Выборы с ожидаемым результатом

28 августа, 2009, 14:21 Распечатать

В Германии, похоже, уже все знают, каким будет итог предстоящих выборов. И не беда, что к урнам для голосования предстоит пойти только через месяц — 27 сентября...

В Германии, похоже, уже все знают, каким будет итог предстоящих выборов. И не беда, что к урнам для голосования предстоит пойти только через месяц — 27 сентября. По убеждению многих, главных результатов будет два. Во-первых, канцлером Германии останется Ангела Меркель. Во-вторых, вероятно, после выборов прекратит свое существование широкая коалиция, сформированная ею же четыре года назад из представителей партии христианских демократов и социал-демократов. Тем не менее, несмотря на высокую вероятность таких результатов и кажущуюся скучность кампании, выборы в ФРГ не перестают быть интригующими.

Как кризис помог Ангеле Меркель победить

За год до начала кампании некоторые наблюдатели были уверены, что у Меркель нет шансов. Выделявшаяся на фоне мировых лидеров-мужчин женщина-политик совсем не походила на лидера одной из ведущих мировых держав. Она не такая как они, пытающиеся очаровать тебя с первого взгляда, заставить думать о своей исключительности, солидности и важности. Немецкий канцлер была не из их круга. Поэтому часто терялась, как, например, минувшим декабрем на саммите «Большой двадцатки» в Вашингтоне, где больше готовы были внимать уходящему с поста Джорджу Бушу, говорившему о стимуляционных мерах и выкупе долгов банков, хотя именно она — канцлер Германии, предлагала более ясный антикризисный план: фирмачам затянуть пояса, гражданам жить по средствам, а правительствам подумать над необходимостью бюджетной дисциплины. К ней не то что не прислушались, ее просто игнорировали, когда тройка лидеров — Гордон Браун, Николя Саркози и Жозе Мануэль Баррозо — не посчитали необходимым согласовать с ней общеевропейскую позицию по борьбе с кризисом. В итоге оказалось, что меры, предпринимаемые в Берлине, оказались куда более взвешенными и результативными. Взять хотя бы тот факт, что, выделив на стимуляционные меры 81 млрд. евро, Германия смогла сохранить более-менее сбалансированным бюджет, избежать роста безработицы и коллапса банков.

Глобальный финансовый кризис позволил Ангеле Меркель оттянуть начало предвыборной кампании в Германии на несколько месяцев. Ведь ее оппоненты эсдеки если и были с чем-либо не согласны, не могли выступить против в открытую, поскольку были частью правящей коалиции. Кризис лишил их возможности маневра, а отмеченный летом небольшой рост немецкой экономики, похоже, и шансов на победу. Популярность канцлера росла пропорционально уверенности, что кризис будет преодолен.

В апреле Ангелу Меркель та же «двадцатка» в Лондоне уже слушала с большим вниманием. И именно ей принадлежит идея глобальной финансовой конституции, в основу которой были бы положены принципы, сказанные выше, и решение бороться с офшорными зонами и хедж-фондами. К реализации ее идей уже приступили на глобальном уровне. В августе ей воздали должное, признав на страницах журнала Forbes самой влиятельной женщиной в мире.

Хотя по-прежнему находятся те, кто не согласен с мнением этой женщины. Меркель, однако, не ждет похвалы, более того — жить во враждебном окружении она научилась еще в детстве, будучи дочерью лютеранского священника в ГДР. Она привыкла скрывать свои мысли. Но в дискуссии всегда выступает логично и аргументированно, говорит напрямик. Точно так же и принимает решения — не эмоционально, а основываясь на идеологических постулатах. Доведенное до совершенства за несколько последних лет искусство находить компромиссы и выходить из сложных ситуаций довершают этот краткий портрет Ангелы Меркель как политика действительно глобальной величины, но, к ее же чести, без глобальных амбиций. И обид… В июне, прибыв в США на церемонию вручения премии за развитие трансатлантического партнерства, Ангела Меркель выступила с важным посланием о сотрудничестве Европы и США. Однако в Вашингтоне канцлер удостоилась внимания лишь одного престарелого сенатора. А Барак Обама на следующий день отвел гостье времени ровно столько, сколько предусматривал протокол. Тем не менее все хорошо знают, что именно Меркель надо отдать пальму первенства за восстановление дву­сторонних отношений Германии и США, испортившихся из-за вторжения американцев в Ирак, а сегодня сцементированные боевой дружбой в Афганистане.

Игра не закончена

Похоже, что этой женщине с самого начала была предназначена нелегкая политическая судьба. Но она твердо и осознанно стала на этот путь, чтобы быть достойной своего «крестного отца» в политике — Гельмута Коля. Пару недель назад (и это явно связано с выборами) она побывала у него в резиденции в городке Людвигсхафен. «Девочка» (как он ее называл) получила от 79-летнего наставника ценные напутствия, касающиеся того, что она должна и дальше крепить единство немцев, должна помнить об исторической ответственности Германии за единство Европы. Коль также полагает, что финансовый кризис дает Европе шанс занять лидирующее место в мире. Слова мудрого политика вполне тянут на сжатую программу действий для нового немецкого кабинета уже после выборов.

То, что он будет совсем другим, вполне осознают и Ангела Меркель, и Гельмут Коль, и все в Германии, кто хоть немного следит за политикой. Хочется надеяться, что для нынешнего канцлера закончится весьма сложный период политической карьеры — период становления, когда на каждом заседании кабинета она должна была искать компромиссы, балансы и противовесы. И искать поддержку у людей, которые уже давно готовились бросить ей перчатку на предстоящих выборах. Это была не простая задача — убедить представителя социал-демократов, одновременно вице-премьера и главу германского МИД Франка-Вальтера Штайнмайера действовать сообща. Результатом такой политики балансов и противовесов стала, по мнению многих, весьма неэффективная деятельность правящей большой коалиции, которая, действуя заодно, без оглядки на политические и идеологические противоречия, могла бы сделать для Германии гораздо больше. Другие, впрочем, говорят, что сделано достаточно, чтобы и нынешнего канцлера и его оппонентов по достоинству оценить за заслуги, не забыв при этом и о неудачах. Ведь в условиях существования большой коалиции немцам невозможно, например, быть благодарным одной лишь СДПГ за то, что реформа рынка труда, начатая эсдеками еще до Меркель, была при ней продолжена и углублена. Разве лишь Меркель виновна в том, что реформа здравоохранения потерпела фиаско? Точно так же однопартийцы Франка-Вальтера Штайнмайера не меньше, чем их политические оппоненты из ХДС/ХСС, ответственны за повышение налогов и увеличение пенсионного возраста. И разве можно разделить успех партнеров по коалиции за вполне эффективную антикризисную стратегию?!

На поверку выходит, что главные противники на нынешних выборах в Германии мало чем отличаются друг от друга, а во многом даже близки. Многие говорят, что Ангела Меркель изменилась, и сегодня в своих взглядах более близка к эсдекам, чем, скажем, к консервативной части своих соратников. У лидера СДПГ те же проблемы: он поправел, хотя раньше слыл среди однопартийцев умеренным. Франку-Вальтеру Штайнмайеру приходится менять имидж. Но ему на выборах сложнее, ведь нынешняя должность в кабинете Меркель практически не давала ему возможности критиковать канцлера по внутриполитическим вопросам. А во внешней политике их принципиальным противоречием был разве что вопрос о перспективах приема Турции в ЕС. Сегодня убеждать избирателей, что он и внутри страны сделал бы все по-другому, бессмысленно. А новые инициативы о создании четырех миллионов рабочих мест и до 2020 года покончить с безработицей не убедительны. Результат предварительных опросов — 80% немцев уверены, что канцлером будет Меркель, — говорит сам за себя.

Для Ангелы Меркель послевыборные перспективы кажутся ясными. Ее партнером, скорее всего, станет Партия свободных демократов. Эта отстаивающая принципы свободного рынка политическая сила рассматривается канцлером как важный союзник именно в период выхода из кризиса. С ней можно быстро и безболезненно провести важную налоговую реформу, которая в предвыборной стратегии партии стоит на приоритетном месте. Свободные демократы также разделяют мнение своих христианских собратьев в вопросе приватизации и промышленной политики. С чем Меркель может поспорить, так это с желанием вероятных партнеров по коалиции сделать для бизнесменов более простой процедуру увольнения рабочих. Еще один аспект, который Ангела Меркель вполне осознает, — в новой коалиции климат будет совсем другим. Ей придется иметь дело с политиками иного толка — правыми, которые попытаются, если не задавать тон работы кабинета, то несколько уменьшить нынешнюю популярность и влияние Ангелы Меркель, подорвать ее харизму. Их неформальным вождем может стать генеральный секретарь Христианско-социального союза (ХСС) и министр экономики барон Карл Теодор цу Гуттенберг, который метит в новом кабинете на высокий пост. Импозантный баварский аристократ по популярности уже догоняет главу правительства.

Ангела Меркель осознает и эти угрозы тоже. Поэтому ряд экспертов в Германии, хотя они ныне в меньшинстве, считают, что не следует торопить события. Зная о том, что канцлер примет взвешенное и мудрое решение, призывают пока не сбрасывать со щитов возможность сохранения старой коалиции.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно