«УКРСПЕЦЭКСПОРТ» + «РОСВООРУЖЕНИЕ»: ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

30 июля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №30, 30 июля-6 августа

На этой неделе по свежим следам российского премьера Киев, правда, без лишнего шума посетил генера...

На этой неделе по свежим следам российского премьера Киев, правда, без лишнего шума посетил генеральный директор российской госкомпании по торговле вооружениями Григорий Рапота, где провел переговоры с первыми лицами украинского оружейного бизнеса. Интересно, что в текущем году это уже третья встреча Г.Рапоты с руководителем главного украинского посредника в торговле оружием - госкомпании «Укрспецэкспорт» Валерием Малевым, чего за годы отношений украинских и российских торговцев оружием никогда не случалось. Но еще более показательно участие на переговорах двух многозвездных генералов - первого заместителя секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины и председателя Комиссии по вопросам политики экспортного контроля и военно-технического сотрудничества генерала армии Владимира Радченко и председателя Госслужбы экспортного контроля генерала армии Валерия Губенко. Тот факт, что обе стороны остались весьма довольны достигнутыми результатами переговоров при том, что интересы двух стран на рынке вооружений часто противоречивы, ассоциируется либо с восклицательным знаком, либо со знаком вопросительным. Так кто же чего хотел и кто чего достиг? Идет речь о серьезном сближении или установке правил игры, временно выгодной всем?

Скажем прямо, история отношений Украины и России на рынке вооружений выглядит не слишком впечатляющей. После подписания Украиной крупного танкового контракта с Пакистаном Россия практически свела на нет кооперацию в рамках бронетанкостроения, волевым решением лишив свои оборонные предприятия прибыли в 150 млн. долл. (только в рамках пакистанского контракта). Кстати, объемы общей военно-технической кооперации Украины и России продолжают падать и поныне. Некоторое время спустя российские генералы от ВПК объявили о том, что новый российский вертолет Ка-60 уже не нуждается в двигателях завода «Мотор-Січ», как предыдущие модификации, а еще позже, и в том, что для создания новейшего комплекса ПВО С-400 нет необходимости задействовать Днепровский машзавод (принимавший участие в создании и производстве С-300). Баллистическую ракету «Тополь-М» Россия тоже сделала без Украины, обойдясь без ГКБ «Южное». Подобных примеров достаточно много. В феврале 1997 г., когда российским торговцам оружием стало ясно, что Украина так или иначе присутствует на мировом рынке вооружений, была предпринята первая попытка договориться: в Москве встретились гендиректор «Укрспецэкспорта» Андрей Кукин и гендиректор «Росвооружения» Александр Котелкин. Можно было бы поверить заверениям, что «практически по всем вопросам стороны договорились», если бы не последующие шокирующие даже российских дипломатов заявления А.Котелкина в адрес Украины на международной выставке «Айдекс-97» в Абу-Даби. Там же практически был поставлен крест на взаимоотношениях бронетанкостроителей двух стран.

Однако последующие за «Айдексом-97» события по воле российских политических лидеров развивались не в пользу развития российского оружейного бизнеса. Уже летом 1997 г. «Росвооружение» внезапно раздробили на три части, еще через год, когда объемы экспорта российского оружия упали почти в два раза, наделили правами спецэкспортера 18 предприятий (в Украине самостоятельно торгуют только шесть заводов), расплодив непомерную внутреннюю конкуренцию. Так что генерал-лейтенанту службы внешней разведки РФ Григорию Рапоте достался под вывеской «Росвооружение» отнюдь не могучий монстр, способный прокачивать через себя вооружений на несколько миллиардов долларов, а все лишь некогда действовавшей системы. В Украине же, наоборот, добавив два предприятия-посредника в торговле оружием, подчинили их (как и имеющихся до того трех посредников) «Укрспецэкспорту». Не исключено, что это, а также шаткие позиции самого Г.Рапоты, являющегося ставленником смещенного премьера Евгения Примакова, и сыграло на руку украинско-российским отношениям в сфере оружейного бизнеса.

Так, по мнению заместителя генерального директора «Укрспецэкспорта» Виктор Забары, «несмотря на то, что на мировом рынке вооружений Украина и Россия всегда были и будут конкурентами, в ряде конкретных случаев и на конкретных внешних рынках необходима координация деятельности спецэкспортеров». Он сообщил, что обе стороны выступили за создание украинско-российских финансово-промышленных групп, для чего, правда, необходимо некоторое усовершенствование нормативно-правовой базы военно-технического сотрудничества между двумя странами. Кроме того, в ближайшем будущем будут проработаны вопросы совместной модернизации вооружений и техники, которая пользуется спросом, в частности речь идет о модернизации авиационной и бронетехники. Немаловажным может стать реализация предложения двух компаний по усилению их роли по отдельным вопросам кооперации предприятий ВПК, что, по словам заместителя гендиректора «Укрспецэкспорта», исключит не всегда корректное поведение некоторых оборонных предприятий.

В.Забара также не исключил проведение в будущем регулярных консультаций между «Укрспецэкспортом» и «Росвооружением», в том числе и по вопросам ценовой политики в случаях деятельности двух компаний на рынках третьих стран. Очевидно, что серьезным шагом навстречу в области оружейного бизнеса является и решение об открытии представительств «Укрспецэкспорта» в Москве и «Росвооружения» в Киеве. Первое уже недавно начало работать в столице России, представительство же второго появится в ближайшем будущем.

В Украине, правда, не скрывают наличие препятствий политического характера, которые мешают, а иногда и блокируют военно-техническое сотрудничество. Констатируя наличие таких проблем, директор Института украинско-российских отношений при Совете национальной безопасности и обороны Украины Сергей Пирожков высказался за необходимость и целесообразность развития отношений с Россией, в том числе и в области ВТС. «Если мы будем двигаться шаг за шагом, то сумеем снять эти препятствия», - отметил он автору, впрочем, не детализируя, что именно это за проблемы. Что же касается ценовой политики на рынке оружия, то С.Пирожков подтвердил желание Украины координировать эти вопросы с Россией.

Сам же Г.Рапота по возвращении в Москву так прокомментировал переговоры: «В своих взаимоотношениях с украинскими коллегами мы будем действовать так, чтобы система ВТС между нашими странами из сферы конкуренции перенеслась в область реального сотрудничества». Гендиректор российской компании признал существование жесткой конкуренции между двумя странами, заметив при этом, что имея в СНГ второй по величине ВПК, Украина самостоятельно производит конкурентоспособные образцы вооружений. По его мнению, в результате встречи в Киеве выработали «стратегию сотрудничества» и договорились о правилах взаимного поведения на мировом рынке. Так, спецэкспортеры отныне будут действовать корректно и информировать друг друга о планах, касающихся поставок военной техники и вооружений в регионы, где обе компании имеют прочные позиции. И наконец, Г.Рапота впервые озвучил то, к чему в течение нескольких лет стремились украинские разработчики, подчеркнув, что «оба спецэкспортера будут предпринимать усилия для совместного создания и продвижения на рынок российско-украинской военно-технической продукции».

Несмотря на то, что главная цель встречи руководителей двух компаний, по словам, В.Забары, «исключение конкуренции там, где ее может не быть» и минимизация потерь заказов, не исключено, что теперь начнется новый этап взаимоотношений двух стран в военно-технической сфере. Сегодня обе стороны понимают, что если они хотят прогрессировать на рынке вооружений, необходимы новые высокотехнологические разработки, которые самостоятельно проводить даже странам, которые побогаче Украины и России, проблематично, а часто и невозможно. Поэтому, если новые правила игры сторонами не будут нарушаться, то не исключено, что в будущем действительно может появиться новая украинско-российская военная техника. Кстати, В.Забара сказал автору, что уже есть практические примеры договоренности Украины и России в работе на рынке третьей страны, обеспечившие дивиденды как «Укрспецэкспорту», так и «Росвооружению».

Все же, принимая во внимание, что Украина и Россия хотят иметь не совсем сходные выгоды от сотрудничества, можно предположить, что обе стороны пошли на компромиссы, несмотря на то, что в «Укрспецэкспорте» настаивают на том, что каждый вопрос обсуждался отдельно. Так, не секрет, что одним из болезненных вопросов для Украины является модернизация своих средств ПВО, и в частности, комплексов С-300, что проблематично сделать без участия России. В Украине около 50 таких ЗРК, большая часть из которых требует проведения модернизации или просто замены износившихся узлов. Надеясь на такую военно-техническую помощь России, Украина чуть было не согласилась на участие в объединенной системе ПВО СНГ, что по понятным причинам вызвало бы недоумение на Западе. В мае же украинский генералитет предпринял еще одну попытку исправить положение и инициировал создание общей в пределах СНГ структуры для модернизации средств ПВО. Но, похоже, инициатива не была принята, так как уже 18 июля с.г. Россия объявила о создании объединенной, но национальной структуры разработчиков и производителей ЗРК

С-300, в которое войдет около 20 НИИ, КБ и заводов, а базовой организацией станет КБ «Алмаз». Объединенная корпорация сможет производить до 500 ЗРК ежегодно. Так что у украинских военных появилась надежда, что состоявшиеся переговоры, возможно, изменят подходы к решению этой проблемы.

Что же касается интересов России, то даже невооруженному глазу видно, что главным тут является минимизация конкуренции, или хотя бы большая прогнозируемость конкурента в вопросах поставок бронетехники. Насколько тут возможны уступки со стороны Украины, прогнозировать трудно. Хотя согласованная ценовая политика - бесспорно успех для обеих поставщиков бронетехники. Серьезные положительные изменения могут свершиться и в вопросах проведения модернизации, ибо бесспорно, это в общих интересах двух стран. Речь идет об организации противодействия внешнему наступлению в вопросах модернизации, и не только бронетехники. А учитывая, что сегодня страны-заказчики охотнее модернизируют имеющуюся технику, чем осуществляют закупки новой, наступление принимает угрожающие формы. Так Израиль, пользуясь притоком специалистов из бывшего СССР, не только освоил модернизацию боевых самолетов «МиГ», но и модернизировал партию для ВВС Румынии. (При том, что только в Украине 11 авиаремонтных заводов, способных проводить такую модернизацию, не говоря уже о России, являющейся разработчиком самолета). Немецкая фирма «DASA» ненавязчиво предлагает модернизировать те же самолеты «Миг» Венгрии и Польше. Подобная ситуация и с бронетехникой: как минимум Израиль, Чехия, Словакия считают, что освоили ремонт танков не хуже разработчиков. Можно мириться и делиться с иностранными фирмами, когда выполняется совместный проект (например, харьковские танкоразработчики не раз заявляли о готовности работать с партнером, в том числе и с российским), но вовсе не в случаях, когда контракты уводятся прямо из-под носа. Поэтому возможность совместной модернизации танков с Россией представляется как вполне выгодная и для Украины. Тем более, что через традиционные сильные позиции на рынках некоторых стран Украине можно тоже закрепиться на них. Например, на рынке Индии, где танкостроители пока контрактов не получали, несмотря на не раз высказываемое желание Индии модернизировать свои танки Т-72.

Картина возможностей будет неполной, если не упомянуть еще одну проблему - украинский астрономический долг России за энергоносители, который можно было бы частично погасить, проведя взаиморасчеты, например, за стратегические бомбардировщики Т-160 и Ту-95МС и за тоже колоссальные долги, теперь уже российской стороны, украинским оборонным предприятиям. Если раньше Украина просила взамен десяти бомбардировщиков приблизительно такое же количество военно-транспортных самолетов, то после недавнего бензинового кризиса Киев предложил Москве 10 стратегических бомбардировщиков в качестве платы за долги по поставкам энергоносителей. Известно, что украинская сторона хотела бы получить за каждый бомбардировщик около 25 млн. долларов. Однако этот вопрос уже за пределами компетенции «Укрспецэкспорта» и «Росвооружения», которые могут лишь ждать соответствующих премьерских решений.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно