Приговор: пять лет гражданских исправительных работ

19 февраля, 2010, 17:09 Распечатать

Высший административный суд Украины начал слушание дела по иску кандидата в президенты Украины Юлии Тимошенко...

Вчера Высший административный суд Украины начал слушание дела по иску кандидата в президенты Украины Юлии Тимошенко. Действующий премьер, согласно официальным данным ЦИК, обнародованным 14 февраля, президентские выборы проиграла, уступив Виктору Януковичу 3,4% голосов. В иске, подписанном главой юридического департамента штаба БЮТ Андреем Портновым, выдвинуто обвинение в адрес ЦИК, которая по мнению БЮТ, противоправно установила и объявила результаты выборов и не пожелала применить все законные меры для определения истинных результатов волеизъявления граждан. БЮТ потребовал признать протокол ЦИК недействительным и назначить третий тур. В то же время Юлия Тимошенко, появившись в здании ВАСУ, заявила, что пришла защищать не украденную у нее победу, а украинскую демократию.

Однако внимательные наблюдения за процессами, характеризующими сегодняшнюю украинскую демократию, а также анализ роли в них участников судебного процесса позволяют нам уложить описание истории всего лишь в три пункта:

1. Юлия Тимошенко, осознавая, что ее сторонники не собрали достаточной базы юридических доказательств фальсификаций результатов выборов оппонентами, совершает ритуальное обращение в суд исключительно для того, чтобы дать сигнал своему электорату о том, что она прошла свой путь до конца и не сдалась. Тимошенко хорошо осведомлена и о том, что суд сегодня чрезвычайно чуток если не к возможностям новой власти, то по крайне мере, к ее появлению.

2. Партия регионов ради сохранения власти готова закрыть глаза на имеющиеся у нее факты фальсификаций со стороны БЮТ.

3. Суд завершится в понедельник. Возможно, не все 55 судей коллегии ВАСУ станут на сторону ЦИК — некоторые воздержатся при голосовании. Но это не помешает претворению в жизнь планов официально объявленного президентом и уже всемирно поздравленного Виктора Януковича.

Таким образом, судебный процесс уже сейчас можно назвать очередной имитацией демократии. На чем и поставить точку. Однако это наши выводы. А мы можем ошибаться. Поэтому за день до начала процесса мы решили предоставить возможность выразить свое мнение представителям спорящих сторон. Известному адвокату, народному депутату фракции БЮТ Сергею Власенко, который в 2004 году был одним из представителей интересов Виктора Ющенко в Верховном суде Украины, а также не менее авторитетному юристу Партии регионов, вице-спикеру украинского парламента Александру Лавриновичу. Что касается позиции главы Центральной избирательной комиссии Анатолия Шаповала, то он в комментарии нам отказал.

Сергей Власенко: «Контраргументы ПР только укрепят наши позиции. Прямая дорога к третьему туру!»

— Сергей Владимирович, уточните, на какой закон Украины опирается БЮТ, апеллируя к третьему туру? Или же речь идет о политико-правовом решении Верховного суда Украины, идентичном решению 2004 года?

— Поскольку закон о выборах президента не содержит нормы, позволяющей провести третий тур, мы опираемся на принципы верховенства права и нормы Конституции. Что же касается решения ВСУ в 2004-м, то я уже миллион раз слышал реплики о якобы именно «политическом решении ВСУ». Но простите меня за, если хотите, некий романтизм, однако я и сегодня как профессионал искренне убежден, что это решение было исключительно юридическим. К сожалению, в СССР, как, впрочем, и сейчас в Партии регионов, существовал позитивистский подход к праву. Когда любую запятую можно перетолковать в нужную тебе сторону. Не учитывая ни логики закона, ни его духа. Примерно так же ПР сегодня пытается извратить закон о регламенте Верховной Рады и применить его к действующей коалиции.

В близкой же нам европейской правовой традиции принцип верховенства права считается незыблемым, применяется практически всегда, а также не имеет ничего общего с самодурством и политикой. Поэтому ВСУ принял правовое решение. Тогда, по сути, указав на конкретные фальсификации власти, мы спросили: «Уважаемый суд, каким способом можно восстановить нарушенное право кандидата в президенты Ющенко?». «Поскольку были системные и массовые фальсификации и результат выборов установить невозможно, то только переголосованием» — ответил суд.

— Но 2004 году принцип верховенства права восторжествовал на фоне тотального применения властью админресурса, политического давления, цензуры в СМИ и, как следствие, непризнания выборов европейскими наблюдателями. Сегодня ситуация, мягко говоря, иная. Этот сценарий сегодня выглядит фарсом.

Вы сейчас повторяете логику ПР, однако…

— …однако этой логикой позволили себе воспользоваться президенты 24 стран мира, признавших Януковича победителем.

— Я с вами согласен, но лишь отчасти. Что говорит ПР? Выборы-2010 лучше, чем выборы-2004, и поэтому они демократичны и цивилизованы. Да, выборы лучше. Смею заметить, что они лучше, в том числе и потому, что в 2004 году был процесс в ВСУ. Но я категорически не согласен с тем, что выборы-2010 демократичны и идеальны. Они далеко не такие!

На самом деле международные наблюдатели увидели картинку, которая внешне резко отличается от картинки 2004 года. Однако фальсификации были! Притом носили тот же самый характер, однако стали более технологичными. И если тогда в ходу были открепительные талоны, массовые перемещения поездов и голосование «мертвых душ», то сейчас, к примеру, «благодаря» норме о внесении изменений в списки избирателей в день выборов, на участках появились массовые двойники, а также сотни корешков бюллетеней, заполненных одним подчерком. Но разве такие фальсификации могут проследить наблюдатели? Они ни ментально, ни физически не могут уловить подлог! К примеру, на 456 участках Днепропетровщины присутствовало аж шесть международных наблюдателей. Что они могли увидеть?

— Вы не первый, кто ставит под сомнение способность европейских наблюдателей адекватно оценивать происходящее.

— А разве у вас другое мнение? Ведь цивилизованные люди вообще не понимают, что у нас здесь происходит — в экономике, в работе чиновников. И выборы, и дважды судимый кандидат в президенты — это только маленькая частичка того, чего они не понимают. Поверьте.

— Так может нам вообще не надо европейцев приглашать? Давайте из России звать. Наши соседи по коррупционному рейтингу уж точно в состоянии разглядеть, что происходит на украинском избирательном участке, предположим, ночью.

— Я вам больше скажу. Вот они-то наверняка все разглядели.

— И фальсификации БЮТ — тоже? Ну, не будете же вы настаивать на том, что не догадываетесь о наличии у ПР таких же томов с фактами нарушений с вашей стороны? Закон-то о выборах президента вместе писали…

Нарушения с нашей стороны? Прекрасно! Тогда тем более невозможно установить результаты волеизъявления граждан! Контраргументы ПР только укрепят наши позиции. Прямая дорога в третий тур!

— То есть встречная папка ПР в этой истории просто на руку проигравшей стороне? На это и рассчитываете? Вы на самом деле считаете, что имеете, уж простите за пафос, моральное право разоблачать оппонента?

— Как раз таки с моральным правом у нас все в порядке. Когда г-н Ефремов предложил пересчитать Львовскую область, мы не отказывались. Мы готовы. Берите любую область. А нам откройте Донецк и Луганск, где, даю вам миллион процентов, были массовые фальсификации. И что? Где реакция? Где ответ? Я не понимаю, почему партия, утверждающая, что их кандидат победил честно, боится открыть избирательные документы? У меня есть предположение, которое подтвердилось на участках в Крыму, которые нам удалось вскрыть. В пачке за Януковича 8—12% бюллетеней Тимошенко, «против всех», а также испорченных. А на одном из участков Донецка, к примеру, дополнительный список на 80% совпадает с основным списком. Мы готовы отвечать. Мы готовы зеркально открывать области для пересчета. Но корректного пересчета.

— Похоже, что у каждого своя степень корректности в этой истории.

— Если фамилия Иванова Ивана Петровича встречается в основном и дополнительном списках одного участка, корректно ее из одного списка все-таки вычеркнуть. И для БЮТ, и для ПР. Если участковые комиссии получат такую возможность, то пересчет займет минимум времени. И сегодня по закону избирательная документация еще не уничтожена. У нас есть все для того, чтобы сесть и пересчитать голоса. Нужна политическая воля противоположной стороны. У нас такая воля есть. Мы уже неделю о ней заявляем.

— Почему вы не пошли путем доказательств конкретных нарушений на участках, а решили оспорить весь результат.

— А почему вы считаете, что мы не пошли этим путем? А наши обращения в участковые комиссии? А затем в окружные, в ЦИК, наконец? А в луганские и донецкие суды, вы думаете, зачем мы туда пошли, понимая, что их выиграть не можем? Нам часто забрасывают, что, мол, оппозиция не может фальсифицировать выборы. Может! В Луганской, Донецкой и АРК власть принадлежит «Регионам». Местная власть ведет реестр избирателей. Куда включались умершие, двойники, дома-фантомы, детские садики с прописанными туда людьми.

— Для решения о пересчете нужны основания. Но даже ваши юристы of the records говорят, что штабу банально не хватило фактов. Или вы на самом деле считаете, что 53 жалобы в ЦИК и 1000 актов о различных нарушениях достаточно для 33 тысяч участков? Достаточно для того, чтобы говорить о системности нарушений?

— А кто сказал, что жалоб 53? Насколько мне известно, только 55 жалоб, направленных БЮТ в ЦИК, вернули. Только потому, что там якобы неправильно указан индекс. А потом, не дожидаясь окончания судов, за два дня до положенного срока, огласили Януковича президентом.

— Тем не менее глава Государственной судебной администрации Балаклицкий официально подтвердил «ЗН» выдачу Шаповалу справки о том, что на 11.00 воскресенья никаких дел в судах не было.

— Да, я имел неосторожность смотреть это заседание ЦИК в прямом эфире. Неужели вы не заметили, что члены ЦВК обращали внимания г-на Шаповала на то, что такие дела в судах есть. Усенко-Черная, Швец и представитель Тимошенко нардеп Пелипенко говорили об этом и просили перерыв, чтобы аргументировать свою позицию. На что глава ЦИК и глазом не повел! Более того, в Киевском апелляционном административном суде находилась наша жалоба на бездействие ЦИК, и Шаповал об этом знал, так как ЦИК был ответчиком. Именно в этом месте прослеживается ситуация 2004 года. Просто не было физического противостояния. Откройте решение ВСУ 2004 года. Сегодня ЦИК Шаповала нарушил те же нормы, что и ЦИК Кивалова. А закон при этом не поменялся.

— Что касается жалоб, то секретарь ЦИК Татьяна Лукаш поведала интересную историю о том, как гражданка Гайдай, указанная в жалобах БЮТ как контактное лицо, стабильно не откликалась на приглашения ЦИК явиться на заседание. Где, кстати, рассматривались претензии, уполномочившей ее политической силы. Более того, когда спецсвязь доставила письменное уведомление, оказалось, что гражданка Гайдай по указанному адресу не проживает.

— Проблема не в том, явился подписант жалобы или нет. Проблема в том, что их нужно было рассмотреть. А не футболить по причине отсутствия индекса. Не явился заявитель — рассматривайте без него. По сути рассматривайте.

— А как вы прокомментируете заявления ваших оппонентов (и не только) о том, что БЮТ собирает доказательства задним числом?

Я не собираюсь комментировать высосанные из пальца слухи. Пусть докажут.

— На что вы в итоге рассчитываете? На чудо? На лояльность судей ВАСу после войны БЮТ с Пасенюком? На то, что сработает ловушка для регионалов, которые уже распределяют кабинеты на Банковой и которым, как вы сами сейчас подтвердили, невыгодно ввязываться в эту историю и доказывать вашу вину? Вы думаете, они сорвутся?

— Мы рассчитываем на гласность процесса. На то, что люди увидят и услышат аргументы Тимошенко в прямом эфире. На то, что юридический департамент штаба БЮТ провел кропотливую работу и собрал достаточную базу, подтверждающую системность нарушений. Мы считаем, что эти доказательства будут очевидными для суда. И позволят судьям принять решение о проведении повторного голосования.

— Вам не кажется, что в случае проигрыша вы окончательно легализуете действия и статус оппонента?

— Повторяю, у юридического департамента под руководством Андрея Портнова имеется достаточное количество фактов системных и массовых нарушений, чтобы этого не произошло. (Сам Портнов, однако, категорически отказался подтвердить или опровергнуть заявление Власенко, а также давать какие-либо комментарии вплоть до решения суда. — Авт.) И я пока не вижу причин, которые могли бы помешать юристам блока качественно презентовать свою позицию в ВАСУ. Более того, сегодня у суда в части требований к ЦИК просто нет возможности принять другое решение. Вам известно такое понятие, как судебная практика? Есть решение суда 2004 года, где зафиксированы формальные нарушения со стороны ЦИК. И эти же нарушения зафиксированы сегодня. С юридической точки зрения у суда просто нет другой возможности.

— Делая такое заявление, вы оказываете давление на суд.

— Нет. Я высказываю свою позицию как эксперт. Не более того. Потому что судебные решения в стране должны быть одинаковые. Как в 2004-м, так и в 2010-м. Нельзя одну и ту же норму права в судах высшей инстанции в одинаковых законодательных условиях применять по-разному к одним и тем же действиям. Так не бывает! А у нас абсолютно одинаковые действия. Абсолютно одинаковое законодательное регулирование.

— Но абсолютно иная ситуация. По-моему, вы упустили данные экзит-поллов шести (!), в том числе и международных, компаний, которые совершенно корректно данным ЦИК зафиксировали победу вашего оппонента.

— Мы не отрицаем роль экзит-поллов в этой ситуации. И я согласен с тем, что все шесть экзит-поллов определили победителем конкретного кандидата. Но все они проводились до 18.00 плюс погрешность. На самом деле экзит-поллы нельзя идеализировать. Да и к действиям ЦИК экзит-поллы не имеют отношения.

— Но в 2004 году их идеализировали! А мнение Запада вообще канонизировали! В таком случае тогда тоже был создан прецедент, дав повод «Регионам» сегодня поступать также.

Я согласен с тем, что сегодня это серьезный аргумент против нас.

— А ваш лидер просчитала риски от того, что ее игнорирующую позицию зарубежные партнеры, привыкшие, кстати, ориентироваться на экзит-поллы и общую картинку, просто не поймут?..

А я разве сказал, что Тимошенко игнорирует мнение западных наблюдателей или экспертов? Она очень уважает тех людей, которые приезжают к нам. Но опять-таки, если я не ошибаюсь, недавно прозвучала инициатива г-на Ослунда, который посоветовал Януковичу обязать Кабмин создать какой-то там совет. К сожалению, г-н Ослунд продемонстрировал полную неосведомленность по поводу принципов деятельности государственной власти Украины. Президент Украины не имеет права давать обязательных указаний Кабмину. О чем мы вообще тогда говорим? Потому мы очень любим и уважаем наблюдателей, но…

— …пусть тогда они едут к себе варить борщ, как сказал однажды один известный президент? Кто или что тогда, по-вашему, может быть барометром объективности в Украине? БЮТ? ПР? Суд?

— Общественность. Именно поэтому мы хотим все показать и рассказать в эфире. Будет решение суда не в нашу пользу? Не вопрос. Тимошенко как законопослушный гражданин исполнит это решение. Но это совсем не значит, что она будет с ним согласна. Для нас самыми главными судьями все равно останутся граждане Украины.

Александр Лавринович: «Если мы обнародуем все факты нарушений БЮТ, слишком многим придется ответить перед законом»

— Александр Владимирович, решение ЦИК о признании Януковича президентом приостановлено Высшим административным судом Украины. Тем самым обществу, в том числе и зарубежным партнерам, привыкшим ориентироваться на некие сигналы, такой сигнал дан. «Победа уплывает из рук Януковича», пишут СМИ.

— Я бы не воспринимал все так драматично. На самом деле это обычное процессуальное действие, которое применяется в судебной практике, когда готовится к рассмотрению иск. Давайте не будем забывать и о том, что в 2010-м все страны мира, для которых Украина что-то значит и с которыми есть реальные отношения, уже определили для себя, что новый президент — Янукович. Да, есть некоторые граждане, которые сосредоточены вокруг Юлии Тимошенко, не хотят признать очевидное и дезориентируют свой электорат. Да, у них есть законное право в этой ситуации обратиться в суд. Однако наличие такого права не всегда повод для того, чтобы его реализовывать. Потому что иногда это может выглядеть просто глупо. Мне кажется, что г-жа Тимошенко не слишком хорошо подумала на этот счет.

— А вы, как юрист, — не политик(!), можете быть уверены в том, что Запад хорошо подумал, прежде чем до оглашения официальных результатов выборов дружно поздравить Януковича?

Ну, такой вопрос мог появиться только в стране, где все решают интриги. Когда в цивилизованных странах избирают руководителя страны, никому не приходит в голову, что путем каких-то манипуляций можно будет изменить волеизъявление людей. Позволю вам напомнить, что нигде не ждут объявления официальных результатов. Нигде! Там достаточно данных того же экзит-полла.

— В некоторых странах экзит-полл скорее шоу, нежели инструмент контроля.

Вряд ли специалисты шести украинских и зарубежных компаний, данные которых во втором туре практически совпали, позиционируют себя шоумэнами. У нас несколько другая политическая реальность, родом, кстати, из 2004 года и характерная для стран молодой демократии. Плюс результаты электронного подсчета голосов, которые были известны уже через два дня после голосования. А также мнение европейских наблюдателей, признавших выборы в Украине честными и демократичными. У ОБСЕ сегодня нет вопросов к Украине. Зато, кажется, есть много вопросов к политической силе, которая оказалась не готова вести политическую деятельность в демократической стране. Но всегда готова к неким манипуляциям. В том числе и в судах. При этом демонстративно приватизировав лейбл с надписью «Демократы».

— Но сегодня у вас есть уникальная возможность побороться за право владеть этим лейблом, предоставив собственные аргументы. Не желаете наполнить картонную коробку для своего кандидата и отправить его в суд со встречным иском — о фальсификациях БЮТ, к примеру?

— Наши коробки уже давно заполнены. Вот перед вами всего лишь сухой реестр(!) нарушений и фальсификаций БЮТ на избирательных участках в день голосования. (Лавринович выложил на стол увесистую папку сводок и хроник. — Авт.). Я думаю, вам известно также и то, как один, уже задержанный, член штаба БЮТ минировал избирательные участки в Луганской области. Как из каких-то архивов спецслужб достали ручки с симпатическими чернилами, которые исчезают. В результате — десятки «чистых» недействительных бюллетеней и потерянных ПР голосов на востоке. Да, много еще чего… Все зафиксировано актами, исками, жалобами…

— Ну и… что вы со всем этим собираетесь делать?

— Оставим в архиве для дальнейшего изучения технологий, которые применялись БЮТ.

— ???

Победителю нет абсолютно никакого смысла наказывать проигравшего. Если мы обнародуем все факты нарушений БЮТ, слишком многим придется ответить перед законом. И пострадают в основном обычные граждане, которых принуждали к тем или иным действиям. А мы этого не хотим. Да и вряд ли кто-то сегодня еще не понимает, кому на самом деле легче фальсифицировать выборы — власти или оппозиции.

— Но в Донецке, Луганске, Крыму вы — власть!

— Но ведь это не мы звонили избирателям Крыма, а национальный оператор связи «Укртелеком» в автоматическом режиме расставлял электоральные акценты в пользу премьера. Не местные же власти учили почтальонов и Пенсионный фонд, что говорить и писать гражданам по поводу авторства пенсионной надбавки. Так что здесь довольно непростой вопрос. И не нужно отождествлять функции и возможности государственной власти и местного самоуправления. Потому мы и забрали все иски из судов. Слишком многих людей власть вовлекла в эту историю.

— Так вы людей, оказывается, жалеете?

— Ну, если человек в прямом смысле на наших глазах съел бюллетень, который должен был вынести для организации «карусели», то зачем его наказывать еще больше? Последний иск мы забрали 14 февраля утром во Львовской области. Там на трех участках были манипуляции с урнами с бюллетенями. Настолько очевидный факт, что все члены комиссии (а половина из них — представители Юлии Тимошенко) согласились с этим и единогласно признали выборы на участках недействительными. Но бог с ними, с этими голосами…

— Но, Александр Владимирович, Тимошенко идет в суд со своими доказательствами. Начинается открытый судебный процесс… Вы, кстати, согласны с тем, что он должен быть открытый?

Обязательно. Однако не факт, что в прямом эфире. У судей своя специфика и сложная работа. Они не публичные люди. Разве вы лично не встречали людей, которые перед камерой чувствуют себя не совсем уютно?

— Действительно, не совсем уютно чувствовал себя докладчик ЦИК по Донецкой области…

— В любом случае решение о том, в каком режиме работать, будет принимать ВАСУ. (В момент верстки номера стало известно, что суд отказал истцу в ходатайстве транслировать заседания в прямом эфире – Авт.)

— И все-таки у Тимошенко есть шансы показать всей стране, к примеру, видео с многочисленными разрушенными домами в Луганской области, где, по утверждению БЮТ, проживает ваш электорат. Александр Владимирович, на меня, как на гражданина, это действует! Причем ваше великодушное молчание только усугубляет вину. Это если совсем на пальцах — о возможных мотивациях ПР.

— Молчания не будет. Вы привели конкретный пример, я вам даю конкретный ответ. Слава Богу, люди из этих разрушенных домов не улетели на Марс и не отправились на тот свет. И на момент создания реестра они там числились. И их в итоге внесли в определенные списки избирателей. Ведь должны же они где-то реализовать свое конституционное избирательное право! На самом деле поданный в суд иск носит декларативный характер. Перечисления каких-то общеевропейских прав, норм и пр. Однако невозможно проводить соревнования по футболу в Лиге чемпионов по правилам волейбольной лиги. Иск БЮТ не имеет никакого отношения к законам Украины. Там все предусмотрено.

Могу по пунктам. Голосование на дому. Есть норма в законе. И решение суда, на которое БЮТ опирается, абсолютно нелепое. Никакой суд не может создавать правовые нормы. Подвоз людей. В электричках, метро, космических кораблях… Это просто смешно — обвинять в том, что местные власти в день голосования увеличили количество автобусов или маршруток, чтобы помочь гражданам реализовать свое законное право. Зарубежные наблюдатели просто смеялись над такими доводами наших оппонентов. Это где-то за чертой здравого смысла.

— Хотите сказать, что автобус просто подъезжал к остановке и подвозил людей?

— А вы думали, что мы приходили домой, надевали наручники, сажали в автобус и везли на участок?

Далее. Якобы непаритетное формирование комиссий. Это тоже о футболе и волейболе. В 113 из 225 округов были руководители комиссий от БЮТ, в 112 — от ПР. Секретари в 113 — от ПР, в 112 — БЮТ. Но при этом по взаимному согласию в отдельных областях из-за нечетного количества округов было разное соотношение председателей и секретарей. И если в Донецкой у ПР было на два председателя больше, то на западе все зеркально наоборот.

Теперь жалобы, на которые якобы не реагировал ЦИК. Я лично присутствовал на заседании, когда ЦИК их рассматривал. Я понимаю, конечно, что иск готовился раньше, чем ЦИК объявил официальные результаты. Но, повторяю, все жалобы были рассмотрены.

— Но если вы такие честные, то почему отказались от параллельного пересчета голосов на востоке и западе?

— Иными словами, почему мы не хотим затягивать завершение процедур передачи власти от Ющенко новоизбранному президенту Януковичу? А все очень просто. Есть по крайней мере один неоспоримый факт — полное совпадение данных шести экзит-поллов с официальными протоколами, подписанными всеми членами участковых комиссий и от Януковича, и от Тимошенко. Намереваться закрыть на это глаза — очевидное стремление исказить волеизъявление граждан.

На самом деле я глубоко убежден, что все эти сеансы политического гипноза лидера БЮТ и в прямом эфире, и в записи уже мало на кого подействуют. Да, г-н Портнов очень талантливый адвокат. Но на хорошего адвоката всегда найдется другой хороший адвокат.

— Лавринович?

— Не обязательно. Я буду принимать участие в процессе вместе с другими квалифицированными юристами, большинство из которых — хорошие адвокаты.

— Тогда назовите фамилии юристов, которые войдут в процесс со стороны ПР.

— Я их не знаю. Я не формировал команду. Вы сами завтра все увидите. Но я бы хотел еще раз акцентировать внимание на позиции нашей команды в суде. Есть строгий процесс. Есть истец — Юлия Тимошенко. Есть ответчик — ЦИК. Есть третья сторона — Виктор Янукович, интересы которого затрагиваются. Линию защиты объективно будет строить ЦИК. Мы же в случае необходимости можем помочь информацией, которая показывает несостоятельность аргументов истца.

— Вы не усматриваете иронии судьбы в том, что будете бороться в суде практически с соавтором одиозного закона о выборах президента Портновым?

— Во-первых, не понимаю, где вы усмотрели одиозность? Во-вторых, в чем ирония? Мы вместе писали закон как правила для честной борьбы равных соперников.

— И победителя?

— Двух победителей. При этом все нормы были согласованы лично с Тимошенко. Это факт. И голосование на дому. И уточнение списков в день выборов. Тимошенко уже тогда знала, что на западе и в центре будет больше желающих голосовать на дому. Но это не имело и не имеет никакого значения, поскольку голосование как в помещении участка, так и за его пределами проводилось обязательно членами комиссий, представляющих обоих кандидатов. К тому же обеим политическим силам было очевидно, что реестр избирателей находится в таком состоянии, которое не позволяет составить качественные списки избирателей. Однако ирония в другом. За несколько дней до голосования один из участников решил, что нужно начинать борьбу уже не за победу, а за срыв соревнования. И принятая нами поправка о снятии кворума в две трети голосов в комиссиях исключила такую возможность. В итоге она вообще не была применена, предохранитель выполнил свою функцию. Желание сорвать выборы пропало. Это по поводу одиозности норм.

— Если бы вы были на месте проигравшего, то обжаловали ли бы результаты выборов?

— Если бы была необходимость показать реальные факты нарушений, то мы бы их показали. Но сначала бы мы, безусловно, посмотрели на разницу экзит-поллов и официальных результатов. В случае очевидности результата никакого обжалования не было бы. Мы, кстати, показали это в 2007 году, когда разница приблизительно в 200 тысяч голосов позволила прийти к власти оранжевой коалиции.

— В перспективе нужно менять закон о выборах и выбрасывать эти спорные нормы?

— Это эволюционный процесс. Помните начало нашего разговора о реакции Запада до объявления официальных результатов? Так там такие нормы действительно не нужны. Там никому в голову не придет этим заниматься. Я думаю, что и в Африке такими ручками, как пользовался БЮТ, не пользуются. Европейские наблюдатели были просто в шоке, когда мы им пояснили эту технологию.

— А если бы не пояснили, то они ничего бы и не заметили? Вы понимаете, что этим заявлением также ставите под сомнение объективность наблюдения за выборами в Украине.

— В восторге на самом деле никто не был. Наблюдатели фиксировали некие нарушения. Однако они пришли к выводу, что эти нарушения не повлияли на окончательный результат. Я думаю, что в этой истории свою роль сыграл и паритет в медиа, и данные экзит-поллов, и дух реального соревнования, который невозможно игнорировать. Да, были и желтые карточки. Однако матч в целом прошел по правилам демократии.

— Тем самым вы отдаете дань 2004 году?

— 2004 год — не черно-белое явление. Было и попрание закона, и внешнее присутствие… Но реальные эмоции людей я не исключаю. Эта была правдивая эмоция. Впоследствии это повлияло на способ мышления и поведения многих политиков в стране.

— А вам не кажется, что если Янукович и ваша политическая сила поступит именно так, как вы сказали и, ухватившись за власть, откажется от обнародования фактов нарушений БЮТ, то миф о том, что Янукович и ваша команда изменились, будет разбит? Это будет означать, что закон и демократия по сравнению с властью для вас по-прежнему ничего не значат.

— Мы ничего не прячем! Мы в день выборов подробно заявляли о нарушениях. Да я вам прямо сейчас могу подарить эту папку с реестром всех нарушений. Берите! (И взяли. — Авт.) Просто это нелогично для победителя — наказывать рядовых сторонников своего оппонента. Тимошенко-то этим не накажешь! Ее единственное наказание — отлучение от власти. А для этого у нас есть другие пути. И очевидно, что за два года (!) хозяйствования в стране, как в своей «лавке» — с распоряжением бюджетом в ручном режиме — ответить придется.

Послесловие

Абсолютно очевидно, что в условиях украинской демократии, которую пошла защищать в суд Тимошенко, все подходы, декларируемые политикумом, имеют двойные стандарты. А их составляющие — продукты двойного назначения. Вопрос только в одном: победил ты или проиграл? От этого зависит: мнение европейских наблюдателей для тебя — истина в последней инстанции или лепет дилетантов; экзит-поллы — инструмент контроля или всего лишь проверка научной методики и элемент шоу; реакция Запада — победное знамя или повод к заявлению о «не совсем этичном поступке»; судебное решение — торжество справедливости или символ продажности.

В цивилизованном, по-настоящему демократическом обществе ни один из этих элементов не является объектом манипуляций. Очевидно и то, что нынешняя кампания, прошедшая под флагом доллара, а подсчет голосов — под знаком усовершенствованных манипулятивных технологий, стали полигоном для испытания сил обеих сторон. И если обвиняемая в фальсификациях политическая сила прячет за спиной встречные доказательства нарушений обвинителя — это пародия на демократию. Ведь если бы суд действительно поставил себе цель установить истину, то убедился бы в искажении результатов обеими сторонами. Вне зависимости от того, повлияет это на расстановку фамилий в «рейтинге» «победитель—побежденный» или не повлияет. И тогда действительно прямая дорога к торжеству справедливости. И, возможно, даже к новым выборам. Правда, без права участия в них дискредитировавших себя обоих кандидатов.

Но это из области демократической фантастики, а не украинской реальности. Ибо до этого нам еще выбирать и выбирать. А потому вне зависимости от того, как закончится судебный процесс для Юлии Тимошенко и Виктора Януковича и кто из них в итоге будет делать погоду во власти, а кто в оппозиции, для страны один приговор: пять лет умозаключений. А лучше — умоприменений. Еще лучше — гражданских исправительных работ.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно