В ДВУХ ШАГАХ ОТ ИМПИЧМЕНТА

26 декабря, 2003, 00:00 Распечатать

Ежедневные встречи с избирателями. Переполненные залы и заверения в способности руководить страной...

Ежедневные встречи с избирателями. Переполненные залы и заверения в способности руководить страной. Отрепетированные фразы о возвращении литовцам «советских» вкладов и — как мороз по коже — брюссельских чиновников призывы сохранить атомную мощь Литвы. Похоже на предвыборную кампанию? Скорее, дежа вю. Все как год назад: Роландас Паксас собирает голоса избирателей. Но если тогда поход в народ был нужен бывшему пилоту, чтобы попасть в президентский дворец, сегодня — чтобы там остаться. Есть и другое отличие: тогда президентство Паксаса зависело от каждого голоса. Сегодня — только от голосов членов специальной следственной комиссии и депутатов сейма. Ведь даже столь бурное слияние президента с народом вряд ли помешает начатому на прошлой неделе процессу импичмента. Тем более результаты последних социологических исследований свидетельствуют: электоральную преданность Паксасу сохранила только литовская глубинка.

Бытует мнение, что ситуация выглядела бы несколько иначе, если бы в литовской провинции… больше смотрели телевизор и читали газеты. Озабоченные прибылью, литовские медиа просто не успевают выдавать на-гора все новые порции компромата на президента. До последнего времени поездки по стране и краткие заявления были единственным оружием Паксаса в двухмесячной информационной войне (представьте такое в Украине). Однако на днях нашла подтверждение информация о покупке наиболее критически настроенного по отношению к Паксасу телеканала LNK концерном MG Baltic, симпатизирующего президенту (вот это уже по-нашему). За 100% акций канала шведская компания Bonnier entertainment — предыдущий хозяин LNK — разбогатела на 20 млн. долларов.

Наступление президента на информационный фронт неслучайно. У Паксаса еще осталось время, чтобы доказать свою правоту: процесс импичмента, именуемый в Вильнюсе обвинительным, может, по мнению экспертов, затянуться от двух до шести месяцев. Пока сделано два первых шага. За начало обвинительного процесса высказалось 86 депутатов. Это ровно на один голос больше, чем нужно собрать в конце обвинительного процесса, чтобы президент покинул свое кресло.

Второй шаг — формирование специальной комиссии по расследованию обоснованности предъявленных обвинений. Комиссия, созданная в понедельник, состоит из 12 членов. Шесть — профессиональные юристы, еще шесть — депутаты. В проекте постановления сейма относительно работы этого органа говорится, что комиссия должна представить свои результаты не позже 15 февраля 2004 года.

Обвинительный процесс в Литве напоминает обычный судебный. С той лишь разницей, что обвиняемый рискует потерять не свободу, а президентское кресло. В ближайшее время будут заслушаны идейные вдохновители импичмента и президент. А в случае необходимости — свидетели и эксперты. При этом обязательно должны соблюдаться правила, установленные для уголовных процессов (как-то: ответственность за отказ давать свидетельства и ложные показания). Как нам сообщил дипломатический источник в литовском МИДе, адвокаты Паксаса могут участвовать в заседаниях комиссии, а сам президент вправе добровольно уйти в отставку во время всего обвинительного процесса. Свои выводы должен подготовить и Конституционный суд. Ну а финальной нотой станет голосование в сейме — исход зависит от того, удастся ли комиссии собрать все те же 85 голосов.

К депутатскому хору сторонников импичмента активно подключились (правда, в эпистолярной форме) литовские интеллектуалы, мэры городов и даже высшие католические иерархи. За уход президента выступает 57% населения. Покинуть пост призвали Паксаса и представители 12 национальных общин Литвы (в их числе и украинская).

Те, кто настроен к Паксасу более лояльно, требуют от президента хотя бы одного: отмежеваться от Юрия Борисова — главного спонсора его предвыборной кампании. Напомним, что именно телефонные угрозы россиянина (Борисов советовал окружению президента поторопиться с выплатой «долгов», называя при этом Паксаса «политическим трупом») и спровоцировали литовский «уотергейт». Позже парламентской комиссии удалось раскопать, что Борисов инвестировал в предвыборную кампанию «летающего Роландаса» 1 млн. 105 тыс. долларов (вместо официально заявленных 600 тыс.). Взамен президент Avia Baltika якобы ожидал получить пост советника президента и погоны генерала. Все, на что расщедрился после выборов Паксас, — выдал Борисову литовское гражданство.

Несмотря на горы подозрений, следствию есть над чем работать: в Литве еще никто не видел компрометирующего Паксаса документа, на котором бы стояла его подпись. Точно так же, как никто не слышал его телефонных разговоров с «преступным миром». В кадре только намеки. Да еще ссылки на «неоконченное расследование» и обязательства «не разглашать государственную тайну». Даже вывод парламентской комиссии, на основе которого была начата процедура импичмента, большинство аналитиков расценили как довольно аморфный: «Президент Роландас Паксас был и является уязвимым. С учетом особого статуса и ответственности президента, его роли во внутренней и международной политике, это составляет угрозу для национальной безопасности страны».

Последняя часть «парламентского приговора» вызвала несогласие даже у премьера Бразаускаса, который не единожды призывал Паксаса уйти в отставку, не дожидаясь импичмента. Сплошные пробелы и в том, что касается роли российских спецслужб в Паксасгейте. Хотя в Вильнюсе по-прежнему твердят: пост советника президента нужен был не так самому Борисову, как кремлевским стратегам (из серии — свои люди в литовской президентатуре). Хотя зачем Москве «снимать» президента, который не чуждается русского языка на встречах с избирателями, а в свое время зарекомендовал себя как самый ярый сторонник прихода американской компании Williams International на Мажейкяйский НПЗ — понятно не совсем. При Паксасе-президенте все стало на «свои» места: на Mazheikiu Nafta еще больше закрепил свои позиции российский ЮКОС, а российский «Газпром» со дня на день должен подписать договор о покупке 34% акций национальной газотранспортной компании Lietuvos dujos. В кругах литовских консерваторов фамилия «Паксас» значится едва не первым номером в списке «лоббистов интересов российского бизнеса».

В самой же Белокаменной ничего пророссийского в Паксасе не видят. Здесь говорят, что нормализация отношений с Вильнюсом началась еще при Адамкусе. Нынешний президент пришел практически на «десерт». Проблема с русскоязычным населением на повестке дня уже не стояла. А такие важные двусторонние договора, как «О государственной границе», «О разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа в Балтийском море» и даже о реадмиссии, были на пороге ратификации. Оставалось расставить некоторые акценты только в сверхчувствительном вопросе транзита в Калининградскую область.

То, что действительно раздражает россиян, — попечительские нотки Вильнюса в диалоге с Киевом и Минском. Особенно это касается последнего: постоянные заигрывания Литвы с белорусской оппозицией то и дело становятся темой дня российских дипломатов, аккредитованных в Вильнюсе. Тем более что противники Лукашенко не скрывают: именно Литва должна стать тем локомотивом, который будет «толкать белорусский вагон в Европу» (раньше ставка делалась также на Польшу). О чем, кстати, недавно было заявлено лидером Объединенной Гражданской партии Анатолием Лебедько.

Впрочем, не все в Литве связывают с импичментом литовского президента российские спецслужбы. После событий в Грузии в окружении Паксаса заговорили: за противниками Паксаса стоит Вашингтон. Так склонен считать и сам президент. Все почему-то сразу припомнили тур Дж. Буша в столицы новых членов НАТО — Бухарест и Вильнюс в 2002 году: поговаривают, что еще тогда хозяин Белого дома призывал литовцев сделать «правильный выбор» — проголосовать на предстоящих выборах за бывшего американского гражданина Валдуса Адамкуса. Всплыла также информация, что именно после поражения последнего поплатился своей должностью бывший посол США в Литве.

Адамкус действительно был бы для Вашингтона более желаемым вариантом — в неформальных разговорах американские дипломаты этого не скрывают. Однако и Паксас за этот год успел прослыть на том берегу Атлантики как человек, на которого можно положиться — благодаря все тому же Ираку. А его внешнеполитическая активность была отмечена не одним именитым вашингтонским стратегом. Небезызвестный Брюс Джексон, глава американского комитета НАТО, не так давно высказал мнение, что после ухода от активной деятельности ряда «моральных авторитетов», таких как Вацлав Гавел, именно Литва могла бы взять на себя роль «европейского лидера».

Как бы там ни было, сохранить былую благосклонность США для Литвы важно как никогда: сведущие люди утверждают, что намерение Вильнюса стать чем-то вроде восточного Брюсселя в последнее время не раз вызывало «зубовный скрежет» у соседних Латвии и Эстонии. Среди недавних примеров — определение дальнейшей судьбы «вильнюсской десятки»: вопреки рьяным возражениям эстонцев, литовцы настояли на сохранении этой структуры. Не всем в Риге и Таллине по душе и лидерская роль Вильнюса в так называемой «Северо-балтийской восьмерке» (СБ-8), где, помимо постсоветской «тройки», значатся Швеция, Норвегия, Финляндия, Дания и Исландия. До последнего времени «усмирять» соседей Литве удавалось просто: литовские дипломаты постоянно намекали, что на самом-то деле Вильнюс действует не по собственной воле, а с благословения и при поддержке «европейских и евроатлантических структур». Вот почему литовской элите так важно не дискредитировать себя в глазах Брюсселя и Вашингтона.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно