Предчувствие Троянской войны?

29 августа, 2008, 16:01 Распечатать Выпуск №32, 29 августа-5 сентября

26 августа у украинского МИДа, обычно скромного и тихого, прорезался голос. Голос, к удивлению многих, оказался очень громким, если не сказать зычным. Фразы — чеканными, как шаг морских пехотинцев по Крещатику.

26 августа у украинского МИДа, обычно скромного и тихого, прорезался голос. Голос, к удивлению многих, оказался очень громким, если не сказать зычным. Фразы — чеканными, как шаг морских пехотинцев по Крещатику.

«Это грубое нарушение норм и принципов международного права, двусторонних и многосторонних договоров, в частности Устава ООН и Хельсинкского заключительного акта 1975 года... Украина категорически осуждает авантюрное решение о признании независимости самопровозглашенных образований и призывает международное сообщество объединить усилия вокруг безусловного подтверждения территориальной целостности Грузии и выполнения Россией взятых на себя международных обязательств».

Бессилие силы: много шума — и ничего

То ли эмоции настолько переполнили отечественных дипломатов, то ли сказался опыт общения с российскими коллегами (совсем недавно обвинившими Киев в том, что он «азартно вооружал до зубов грузинскую армию»), но по хлёсткости формулировок они оставили позади даже Кондолизу Райс, всего лишь «высказавшую сожаление» по поводу признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии. Посостязаться в решительности с авторами «письма турецкому султану» с Михайловской площади смог разве что шеф британского внешнеполитического ведомства Дэвид Милибенд, пообещавший создать «коалицию противодействия российской агрессии». Правда, и он в Киеве поспешил заявить, что его не совсем правильно поняли.

Западные политики, в отличие от дипломатов, дипломатическим этикетом не связаны. Поэтому оценивают действия Кремля, не стесняясь в выражениях. Не говоря уже о сравнениях. Самые популярные — с Брежневым 1968-го (сорокалетний юбилей операции «Дунай» оказался весьма кстати), Сталиным 1940-го и Гитлером 1938 года. Насколько Владимир Путин (а именно ему в этом сценарии досталась роль «поджигателя войны», поскольку в самостоятельность президента Медведева эксперты отказываются верить наотрез) похож на всех вышеперечисленных персонажей, каждый волен решать сам. Но за сравнениями, выражениями и призывами «не допустить второго Мюнхена» пока не вырисовывается сколь-нибудь продуманная стратегия — что именно нужно сделать, чтобы «не допустить». Воинственная риторика, фактическое исключение России из «большой восьмерки» (и обещание не пустить её в ВТО), даже появление кораблей стран НАТО у грузинских берегов не производит на Москву особого впечатления. Скорее наоборот — игра мускулами кремлевским руководителям нравится все больше. Они и сами с удовольствием объявляют о сворачивании сотрудничества с НАТО, отмене «излишне обременительных» торговых договоров и охотно пускаются в рассуждения о возможности новой холодной войны. В общем-то понимая, что никакой холодной войны на самом деле не будет. Да и чего её ИМ бояться? Они-то родом «оттуда». И новый «железный занавес» готовы принять как признание статуса. «Ограду» пусть небольшой, но всамделишной «сферы влияния».

Идеи вроде ужесточения визового режима или пристального изучения законности приобретения российской собственности за рубежом в Белокаменной вообще воспринимаются как «пустой трёп без последствий». Разногласия между США и их европейскими партнерами — на поверхности, отсутствие у «старой Европы» воли, усугубленное зависимостью от российских энергоносителей, — слишком очевидно. И вместо продуманной стратегии мы все чаще видим суетливую имитацию деятельности. Когда, скажем, Милибенд приезжает из Лондона в Киев, чтобы убедить Ющенко с Огрызко выступить в поддержку Грузии. Как будто до этого они проявляли хоть какие-нибудь колебания!

Молчание — знак согласия?

Конечно, американцам с британцами как может «помогает» Москва. После признания независимости Абхазии и Южной Осетии даже Германия с Францией начали демонстрировать жесткость. Но достигнутое с таким трудом «евроатлантическое единство» совсем не равнозначно всемирному осуждению действий Кремля. И уж тем более речь не идёт о какой-то международной изоляции. Как справедливо заметил Кишор Махбубани, бывший сингапурский посол в ООН, молчание большинства стран Азии означает, что Запад на самом деле одинок в своем желании сдержать Россию. И морализаторство американцев по поводу российской агрессии вызывает в этой части мира в лучшем случае недоумение. Сербия и Ирак — лучшие иллюстрации уважения Вашингтона к международному праву. Не говоря уже о том, что, отказывая Москве в праве иметь свои «сферы влияния», США всеми силами сопротивляются проникновению «чужаков» в Центральную и Южную Америку. Ни Индия, ни Китай, разумеется, не торопятся признавать независимость Абхазии и Южной Осетии — у них хватает проблем и с собственными сепаратистами. Но ведь за Тайбеем стоит не Москва, а Вашингтон. Неудивительно, что на душанбинской встрече ШОС россиянам удалось добиться публичной поддержки своих «миротворческих усилий» со стороны Пекина. Немного. Но есть ли у Запада в зачете хотя бы такие успехи за пределами «евроатлантической» зоны? Может, Милибенду не с Киева нужно было начинать свой крестовый поход против российской агрессии?

Американцы, вынужденные действовать сразу на нескольких фронтах, впрочем, просто не могут поставить на Грузию всё. Но и оставить без поддержки Тбилиси нельзя — это вопрос репутации среди других союзников, и так подмоченной фактическим бездействием Вашингтона во время бомбардировок грузинской территории. В искреннюю заботу о принципах международного права при этом не верят даже самые наивные. Никакой принципиальностью не объяснить, почему у одной «молодой европейской демократии», выпестованной самими американцами, мятежную провинцию отнимать можно (Косово — у Сербии, в которой уже несколько лет нет Милошевича), а у другой (Грузии) — нельзя. Только потому, что в первом случае изъятием заняты сами американцы, а во втором — русские? Москва, правда, кое в чем может дать фору Вашингтону. Ведь еще вчера Россия возмущалось нарушением территориальной целостности Сербии и отстаивала свое право «наводить конституционный порядок» в Чечне. А сегодня с удивительной последовательностью отказывает в правах Грузии. Всё это напоминает старую поговорку «Если джентльмены не могут выиграть по правилам, они меняют правила».

В косовском случае нерушимость границ оказалась менее важной, чем право на самоопределение. Но, положа руку на сердце, у абхазов оснований самоопределяться никак не меньше. Если не больше. Албанцы живут не только в Косово, но и в независимой с 1912 года Албании. У абхазов «второго государства» нет. Контраргумент — это не государственное образование, а большая организованная преступная группировка, к Балканам применим с таким же основанием, что и к Кавказу. Однако в Юго-Восточной Европе никому не отказали в признании на том основании, что кто-то из лидеров причастен к контрабанде или торговле оружием. Получается, что главный аргумент против — это использование «абхазского вопроса» Россией.

Но ведь это мы тоже проходили в 20—30-е годы прошлого века. Когда тогдашние великие державы «сдерживали» Советский Союз. И закрывали глаза на политику польского правительства в отношении украинцев только из опасения, что большевики используют «украинский вопрос» в своих экспансионистских целях. Закончилось это не менее печально, чем умиротворение Гитлера в Мюнхене. И для Польши, и для Европы в целом.

Предвыборная геополитика: кто кого танцует

Впрочем, существует и альтернативный сценарий грузинских событий. В нем маска главного злодея остается за Владимиром Путиным, а вот роль кукловода отводится Ренди Шонеману — советнику Джона Маккейна, почти случайно совмещающего эту работу с лоббированием в Вашингтоне Грузии и её президента. Якобы именно этот пиар-гений придумал «маленькую войну» на Кавказе для того, чтобы имидж вьетнамского ветерана заиграл новыми красками на фоне не слишком опытного в международных делах Барака Обамы. Во всесилие пиар-технологий и таланты Шонемана верят не все. Это же не кино, да и не всем нравится Wag The Dog с Де Ниро и Хоффманом. Но так совпало, что именно во время кавказского кризиса кандидат Маккейн, грозно требующий остановить Россию, вырвался по популярности вперед. И в избирательном штабе Обамы вынуждены были реагировать. Дошло до того, что в Денвере — удивительная оперативность — раскрыли попытку покушения на кандидата от Демократической партии. Вы можете не верить, но покушались... русские агенты. И кто теперь заподозрит Обаму в сговоре с Москвой?

В отличие от Соединенных Штатов в Украине войну на Кавказе с выборами связывают напрямую. Как минимум — на Банковой. Именно предвыборными расчетами и надеждами на российскую поддержку кандидатуры Тимошенко «аналитики секретариата» объяснили затянувшееся молчание премьера по «грузинскому вопросу». Бютовцы намеки президентского окружения с возмущением отвергли. Но Тимошенко продолжала молчать. И только на минувшей неделе решилась высказаться. Поддержав территориальную целостность Грузии; руководительница правительства, однако, ни словом не осудила действия Москвы. Подчеркнув, что выступает за мирное решение конфликтов на основе международного права и создание общеевропейской системы безопасности. На Банковой сразу же увидели в этом подтверждение своей версии о «сговоре с Россией». В Кабмине постарались убедить журналистов, что премьеру просто не с руки ссориться с русскими накануне газовых переговоров, а именно это якобы и было главной целью провокации СП.

Правда, если провокация действительно была, то поддался на неё... Виктор Янукович. Видимо, лидер Партии регионов или его советники действительно заподозрили, что Тимошенко пытается перехватить роль «лучшего друга России». А этого бело-синие допустить никак не могут. Реагировать пришлось оперативно, и, похоже, палку впопыхах перегнули. Стараясь быть святее папы римского, Янукович призвал Украину признать независимость Абхазии и Южной Осетии. И это при том, что еще несколько дней назад регионалы устами Василия Киселева утверждали, что нет ничего важнее территориальной целостности государства. Даже в Москве, судя по отрывочным свидетельствам, такой прыти от экс-премьера не ожидали.

Некоторые депутаты ПР в частных беседах попытались сгладить впечатление. И даже намекали, что Янукович просто запутался. В конце концов в заявлении говорится о недопустимости двойных стандартов, а Косово Украина официально не признала. Другие честно признавались, что лидер мог просто не догадываться о факте непризнания. У Януковича и не такое случается. Самые посвященные намекали, что Виктор Федорович не в курсе.... своего собственного заявления, советуя уточнить детали в приемной «теневого руководителя Нацбанка». Мол, за всю ПР расписалась так называемая «группа РУЭ». Как бы там ни было — неприятный осадок остался. Похоже, все ключевые фигуры отечественной политики бросились играть в традиционную малороссийскую игру — кто больше понравится северному соседу. Даже инициативы главного отечественного «миротворца» Владимира Литвина — отозвать признание Приштины европейцами и американцами или, скажем, ввести мораторий на «парад суверенитетов» — вполне укладываются в московское видение ситуации. В этом, пожалуй, и состоит главное отличие американских политтехнологий от украинских. Заокеанские политики и технологи, как бы к ним ни относились, пытаются быть субъектами геополитической игры, отечественные — загодя соглашаются на роль объекта.

Банковая, правда, действует несколько изощреннее. Не подстраиваясь под пожелания Москвы, а словно демонстративно идя наперерез. Это можно было бы принять за смелость, твердость и желание отстаивать национальные интересы. Если бы при этом повестку дня не задавала та же Россия. А из кулуаров не поступали с такой регулярностью сигналы о том, что в секретариате подумывают о «маленькой победоносной войне». Не в грузинском, к счастью, варианте. Война ведь бывает и «холодной». Но в любом случае лавры достаются главнокомандующему. Ну и частично начштаба, если тот внес неоценимый вклад в победу. Мы, конечно, не верим в жуковские амбиции президентских канцеляристов. Но на душе всё равно тревожно. Михаил Саакашвили ведь тоже искренне не хотел поражения своей страны.

Менелай в тигровой шкуре

Конечно, у грузинского лидера задачи были другие. Украине, слава богу, не нужно восстанавливать территориальную целостность. Наша головная боль пока ограничивается Черноморским флотом в Севастополе. Что у президентов-кумовьёв общее, так это желание поскорее привести свои страны в НАТО. После грузинских событий Виктор Ющенко стал еще активнее убеждать западных партнеров в том, что и Киеву, и Тбилиси нужно поскорее обрести не только ПДЧ, но и членство в альянсе. Украинскому президенту кажется, что аргументов теперь достаточно. Правда, и контраргументов прибавилось.

Попробуем рассуждать логически. Главным преимуществом НАТО, по сравнению с другими системами коллективной безопасности, в украинском МИДе называют наличие в Вашингтонском договоре статьи 5. В соответствии с ней нападение на одного из членов альянса означает нападение на всех других союзников — со всеми вытекающими из этого последствиями. Если Украина будет членом НАТО, то агрессор, нарушивший границу Украины АВТОМАТИЧЕСКИ вступает в войну с США, Британией, Францией, Германией... Этот же принцип действует не только в отношении Украины. Если в НАТО вступит Грузия, то агрессия против неё втянет в войну с нападающим все страны альянса. Но в Тбилиси утверждают, что нападение уже произошло, и агрессор — Россия. Означает ли это, что в тот момент, когда грузины вступают в НАТО, США автоматически вступают в войну с Российской Федерацией? А если одновременно с Грузией вступает Украина — то начинается война между Киевом и Москвой? Нет? Тогда почему мы уверены, что за Украину заступятся сразу же? И союзники не будут дискутировать у нас за спиной — воевать или вести переговоры с нападающим? А если будут — чем этот механизм отличается от будапештских гарантий, которые сейчас презрительно называют «бумажными»?

На самом деле принцип, заложенный в статье 5 Вашингтонского договора, придуман задолго до создания НАТО. Тот, кто увлекался греческими мифами, должен помнить, как Агамемнону удалось создать союз между греческими царями. Споря за руку Елены Прекрасной, они поклялись немедленно прийти на помощь тому, кто станет обладателем красавицы по жребию. И когда спустя годы Елена сбежала от мужа с Парисом, герои ВЫНУЖДЕНЫ были отправиться в поход против Трои. Хотя многие из них воевать решительно не хотели. А для Агамемнона это был не более чем повод для победы над давним противником.

После пятидневной «олимпийской» войны Михаила Саакашвили не могли не заподозрить в том, что он изначально примерял на себя шлем Менелая. Расчет простой — если не выйдет своими силами вернуть «в дом» сбежавшие автономии, помогут союзники. Даже если для этого придется вступить в прямой конфликт с «троянцами» из Белокаменной. Может, кое-кто и не хотел бы конфликта, но ничего не попишешь — союзнический долг. Публично никто такую версию не озвучил, но многие в «старой Европе» втайне порадовались, что война началась ДО вступления Грузии в НАТО. И крепко задумались — нужны ли им такие союзники.

Нет, Тбилиси и Киеву в присоединении к альянсу официально не отказали. Слово в Европе привыкли держать. Американцы по-прежнему «за». Подыгрывать очевидно зарвавшейся России никто не хочет. Но в НАТО решения принимают консенсусом. И у каждого из 26 правительств есть время поразмыслить — хотят ли они стать героями новой Троянской войны. Памятуя, чем закончилась предыдущая.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно