Цена не своих побед

16 мая, 2008, 15:58 Распечатать Выпуск №18, 16 мая-23 мая

Со времен появления фильма «Подвиг разведчика» все советские люди знали, что поднимать бокалы за победу можно даже с врагом...

Со времен появления фильма «Подвиг разведчика» все советские люди знали, что поднимать бокалы за победу можно даже с врагом. Главное — вовремя многозначительно добавить «За НАШУ победу!». Украинские политики до сих пор используют этот наивный «шпионский приём». Искренне радуясь, что конкуренты (они же — соратники по борьбе) якобы не догадываются, что на самом деле имеет в виду «тостующий». Правда, результаты такой конспирации могут быть совершенно неожиданны для «разведчиков от политики». И стоит ли удивляться, что отчаянная борьба президента и премьера за мир и единство демократической коалиции — каждого в свою пользу — приводит к разрушению не только самого парламентского большинства, но и дискредитации и деградации государственных институтов как таковых.

Герасим заговорил

Юлия Тимошенко так и не появилась на торжественных мероприятиях, посвященных Дню Победы. Демарш (если это действительно был демарш) выглядел тем более удивительно, что практически все политические силы пыталась использовать 9 мая для саморекламы и демонстра­ции своих возможностей накануне выборов столичного мэра. О причинах отсутствия лидера БЮТ говорят разное, но в любом случае получилось символично.

У премьера с президентом на самом деле оказалось не так уж много поводов для совместной радости. Логика борьбы «за свою победу» развела их по разные стороны фронта. Более того — как раз накануне бойцы госохраны установили контроль над зданием Фонда госимущества — стратегической высотой в противостоянии правительства и СП. В этих обстоятельствах демонстрировать единство с Ющенко для Тимошенко означало расписываться в собственном поражении.

Между тем премьер сдаваться не собиралась. Да и отступать ей, по большому счету, некуда. Как раз накануне 9 мая стало ясно, что у правительства попросту заканчиваются деньги, необходимые для выплат по долгам Сбербанка СССР. Из запланированных на эти цели в бюджете 6 миллиардов гривен выплачено почти 90%, а обещанную тысячу гривен получила в лучшем случае половина зарегистрировавшихся вкладчиков. Недо­стающие средства может дать только приватизация — и именно поэтому в бой за ФГМ был брошен такой опытный боец, как Андрей Портнов.

Впрочем, как оказалось, и Портнов не всесилен. Вот почему Тимошенко задействовала запасной вариант — с инициативой в кратчайшие сроки изменить Конституцию и навсегда лишить президента возможности блокировать действия Кабмина. После маневров вокруг здания Фонда госимущества Александр Турчинов даже пообещал переподчинить правительству силовые структуры.

Как подобные намерения воспримут на Банковой, догадаться было несложно. Достаточно вспомнить события годичной давности, после которых Ющенко пообещал, что люди в погонах будут выполнять исключительно его приказы. То, что президентская сторона начала активную контригру, стало ясно уже в субботу. По многочисленным заявлениям о «неприемлемости конституционных предложений БЮТ» — от имени юристов секретариата, блока Литвина и даже представителей «прагматического крыла» Партии регионов, о тесных взаимоотношениях которого с Виктором Балогой уже ходят легенды.

Поработали, очевидно, и с «Народной самообороной». Но, похоже, перегнули палку. В ту же субботу поползли слухи, что в ответ на давление на главного спонсора «НС» самбисты угрожают выйти из коалиции. В понедельник перед журналистами, правда, появился не Давид Жвания, а Юрий Луценко. Который прямо обвинил президентских канцеляристов в попытке сделать из него «второго Цушко» (намек на события вокруг здания ФГИ) и потребовал отставки Балоги. При этом министр внутренних дел попытался разыграть карту «третьей силы» и пообщал, что самооборонцы не будут голосовать за бютовский проект Конституции.

Правда, о Тимошенко Юрий Витальевич анекдоты не рассказывал, все больше шутил об исчезнувшем из продажи «мясе криля». Неудивительно, что на Банковой «мирные предложения» Луценко восприняли как откровенное издевательство. Игорь Криль объявил первый номер списка «НУ—НС» «засланным казачком» от БЮТ, а Виктор Балога разразился инвективами в адрес самой Юлии Тимошенко, обвинив её — ни много ни мало — в хамст­ве и «бескультурном пигмействе».

Впрочем, шансы на компромисс формально ещё сохранялись. На Банковой дали понять, что Ющенко не будет распускать Конституционный суд — о том, что БЮТ рассматривал эту угрозу как вполне реальную, еще на прошлой неделе заявлял Турчинов. А потому тимошенковцам не стоит опасаться послания президента к Верховной Раде. Но в игру неожиданно и не исключено, что невольно — вступил... Арсений Яценюк. В общем-то, спикер всего лишь предположил, что президент будет настаивать на приведении к присяге новых судей КС. Но даже этого намека Тимошенко оказалось достаточно. В БЮТ президента заподозрили в намерении изменить баланс сил внутри Конституционного суда. Премьер срочно собрала утром фракцию и отдала приказ заблокировать трибуну.

Срыв выступления Ющенко был подчеркнуто демонстративным. Заодно с наслаждением отыгрались и на Гелетее. Сначала его «орлов» депутаты выставили из зала заседаний. Президент вынужден был выступать на пятачке перед кабинетом спикера. Но и этот «плацдарм» его люди не удержали. Несмотря на категорические возражения начальника УГО место у трибуны сразу же заняла премьер, высказавшая публично всё, что она думает и о президенте, и о его окружении. В запасе остались лишь несколько неозвученных тезисов, подсмотренных корреспондентами «Украинской правды». Убийст­венное утверждение, что нынешние обитатели Банковой «хуже, чем Кучма», и выразительное сравнение — мол, четыре месяца премьер молчала, как тургеневский Герасим, но теперь «все будет по-другому». Сравнение, правда, не совсем удачное. У Тургенева Герасим, как мы помним, так и не заговорил (не мог он это сделать просто физически), а обещать утопить кого-то, как Муму, Тимошенко явно не готова. Впрочем и без этого поражение президента выглядело ошеломляющим. Даже отъезд Ющенко в аэропорт для поездки в Израиль, пусть и запланированный заранее, выглядел как беспорядочное отступление.

С другой стороны, Тимошенко откровенно блефовала. В качестве причины блокирования трибуны были названы не планы Банковой в отношении КС, а так называемый «антиинфляционный» пакет законов, который якобы несколько месяцев пылился в ВР. На самом деле — по словам Яценюка — последний из нерассмотренных правительственных законопроектов поступил не больше месяца назад, а последние три недели парламент не работал. Да и разрекламированный столь громко пакет состоит всего из трех проектов, к преодолению инфляции имеющих в общем-то весьма отдаленное отношение. Изменения к Закону «О таможенном тарифе Украины» и установление на 2008 год тарифной квоты на ввоз в Украину некоторых видов мяса и ограничение торговых надбавок в супермаркетах в лучшем случае могут сбить ажиотажный спрос, да и то вряд ли. Зато конкуренция с импортной продукцией может окончательно добить украинское животноводство.

Владимир Литвин уже успел обвинить авторов законопроектов — депутатов-бютовцев Сергея Терехина и Евгения Сигала в лоббировании частных интересов торговых компаний в ущерб отечественному производителю. Более того, экс-спикер намекает, что импортное мясо завезли еще до принятия законов и депутатам предлагают просто узаконить действия трейдеров задним числом. Что удивительно, речь идет о сценарии «сахарного кризиса» двухлетней давности. Впро­чем, дисциплинированные бютовцы на такие «мелочи» внимания не обращают. Ув­леченные борьбой за «нашу победу», они на всех площадках уверяют, что имеют по-настоящему чудодейственный антиинфляционный пакет, принятию которого мешают козни Банковой и примк­нувших к ней регионалов.

Война нервов

Секретариат, разумеется, в долгу не остается. Но в борьбе за «свою победу» тоже не стесняется выдавать желаемое за действительное. Заявление «НУ—НС» с осуждением действий БЮТ на поверку оказалось в лучшем случае заявлением «НУ без НС». И это уже после того, как его распространили всеми возможными информационными каналами. Возмущение неуважительным, если не сказать хамским, отношением к президенту понять, конечно, можно. Но в общем-то Ющенко не впервые не дают выступить с трибуны Верховной Рады. Первым эту технологию опробовали еще коммунисты при обсуждении законов по ВТО.

В истории взаимоотношений между украинскими институтами власти были слу­чаи и покруче. На подписание «конституционного договора» между президентом Кучмой и депутатами пригласили даже переводчика. В помощь присутствующим иностранцам, разумеется, но общий язык президент и парламентарии тогда действительно находили с трудом. На этом фоне встреча в среду на Банковой действительно выглядела «милой беседой», как выразилась Тимошенко. Но по сути это была — ни больше ни меньше — попытка мирных переговоров. Закончив­шаяся, к тому же, ничем. Вернувшись к своим соратникам, премьер дала понять, что нужно готовиться к новым столкновениям.

Чего Тимошенко, правда, не ожидала, так это того, что полем новой битвы окажется Кабмин. Собрав правительство для показательной порки нерадивых губернаторов, она вынуждена была выслушивать выступление Юрия Павленко, неожиданно напомнившего премьеру, что министры не обсуж­дали и уж тем более не давали своего согла­сия ни на «антиинфляционный» пакет, ни на блокирование заседаний парламента. Правда, отчитав министра молодежи и спорта, Тимошенко вынуждена была отвечать на «мирные предложения» гуманитарного вице-премьера Ивана Васюныка. «План Васюныка» настолько сов­падал с тре­бованиями секретариата (принятие закона о Кабмине, обнародование принципов правительственной экономической политики, отказ от изменений в Конституцию), что лидеру БЮТ стоило немалых усилий держать себя в руках. Впрочем, её хватило на саркастическую улыбку и заверения, что она уже давно действует по предложен­ному плану. Что и подтвердилось вчера.

Но, похоже, Тимошенко начинает терять темп. А на затяжную войну сразу на несколько фронтов у неё просто может не хватить ресурсов, времени и сил. Ведь, по сути, главным козырем БЮТ остается личная энергия и харизма лидера. И получается, что даже в локальных боях премьер вынуждена участвовать лично, в то время как оппоненты всегда могут ввести в бой запасные фигуры. А в последнее время Тимошенко огромную часть своего времени тратит еще и на участие в столичных выборах, хотя даже её собственные штабисты в частных разговорах признаются, что на победу Александру Турчинову рассчитывать не приходится. Учитывая защиту Леонида Черновецкого со стороны Банковой, можно было бы договориться с Виталием Кличко, у которого шансы повыше, но на Туровской даже разговоры об этом пресекают.

Впрочем, главная игра Тимошенко назначена не на 26 мая, а на 20-е. Именно в этот день должна состояться продажа Одесского припортового. Если Портнов добьется своего, эта победа затмит возможное поражение в столице и даст премьеру финансовый ресурс для борьбы за избирателей в общеукраинском масштабе. Парадокс состоит в том, что участвовать в приватизации в условиях открытой войны между ветвями украинской власти готовы не многие. А если быть пре­дельно откровенными — только россияне. Заявленная сумма для них никак не запредельная, и они в общем-то готовы рискнуть, если ставкой будут хорошие отношения с будущим президентом. Пример Лакшми Миттала показал, что это только в отношениях между собой украинские политики недоговороспособны.

На Банковой, кстати, уже успели обратить внимание на определенные признаки потепления в отношении Тимошенко к России. А в некоторых интернет-изданиях уже вовсю обсуждают версию о БЮТе как «самом удачном пророссийском проекте». Вряд ли это серьезно подпортит репутацию премьера. Зато помогает в укреплении имиджа президента как «единственного последовательного защитника национальных интересов». Судя по последним сводкам с фронтов российско-украинской «дружбы», поводы для раскрутки в медиа лозунгов «отечество в опасности!» наши северные соседи готовы предоставлять едва ли не ежедневно. И что особенно интересно — пиар-стратеги из бело-синего лагеря считают идею «объединения перед лицом внешнего врага» едва ли не единственным пристойным поводом для публичного сближения регионалов с Банковой. А в дальней­шем — чем черт не шутит — и дискуссии на тему выдвижения на будущих президент­ских выборах «консолидированной фигуры». Правда, признаков того, что бело-синий электорат будет голосовать за «президента-консолидатора», нет пока никаких.

А ну-ка обними!

Впрочем, умы самих регионалов идея объединения занимает уже давно. Кандидат ПР в киевские мэры Василий Горбаль продемонстрировал это более чем наглядно. В его ролике он ходит по столичным улицам с плакатом «обними!» и действительно обнимается с киевлянами. В ролике задействованы и другие видные регионалы. Нет, правда, лидера, зато Инна Богословская развивает призыв Горбаля плакатом «объятия без границ!». Поможет ли подобное творчество бело-синим укрепить свои позиции в столице — еще вопрос, но тактику в отношения с политическими контрагентами оно описывает очень точно.

Еще неделю назад регионалы открыли свои объятия Тимошенко, пообещав поддержать идею конституционных изменений в парламенте. Не без внутренней дискуссии, правда, но добро дали единогласно. Правда, познакомившись с предложениями БЮТ и понаблюдав за выяснением отношений между премьером и президентом, бело-синие позицию подкорректировали. Теперь они говорят, что за изменения, но имеют собственный проект. И готовы к обсуждению.

А все дело в том, что в позиции Тимо­шенко регионалы почувствовали слабину. И заподозрили, что премьер ведет привычную для себя игру — напугать президента сближением с Януковичем, чтобы добиться уступок для БЮТ. Разумеется, в виде компромисса ради «консолидации демократических сил». Собственно Юлия Владимировна некоторые конституционные инициативы соратников уже поспешила дезавуировать — теперь она, к примеру, утверждает, что в проекте Основного закона планируется не переподчинение силовых структур правительству, а исключительно их деполитизация.

Если Тимошенко действительно играет с президентом в кошки-мышки, решили регионалы, то нет никакого смысла таскать для неё каштаны из огня. А лучше и самим попытаться проделать нечто подобное. Именно поэтому известных бело-синих переговорщиков все чаще стали видеть возле президентской администрации. Без плакатов с призывами обниматься, но с явно выраженным желанием договариваться.

Собственно, для ПР ценен не столько результат — конкретные изменения в Конституцию, сколько сам процесс. Да, у отдельных представителей регионалов руки чешутся обрезать полномочия Ющен­ко, но желания «отомстить за 2004» сейчас больше у авторов бютовского проекта. А бело-синим важнее участвовать в процессе. Имея треть голосов в парламенте, они всегда будут интересны тем, кто захочет поменять Конституцию, но как только поправки будут проголосованы, необходимость в них может просто отпасть.

Именно поэтому в среду руководители партии приняли решение не форсировать конституционный процесс и не голосовать за предложения БЮТ. Борис Колесников, говорят, даже выступил с пламенной речью, в которой потребовал принимать только тот проект конституции, в котором будут учтены «все программные требования Партии регионов». А кто бы из бело-синих возражал? В конце концов, надо же вокруг чего-то на переговорах торговаться.

Сигнал из «Зоряного» на Банковой рас­шифровали очень быстро. И отреагиро­вали во вполне благожелательном ключе. В конце концов, президент, не имеющий большинства в Раде и лишенный возможности принимать изменения Основного закона в обход парламента, и сам заинтересован в максимальном затягивании процесса. Желательно до будущих выборов. И необязательно для этого публично обниматься с оппозиционерами. Последние четыре месяца президент только и говорил, что не видит альтернативы демократической коалиции. Но разве это помешало переговорам «всех со всеми»?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно