УКРАИНА ПАРТИЙНАЯ. ЧАСТЬ V. СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ УКРАИНЫ

7 марта, 2002, 00:00 Распечатать

Партия непобедившего социалиста Инициатором создания СПУ стал ее будущий лидер Александр Мороз. В Верховной Раде XII (1-го) созыва он был лидером парламентского большинства...

Партия непобедившего социалиста

Инициатором создания СПУ стал ее будущий лидер Александр Мороз. В Верховной Раде XII (1-го) созыва он был лидером парламентского большинства. Однако после провозглашения государственной независимости Украины так называемая «группа 239» прекратила свое существование. А компартия, ее организатор и вдохновитель, 30 августа 1991 года была запрещена указом парламентского президиума. Через четыре дня Мороз призвал коммунистов, решивших не изменять своим идеологическим убеждениям, объединиться в новую партию левой ориентации. Предполагалось, что она станет преемницей объявленной вне закона КПУ. Уже в сентябре в ряде крупнейших областей (в том числе в Донецкой, Днепропетровской и Харьковской) были созданы ячейки будущей политической структуры.

На учредительном съезде, состоявшемся 26 октября 1991 года в столице, делегаты представляли все регионы (кроме Тернопольской и, как ни странно, Запорожской областей). После некоторых дискуссий новую организацию решено было назвать Социалистической партией. Лидером СПУ, как и ожидалось, избрали Александра Мороза.

В ноябре 1992 года на II съезде была утверждена программа организации, в которой подчеркивалось, что она является наследницей ленинской партии коммунистов. СПУ провозгласила курс на построение социализма путем создания общества народной демократии. Новая партия медленно, но верно набирала политический вес. Этому в немалой степени способствовала активность ее членов, обладавших депутатскими мандатами, — Ивана Мусиенко, Валентина Тризны, Владимира Марченко и самого Александра Мороза. В апреле 92-го у СПУ появились дополнительные агитационные возможности: она обзавелась партийной газетой. Первым редактором «Товарища» стал Адам Мартынюк, ныне — второй секретарь ЦК КПУ. Накануне избирательной кампании 1994 года тираж органа СПУ достигал 15—20 тысяч экземпляров.

В декабре 1993 года Соцпартия заявила о переходе в оппозицию к существующей исполнительной власти. В официальной истории партии (размещенной на интернет-странице организации) указано, что данный шаг стал «ответом на политику, которую проводили Президент Л.Кравчук и премьер-министр Л.Кучма (…) которые, по сути, исполняли волю своих бывших оппонентов из партий правого толка и вели страну к самоизоляции и подрыву экономики». Однако, справедливости ради стоит отметить, что к тому моменту Леонид Данилович уже три месяца как оставил пост руководителя Кабмина. В декабре 93-го Л.Кучма (равно как и Л.Кравчук) уже готовились к досрочным президентским выборам.

Принял в них участие и вождь социалистов: в апреле 94-го его «благословил» на это IV (внеочередной) съезд партии. Перед тем Мороз и его команда приняли достаточно активное участие в парламентской кампании — представители СПУ были выдвинуты в 179 округах. Удача улыбнулась 15-ти социалистам: Виктору Бриту, Иосифу Винскому, Наталье Витренко (доизбранной в декабре), Леониду Каминскому, Сергею Кияшко, Николаю Лавриненко, Владимиру Марченко, Владимиру Мухину, Станиславу Николаенко, Михаилу Степанову, Владимиру Черепкову, Ивану Чижу, Александру Чупахину, Виталию Шибко и, разумеется, лидеру партии. В апреле 94-го Александр Мороз во второй раз заручился поддержкой жителей Таращанского округа, набрав во втором туре 62,14% голосов избирателей. Позади остались 10 соперников, в том числе и один из видных деятелей национал-патриотического движения Олесь Шевченко.

Через месяц глава Соцпартии одержал более громкую победу, при непосредственной поддержке коммунистов став председателем Верховной Рады. Уже в ранге спикера Мороз принял участие в президентской гонке, заняв по итогам первого тура 3-е место среди семи участников забега. За кормчего СПУ отдали свои голоса 13,04% избирателей. Наибольшая поддержка была ему оказана в Луганской, Сумской и Хмельницкой областях, где его «симпатиками» оказались, соответственно, 25,4%, 25% и 23,6%. Среди тех регионов, где рейтинг народного доверия к свежеиспеченному парламентскому лидеру оказался крайне низким, был, как ни странно, и Крым: за Александра Александровича здесь проголосовали всего 1,3%.

Перед вторым туром президентских выборов политсовет СПУ обратился к тем избирателям, которые отдали свои голоса за Мороза с призывом «оставаться верным своему выбору, поскольку другие кандидаты выступают за рекапитализацию Украины, в том числе за ускоренную приватизацию и продажу земли». Однако это вовсе не означало, что руководство Соцпартии обязывает региональные ячейки игнорировать выборы: официально первичкам было предложено самостоятельно определить свою позицию. Как выяснилось впоследствии, представители большинства краевых организаций СПУ поступили так же, как их коллеги из КПУ, — фактически включились в предвыборную борьбу на стороне Леонида Кучмы. Это обстоятельство позже дало повод оппонентам Мороза обвинить его в сепаратном сговоре с будущим президентом. В соответствии с якобы имевшими место договоренностями, сторонники Леонида Даниловича должны были помочь Александру Александровичу занять пост спикера. А глава Соцпартии, в свою очередь, должен был перед вторым туром президентских выборов «сдать в аренду» экс-премьеру ресурс руководимой им организации. Мороз факт заключения каких бы то ни было неофициальных союзов с Кучмой отрицал.

СПУ удалось «причаститься» к власти, однако это не спасло партию от кадровых проблем. После создания обновленной КПУ из организации начался массовый исход. Ряд региональных организаций прекратили свое существование. Как признавались сами социалисты, например, в Киевской областной первичке (считавшейся одной из самых боеспособных) после регистрации Компартии осталось всего 200 человек. IV съезду предстояло обсудить вопрос о целесообразности дальнейшего существования Соцпартии. Однако сторонники «поглощения» СПУ Компартией остались в меньшинстве.

Появление на политическом поле КПУ требовало изменения тактики: СПУ с левого края начинала потихоньку сдвигаться в центр. На V съезде (октябрь 94-го) было обозначено, что социалисты, в отличие от коммунистических ортодоксов, не намерены цепляться за утратившие актуальность идеологические догмы — «не отказываясь от марксизма, Социалистическая партия творчески преломила его сквозь призму сегодняшнего дня». Меньше популистской риторики стало и в словах Мороза после того как из лидера ярко выраженной оппозиционной партии он превратился в одного из наиболее высокопоставленных представителей власти. В отличие от Петра Симоненко (охотно игравшего «советской картой») Александр Александрович не стеснялся подвергать ностальгические мотивы современной «аранжировке». Многим памятна его фраза о том, что не жалеющий об СССР, не имеет сердца, а надеющийся на его возрождение — не имеет головы. Примечательно, что Мороз на вопрос, кто он, в первую очередь — депутат-социалист или спикер, ответил следующим образом: «Если бы в составе Верховной Рады было больше половины социалистов, я бы действовал как социалист…»

Новый спикер и новый Президент некоторое время соблюдали нейтралитет, однако перемирие длилось не слишком долго. Тем не менее Мороз достаточно очевидно пытался избежать начала неминуемой войны. В октябре 94-го глава государства выступил с докладом «Путем радикальных экономических реформ», являвшимся, по сути, программой рыночного преобразования Украины. Коммунисты, также считавшиеся союзниками Кучмы, подвергли этот документ резкой критике. Однако социалисты были более сдержанными в оценках, фракция СПУ в массе своей поддержала президентскую программу, позволив себе лишь официальное несогласие с рядом ее положений.

Поначалу главе государства и председателю парламента удавалось находить компромиссы даже в тех вопросах, во взглядах на решение которых они радикально расходились. Мороз выступал за расширение полномочий Советов, Кучма — за усиление президентской власти. Как утверждает политолог Юрий Луканов в своей книге «Третій Президент», 14 июля 1994 года, после встречи Леонида Даниловича с Александром Александровичем с глазу на глаз, последний неожиданно изменил свою точку зрения по поводу схемы разделения властных полномочий. Доказательством этого стало обнародованное 19 июля совместное обращение главы государства, спикера и премьера, в котором доказывалась необходимость «формирования целостной системы исполнительной власти во главе с Президентом». Что заставило Мороза поддержать идею усиления президентской власти, неизвестно.

Однако в скором времени он выступил сторонником еще одного политического «проекта», инициированного Президентом. Согласно информации, опубликованной в сборнике Василия Яблонского «Современные политические партии Украины», 18 мая 1995 года Мороз (единственный из депутатов-социалистов) проголосовал за пропрезидентский проект закона «О государственной власти и местном самоуправлении», существенно увеличивавшего полномочия главы государства. Невзирая на то, что еще в апреле СПУ объявила о переходе в оппозицию к Леониду Кучме. Как позже заявит спикер, поддерживая упомянутый документ, он испытывал «душевный дискомфорт». В интервью, опубликованном в «Киевских ведомостях», Александр Александрович пояснил свой поступок страстным желанием «прекратить надоевшие спекуляции некоторых политиков и СМИ о противостоянии между Верховной Радой и Президентом и тем более между Президентом и мною лично…» Тем не менее наличие трений между двумя ведущими политиками страны было налицо. Представители главных центров влияния на глазах превращались из ситуативных союзников в непримиримых конкурентов.

Однако Мороз, обладающий несоизмеримо меньшими рычагами влияния, пытался не обострять отношения раньше времени. 7 июля 1995 года парламент одобрил Конституционный договор между Верховной Радой и Президентом. Этот документ можно было охарактеризовать как слегка смягченный вариант отвергнутого высшим законодательным органом закона «О государственной власти и местном самоуправлении». Была, правда, одна существенная деталь — введение КД в действие не требовало 300 голосов, необходимых для «имплементации» закона о власти. Во время голосования за Конституционный договор Александр Мороз снова оказался единственным нардепом-социалистом, нажавшим кнопку «за». Кроме того, именно спикер (вместе с Президентом) в торжественной обстановке Мариинского дворца скрепил «малую конституцию» своею подписью. Оппозиционная СПУ вынуждена была оправдать действия своего лидера: в специальном заявлении политсовет партии отметил, что позиция Мороза была оправданной и диктовалась необходимостью смягчить противостояние между ветвями власти.

Окончательно рассорил спикера и Президента конституционный процесс. Председатель парламента неоднократно давал понять, что пропрезидентский проект Основного Закона никогда не «пройдет через парламент». Вынужденный пойти на подписание КД, Мороз делал все от него зависящее, чтобы «малая конституция» не стала «большой». Попытки контролируемых Леонидом Кучмой фракций сместить главу социалистов с поста спикера лишь обострили противоречия между лидером государства и лидером парламента. В начале июня 1996 года, во многом благодаря позиции фракции СПУ, обсуждение проекта Конституции было внесено в повестку дня сессии ВР. Мороз стал лидером своеобразного движения за принятие нового Основного Закона. Роль председателя Верховной Рады в событиях 27—28 июня 1996 года трудно переоценить. В том, что Конституция состоялась (как и в том, что она установила более-менее демократичную схему распределения сфер влияния властей), немалая личная заслуга Мороза. Утром 28 июня он, по сути, вынудил Президента публично извиниться перед народными избранниками. Что, как полагают знающие люди, окончательно сделало Леонида Даниловича и Александра Александровича смертельными врагами. Много сделал спикер и для принятия нового, «смешанного», избирательного закона, ставшего важным шагом на пути дальнейшего развития парламентаризма.

В 1996-97 годах в документах СПУ и в выступлениях ее лидера все чаще звучат социал-демократические мотивы: заявления двухлетней давности о том, что «социалистическую партию нельзя смешивать с социал-демократической» становятся неактуальными. Берется жесткий курс на трансформацию СПУ в левоцентристскую партию парламентского типа, аппарат переводится на профессиональную основу. К тому времени организация избавилась от части радикально настроенных партийцев (или, как они именовались в материалах Соцпартии, «членов партии, стоявших на левацких позициях»). Конфликт в руководстве в октябре 1995 года привел к выходу из фракции СПУ (а позже и к исключению из партии) Натальи Витренко и Владимира Марченко. В апреле 1996 года они создали Прогрессивную социалистическую партию, превратившуюся в главного оппонента СПУ.

В июне 1997 года Социалистическая партия официально заявляет о создании предвыборного блока с Селянской партией. Попытки создать коалицию с Компартией успехом не увенчались. В 1998 году блок СПУ-СелПУ с «афишным» названием «За правду, за народ, за Украину!» выдвинул 335 кандидатов (201 по списку и 134 в одномандатных округах) и делегировал 161 представителя в окружные избирательные комиссии. В проходной части реестра предвыборного объединения наличествовал целый ряд лиц, не слишком известных в кругах убежденных марксистов, зато неплохо известных в кругах предпринимательских. Речь идет, в частности, об Анатолии Новике (№16), Владимире Макеенко (№17), Алексее Костусеве (№20), Владимире Шпигало (№27). Однако особого упоминания, безусловно, заслуживает Владимир Сацюк (№25), приятель и деловой партнер Александра Волкова.

Все указанные граждане прошли в парламент по спискам блока, который по итогам кампании занял почетное третье место, заручившись поддержкой 8,5573% избирателей. Разумеется, стали обладателями мандатов лидеры объединения Александр Мороз и Александр Ткаченко. Включенные в список под первым и седьмым номерами, соответственно, они одновременно выдвинулись и по мажоритарным округам. И оба сумели добиться успеха. Глава СПУ опередил 17 конкурентов, главным из которых был босс канала СТБ Владимир Сивкович.

Победу в «одномандатных схватках» одержали еще четыре представителя блока, в том числе социалисты Иван Чиж и Станислав Николаенко. Создание фракции в количестве 35 «штыков» (названную «Левый центр») можно было считать успехом, однако трех с половиной десятков мандатов было недостаточно для реальной борьбы за спикерское кресло, на которое явно рассчитывал Александр Мороз. Тем не менее именно ставленник «Левого центра» в итоге оказался на парламентском «троне». Однако победителем утомительной двухмесячной игры под названием «Спикериада» оказался не глава СПУ, а один из лидеров СелПУ — Александр Ткаченко. Неожиданную для многих победу Александра Николаевича можно было объяснить, в частности, двумя обстоятельствами.

По имеющимся сведениям, Президент (имевший влияние на достаточно большую часть депутатского корпуса) был кровно заинтересован в том, чтобы кресло спикера не стало «трофеем» Мороза, которого Кучма небезосновательно рассматривал как непримиримого соперника на будущих выборах главы государства. В президентские амбиции Александра Ткаченко Леонид Данилович тогда не особенно верил. А потому против его избрания на пост председателя ВР, насколько можно судить, не возражал. Кроме того, отношения между СПУ и КПУ вообще и между их лидерами в частности становились все более напряженными и потому рассчитывать на поддержку фракции Компартии Морозу не приходилось. Ткаченко же считался коммунистами «социально близким элементом», что и подтвердил последующий переход Александра Николаевича вначале во фракцию, а затем и в партию, возглавляемую Петром Симоненко.

Судя по всему, успех Ткаченко (надо полагать, изрядно расстроивший планы Мороза) образовал трещинку в и без того непростых отношениях между двумя политиками. Уже осенью 98-го, по сути, с подачи нового спикера «Левый центр» покинул десяток депутатов, вознамерившихся воплотить в жизнь идею Александра Николаевича о создании своей, сугубо «селянской» фракции. Тем не менее в августе 94-го Ткаченко и Мороз снова оказались в одной команде: вместе с еще двумя кандидатами на пост президента (Евгением Марчуком и Владимиром Олейником) они создали так называемую «каневскую четверку». Члены антипрезидентского предвыборного альянса заявили о намерении выдвинуть единого кандидата. Причем есть основания полагать, что как минимум трое из четверых под этим загадочным кандидатом подразумевали себя.

Большинство экспертов сходились во мнении, что политический проект «К-4» может оказаться успешным лишь при соблюдении ряда условий. Одним из главных должно было стать увеличение числа участников «пакта» за счет лидера КПУ Петра Симоненко. Однако Петр Николаевич, как известно, инициативу «каневцев» проигнорировал. Хотя можно предположить, что некоторое время он колебался. В отличие от других лидеров КПУ. Альманах «Напередодні» привел точку зрения Станислава Гуренко: «Нет гарантии, что поддержанный нами Мороз, став президентом, будет считаться с позицией коммунистов». Сайт СПУ обнародовал тогдашнюю позицию другого известного коммуниста (и кстати, экс-члена Соцпартии) Адама Мартынюка, призвавшего решительно отказаться от предложений «идти на любые компромиссы ради отставки Кучмы».

К позиции КПУ и ее лидера, занятой во время президентских выборов, можно относиться по-разному. Но, во всяком случае по ходу игры, коммунисты не пытались менять капитана команды, а заодно и правила. Чего не скажешь о «каневской четверке». 11 октября 1999 года от имени ее участников было заявлено, что единый кандидат определен, но его имя будет названо позже. Однако уже через три дня оказалось, что «каневцы» так и не выяснили, кто будет «четвертым нелишним». Согласно свежим сведениям из их штаба, Ткаченко и Олейник выразили желание снять свои кандидатуры в пользу Мороза, в то время как Марчук продемонстрировал готовность идти до конца и самостоятельно. Миновал десяток дней, и «затейники» из «К-4» порадовали любителей сенсаций очередной новостью: вновь объявлено об определении единого кандидата, но на этот раз названо его имя — Евгений Марчук. В те же сутки появилась информация о нежелании несостоявшегося избранника «каневцев», Александра Мороза, добровольно сниматься с гонки. Уже на следующий день глава СПУ подтвердил этот слух официально. Вскоре Ткаченко отказался от дальнейшей борьбы и призвал своих сторонников голосовать за Симоненко, заодно обвинив лидера Соцпартии в развале «четверки». Позже сошел с дистанции и Олейник, снявшись в пользу Марчука.

На базе СПУ «под» Мороза было создано предвыборное народно-патриотическое объединение «Правда против силы», в которое помимо партии социалистов вошли СДПУ (во главе с Юрием Буздуганом), Социалистический конгресс молодежи (руководимый Вадимом Мисюрой) и несколько профсоюзных организаций.

То, что произошло далее, помнят все. Марчук проиграл в первом туре и стал секретарем СНБОУ. Кучма стал Президентом. Мороз проиграл почти все.

Политическому «Клубу четырех одиноких сердец» пришел бесславный конец. Вопросы остались. Беспомощность «каневцев» была очевидной. Нечистая игра кое-кого из них была угадываемой.

Много неясного и недосказанного еще в одном событии, судя по всему, оказавшем существенное влияние на ход кампании. 2 октября 1999 года возле Дома культуры Ингулецкого ГОК было совершено покушение на кандидата в президенты Наталью Витренко. Взрыв двух гранат стал причиной ранения значительного количества людей. Примечательно, что это случилось менее чем через неделю после заявления Мороза о том, что имя ставленника «четверки» будет названо до 10 октября. Немаловажным было и то, что объектом предполагаемого теракта стал человек, являвшийся наиболее последовательным и непримиримым публичным оппонентом Мороза. Уже в день покушения со ссылкой на ЦОС МВД появилась информация о причастности к «ингулецкой бойне» доверенного лица Александра Мороза. Через два дня эти сведения подтвердил глава МВД Юрий Кравченко. После этого стало ясно, что шансы лидера СПУ стать единым выдвиженцем от «К-4» — нулевые, а шансы стать новым главой государства — минимальные. Позже это самое доверенное лицо, Сергей Иванченко был осужден, хотя он сам свою вину отрицал категорически.

Мороз потерпел весьма болезненное фиаско. Ему не удалось пробиться даже во второй тур, а добытый им результат (11,29%) оказался скромнее, чем в кампании-94. То, что председатель партии социалистов был едва ли не главным субъектом применения грязных технологий и, кажется, более всех пострадал от предполагаемого «обсчитывания» при подведении итогов, служило слабым утешением. И все же едва ли столь опытный политик имел право реагировать на поражение столь эмоционально. Фраза о том, что в Украине не все население «дозрело до народа», и особенно сравнение части избирателей с баранами не делало чести столь известному мастеру компромиссов и мэтру эвфемизмов.

После выборов СПУ пережила второй раскол, инициатором которого выступила группа партийных ветеранов, в частности Иван Чиж, Сергей Кияшко, Николай Лавриненко и Василий Арестов. Внутренний конфликт привел к «отлучению» от фракции и партии депутатов Чижа, Кияшко и Лавриненко. Следом за ними СПУ покинуло несколько сотен их сторонников, часть из которых организовала впоследствии новую политическую организацию — «Справедливость» во главе с Иваном Чижом.

Несмотря на то, что после поражения Мороза в кампании-99 многие поторопились «похоронить» его как политика, осенью 2000 года он снова оказался в центре внимания. 28 ноября именно глава социалистов обвинил Президента в организации похищения журналиста Георгия Гонгадзе. Обнародованные им аудиозаписи, сделанные в главном кабинете страны экс-майором спецслужб Николаем Мельниченко, положили начало так называемому «кассетному скандалу». Политический кризис, разгоревшийся в стране зимой 2000/01 (самый острый в новейшей истории Украины) привел к появлению структурированной некоммунистической оппозиции, в число признанных лидеров которой вошел Александр Мороз. Он стал одним из инициаторов создания движения «Украина без Кучмы», а также своеобразного штаба противников существующей власти, получившего название Форум национального спасения.

Как считают большинство экспертов, «кассетный скандал» превратил Мороза и Тимошенко едва ли не в главных личных врагов Президента. А фактический крах, который потерпела оппозиция год назад, существенно снизил шансы СПУ на преодоление 4-процентного барьера. Очевидно, чувствуя это, в начале 2002 года фракцию и партию покинул «главный комсомолец» Вадим Мисюра, очутившийся на достаточно привлекательном, 30-м, месте в списке более «раскрученной» СДПУ(о).

По некоторым сведениям, на сегодняшний день в Соцпартии насчитывается более 60 тысяч членов. Численность фракции, возглавляемой Александром Морозом (в соответствии с данными, размещенными на партийном сайте), сократилась до 16 депутатов. СПУ имеет 27 региональных и 563 местные ячейки. Под патронатом организации выходит более двух десятков изданий. Главным агитационным рупором считается газета «Товарищ». Основным контрагитационным инструментом следует считать «Грани», редактируемые третьим номером списка СПУ, помощником Мороза Юрием Луценко. Как следует из официальных материалов, Соцпартия выдвинула кандидатами в депутаты 444 кандидата (219 — по списку и 225 — в одномандатных округах). Из предвыборного реестра организации ЦИК «изъял» фамилию инициатора «кассетного скандала» Николая Мельниченко, мотивируя тем, что опальный майор длительное время не проживал на территории Украины.

Лидер блока

Александр Мороз любит: семью, шестерых внуков, хлеб в любом виде, круг старых друзей, рыбу, чувство собственной значимости, поэзию Лины Костенко, шахматы, светлые костюмы, поэтические экспромты, посвященные женщинам, «Памяти Карузо» в исполнении Паваротти, Грыгора Тютюнника, закарпатский коньяк, качественные интриги, собственные принципы, ироничные изречения, скромность в быту.

Александр Мороз не любит: кричать, признавать ошибки, материться, прощать, конкурировать, некомпетентность, предателей, злоупотребляющих спиртным, Кучму, неопрятных людей, решать денежные вопросы.

С точки зрения современников — Мороз очень сложная конструкция. Лидер СПУ никогда не страдал комплексом неполноценности. Скорее наоборот. Достаточно долго в нем жила вера в свою исключительность и особую миссию. Иссякла ли она? Вряд ли, скорее затаилась, спрятавшись за обиду, порожденную общественным непониманием. В разной степени, но поражения в спикериаде-98 и на президентских выборах-99 принесли Морозу чувство разочарования в тех, ради кого он предполагал исполнить свою миссию. Возможно, это лишь предположения, однако выбор, сделанный в обоих случаях (и депутатами, и народом), дает некоторые основания для подобных допусков. Одно время казалось, что он сломался и озлобился. Многие оппоненты скинули его со счетов, снисходительно оставив право на мелочные реванши в ходе сессионных прений. Мороз, лишенный первичных властных признаков — высокого кабинета, гербового телефона, — казался «второгодником»: все его «сверстники» уже заняли кто спикерскую, кто президентскую, кто СНБОвскую высоты.

28 ноября 2000 года вернуло Александра Мороза в высшую лигу. Без тех самых первичных властных признаков он занял влиятельные позиции в украинском политикуме. Входило ли это в его планы в момент принятия решения? Разумеется. Стремился ли лидер СПУ к реваншу? Да. Но. Решиться на подобный вариант сатисфакции мог лишь человек, абсолютно уверенный в социальной значимости и необходимости своего шага.

Был ли Мороз использован втемную? Если да, то кем? Верно ли рассчитал последствия? Где проиграл, а где выиграл? — все эти вопросы и ответы малозначимы, когда речь идет о способности человека на поступок.

Из какого «сплава» была отлита «форма» этого поступка? Попробуем в одном абзаце изложить многолетние наблюдения.

Природная интеллигентность уживается в Александре Александровиче с иезуитской насмешливостью; принципиальность — с возможностью изменить слову, данному врагу; мудрость — с категоричностью; эгоизм — с чувством вселенской ответственности; левоцентристская гибкость — с партийно-советским консерватизмом. Мороз — коварный враг, щепетильный и тактичный друг. Он глубоко уважаем и любим собой, но это не мешает ему в который раз пытаться закатить на властную гору камень своей правды. Мороз — политический Сизиф. Его можно любить или ненавидеть. Ему можно верить или не верить. Но никому не придет в голову его презирать и жалеть.

Александр Мороз — это история Украины. Герой спрессованного времени. Если больше ему ничего не удастся сделать в отечественной политике, то находящихся в его активе Конституционной ночи и выступления с пленками Мельниченко будет достаточно для признания его особой роли в истории страны. По справедливости ее оценят будущие поколения, если, конечно, у них будет время оглядываться назад.

«Кассетный скандал». Страницы истории

Журналист интернет-издания «Украинская правда» Георгий Гонгадзе исчез в субботу 16 сентября 2000 года. В 20-х числах этого месяца, как удалось установить «ЗН», майор госохраны Николай Мельниченко вышел на Александра Мороза, ознакомив его с аудиопленками, записанными в президентском кабинете. В зафиксированных разговорах с силовиками и главой администрации выражалось крайнее недовольство материалами Георгия Гонгадзе, звучали требования установить за ним слежку а также отчеты о ее результатах, звучали и требования вывезти Георгия в Чечню и т.д. Записанные разговоры впоследствии многими трактовались как прямые угрозы в адрес оппозиционного журналиста, а рядом политиков и экспертов — как заказ на его устранение. 2 ноября в таращанском районе был найден обезглавленный труп. Американская и российская экспертиза дали однозначное заключение — это тело Гонгадзе.

Достаточно долго не только содержание разговора с Мельниченко, но и факт встречи с ним Мороз держал в секрете. Одним из первых, с кем глава СПУ поделился имевшейся информацией, был руководитель международного сектора партии Виталий Шибко. Виталий Яковлевич по поручению Мороза организовал проведение экспертизы пленок в Нидерландах, где еще со времени работы в системе МИД у него остались неплохие связи. Параллельно Шибко занимался разработкой схемы вывоза Мельниченко и его семьи за пределы Украины. В середине ноября во время поездки в Будапешт Александр Мороз дал интервью журналистке из Голландии, в ходе которого он поделился частью имеющихся у него сенсационных сведений. Однако при этом он выдвинул условия: публикация должна появиться не раньше 28 ноября , кроме того она должна была сопровождаться результатами голландской экспертизы — первой, но далеко не последней.

Именно 28 ноября 2000 года Александр Александрович собрал руководимую им фракцию и проинформировал о содержании заявления, которое намерен был сделать в тот же день с трибуны Верховной Рады. На заседании сессии глава социалистов обвинил высших должностных лиц страны в причастности к исчезновению оппозиционного журналиста: «Обязан заявить, что заказчиком исчезновения Георгия Гонгадзе является Президент Украины Леонид Кучма. В курсе подготовки и осуществления этого заказа с самого начала был глава администрации Президента Владимир Литвин. Непосредственным разработчиком сценария и организатором операции является министр внутренних дел Юрий Кравченко…»

За несколько дней до этого Мельниченко покинул страну. В его кармане была туристическая путевка и трехмесячная виза в Чехию. Освоиться в непривычной обстановке майору, по данным «ЗН», помогали Виталий Шибко и член СПУ Владимир Цвиль. Именно этому человеку (имеющему бизнес в Ривном) оказалось по силам материально поддерживать экс-майора во время его пребывания в Европе. В настоящий момент между Владимиром Ивановичем и партией возник конфликт, поговаривают, связанный с неожиданным для Цвиля отсутствием его фамилии в предвыборном списке СПУ.

15 декабря на майдане Незалежности вырос палаточный городок. Рядом с брезентовыми символами протеста вырастает «Кучмастан». Именно так оппозиционеры определили несколько палаток, выставленных защитниками Президента. 19 декабря состоялась первая многотысячная акция — массовый поход к стенам Верховной Рады. Президент вынужден был принять лидеров движения «Украина без Кучмы» (организованного при непосредственном участии Александра Мороза) Юрия Луценко и Владимира Чемериса. Глава государства отверг требование об отставке силовиков и заявил, что не намерен покидать свой пост. При этом Леонид Кучма категорически отрицал возможность установления в своем кабинете подслушивающих устройств. Материалы, предоставленные Морозом и Мельниченко, он безапелляционно назвал фальшивкой. Президент заверял, что не знал Георгия Гонгадзе, а служба безопасности бралась утверждать, что никто из офицеров их ведомства не покидал страну и все находятся на местах. Правда, к родителям майора бывшие коллеги Николая Ивановича приехали еще в день выступления Александра Мороза в парламенте. Сам же автор записи в тот момент находился в Чехии и постоянно менял «дислокацию».

Совет Европы призывал не выдавать Николая Мельниченко (в случае его обнаружения и задержания) украинским властям мотивируя это риском расправы. Все время пребывания в «шенгенской зоне» Мельниченко чувствовал за собой слежку. Однако есть основания полагать, что «хвост» был прикреплен не украинскими, а российскими спецслужбами. Хотя бы потому, что возможности СБУ в Центральной Европе являются достаточно ограниченными.

Возникает необходимость добиться получения для Мельниченко статуса беженца. У него и у тех, кто ему помогает, появляется выбор: Великобритания либо США. Позиции ФБР (в сравнении со Скотланд-Ярдом) выглядят предпочтительнее, и Николай Иванович обращается в американское посольство с соответствующей просьбой. В апреле его просьбу удовлетворяют: он и Мирослава Гонгадзе получают статус беженца в США.

Тем временем власти украинской столицы (используя в качестве формального повода начало реконструкции главной площади) требуют переноса палаточного городка, и он перемещается на Крещатик. Лагерь оппозиции вырастает до пятидесяти палаток. Против противников режима был организован целый ряд провокаций, сопровождавшихся применением физической силы. Организаторы акции обвинили в этом власть, в частности руководство силовых структур и непосредственно Президента. К движению «Украина без Кучмы» присоединились оппозиционеры, представлявшие самые разные регионы страны, исповедовавшие самые разные идеологии. После отставки с поста вице-премьера к открытой борьбе с Президентом подключилась Юлия Тимошенко. 9 февраля 2001 года при активном участии Тимошенко и Мороза был создан Форум национального спасения. Целью ФНС (в состав которого вошли, кроме Тимошенко и Мороза, Александр Турчинов, Степан Хмара, Левко Лукьяненко, Анатолий Матвиенко, Сергей Головатый, Тарас Стецькив, Тарас Чорновил, Владимир Филенко, Владимир Чемерис и ряд других известных политиков) является стремление «положить конец уголовному режиму, утвердить правду и закон, вернуть Украину на европейский путь развития». Члены ФНС заявили о готовности добиваться отставки Кучмы и превращения Украины в парламентскую республику.

Форум национального спасения объединил и левых, и правых. Давние оппоненты на время забыли о существующих разногласиях. Краткосрочный, но беспрецедентный в истории Украины случай консолидации оппозиции. Массовые мероприятия проходят в основном в Киеве, в регионах эффективная работа губернаторов не дала подняться протестной волне. 6 февраля, еще до создания ФНС, 150-километровый поход на Киев осуществила колонна социалистов. Количество людей, собранных на митинге, по разным данным колеблется от 10 до 30 тысяч человек. Суд и сожжение чучела, символизирующего Президента, положили конец начавшимся переговорам между представителем гаранта Валерием Пустовойтенко и координаторами УБК.

Несколько раз за этот период Президент встречался с Морозом. Первая встреча давних соперников состоялась в новогоднюю ночь. Мороз находился на своей даче, расположенной недалеко от президентской. Двери были не заперты. Приближенные лидера СПУ утверждают, что Мороз был до крайности поражен, когда сидел и смотрел телевизор и дверь в комнату открыл Президент страны. Насколько известно, глава государства явился для того, чтобы выяснить, чего именно хочет Александр Мороз. Разговор людей с двух разных планет не дал результата. Демократия и парламентская республика не конвертировались в заводы и посты. Словом, разговора не получилось. Вторая встреча произошла чуть позже. Леонид Данилович и Александр Александрович встретились на прогулочной тропинке у озера в Конче-Заспе. Президент предложил зайти к Литвину и поговорить по-мужски, за чарочкой. По информации все тех же источников из окружения Мороза, Литвин озвучил готовность власти к переговорам, однако Мороз отказался их вести без камер. Все закончилось кратким, но емким скандалом, углубившим пропасть противостояния.

Февраль оказался самым тяжелым месяцем для главы государства. По-прежнему неясно, кто был заинтересован в организации скандала — были ли это самостоятельные действия Мельниченко и трех-четырех его соратников по работе в органах или же это была более серьезная комбинация. Кучма ждал реакции Запада, и в первую очередь США, где менялась администрация. Ждала поддержки и оппозиция. 24 февраля Александр Мороз заявляет о серьезном влиянии на ситуацию со стороны Запада. По его словам, лидеры ведущих государств негласно договорились не приглашать Президента Украины в свои страны. В конце февраля лидер СПУ и один из лидеров ФНС отправляются в США и проводят ряд встреч с представителями влиятельных американских кругов, пытаясь заручиться их поддержкой.

Однако помощь из-за океана не пришла. Единственным известным представителем Запада, подавшим голос, оказался финансист Джордж Сорос, опубликовавший во влиятельной «Файненшл таймс» статью, в которой он призвал Леонида Кучму уйти в отставку. Сорос открыто заявил, что он предупреждал западных лидеров: переизбрание Кучмы усилит власть коррумпированных олигархов, финансировавших его кампанию. Из крупных европейских политиков лишь польский лидер Александр Квасьневский предпринял попытку посадить за стол переговоров главу Украинского государства и лидеров оппозиции. Однако эта попытка оказалась безуспешной — Леонид Кучма не намерен был встречаться с представителями ФНС и УБК, поскольку считал эти структуры нелегитимными.

Не оправдались и надежды, возложенные на Виктора Ющенко, способные дать оппозиции — единого лидера, населению — заслуживающий доверия источник информации.

Концом первой и самой обостренной фазы «кассетного скандала» стало 9 марта. Крупная колонна протестантов сначала поджидала Президента у памятника Шевченко, у места снесенного третьего палаточного городка. Не увидев главу государства из-за спин стражей правопорядка, колонна двинулась к администрации Президента, по пути «посетив» Министерство внутренних дел. Стычки, начавшиеся между оппозиционерами и представителями милиции у стен Киевского университета, переросли в 40-минутное побоище у стен президентского дворца. О том, кто его спровоцировал, спорят до сих пор. Кадры этого зрелища, а также массовые аресты, проведенные милицией на вокзале, испугали и без того пассивное население.

Еще одной причиной, способствовавшей затуханию «кассетного скандала», стала, мягко говоря, неэффективная работа временной специальной следственной комиссии Верховной Рады, которой вменялось в обязанности расследование обстоятельств исчезновения Гонгадзе. Этот орган был создан 21 сентября 2000 года по инициативе группы коллег Георгия. От имени журналистов была предложена и кандидатура председателя комиссии. На эту должность предлагался Лавринович, имевший в журналистских кругах репутацию квалифицированного юриста, порядочного человека и незаангажированного пропрезидентскими кругами политика. Выбор пал на Лавриновича еще и потому, что появились слухи о том, что комиссию могут возглавить Виктор Медведчук либо Александр Задорожний, входивший в тот момент в волковскую фракцию «Відродження регіонів». С точки зрения журналистов, отдать комиссию «на откуп» политику, представляющему откровенно пропрезидентские силы, означало сразу поставить крест на ее деятельности. Парламент прислушался к рекомендации представителей СМИ: Александр Владимирович стал руководителем парламентских «следователей», однако лавров на этом поприще не снискал. Фактическую бездеятельность временного органа Лавринович пояснял отсутствием соответствующей законодательной базы. А также «автономизацией» деятельности ряда членов комиссии, в частности Сергея Головатого («завязавшего» на себя практически все контакты со структурами, проводившими многочисленные экспертизы за рубежом) и Александра Жира (несколько раз лично встречавшегося с Николаем Мельниченко). Доводы Лавриновича были аргументированными и почти убедительными, однако несмотря на это выглядели не слишком искренними. Сейчас комиссию возглавляет Александр Жир, а Александр Лавринович трудится госсекретарем министерства юстиции.

В декабре 2000 года три члена комиссии — Александр Жир, Сергей Головатый и Виктор Шишкин впервые встретились с майором Мельниченко (предположительно, это могло произойти в Германии, Австрии или Чехии). Только перед самым вылетом группы (не афишировавшей свою миссию) Алекснадр Мороз сообщил «туристам» место встречи и пароль, при помощи которого визитеры должны были опознать человека, которому предстояло доставить их скрывавшемуся майору. По возвращении на родину депутаты подверглись досмотру с пристрастием в аэропорту «Борисполь», проведенному под предлогом поиска бриллиантов. В результате была испорчена видеокассета с записью показаний майора. Однако, как признавался позже Виктор Шишкин, первичные материалы парламентарии (по совету Жира) предусмотрительно зашили в одежду. Позже видеопленка была продемонстрирована всему депутатскому корпусу, а инцидент в Борисполе стал поводом разбирательства в Верховной Раде.

Замена Лавриновича на экс-спецслужащего Жира придала работе комиссии динамизм и даже агрессивность, но от этого деятельность органа не стала более эффективной.

Окончание на 4-й стр.

Начало на 3-й стр.

Скандал сошел на нет. Тем не менее заявить о его завершении мало кто решается. Министерство юстиции США затребовало пленки Николая Мельниченко. Экспертиза, проведенная майором в известной американской компании «Бектек», привлекаемой ФБР для получения компетентных оценок в ситуациях подобного рода, доказала подлинность пленок. По крайней мере тех из них, что прошли экспертизу. Впервые эксперты имели в руках не только записи, но и устройства, при помощи которых они делались. Таковых, как оказалось, у Мельниченко было несколько, ибо майор не ограничивался «поддиванным» диктофоном. Пленки майора оказались миной замедленного действия, дистанционное управление от которой находится в руках человека, способного подать в суд на Президента Украины. Дистанционное управление судом, соответственно, — в руках американской администрации. Правда, американцы пока события не форсируют, скорее даже тормозят.

Имидж Украины основательно испорчен, причем как содержанием пленок, так и реакцией власти на их появление. А что же Александр Мороз и Соцпартия? Что выиграли они кроме уверенности в собственной правоте? Пожалуй, ничего. Ведь реальной информации о происходящем, кроме как в Интернете, почти нигде не было. С другой стороны, население, привыкшее к существованию в своих «ракушках», оказалось недовольным причиненным беспокойством. Для многих, для очень многих наличие Мороза и его правды оказалось непосильным гражданским испытанием. Именно поэтому во многом построенная на «кассетном скандале» предвыборная кампания вызывает раздражение у значительной части электората. Одной из причин тому — злость, испытываемая людьми, которым напоминают о том, что в принципиальной ситуации они оказались не на высоте.

Ресурс списка

Нередко и небезосновательно Александра Мороза упрекают в консерватизме. И речь не столько о его внутренней приверженности левой идее, тут как раз Мороз обнаруживает дрейф к центру, сколько об окружении, которое даже при большом желании мало ассоциируется с европейской левой силой. Принято считать, что Александр Мороз не терпит конкуренции и предпочитает выгодный для себя фон эффективному партнерству. С одной стороны — подтверждением могут служить два крупных скандала с амбициозными Витренко и Чижом, с другой — эти события служат признаком иного: Мороз не очень хорошо разбирается в людях. Составу морозовской партии можно предъявлять множество претензий, начиная от засилья ретроградов и заканчивая далеко не ровной региональной работой. Тем не менее Александр Мороз дорожит каждым человеком, входящим в СПУ. Объяснить это можно уважением к идейности членов партии. СПУ не может быть в силу своих отношений с властью эффективным лоббистом. Партию при всем желании нельзя назвать богатой, соответственно люди, окружающие Мороза, едва ли могут быть заподозрены в корысти. Более того подавляющее большинство из них пострадали от близости к вождю. Единицам удалось сохранить имеющийся как правило не крупный бизнес. Большинство научившихся зарабатывать деньги в условиях капитализма столкнулись с карательной системой государства. Например, предприятия Николая Рудьковского — того самого, в чьей квартире производился обыск и изымались компьютеры с файлами записей Мельниченко, после многолетней работы вынуждены были закрыться: суд внезапно обнаружил нарушения в уставе. Ряд партийцев за убеждения поплатились должностями. Иными словами, Мороз дорожит людьми, находящимися в партии вопреки, а не благодаря.

Отчасти обстоятельствами, в которых ведет свою деятельность СПУ, можно объяснить отсутствие заметной ротации. Далеко не каждый рискнет связать свою судьбу с опальной партией. Тем не менее, по утверждению члена штаба, после президентских выборов социалистов в Украине стало на 10 тысяч больше.

Предвыборный список СПУ — решение Александра Мороза. При его составлении, безусловно, имели место внутрипартийные консультации. Наиболее ощутимое влияние на размещение по списочным гнездам имел руководитель штаба Иосиф Винский. К этому человеку в СПУ отношение неоднозначное. На Иосифе Викентиевиче основной груз организационной работы, и не только. Винский практически полностью освободил Мороза от решения финансовых вопросов. Деньги для партии пытаются добывать практически все, но распоряжается ими Винский. Человек, принимающий организационные решения и ведущий финансовую политику, не может быть для всех хорошим. Небезосновательны и существующие в его адрес упреки в консервативности, граничащей с ретроградством. Тем не менее всем памятна фраза Мороза, высказанная во время обострения очередного конфликта: «Или Винский остается, или я ухожу из партии». Назвать Винского «серым кардиналом» СПУ — вполне допустимо. Нюанс состоит в том, что если бы даже он когда-то и занял первое место, то от этого цвет бы не изменил.

Определенной противоположностью начальнику штаба, скорее не по влиянию, а по сути, выступает третий номер списка — Юрий Луценко. На одном из съездов лидер СПУ назвал его «любимцем партии». Море энергии, склонность к авантюризму, легкость в общении заставляют многих воспринимать Луценко как enfant-terribl. Вместе с тем лидер УБК уже успел побывать и главным инженером крупного предприятия, и помощником Пустовойтенко. Во время президентских выборов и «кассетного скандала» он доказал свою полезность партии и ее лидеру. Юрий Витальевич вошел в партийную пятерку. Луценко в СПУ ценят, но еще не воспринимают настолько серьезно, как ему бы того хотелось.

Второе место в списке занимает Иван Бокий — народный депутат, член СПУ и боевое перо «Сільських вістей». В свое время Иван Сидорович, как и многие журналисты, прельстился обаянием и таинственностью Евгения Марчука. Наступившее прозрение заставило трибуна другими глазами посмотреть на Александра Мороза. Кстати, подобный выбор сделал не он один, а целый ряд политиков и даже журналистов, некогда поддерживавших Евгения Марчука. Бокий — сильный оратор, активный депутат. Статьи, написанные на близком и понятном сельскому электорату языке, не совсем соответствуют канонам современной журналистики, зато адекватно воспринимаются там, где об изысках западного стиля не ведают, зато хорошо знакомы с проблемами украинского бытия.

Редактор «Сільських вістей» Иван Сподаренко не является членом СПУ, однако это не помешало шефу опальной газеты заключить пятерку списка морозовской партии. Сподаренко является авторитетом для тех, в чьих руках де-факто или де-юре находится земля.

Между двумя известными журналистами на четвертой позиции оказалась Валентина Семенюк. До «кассетного скандала» о ней мало кто слышал. Скорее всего столь высоким местом в списке она обязана своей активной позиции в разгар противостояния власти и оппозиции. Палатка с ее именем одной из первых появилась на Крещатике, Валентина Петровна в стычке с милицией получила травму и была госпитализирована. Проведать ее в больницу приезжал один из замов Юрия Кравченко.

На седьмом месте в списке Мороза Виталий Шибко. В партии опытный дипломат отвечает за международные контакты. Виталий Яковлевич близок к Морозу, он надежен, уравновешен и в отличие от многих ведущих партийцев обладает чувством юмора. Соцпартия достаточно активно устанавливает и поддерживает внешнеполитические связи. Прежде всего это объясняется ее стремлением стать полноправным членом Социнтерна, в который входят все те, кто согласно рекламы эсдеков, спас Европу от голода, холода и морального разложения. Правда, с социал-демократами отношения у Социнтерна весьма прохладные. У социалистов Мороза и социал-демократов Буздугана — максимально теплые. Молодежная организация Соцпартии под руководством Мисюры была принята наблюдателем в молодежный Социнтерн. По мнению штабистов уход Мисюры к социал-демократам на кануне выборов состоялся по причине недовольства местом в списке СПУ и, разумеется, по ряду других не менее весомых причин. Для медведчуковцев это было важно, поскольку молодежную организацию социал-демократов в не менее молодежном Социнтерне постигла крупная неприятность. Что же касается ухода Вадима Мисюры, то Социнтерн поддержал Мороза открыто, устами Каси Матушевской заявив о том, что в международную организацию принималось молодежное крыло партии Александра Мороза, а кто ее будет возглавлять и у кого находится нынешняя печать, не имеет никакого значения.

У СПУ есть все шансы получить начальный статус наблюдателя в авторитетной международной организации, однако поданная в 1999 году заявка может быть рассмотрена лишь конгрессом, который соберется в 2004 году. Все переговоры по поводу вступления, а также международные контакты закреплены за Виталием Яковлевичем. Помогал ли Социнтерн Морозу деньгами? Ответ отрицательный. Однако в течение последнего года европейские коллеги левой и левоцентристской ориентации старались помочь СПУ передачей предвыборного опыта. Тренинги, организованные фондами Жореса, Пальме, Денера, Мозерса и Вестминским фондом оказались малоэффективными, а полученные знания вряд ли применимыми в украинских реалиях. Исключение составил разве что последний семинар, на который приехали коллеги из Югославии. Их опыт выборов из подполья кое в чем оказался полезным СПУ.

Николай Мельник, бывший губернатор области (1994—96 гг.), заместитель председателя правления мощнейшей агрокорпорации «Липовка», которой сейчас руководит его дочь Светлана. Социалист он несколько условный. Распаевание колхозного имущества (с начислением дивидендов по системе Чаянова) Мельник осуществил еще в 1987 году, возможно, даже первым в Союзе. Он пользуется репутацией аграрного олигарха. Во всяком случае по суммарной площади земель (арендуемых не только в своем районе) и сумме вложений в сельхозперерабатывающие заводы он почти не уступает Петру Порошенко. Именно Мельник стал «крестным отцом» одной из первых в Украине мэро-губернаторской войны, в результате которой силой президентского указа освободил свое кресло Анатолию Матвиенко. Затем, в 1998 году, он ему же проиграл и выборы на «мажоритарке», получив наглядный урок умелого использования админресурса. Кстати, тогда на округе возник было и Мельник-2. Ныне на Виннитчине баллотируются в ВР сразу восемь Мельников: по данным ЦИК, этим «двойникам» принадлежит и всеукраинский рекорд, т.к. сразу четыре кандидата под фамилией Мельник зарегистрировано в одномандатном округе №13. Может, потому Мельник-социалист и пошел в списочной колонне. Повоевать за свою фамилию в почти «родственной» компании придется теперь его дочери Светлане , которую СПУ выдвинула по и.о. №18. Мельник сильный организатор и первое место Мороза в области во время президентских выборов — тому подтверждение.

В число передовых отрядов партии входит черкасская, кировоградская и житомирская организация. Последнюю возглавляет 18-й номер списка — Александр Барановский. Этот член Соцпартии проводит агрессивную и сравнительно эффективную политику в регионе. Именно он организовал в феврале 2001 года поход житомирян на Киев. Это при их появлении в селах согласно распоряжению местных властей, закрывали магазины и столовые, это их, несмотря на предупреждения, незнакомые люди разбирали на ночь по хатам и квартирам. Несмотря на сложные условия, Барановскому удается увеличивать численность областной организации СПУ и находить источники ее поддержки.

Отдельного описания заслуживает человек, не входящий в список и не претендующий на депутатский мандат. Ярослав Мендусь — тайный советник вождя. Этот статус за ним закрепился достаточно давно. Мендусь вне конкуренции. Иногда это порождает среди некоторых членов партии приливы ревности. Однако Ярослав Петрович старается минимально давать для этого поводы, крайне редко бывая на Воровского в штабе СПУ. Вместе с тем помимо Винского он был тем человеком в окружении Мороза, с которым Сан Саныч проводил наиболее активные консультации по поводу списка. Левые ортодоксы относятся к нему с подозрительностью, поскольку Мендусь работал в администрации Леонида Кравчука. Более того — непродолжительное время на посту замначальника внутриполитического управления он находился на Банковой, уже «взятой» Леонидом Кучмой. В его заявлении об уходе мотивировка отставки была сформулирована следующим образом: «В связи с невозможностью работать под руководством главы администрации Дмитрия Табачника». Человека с волчьим билетом взял на работу спикер Верховной Рады Александр Мороз. Из множества внештатных советников и консультантов Ярослав Мендусь был и остается первым. Этот номер стоит в его удостоверении. Вопросы коммуникации Александра Мороза в украинском политикуме, имиджевые и рекламные ходы, принятие принципиальных решений — сфера консультативной ответственности Ярослава Мендуся. По всей видимости обязанности тайного советника останутся за Мендусем и после выборов вне зависимости от того, что он отказался «дышать воздухом политического конфликта и просиживать брюки в Верховной Раде».

Что же касается бизнесквоты в СПУ… Сами понимаете, большого количества желающих рисковать нажитым к тому же в партии, которой не гарантированы четыре процента, крайне мало. Вместе с тем бросается в глаза инородный элемент списка под 11-м номером – Сергей Кироянц – беспартийный директор фирмы «КСГ». И даже он по некоторым данным не выполнив обязательств перед СПУ рискует лишиться места в списке.

Регионы

Большинство экспертов сходятся во мнении, что на серьезный успех социалисты вправе рассчитывать, скорее всего, только в так называемых «неолигархических» регионах. То есть в тех областях, где отсутствуют лакомые куски экономического пирога и местная власть не так связана с ведущими отечественными бизнес-политическими группировками. Но это не значит, что в данных регионах социалисты чувствуют себя вольготно. Отсутствие мощных предприятий означает отсутствие масштабных лоббистских интересов у местных предпринимателей. Следовательно, рассчитывать на поддержку бизнесменов в тех регионах, где у них действительно неплохие позиции, социалисты не в состоянии. Учитывая незавидное материальное положение партии и откровенное неумение ее лидера наладить достаточное, бесперебойное финансирование предвыборных нужд, «мажоритарщикам», выдвинутым СПУ, приходится рассчитывать только на собственные силы. А потому одномандатникам приходится нелегко даже там, где Соцпартия пользуется популярностью у населения.

Наиболее сильные позиции у Соцпартии прежде всего на Подолье. На Хмельнитчине СПУ является одной из влиятельнейших политических сил. Партийные комитеты СПУ имеются во всех 20 районах и 6 городах областного подчинения, насчитывается 400 первичных организаций. За последний год областная организация выросла вдвое и достигла 2,5 тысячи человек. 62% членов партии имеют высшее образование. Средний возраст членов организации — 42 года. Большинство хмельницких социалистов составляет сельская интеллигенция.

На парламентских выборах 1998 года СПУ (в блоке с не слишком популярной на Хмельнитчине СелПУ) набрала в области наибольшее количество голосов — 21,3% (коммунисты были вторыми с 21,1%).

Позиции социалистов на Хмельнитчине крепкие, но на успех 1998 года (несмотря на огромную личную популярность Мороза) едва ли стоит надеяться. Реально социалисты способны рассчитывать в этом регионе на 10—12% голосов. Кандидаты в депутаты Верховной Рады выдвинуты СПУ во всех семи мажоритарных округах. «Проходными» считаются три кандидатуры, и наиболее реальными видятся шансы А.Русина, председателя правления СГК «Подолье», баллотирующегося в и.о. №194. По партийному списку кандидатов в парламент под №19 находится председатель облорганизации В.Спивачук. Практически во всех районах и городах областного подчинения социалисты выдвинули своих кандидатов в депутаты областного совета (32) и рассчитывают на победу как минимум трети из них.

Формированием избирательных комиссий партия не удовлетворена, обвиняя власть в прямом вмешательстве в этот процесс. Даже там, где социалисты представлены практически во всех комиссиях, как, например, в Дунаевецком и.о. №191, представители партии председательствуют лишь в двух. Особо резонансных акций СПУ не проводит, судя всему, ввиду отсутствия необходимых средств. А вот газета облорганизации СПУ «Народовладдя» выходила еженедельно. Но 25 февраля неизвестные избили редактора газеты, депутата Хмельницкого городского совета Владимира Гогунского, нанеся ему серьезные телесные повреждения. С места происшествия исчез портфель с документами и газетными материалами. Из-за этого не вышел очередной номер «Народовладдя» и неизвестно, выйдет ли следующий. Это, бесспорно, чувствительный удар по предвыборной деятельности социалистов. В крае же это практически первое нападение на журналиста, и есть все основания считать, что оно связано с профессиональной деятельностью В.Гогунского и с откровенно оппозиционной к нынешней власти (причем в конкретных лицах ее местных представителей) позицией руководимого им издания.

Несмотря на то что Виннитчина — один из оплотов СПУ, лидера социалистов, очевидно, чем-то не устроила работа парламентариев, представляющих область. В результате отсутствуют в партсписке нынешние нардепы Нина Марковская, которая в случае победы Мороза рассматривалась министром здравоохранения, и Игорь Квятковский, потенциальный министр финансов гипотетического соцКабмина. Любопытно, что в партийном реестре очутились сразу три помощника-консультанта Нины Степановны. Квятковский (кстати, депутат Верховной Рады двух созывов подряд) нынче намерен пройти по 11-му одномандатному избирательному округу в Виннице. Шансы его, впрочем, невелики — по причине целой обоймы финансово мощных соперников, так и в силу своей малозаметности на электоральной местности в последние годы. Марковская же (которую явно обошли) решила вообще не выдвигаться на родине.

Нельзя не упомянуть и 32-летнюю Екатерину Лукьянову, самого молодого в Украине секретаря обкома СПУ, которая оказалась единственной женщиной среди 14 кандидатов в мэры Винницы. Удивительно, что для Лукьяновой не нашлось места в партсписке Мороза, который является, так сказать, «крестным дедом» ее второй дочери Александры, названной так, кстати, в честь Сан Саныча.

Иван Бондарчук (кстати, бывший глава облсовета, возглавляющий в нем сегодня фракцию левых) тоже остался вне партсписка. Заодно, пожалуй, ярчайший харизматик винницких левых «пролетел» и мимо 12-го мажоритарного округа, где работает заместителем директора АО «Винницамясо» и пользуется немалой популярностью. Говорят, что это следствие элегантной комбинации «шоколадного короля» Петра Порошенко, который еще до выдвижения обезопасил свою вотчину от всех более-менее реальных соперников, заранее поработав с ними. В результате Бондарчука ожидает теперь еще более сложное соперничество на 15-м округе с председателем облсовета Г.Калетником и всей мощью админресурса. Ведь несмотря на то что винницкие социалисты имеют свои организации во всех районах области и третьи по количеству депутатов местных советов, они никак не представлены среди руководства органов власти, крупных чиновников и бизнесменов. Так что социалистам остается рассчитывать только на харизмы своих лидеров и масс-медийную самодостаточность. При наличии местных «Стріли» и «Соціаліста Вінниччини», а также самой большой подписки в области на «Сiльськi вiстi» более дорогостоящим пиаром действительно можно и не заниматься.

Возросла численность областной организации СПУ в Херсонской области. Там теперь насчитывается около 2000 человек против полутора тысяч в конце сентября минувшего года. По утверждениям руководителей краевой ячейки, кандидаты в депутаты от СПУ не в силах противостоять админресурсу. Главным инструментом агитации служит газета обкома Соцпартии «Справедливость», распространяемая бесплатно тиражом в 15 тысяч экземпляров.

В партийный список по одномандатному округу внесено 5 кандидатур от Херсонщины. Наиболее высокое место (№28) у Василия Павлова, возглавляющего областную организацию. Кандидаты от СПУ баллотируются во всех херсонских мажоритарных округах. Однако реальные шансы выиграть выборы имеет разве что нардеп Станислав Николаенко, секретарь политсовета СПУ. Местные социалисты сильно обижены на коммунистов, поэтому постоянно обвиняют последних в нежелании создавать единую коалицию левых сил

Одесская областная организация СПУ — одна из немногих в регионе, имеющая «первички» во всех 26 районах и городах областного подчинения и даже в некоторых селах. Численность — 2,5 тысячи человек. Возглавляет ее первый секретарь обкома, помощник народного депутата Г. Грек — № 53 списка кандидатов в народные депутаты от СПУ. Во главе городской организации стоит начальник отдела СП «Оданк» А. Чернега, сын одного из бывших мэров Одессы — в списке идет под № 182. Областной избирательный штаб возглавляет народный депутат Украины В. Цушко — в списке № 16. Непрезентабельный офис штаба расположен в промышленной зоне на окраине Одессы в помещении завода «Рембыттехники». На Одесщине СПУ, по данным областного штаба, планирует взять 15 % голосов. На прошлых выборах удалось набрать до 9 %. Однако преодолеть намеченный рубеж будет непросто. В 11 мажоритарных округах социалисты выдвинули 10 кандидатов. Однако, учитывая те неравные условия, созданные кандидатам в области и особенно в Одессе, шансов победить у них немного.

По данным социологического опроса, проведенного 22—24 февраля Институтом региональных проблем (г. Одесса), в 137-м одесском округе (где лидирует кандидат от блока «За ЕдУ» начальник Одесского порта Н. Павлюк) вторую позицию в рейтинге занимает выдвиженец от социалистов, доцент кафедры менеджмента и маркетинга Национального аграрного университета 28-летняя Елена Никулина. Павлюк практически не сходит с экранов телевизоров, а Никулиной (как сообщили в штабе партии) отказали в выступлении на правах рекламы все местные телеканалы. За исключением областного гостелевидения, где предоставлен положенный по закону 10-минутный эфир всем кандидатам. Но и здесь не могут сказать, когда ее время.

Есть надежда у социалистов на победу своего кандидата И. Узун в 144-м округе, хотя это округ народного депутата В. Калинчука, выдвиженца блока «За ЕдУ». Дело в том, что предприятие, которое возглавляет один из лидеров областной организации НДП, входящего в блок «заединщиков», взяло у крестьян, проживающих в данном округе, в аренду земельные участки и не рассчиталось. Что может существенно понизить шансы ставленника провластного блока. В 143-м округе с центром в г. Котовске социалисты намерены поддерживать коммуниста, народного депутата В. Сокерчака, который отказался баллотироваться по списку КПУ из-за соседства с генпрокурором Потебенько. А по Одесскому 134-му округу, где зарегистрировано 22 человека, они намерены поддержать народного депутата В. Шишкина, поскольку свой выдвиженец менее проходная кандидатура. Областная организация СПУ имеет свою партийную газету «Перспектива», которая выходит еженедельно тиражом 10 тыс. экземпляров, и частную газету «Земляки», издающуюся один раз в месяц тиражом в 10 тыс.

Одна из наиболее сплоченных организаций Социалистической партии находится в Луганской области. Местная региональная ячейка, которую возглавляет Владимир Сулименко, располагает не только большим количеством «штыков», чем соседняя Донецкая (2 334 против 2 173), но и проводит гораздо более активную политику. Представители Соцпартии смогли привлечь в свои ряды как молодых людей, которым не давали развернуться в КПУ, так и определенную часть пенсионного электората. Кроме этого, на активизацию работы партийных структур повлиял такой шаг, как введение оплаты секретарям горрайкомов. Однако, невзирая на все эти положительные моменты, шансы СПУ разжиться мажоритарными мандатами на Луганщине невелики. Возможно, но маловероятно, что представитель СПУ сможет победить в одном-двух мажоритарных округах.

В Донецкой области (где властвует «ТУНДРА») говорить о своей принадлежности к СПУ считается едва ли не признаком дурного политического тона. Агитационные материалы если и появляются на свет божий, то только в тех местах, о которых знает узкий круг посвященных. Что на руку всем. И в первую очередь сдающему свои полномочия мэру Донецка Владимиру Рыбаку, который на своем округе выясняет отношения с социалистом — директором фирмы «Полет» Александром Холиным.

Львовская областная организация СПУ к выборам шла по тернистому пути внутренних раздоров. То в октябре 2000 года прежний первый секретарь Львовского обкома СПУ А.Покровский предпринял последнюю и решительную попытку предотвратить «сползание в социал-демократию» и «сохранить как можно больше марксизма». (В итоге Александра Сергеевича вместе с группой из двадцати «марксистов» изгнали из социалистического стана. Он создал было «спілку наукового соціалізму імені Івана Франка», но в конце концов влился в КПУ). То в ноябре-декабре 2001-го молодежное крыло СПУ — Социалистический конгресс молодежи — поднялось против «нафталинового характера работы нового первого секретаря Львовского обкома СПУ Талипова». (В обкоме СПУ на этот счет имеют кое-какую информацию, в соответствии с которой бунт юных социалистов был инспирирован СДПУ(о). Мятежная молодежь «не прошла перерегистрацию». Поиском отсутствия/наличия во львовской социалистической среде элементов демократии занимался даже Социнтерн.)

Но из всех этих перипетий партия вышла «еще более сплоченной и многочисленной». За год с небольшим партия под непосредственным руководством первого секретаря Евгения Михайловича Талипова из 793 членов выросла до неслыханных (с учетом специфики региона) 2087. Сегодня сеть партийных социалистических организаций оптимистически покрывает все районы области, города областного подчинения, областной центр. Основываясь на таких показателях, обком счел возможным двинуть на штурм законодательных органов власти разных уровней около 200 кандидатов. Из них по «мажоритаркам» во ВРУ нацелено 12 человек (по количеству имеющихся округов). Пятерых в обкоме находят проходными. Незаангажированные наблюдатели не разделяют уверенности социалистического обкома.

В список Мороза от Львовщины записано 9 человек. Шанс пройти по списку имел уже известный нам Евгений Талипов. Он находился на 18-м месте, но отказался в пользу своего черновицкого сопартийца Михаила Мельничука. Ныне львовский первый секретарь переместился на 39-ю позицию. Свой почин товарищ первый секретарь аргументирует тем, что руководитель областной партийной организации не может эффективно справляться со своими пастырскими обязанностями на месте, разрываясь между столицей и регионом. Вместе с тем он (первсек) прозорливо прогнозирует, что ВРУ будет терять свои властные позиции, а основной центр влияния будет «смещаться на места». Посему он предусмотрительно баллотируется по одному из округов во Львове в городскую раду.

Насчет шансов большинства своих кандидатов обком не сильно обольщается. Их участие в выборах сознательно используется как обкатка молодых кадров для предстоящих боев и как способ работы на общий партийный процент. Ибо всякий кандидат в депутаты имеет право требовать от властей как минимум предоставления зала. На предыдущих выборах социалисты по областному центру взяли где-то четыре с копейками процента, а по сельским районам — в пределах одного процента. Скажем: в Жовквивском районе — 0,6%, в Миколаевском — 1%, в Туркивском — 0,8%. (Именно из-за слабости влияния на негородское население социалисты сейчас регистрируют на селе 67 первичных партийных организаций.) На этих выборах социалисты должны взять больше голосов не только за счет растущей структуры. Политически социалисты в области, традиционно в основном голосующей за представителей национально-демократических сил, поднялись за счет ведения Морозом предыдущей президентской кампании и «кассетного скандала». Мороз на галичан произвел впечатление человека патриотичного, хоть и имеющего левые убеждения. Голоса социалисты могут немного оторвать у симоненковцев и витренковцев. На всех левых в области припадает всего 7 — 8 процентов электората. До сих пор коммунисты у нас имели приблизительно вдвое больше избирателей, чем социалисты. Но сегодня репутация коммунистов сильно подмочена. Чего только стоит присутствие в проходном списке КПУ «генерального… Потебенько»!

Связь с генеральным прокурором, по мнению социалистов, лишила Симоненко не только чести, но и ума и совести. В контексте нынешних выборов ЛОО СПУ ведет себя выходя за пределы традиционного левацкого принципа. К примеру, она поддерживает («в душе») Тараса Чорновила, Тараса Стецькива, Зореславу Ромовскую, Игоря Пилипчука. Социалистам области нравится даже член СДПУ (о) Петр Писарчук, «который своим базаром европейского уровня создал сотни рабочих мест». Прониклись социалисты уважением к местному магнату Богдану Федоришину, которого они поддержали в качестве кандидата на мэра Львова.

Подкинул ли этот претендент на городского голову деньжат обкому СПУ, обком молчит. Говорится только, что у партии есть некоторые спонсоры в среде бизнесменов, но их имена не афишируются, чтобы налоговая их не задавила. А свою моральную и организационную поддержку Федоришину социалисты объясняют тем, что увидели в нем «настоящего хозяйственника и благотворителя». Со слов первого секретаря обкома партии, Федоришин в своей частной клинике из 4000 тысяч пролечившихся в стационаре богатых человек 1800 бедным больным предоставил медицинское обслуживание бесплатно. Федоришин стал симпатичен СПУ и потому, что «за свои строит школу, а не церкви, как это делают другие…» (Разумеется, первый областной секретарь официально придерживается линии партии на уважение убеждений верующих, однако в глубине души он, пожалуй, остался убежденным атеистом.)

В агитационной работе социалисты Львовщины преуспели гораздо больше, чем их ближайшие местные «соратники» по левому спектру, коммунисты. Социалисты кроме зарегистрированного в мае 2001 года органа обкома СПУ «Галицкая правда» используют и иную печатную продукцию. Традиционно пристрастны социалисты к малым агитационным формам. Календарики наряду с целлофановыми мешочками (украшенные партийной символикой и афоризмом А. Мороза «За честную власть! За лучшую жизнь!») надежно привязывают «полезную информацию» к быту избирателя. Издание «Памятки собственника земельного пая» в формате захалявника (10,5 на 14,5 см) свидетельствует о том, что СПУ явно намерена отщипнуть электората и на политическом поле АПУ.

Технологии

При подходе к решению вопроса об агитационной кампании партия Александра Мороза имела все те же две проблемы: финансовую и админресурсную. Партийный бюджет и без того не дававший поводов для зависти, понес существенные потери, связанные с оплатой экспертизы пленок Мельниченко, проводившейся в Америке. Участие в голосовании за отставку Виктора Медведчука лишило СПУ теоретически возможной поддержки СДПУ(о): участие социалистов в решении премьерской судьбы Кинаха так и осталось не отблагодаренным в полной мере. Тем не менее социалисты не сдаются так же, как и коммунисты. В результате кампания была выстроена исходя из реалий. Заблаговременно, а именно в феврале 2000 года Юрием Луценко при организационно-финансовой поддержке Винского был создан газетный пул, стержнем которого стала газета «Грани». В 24 областях при поддержке либо под эгидой Соцпартии были учреждены, а чаще воссозданы периодические издания. Эти газеты, уже имевшие на тот момент доверие регионального читателя, заключили договор об использовании материалов газеты «Грани» — флагмана оппозиционной прессы. Сами «Грани» выходили и выходят небольшим тиражом — в пределах 3 тысяч. Этого как раз хватает для владельцев кабинетов, не решающихся читать газету на рабочем месте, но с интересом штудирующих ее дома. Перепечатки же из «Граней» расходятся по стране почти пятисоттысячным тиражом в региональных изданиях, входящих в пул.

Существенную коммуникационную поддержку социалистам оказывают «Сільські вісті». Газета проникает в капиллярную систему социума, поскольку как минимум три поколения сельских жителей преданно выписывают ее, о чем свидетельствует более чем полумиллионный тираж. Социалисты уверены, что благодаря «Сільським вістям» они соберут ощутимый электоральный урожай в сельской глубинке, которая, как справедливо замечают представители СПУ, не принимает участие в социологических опросах. Вместе с тем социалисты соглашаются с тем, что именно с голосами, принадлежащими читательской аудитории «СВ», в ночь с 31-го на 1-е власть будет наиболее бесцеремонно экспериментировать.

Тираж официального органа соцпартии — газеты «Товарищ» — колеблется от 100 до 160 тысяч. Однако это издание считать эффективным с точки зрения привлечения голосов вряд ли стоит, поскольку с ним знакомятся в основном те, кого за советскую власть и агитировать не нужно.

Небольшим 5-тысячным тиражом вышла книга историка и журналиста Валерия Зайцева «Возвращенная победа, или Антиледокол», в которой автор полемизирует с разведчиком, диссидентом Владимиром Резуном, более известным как Виктор Суворов. Социалисты предоставили Зайцеву возможность предъявить свою систему доказательств неверности утверждений Суворова, в частности об ответственности Советского Союза за развязание Второй мировой. Книга разошлась по комитетам ветеранов, при этом Александр Мороз направил письмо Владимиру Путину с просьбой переиздать «Антиледокол» в России большим тиражом, поскольку, по словам лидера СПУ, в России защите национального и исторически-советского достоинства уделяется гораздо больше внимания.

Немалые надежды в партии возлагают и на брошюру «Мельниченко разоблачает кучмизм». В ней собраны наиболее яркие расшифровки с предисловием и послесловием к каждой. При помощи этого издания Александр Мороз и его единомышленники надеются совершить информационный прорыв и ознакомить все-таки не пользующуюся Интернетом общественность с содержанием пленок Мельниченко. По словам представителей штаба, брошюра вышла тиражом 3,5 млн. экземпляров. Эффект от ее распространения социалисты надеются ощутить в рейтинговом измерении к середине марта. Избранное из записей майора — это та зачастую единственная помощь, которую штаб может оказать своим выдвиженцам в местные органы власти. Именно поэтому в СПУ рассчитывают на добросовестное распространение книги среди населения, поскольку сами кандидаты в депутаты должны быть заинтересованы в том, чтобы брошюра, с вложенной в нее листовкой кандидата дошла до максимального количества домов и квартир.

Отдельного внимания заслуживает предвыборный ролик Александра Мороза, которым стал фильм «Мат». В основе картины реальные события, записи Мельниченко, сделанные в президентском кабинете. Записанные беседы воспроизводятся без цензурных купюр. Для непосвященных фильм познавателен, однако как технология вряд ли является образцом эффективности, поскольку не содержит в себе ясных, четких выводов и объяснений. Зрителю практически предлагают делать выводы самостоятельно, что свидетельствует об уважении к публике и пиар-неискушенности. На появление этой пятнадцатиминутной ленты во время, отведенное соцпартии на «УТ-1», пропрезидентские партии ответили коллективным обращением в ЦИК с требованием отстранить Александра Мороза от участия в выборах. Процесс сбора подписей под текстом, рожденным по некоторым данным в администрации Президента, растянулся на несколько дней. Поговаривают, что одним из первых автограф на обращение к ЦИК было предложено поставить Виктору Медведчуку. Тщательно следящий за соблюдением имиджа отвергнутого властью, Виктор Владимирович не пожелал этого делать. Легенды гласят, что российские технологи помогли ему избежать участия в коллективном доносе, запустив содержание обращения с частью собранных подписей в СМИ, не имеющие прямого отношения к СДПУ(о). Впоследствии Медведчук, оскорбленный и рассерженный, якобы заметил, что не может присоединяться к чьим бы то ни было инициативам последним. Косвенно о правдивости этой, рассказанной в кулуарах истории свидетельствует отсутствие подписи главы СДПУ(о) под воззванием пропрезидентских партий. В связи с фильмом «Мат» СПУ получила предупреждение от Центризбиркома. Еще одно означает снятие партии с предвыборного марафона.

Еще один пятнадцатиминутный, показанный по УТ ролик лидера СПУ, был сокращен штабом до трех минут и разослан всем мажоритарщикам. В отведенное им государством рекламное время кандидаты от СПУ начали вставлять трехминутную версию ролика партии.

Государственный комитет по прессе, возглавляемый бывшим соратником, а нынче оппонентом Александра Мороза, Иваном Чижом, запретил использование ролика Мороза в эфирное время мажоритарщиков. СПУ обратилась в Шевченковский районный суд, где распоряжение ведомства Чижа признали незаконным, разрешив демонстрировать на местах ролик партии в отведенное мажоритарщикам время. Если решение будет выполнено, то кандидатам от Соцпартии больше не придется, как в Харькове, молча сидеть в эфире, заклеив рот пластырем, демонстрируя тем самым свое несогласие с запретом на показ ролика. Хотя, с другой стороны, СПУ от ЦИКа в связи с фильмом «Мат» получила предупреждение.

На центральных каналах до сего дня рекламные ролики Александра Мороза так и не появились. Редкие эфирные возможности Сан Саныч не всегда использует рационально. Во время дебатов с Витренко он выглядел телом, напрочь лишенным источников питания: казалось, что изнурительная борьба и политический остракизм полностью разрядили батарейки лидера социалистов. Но в тот же вечер Александр Мороз весьма сильно выступил в программе Дмитрия Киселева, продемонстрировав свои самые сильные стороны: логику, иронию, невозмутимость, снисходительность.

Нельзя не заметить, что партия Александра Мороза из всех субъектов выборов имеет наибольшее количество противников. И если остальные участники предвыборной борьбы сосредоточиваются на защите и придумывают контрмеры в основном в отношении потенциальных захватчиков их электората, то Морозу приходится сталкиваться с недружественными действиями кроме прочего и тех, с кем СПУ делить нечего. Против Александра Мороза работает админресурс и соответственно провластные блоки и партии. Традиционной антиморозовской пропагандой занимается Витренко, причем Мороз зачисляется ею в когорту «американских ставленников» наряду с Тимошенко и Ющенко. С этим тезисом Витренко прописалась на каналах «СТБ», ICTV «Эре» и «УТ-1». Именно эти каналы контролируются членом блока «За единую Украину» Виктором Пинчуком и его политическим соратником (по блоку) Андреем Деркачем. По странному совпадению частота появлений Витренко на президентских каналах даже близко не сопоставима с совокупным хронометражем выступлений Мороза, Ющенко и Тимошенко. Как бороться с этой случайностью и ее последствиями штаб Мороза по всей видимости не придумал. В то же время в суд на лидера ПСПУ Мороз подал, о чем и заявил во время дебатов в прямом эфире на канале «УТ-1».

В последнее время к риторике Витренко присоединился лидер коммунистов Петр Симоненко, заявивший о том, что Мороз, Тимошенко и Ющенко готовят переворот в Украине (разумеется, по заданию США). Александр Мороз выступление Симоненко считает весьма логичным, поскольку лидер КПУ озабочен утекающими от партии голосами — раз, и перспективами компартии как в идеале единственной левой оппозиции — два. Лидеру российских коммунистов Геннадию Зюганову уже давно никто не мешает жить, учиться и работать, как завещал великий Ельцин. Почему бы украинским коммунистам не повторить успех старших братьев? Петру Симоненко Александр Мороз пытается противопоставить график своих поездок. Зачастую он повторяет маршруты лидера КПУ, появляясь в регионах уже встретившихся с вождем украинских ленинцев. Принцип прост — «запоминается последняя фраза».

Сложнее с двумя другими участниками выборов — Ющенко и Тимошенко. С Юлией Владимировной заключен договор о ненападении и публичных поводов считать его утратившим силу нет. Вместе с тем в штабе Мороза озабочено говорят о финансовой поддержке, оказываемой Юлией Тимошенко ряду перспективных социалистических мажоритарщиков. Происходит это без согласования с лидерами СПУ, в связи с чем социалисты делают выводы о намерении главы дружественного блока в будущем парламенте переманить ряд депутатов от СПУ к себе во фракцию. «Кассетный скандал» и радикальная оппозиционность привели к потере партией Мороза значительного сегмента левого электората. Компенсировать потери можно было бы за счет электората протестного, однако по воле судьбы на этот электорат претендует и блок Тимошенко, не менее радикальный, к тому же не левый. И это важно, поскольку наибольшая часть политически активного населения проживает на западе страны, где левая идея явно не в фаворе. «Если вы придерживаетесь левых взглядов и поэтому не можете голосовать за блок «Наша Украина» или блок Юлии Тимошенко, то голосуйте за Александра Мороза» – таким образом Социалистическую партию публично поддержал сын Вячеслава Чорновола Тарас. Однако с нашей субъективной точки зрения самую значительную часть голосов у Александра Мороза забирают не коммунисты, не Витренко, не Тимошенко, а Виктор Ющенко. Для части электората Виктор Андреевич – это молодой Сан Саныч: рассудительный, неконфликтный, порядочный, не скрывающий провинциальных корней и отвечающий эстетическим запросам ощутимой части женского населения. С Ющенко Морозу бороться сложно, тем не менее он это делает сдержанно и искренно. Последнее обстоятельство определило поведение экс-премьера в разгар «кассетного скандала»: Морозу сложно забыть «заявление трех» и ряд аналогичных поступков Виктора Андреевича в период, когда у страны был шанс ускорить внутренние изменения.

Сегодня партия оценивает свой рейтинг как шестипроцентный. Пропрезидентские социологи утверждают, что у Мороза нет шансов преодолеть четырехпроцентный барьер. Последнее исследование Центра Разумкова фиксирует повышение рейтинга СПУ. Согласно опросу, завершенному 7 марта, за социалистов во главе с Александром Морозом, проголосовали бы 3,7%. На юге их готовы поддержать 1,1%, в центре — 6,8%, на западе – 1,7%, на востоке – 3,1% населения. Погрешность проведенного опроса – 2,3. Каким может оказаться ее знак для партии Александра Мороза – положительным или отрицательным, об этом мы узнаем 1 апреля. Сегодня же можно говорить лишь о тенденции, выраженной в осязаемом росте партийного рейтинга. Морозовцы, удачи!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно