Юлия Тимошенко: Рассчитываем, что новой власти в Украине придется вернуться к внесению изменений в Конституцию исключительно путем голосования в Верховной Раде

8 октября, 2010, 18:36 Распечатать

Я сделала все от меня зависящее, чтобы каждому члену нашей политической команды было предоставлено право честно служить стране. У каждого есть свои интересы и проблемы, беды и победы.

— Юлия Владимировна, фракция БЮТ несет потери. Насколько высока вероятность, что ваша парламентская ячейка будет «худеть» и дальше, что ее покинут Осыка, Яценко?

— Я сделала все от меня зависящее, чтобы каждому члену нашей политической команды было предоставлено право честно служить стране. У каждого есть свои интересы и проблемы, беды и победы. Душа каждого соткана из темных и светлых волокон. Каждому человеку стоит больших усилий держать себя на своей же светлой стороне. Я всегда готова была помочь в этом. Но стоит заступить на свое же темное внутреннее поле, как начинается процесс свободного падения туда, откуда крайне сложно возвращаться. Там, пролетая мимо своих же прежних ценностей, всегда найдешь аргументы, чтобы самого себя убедить и оправдать. Если у кого-то обнаружился личный интерес работать с властью, поменяв при этом политическую ориентацию, а заодно и неудобные сегодня принципы, это его выбор. Я дала шанс каждому. Каждый сам выбирает, куда и как ему идти. Возможно, нужно выставить заградотряды, как это обычно практикуют в Партии регионов? Но я не верю в полезность такой мотивации, как страх. С Украиной есть смысл быть вместе только по любви.

— Чей уход оказался самым болезненным?

— В людях всегда тяжело разочаровываться. Но для меня главной болью остается не чей-то уход. По-настоящему больно, что мы в тот момент, когда были все возможности, не смогли создать новое качество жизни, построить страну, которую украинцы заслужили, выстрадали за многие сотни лет.

А отход депутатов — это всего лишь очищение. Своеобразная хирургическая операция. Болезненно, конечно. Но она дает шанс на выздоровление.

— Едва ли постоянные операции являются верным путем к выздоровлению.

— Операций не много, она одна — счищаем прилипшую грязь с политических каблуков. Странно, что замечают лишь нескольких отступников. Может, сознательно не хотят видеть 120 народных депутатов, которые держат удар и не рыщут по сторонам голодными или испуганными глазами.

Жаль, что так построено человеческое сознание, что из всех апостолов Христа люди больше всего помнят Иуду. Но из-за Иуды не думают плохо обо всех христианах.

Жестокие обстоятельства переплавляют нашу команду из хрупкого чугуна в булатную сталь. Мы будем готовы дать бой за Украину.

— То есть вы не считаете, например, приглашение в команду Губского ошибкой? И не сомневаетесь, скажем, в Королевской?

— В Королевскую хочу верить. Она имеет все шансы стать сильным политиком. Что касается ошибок, то это дискуссионный вопрос: считать ли ошибкой доверие к людям.

Губский пришел к нам не в самое легкое время, он пережил с нами два сложных этапа оппозиционной борьбы. Когда в 2007-м необходимо было добровольно сложить мандат для проведения досрочных выборов, он сделал это, не колеблясь. Хотя в то время 26 человек нашей фракции дрогнули, перешли в Партию регионов, неплохо на этом заработав. Какие у меня были тогда основания не доверять Губскому, исключать его из состава депутатов?

Я не исповедник и не судья. Со временем кто-то устал, кто-то ослаб, кто-то сдался, кто-то, возможно, пересмотрел свои взгляды на жизнь. Можно ли их в этом винить? Политическая жизнь стала многократно жестче, новые обстоятельства, новые реалии потребовали дополнительных политических и духовных усилий. Не все их изыскали. У каждого свой запас прочности и не у всех он бесконечен.

— Правда ли, что Богдан Губский исключен не только из фракции, но и из партии? И что некоторые ваши соратники, например, Андрей Шевченко, встали на его защиту?

— У нас не принято публично обсуждать позицию депутатов, которую они свободно высказывают на заседании фракции. Что касается Губского, то вопрос о его исключении принят местной организацией партии.

— Как по-вашему, почему Партия регионов смогла выдержать испытание оппозицией, а для БЮТ эта ноша оказалась не вполне посильной?

— Посильна ли она нам, покажет результат. А Партия регионов была в оппозиции только первые несколько месяцев после оранжевой революции. С первой минуты инаугурации нового президента Ющенко они растеклись в неприличную лужу, часть из них окопалась в блиндажах на Каймановых островах, а те, кто остались, как пионеры, единогласно поддерживали в парламенте все инициативы «ненавистной» им оранжевой власти. Так было бы все пять лет, но, увы, через несколько месяцев после революции наша команда была отправлена в отставку, а Партия регионов во главе с Януковичем была добровольно реинкарнирована и приглашена во власть. Сначала на основе меморандума, а затем — универсала. С того момента и до сегодняшнего дня они больше никогда де-факто не были в оппозиции.

Сегодня же есть разная оппозиция: кто-то страдает за Украину на оставленной с барского плеча президентской госдаче, кто-то конструктивно противостоит, получая ежемесячный весомый паек, а мы — в 37-м.., и в тылу у нас благодарные соотечественники с безобидной речевкой «против всех».

— Но кадровая политика власти после победы оранжевой революции также была далека от идеальной.

— Но вы же знаете, что сразу после победы оранжевой революции я не была допущена президентом к кадровой политике. У нас тогда правили кумовья.

— В ходе предвыборной кампании вы предостерегали, что победа Януковича надолго законсервирует авторитарный режим. Сейчас прогнозируете, что каждый его новый шаг ускоряет его конец. Вы себе не противоречите?

— Нет. Во время президентских выборов я не могла предвидеть, что президент Янукович с первых месяцев своего правления займется политическим суицидом. Он без разумного воздержания сомнительным способом все набирает и набирает себе властные полномочия, теряя при этом основу основ власти — доверие и уважение своего народа и мирового сообщества. Помню интересный сюжет в научно-популярном фильме. Простой белой мыши вставили электрод в мозг, в нервную точку возбуждения оргазма и поставили перед ней педаль. Мышь сама могла нажимать на педаль, регулируя количество удовольствия. Дожалась на педаль до того, что умерла. Причем быстро, за несколько часов.

Янукович губит себя, как политика, сам. На здоровье. Но, уничтожая собственный авторитет, он подрывает авторитет страны. А вот это мне небезразлично. К счастью, не только мне. Украинский народ, украинские элиты могут сегодня смолчать, сцепив зубы, могут даже иногда от страха и неизбежности подыграть власти. Но, поверьте, они никогда не смирятся с подобным положением дел. И когда появится первая возможность поменять власть, они ее поменяют. Решение Конституционного суда — пиррова победа.

— Юлия Владимировна, но ведь вы сами в свое время пытались отменить политреформу точно таким же способом…

— Во время революции я, как и большая часть украинского общества, находилась в полной эйфории по поводу открывающихся перед страной перспектив. Я верила в возможность построения близкой к совершенству страны. Опираясь на беспрецедентную поддержку народа, можно было качественно провести конституционную реформу.

Но момент был бездарно упущен, эту Конституцию сделали не предметом осмысленной реформы, а разменной монетой в договоренностях за кулисами Майдана, за спиной мерзнущего там народа.

И если суть конституционных изменений 2004 года нашу команду разочаровала, то способ их принятия возмутил. Поэтому мы с самого начала решительно выступили против и против голосовали.

Новые конституционные изменения, как вы помните, вступили в силу не сразу. Пока этого не произошло, я пыталась через Конституционный суд отменить их, чтобы обрести политическую возможность провести настоящую реформу.

Но после того как измененная Конституция вступила в силу, мы отказались от этих попыток. Сегодня ситуация совсем иная. Спустя шесть лет время запустили вспять. Несколько мантий с цепями умертвили Конституцию, которая была далеко не совершенна, но все же считалась некоторым движением вперед по сравнению с редакцией 96-го года. С моей точки зрения, это выходит за рамки права и здравого смысла.

— Но вы сами вели опасные конституционные игры. О чем вы больше жалеете: о том, что летом 2009-го не сумели совместно с Партией регионов провести конституционные изменения или о том, что вообще ввязались с ними в переговорный процесс?

— Очень важный вопрос. В середине 2009 года уже возник риск потенциальной победы Януковича на выборах. Это стало следствием нелогичной политики экс-президента и разрушительных результатов мирового финансового кризиса, которому эффективно подыгрывали оба Виктора. Отчетливо понимая, что Янукович — это прямая угроза украинской государственности, всем нашим ценностям и стратегическим интересам, включая европейское будущее, я пришла к выводу, что нельзя допустить игру со страной ва-банк. И если есть 50% вероятности победы на выборах, страну нужно защищать проведением полноценной конституционной реформы на основе парламентской формы правления. Зная всю трагичность прогнозов, я приложила максимум усилий, чтобы обезопасить страну от Януковича, используя амбиции и комплексы самого Януковича.

— То есть вы попытались использовать Януковича, что называется, «втемную»?

— Почему «втемную»? Все обсуждалось подробно, детально и четко. Обе стороны принимали участие в этом обсуждении. То, что я не смогла тогда добиться изменений в Конституцию и заранее защитить страну от всех сегодняшних проблем, я до сих пор считаю своим недопустимым фолом.

В итоге сегодня новый президент пытается незаконно установить новый конституционный строй.

— Почему пытается? Разве это уже не является реальностью?

— Мы обратились за оценкой ситуации в Венецианскую комиссию. 16—17 октября она будет заседать, в том числе и по этому вопросу. Я надеюсь, что она скажет свое веское слово. И что ее слово будет настолько же адекватным, как в случае со схожим решением киргизского Конституционного суда в 2007 году. Представители нашей команды будут убеждать членов Венецианской комиссии, что решение киргизского Конституционного суда идентично украинскому. Если решение Венецианской комиссии будет сформулировано так же, как для Киргизии, то новой власти в Украине придется вернуться к введению любых изменений в Конституцию исключительно путем голосования в Верховной Раде. Кстати, сегодня в Киргизии судей Конституционного суда, которые приняли преступное решение, обвинили в уголовном преступлении.

— Если этого не случится, когда, по-вашему мнению, состоятся ближайшие парламентские и президентские выборы?

— Если решение КС автоматически введут в действие, то выборы в парламент должны состояться 27 марта 2011 года, как это предусмотрено в старой Конституции. Власть придерживается иного мнения. Насколько мне известно, Янукович не исключает возможности продления полномочий парламента до 2015 года и своих — до 2017 года. Сам факт обсуждения подобных вопросов в кругу президента симптоматичен. Он, во-первых, свидетельствует о том, что «креативные» действия власти становятся ее стилем, и это нужно учитывать при планировании стратегии сопротивления. Право силы вместо права закона. А во-вторых, демонстрирует степень неуверенности Януковича в собственных силах. Он знает, что поддержка его действий в обществе сегодня критически низка, и он будет всеми возможными способами избегать выборов либо превращать их в сфальсифицированный фарс.

Стратегическое значение для защиты страны приобретает достижение честности выборов!

Есть весомый шанс заставить власть провести парламентские выборы в 2011 году. Но это возможно лишь при условии крайне активной позиции украинского общества в соответствии с давно известным принципом — когда «верхи не могут, а низы не хотят».

— Если встанет вопрос о смене избирательной модели в Верховную Раду и переходе на мажоритарную или смешанную систему, БЮТ поддержит такое новшество?

— Наша позиция проста и честна. На выборах в парламент, областные, городские и районные рады должна использоваться пропорциональная модель с настоящими открытыми списками. Это дает возможность выбирать не лучшего ремонтника лифтов и раздатчика гречки, как это происходит на мажоритарных выборах, а именно стратегию развития области, города, района, да и страны в целом. Из существующих вариантов пропорциональных выборов с открытыми списками нам наиболее близок польский, я бы вообще его использовала в Украине без изменений. Он предполагает одновременно и ответственность политических команд за проведение стратегической линии, и персональный выбор избирателем каждого кандидата в депутаты.

Мажоритарная система недопустима, если мы не хотим иметь диктатуру. Мажоритарка — это еще один аспект монополизации президентской власти. Если на округе встречаются кандидат с деньгами плюс хорошо организованный админресурс и кандидат с идеями, в 99 случаях из ста деньги берут верх над идеями. Так, увы, сложилась система восприятия выборов нашим народом.

Считаем активное вхождение в конкуренцию с деньгами девальвацией избирательного процесса. Зная, что процесс изменения закона о выборах в Верховную Раду будет проведен так же, как и «судебная реформа». Считаю, что этот закон категорически нельзя менять до следующих парламентских выборов. Здесь мы должны объединить свои силы с демократическим международным сообществом.

— Давайте перейдем от планов к реалиям. Богатые ненадежны, а идейные бедны. Делая ставку на последних (а именно так, судя по всему, на нынешних местных выборах поступает «Батьківщина»), вы обрекаете себя на проигрыш?

— На проигрыш себя обрекает страна, которая допускает такую систему выборов, которая обеспечивает конкуренцию денег, а не идей. Мажоритарная модель — эталон такой меркантильной конкуренции. С моей точки зрения, ее можно оставлять только на уровне села и поселка, там, где все друг друга знают в лицо и где еще пытаются выбирать авторитетных людей, а не деньги.

— И все-таки, вы готовы признать, что итоги этих местных выборов будут для вас, мягко говоря, неутешительными?

— Я готова признать, что честные выборы при установленных сегодня правилах невозможны. Это не только мое мнение. Это мнение девяти оппозиционных партий, которые публично об этом заявили. Мажоритарная система совместно с новым избирательным законом (дающим власти возможность установить контроль над всей системой избиркомов — от ЦИК до участковой комиссии) обеспечат выборы без выбора. Так что настоящих выборов 31 октября не будет. Мы открыто обратились к мировому демократическому сообществу не признавать эти выборы честными, если правила их проведения не будут изменены. Не нужно забывать, что эти местные выборы — генеральная репетиция отработки системы фальсификации для всех последующих.

— Где их точно не будет, так это в Киеве. Но выборы мэра столицы возможны, если бы Леонид Черновецкий вдруг рискнул подать в отставку. Ходили фантастические слухи, что он обсуждал с вами подобный вариант.

— Фантастические — очень точное слово… Прежде всего мы за то, чтобы выборы мэра, всех советов, включая районные, в Киеве, как и во всей стране, состоялись 31 октября. То, что власть добилась их отмены, — унижение для киевлян.

Что касается Черновецкого… Все то, что он вместе со своей «молодой командой» нареформировал и наорганизовывал, дает власти возможность плотно держать его «на крючке». Он уже давно декоративная фигура, лишенная политической самостоятельности для каких-либо переговоров. Вести переговоры с ним — и аморально, и бесполезно. А власть в Киеве без выборов уже взяли «за рога». Теперь делят и перераспределяют…

— А если бы вдруг фантастика превратилась в реальность, и выборы киевского мэра стали явью, вы бы лично приняли в них участие?

— Нет. Баллотироваться должны те, кто готов отдавать киевлянам безраздельно все силы, возможности, знания и опыт. Те, для кого управление таким важным городом, таким сложным хозяйством будет делом жизни. Я руковожу всеукраинской партией, возглавляю значительную часть оппозиции и не смогу эффективно свои возможности разделить между двумя достаточно сложными задачами. Мы бы поддержали того кандидата в мэры, который, на наш взгляд, смог бы честно служить Киеву.

— И кто же это?

— Я не готова сейчас дать ответ. Иллюзия, что у страны есть очень много достойных интеллектуальных управленцев высокого уровня, готовых за нее положить жизнь или хотя бы добросовестно и профессионально трудиться на ее благо. Заработать на стране — здесь массовый кастинг, а честно и профессионально служить готовы единицы.

— Вы согласны с тем, что, настояв на выдвижении Александра Турчинова на последних выборах киевского городского головы, вы облегчили Черновецкому путь к победе?

— Нет. Поддерживая конкретного политика, в том числе на пост мэра, я беру на себя персональную ответственность за все его последующие действия. В то время ни БЮТ, ни я лично не могли поддержать никого, кроме Турчинова. Тогда баллотировались многие, но я хорошо знала теневую сторону жизни каждого из них, знала, какие «симпатичные ребята» выстроились в очередь в ожидании добычи. Я поддержала того человека, за которого могла поручиться, за которого готова была нести ответственность перед киевлянами. Я знала, что Турчинов достоин этой должности и готов к ней. При нем Киев мог динамично развиваться, и он не дал бы никому никогда ничего у киевлян нечестно забрать.

— Вы действительно верили, что он имел шанс победить?

— Он имел шанс победить, я в этом убеждена. Если бы половина киевлян в то воскресенье не нашли более интересного занятия, чем выборы. Победил Черновецкий, гречка и бабушки. Большая часть киевлян не посчитала нужным принимать участие в назначении своей власти в столице. Мы тогда добились досрочных выборов мэра очень тяжелой ценой и предложили лучшего из нашей команды. Но, увы…

— Угрожает ли Турчинову арест?

— Для этого нет никаких правовых оснований, но в это смутное время давать прогнозы несерьезно. Глупо, когда ссылаешься на закон. Точно скажу, что ни я, ни Александр Валентинович сбегать из страны, как Янукович и его команда в 2005-м, не будем. Несмотря на то что суды превратились в сталинские тройки.

— Полтора десятка судей Верховного суда подали в отставку. Василий Онопенко останется на посту главы ВС?

— Желание порядочных, добросовестных судей не принимать участие в празднике беззакония я понимаю, но не разделяю. Надо бороться. Среди судей есть те, кто готовы бороться.

Глава Верховного суда сделал публичные заявления о полном разрушении судебной власти. Это его публичная позиция. Будем откровенны: после того, как Верховный суд «отреформировали» и отстранили от принятия судебных решений, должность главы ВС не имеет никакого значения.

— К разговору о правосудии. Два громких дела — «дело Гонгадзе» и дело об отравлении Ющенко так и не доведены до конца. У вас была возможность сделать собственный вывод о том, будут ли они когда-нибудь доведены до конца?

— Дела обязательно будут завершены справедливо. Но не сегодня. У меня никогда не было возможности влиять на эти процессы, иметь доступ к информации о ходе расследования этих дел. Премьер, согласно Конституции, не влияет на кадровую политику в прокуратуре. У меня не было и нет четкого ответа, почему экс-президент за свои пять лет правления так и не воспользовался своим правом назначить своего доверенного настоящего генпрокурора. И для меня до сих пор остается загадкой, почему во время своего президентства он подарил этот пост команде Януковича. Сегодня даже неудобно как-то вспоминать главный слоган о бандитах в тюрьмах.

— У вас есть основания считать, что Ющенко в 2004-м был действительно отравлен?

— Я не знаю. Я не компетентна дать ответ на этот вопрос.

— А что подсказывают внутренние ощущения?

— В 2004-м я искренне верила в то, что это было именно так. Но я не могу понять, почему за пять лет нахождения у власти экс-президент так и не создал нормальных условий для честного, объективного расследования этого дела. Выглядит все это как-то нечистоплотно

— Если позволите, приведу одну длинную цитату. «Многочисленным лидерам многочисленных оппозиционных партий и движений надо найти в себе мудрость и волю объединиться, оставив пока в стороне свои политические амбиции и междоусобную идеологическую грызню, поставив только одну общую цель — немедленно вымести из Украины всю эту властную нечисть и провести досрочные президентские и парламентские выборы на настоящей демократической основе… Некоторые лидеры оппозиционных политических сил, топя друг друга и стараясь вырваться вперед, должны, наконец, понять, что для них при этом президенте следующих парламентских выборов не будет…. Мажоритарные депутаты будут назначены персонально президентом и филигранно проведены упакованными регионалами. И тогда оппозиционные лидеры все вместе будут делить свои электораты и портфели, удовлетворять амбиции на гостевых балконах Рады… В Верховную Раду президент приведет свое абсолютное большинство, и далее у него пойдет все, как необходимо этой бездарной власти… Как уважающий себя человек я почти никогда не смотрю УТ-1 и «Интер»… Тигипко, который так вошел в роль руководителя страны, что это просто уже неприлично выглядит…».

Дальше читать не буду, но, поверьте мне на слово, там еще и о свободе слова, и о бесчинствах силовиков, и об издевательстве над Конституцией, и об Азарове, и о необходимости проведения реформ, и о готовности все сдать России. И риторическое «Разве такую страну мы строили?»

Автор этих строк — Юлия Тимошенко. Дата — март 2001 года, интервью «Зеркалу недели», переданное из Лукьяновского СИЗО. Разве не печально, скоро десять лет — а почти ничего не изменилось? И разве в этом виноваты только Кучма, Ющенко и Янукович? Юлия Тимошенко и ее политическая сила готовы взять на себя часть политической ответственности за то, что произошло? И за то, чего не произошло?

— Политики должны ставить самим себе оценки — это выглядит абсурдно. Но я, прежде всего, признаю свои ошибки и имею здравый смысл, чтобы их исправлять. То, что вы процитировали, лишь подчеркивает, что оценки были точными. Мне не стыдно ни за сказанное, ни за сделанное. Я была честна перед собой и перед избирателями. Я делала все для единства демократических сил и в 2000-м, и в 2002-м, и в 2009-м. Не говоря уже о 2004-м, когда я стала инициатором создания объединения «Сила народа», и фактически вела публичную избирательную кампанию за Виктора Андреевича, когда он по состоянию здоровья не имел возможности этого делать. Имея в 2004 году весомую поддержку народа, я все же принципиально отказалась выдвигать свою кандидатуру на тех президентских выборах. Я считала, что это будет предательством избирателей, веривших в то, что, объединившись, страна может стать другой. Я создавала этот путь ради общей цели, не обращая внимания на политические унижения, через которые пришлось пройти, чтобы оппозиция оставалась единой и способной действовать.

Я согласна со всеми своими словами образца 2001 года. Беда в том, что страну вернули даже не в 2001 год, страну уронили значительно ниже, похоже в брежневские времена. Кто несет за это ответственность, нужно спрашивать не у политиков. Они всегда — «отличники». Должно пройти определенное время, смениться не одно поколение, чтобы оценки могли претендовать на справедливость. А сегодня нам всем нужно начинать работать с «нулевой» отметки, а, может быть, и с «минус ста».

— Но харьковская «Батьківщина» поддерживает кандидатов от ПСПУ, днепропетровская — «легенду» знаменитого съезда в Северодонецке Булавку, херсонский БЮТ голосует солидарно с коммунистами, значительная часть столичного — с регионалами и Блоком Черновецкого. О киевском областной ячейке блока вообще легенды ходят. Доверие избирателей необходимо отвоевать, разве нет? У вас есть идея, способная зажечь? Есть лица, способны привлечь новых избирателей?

— Последнее время в душах избирателей и избранных поселилась твердая уверенность, что достаточно найти лозунг или лицо, и проблема решена. Выход намного сложнее, но он есть. Это — тяжелая совместная профессиональная работа общества и политиков.

В чем была ошибка украинского общества последних 20 лет? Народ пытался каждый раз решить все проблемы, выбрав не правильную модель построения страны, а вождя, другими словами, — лицо. Народ каждый раз выбирал, руководствуясь эмоциями, а не трезвым расчетом. Каждый вождь, который приходил, устанавливал в стране свои правила жизни в зависимости от уровня своей жадности, ограниченности и глубины своих внутренних комплексов. Каждый новый вождь со своим окружением легко взламывал все системы защиты страны «от дураков», которые заложены в Конституции и законах. Им каждый раз удавалось это потому, что системы защиты либо крайне слабы, либо вообще отсутствуют. Сейчас стране опять навязывается «концепция лиц». Только теперь новых, третьих, молодых, свежих. Они другие, потому что носят не «Бриони», а «Зилли», не «Вашерон Константин», а «Бреге». Возле них собираются голодные и эффективные новые политические хакеры типа Фирташа и Левочкина, которые ради наживы готовы снова и снова взламывать государственные системы, пользуясь доверием людей к очередному вождю.

Пришло время остановиться и каждый раз не биться головой об одну и ту же стену. Никакого отчаяния и ощущения безвыходности не должно быть. Выход есть. Интеллектуальный и спокойный. А главное — реальный, если мы все вместе захотим это сделать.

Это выход из двух составляющих: что нужно сделать и чего больше никогда делать не нужно.

Итак, больше никогда не нужно делать ставку на вождей, мессий, псевдосильных лидеров, независимо от того, насколько у них привлекательна форма носа, ушей, цвет глаз или прическа. Это путь в ничто…

И еще, больше не нужно бесконечно долго искать хороших, моральных политиков, которые по собственной воле начнут исполнять нашу «лучшую в мире» Конституцию. Утопия… Знаете, бытует такое мнение, что Конституция хорошая, и просто нужно ее выполнять, найдя хороших политиков. Нет хороших политиков, и ничего правильного по собственной воле они делать не будут. И если последние двадцать лет вожди и политики творят то, что творят и им за это ничего не бывает, значит, у нас нет хорошей Конституции, и даже та, что есть, не работает.

Если для хорошей Конституции надо искать хороших политиков, то это означает, что Конституция и ключевые законы не пригодны.

А теперь о том, что нужно делать, чтобы стране каждый раз не проигрывать: нам нужно поблагодарить Господа, что он в ХХI веке дал нам возможность построить правила жизни в своей стране, в своем доме, с чистого листа, учитывая все ошибки и достижения лучших стран мира. И еще, нам нужно извиниться за то, что двадцать лет мы, как народ, этого не делали, бездарно отказываясь от осмысленного и честного созидания
своей страны. Сейчас новая власть нам грубо напоминает, что наше поколение не сделало свою работу, и теперь от этого страдают все.

Выход один — объединить все интеллектуальные силы страны и до следующих выборов создать проект Украины XXI века, который будет состоять из новой Конституции и пакета ключевых, системообразующих законов, в которых будут учтены все ошибки и достижения успешных стран мира. А затем напрячь все наши национальные силы, чтобы именно для принятия этого пакета законов избрать в Верховную Раду 300 депутатов — конституционное большинство, которые, не меняя даже запятой в этих законах, примут их, открывая Украине принципиально иной путь развития.

Возможно ли это? Да, если делать это не под очередного вождя, а публично, профессионально и справедливо вместе с гражданским обществом и интеллектуальными, компетентными людьми.

Я начинаю организовывать реализацию этой программы.

— Не очень понятно, как это будет выглядеть.

— Для начала мы готовы предложить интернет-возможность для всех, кто готов объединиться для работы над проектом нашей будущей страны. Затем вместе определим содержание проекта и сферы, которые особенно остро нуждаются в реформировании. Общими усилиями обсудим концепции и ключевые законопроекты, цель которых — обеспечить оперативное и качественное проведение преобразований. Главные требования к проектам: они должны быть актуальными, реалистичными, системными и взаимосвязанными. К их разработке должны быть подключены квалифицированные специалисты из различных сфер, авторитетные аналитики, представители элит. Смысл задуманного необходимо ясно и доходчиво донести до каждого. Чтобы возникала обратная связь, чтобы любая здравая мысль, любое дельное предложение было, по возможности, учтено в процессе уточнения текстов. Чтобы мнение каждого неравнодушного гражданина, точка зрения любого компетентного специалиста были услышаны. Рядовой гражданин не может и не обязан вникать в тонкости сложных процессов законотворчества, но он вправе понимать логику движения.

— Можно поспорить по поводу реалистичности такого проекта.

—?Подобный подход уже сработал, например, в Великобритании на последних парламентских выборах. Оппозиция разработала пакет из 23 законопроектов и воплотила их в жизнь сразу после прихода к власти. И у нас нет другого пути. Ради этого я готова дойти до каждого сельского двора, постучать в каждую дверь и достучаться до каждого сердца.

У нас все еще есть шанс построить страну, опираясь на опыт других, потративших на это века, избегая их ошибок, используя их лучшие достижения. Вы будете удивлены, но я до сих пор верю, что это возможно. Я этой верой живу.

— Вы верите, что станете президентом Украины?

— Моя работа — политика. Цель моей работы — участвовать в создании страны, которую полюбят и в которой захотят жить ее собственные граждане. Для этого нужны инструменты. Власть — только лишь один из инструментов политика. Инструмент, а не самоцель. Главный ресурс государственного деятеля — суметь стать единым нервом, единым разумом, единым сердцем и единой волей с народом, который его избирает. Именно этого за 20 лет независимой жизни в Украине ни разу не произошло, несмотря на революции. Но все еще может случиться…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно