мнению, он идеально подходит для восстановления и повышения плодородия почвы. Производится «Органик-Универсал» из куриного помета с применением ферментного препарата «Оксизин» (наша разработка).

Стартовое количество удобрения для песка из пустыни мы определяли таким образом. В качестве эталонного образца в опытах использовали полтавский чернозем с содержанием гумуса 6%, в который высадили траву. Параллельно готовили смеси песка с различной концентрацией органического удобрения, в которые высевали такую же траву. В контрольном опыте использовали тот же песок с минеральными удобрениями. Наблюдая за развитием растений, определили наилучшую пропорцию органического удобрения. Контрольный опыт показал, что с минудобрениями растения быстро вырастают, затем погибают. Наша же цель заключалась в том, чтобы запустить процесс биоценоза и он стал необратимым. Нам это удалось. Кроме того, мы фиксировали существенное возрастание гумуса в течение короткого промежутка времени — несколько месяцев.

— Невероятно, ведь процесс образования гумуса очень длительный…

— Действительно, в природе при благоприятных климатических условиях, например, метровый слой почвы с содержанием гумуса до 6% нарабатывается в продолжение тысячи лет. Для «старта» процесса биоценоза, как я уже сказал, мы взяли органическое удобрение «Органик-Универсал», а для его ускорения и поддержки использовали выпускаемый в Украине ферментный препарат «Агрозин» (также детище нашей фирмы). Это катализатор активности аэробных почвенных бактерий, продукты жизнедеятельности которых, в свою очередь, являются питанием для растений. Являясь по своей природе натуральным препаратом (получен путем ферментации патоки сахарной свеклы), он совершенно безопасен для человека и окружающей среды. «Агрозин» обладает уникальной способностью проникать в мельчайшие капилляры почвы, вследствие чего влага в почве сохраняется в засушливые периоды. По классификации он является оксидазом (переносит активный кислород). Активным кислородом препарат разбивает цепочку молекул органики, внесенной в почву с органическим удобрением. Остатки разбитых препаратом органических соединений — самая востребованная пища для микроорганизмов ризосферы (прикорневой зоны) растений, они начинают активно размножаться, извлекая микроэлементы и переводя их в доступную для растений форму. Азот микроорганизмы извлекают из воздуха. Растения в свою очередь продуцируют прикорневые выделения, питая ими нужные ему микроорганизмы. В этом – суть биоценоза.

Рост травы продолжался около года без внесения питательных веществ. При этом анализы показывали возрастающее количество гумуса.

— А на какой почве растет этот роскошный папоротник?

— Рассаду папоротника мы высадили в один из экспериментальных ящиков в почву, которая образовалась после восьмимесячного выращивания травы. Он так буйно разросся, что пришлось рассадить. Это у нас как наглядное пособие — растение влажных лесов вполне комфортно себя чувствует на песчаной смеси, которую мы использовали на Аравийском полуострове.

— Интересно, как проходил эксперимент в пустыне?

— О, это был весьма напряженный и в то же время увлекательный период в наших исследованиях! Мы, конечно, волновались за результаты полевых исследований. Климатические условия там сложные, стихия (песчаная буря) чуть было не похоронила все наши труды. К тому же, надо сказать, местные жители за нами наблюдали с некоторым недоверием. Как оказалось, несколько лет назад один «доктор агрономических наук» (так он представлялся) из Беларусси пообещал разработать технологию, которая позволит сделать пустыню плодородной. Мол, я вам методику, а вы мне создайте все необходимые условия. Ему поверили. Полгода он «процветал» на фазенде, потом смылся. Когда представитель ОАЭ рассказал эту историю, мне стало просто стыдно за нашего «брата». «Знаешь, Халид, — говорю ему, — я тебе покажу, что это действительно можно сделать. Причем бесплатно». Показать, что это действительно возможно в реальном масштабе времени, было делом принципа.

Люцерна в пустыне растет до сих пор
Люцерна в пустыне растет до сих пор
После лабораторных исследований в пустыне мы засеяли два участка: опытный (по разработанной технологии и рецептуре) и контрольный (с «ударной дозой» минеральных удобрений). Вначале на контрольном участке рост травы был более интенсивным, затем темпы роста растений сравнялись, а потом опытный стал заметно опережать. Через три месяца трава на контрольном участке начала увядать, а на опытном продолжала расти. Через восемь месяцев мы перешли к следующему этапу исследований. Опытный участок перекопали и обработали другим ферментным препаратом — «Оксизином» (деструктор органики). Через неделю трава и все ее корневые остатки в почве были переработаны, а на участок высадили люцерну, которая в настоящее время великолепно себя чувствует!

— А чернобрывцы?

— Их семена мы привезли с собой и с разрешения местных агрономов подсеяли в траву опытного участка. Через 35 суток они расцвели. Такой вот привет от Украины!

— Красивая, почти поэтическая история… А что дальше? Какова судьба ваших разработок?

— К сожалению, в родной стране наши разработки используются мало. Несмотря на то, что наши препараты успешно зарекомендовали себя в земледелии для улучшения плодородия почв, переработки компоста, при разложении нефтешлама, удалении разливов нефти и др. Еще одно наше изобретение (ноу-хау) — ферментный препарат «Дорзин», который по эффективности превосходит все известные в Украине стабилизаторы грунта, благодаря которому можно строить дороги без асфальта, бетона и гравия. Тем не менее, в нашей стране этот препарат почти не используется.

— Вы сказали, что лучшее в Европе органическое удобрение «Органик-Универсал» — разработка румынских специалистов с вашим участием — производится в Румынии. А почему не производится у нас? Сейчас птицеводство на подъеме, птицефабрик много, куриного и другого птичьего помета — горы…

— Вы правильно говорите, из патогенного птичьего помета можно было бы производить отличное органическое удобрение. Но, наверное, проще озеленить пустыню, нежели внедрить что-то полезное в нашей стране. Даже несмотря на то, что выгоды от разработки очевидные. Коллективные и фермерские хозяйства получили бы возможность выращивать экологически чистую, органическую продукцию. Кстати, у нас непереработанный куриный помет, буквально кишащий гельминтами и другими паразитами, вносят в почву, невзирая на то, что это запрещено. И все-таки заводик по производству этого уникального органического удобрения мы намерены построить. Просто душа болит за нашу землю.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно