После праздников, или О помощи родному государству

20 февраля, 2009, 18:12 Распечатать

Все. Новый год наступил по всем мыслимым календарям и несмотря на кризис, о котором не поговорить — плохой тон...

Все. Новый год наступил по всем мыслимым календарям и несмотря на кризис, о котором не поговорить — плохой тон. Тем более что не так давно президент обратился к нации с призывом объединиться и помочь. И не завтра, а сегодня. Нелишне поэтому настрой нации оглядеть. Напомнить, в каком состоянии духа она вошла в этот кризисный год и способствует ли он объединению и помощи родному государству.

И если оглядеть и напомнить, то нет.

Ибо родное государство — это не только страна и сограждане, гимн, флаг, герб и Конституция. Это еще и власть. И лица, эту власть предержащие. В этом и проблема. Не всякое властное лицо может сказать гражданам «не спрашивайте, что страна сделала для вас…» так, чтобы его услышали. И не всякое государство для граждан тождественно стране. К сожалению.

В статье использованы данные социологического опроса, проведенного Центром Разумкова 17—24 декабря 2008 г. Опрошены 2017 респондентов старше 18 лет во всех регионах Украины; теоретическая погрешность выборки — 2,3%. Опрос проведен при финансовой помощи МВФ «Відродження».

Я призываю все украинское общество объединиться вокруг национальных ценностей, вокруг украинской государственности.

Родное государство нуждается в поддержке каждого из нас.

Повторяю — и не завтра, а сегодня.

…Мы сильны, когда едины. Это нужно подтвердить именно сейчас…

Ющенко, январь 2009 г.

Прав президент — в единстве сила. Но в чем беда: для обеспечения единства и соответственно нормального выхода страны из кризиса, требуется наличие как минимум трех условий. Первое и главное — доверие граждан к власти. Второе — адекватные шаги власти по преодолению кризиса. Третье — запас прочности общества во всех смыслах этого словосочетания: от просто запасов в каждой индивидуальной ячейке этого самого общества до наличия того слоя, который только и придает ему устойчивость — то есть всем надоевшего среднего класса.

Условие первое и главное

…В конце концов такой мощной фигуре, как президент, как-то не к лицу играться в рейтинговые гонки.

В.Балога, сентябрь 2008 г.

За прошлый год полная под­держка действий всех центральных институтов государственной власти (декабрь к декабрю) снизилась в разы. Парламента — в шесть раз (с 9% в декабре 2007 г. до 1,5% в декабре 2008 г.). Президента — в четыре с половиной (с 18% до 4%). Правительства — в три (с 12% до 4%).

В результате в стране нет ни единого государственного института с положительным балансом общественной поддержки/неподдержки. Даже Вооруженные силы получили плюс полтора процента, в пределах погрешности.

Нет также ни единого высшего государственного политика/чиновника, действия которого поддерживали бы граждан больше, чем наоборот. А баланс поддержки/неподдержки колеблется от минус 3,1% у В.Литвина (наверное, потому что быстро забыли) до минус 65% у главы НБУ В.Стельмаха (потому что долго не забудут). Для справки: полная поддержка действий Виктора Андреевича — 3%, что в шесть раз меньше, чем годом раньше (19%). Юлия Владимиров­на потеряла втрое (с 33% до 11%). И даже Виктор Федорович, который вообще ничего не делал, под лавкой сидел, но тоже вдвое потерял…

Что это значит?

Это значит, что если бы Виктор Андреевич и Юлия Владимировна проснулись однажды и решили бы рука об руку, плечом к плечу и душа в душу всерьез заняться разведением страны и кризиса в разные стороны. И если бы вместе с ними проснулись однажды все 450 народных депутатов, тьмы министров и к ним приравненных столоначальников. И если бы они предложили антикризисный план, от которого Обама, Саркози и весь в Давосе собиравшийся люд потерял бы речь от зависти и слетелся бы в Киев опыт немедленно перенять. И если бы…

То ничего б не получилось. У Обамы, Саркози и давосского люда — может быть. А у Виктора Андреевича с Юлией Владимировной — нет.

Потому что делить страну сподручней узким кругом, а поднимать — нет. Что Виктор Андреевич отлично понимает. Да, для того чтобы страну поднять, рядом с проснувшимися и план предложившими должны плечом к плечу, рука об руку встать граждане. Встать, взять, понести и положить кирпичики так, чтоб общий и единый украинский дом получился…

Вот для этого нужны рейтинги. Вот поэтому, а не честолюбия ради, президенты, премьеры и прочие канцлеры нормальных государств до глав их центробанков вплоть пекутся о своих рейтингах денно и нощно. И отчетливо понимают, что высокий рейтинг есть для политика/чиновника вещь столь же необходимая, как Толковый словарь для Виктора Степановича Черномыр­дина.

…Да, так, судя по рейтингам, граждане в украинском государстве плечом к плечу не встанут. А если что и возьмут, то понесут не общий дом строить, а приватную свою хатынку. Потому что так много лет на глазах у граждан делали все власть в украинском государстве предержащие, и Виктор Андреевич с Юлией Владимировной исключением не стали.

Условие второе

Чтобы у нас не сложилось такое впечатление, что мировые деньги исчезли и теперь мы начинаем с белого листа бумаги.

Нет, мировые деньги остались, они находятся в авуарах; сегодня наша цель…предложить такую политику, которой бы поверили свой, и чужой привел бы сюда деньги.

В.Ющенко, декабрь 2008 г.

По поводу «своего» из изложенного выше ясно. А что касается чужого с его деньгами «в оварах», то есть на него вполне национальная поговорка «Бий свій свого, щоб чужі і духу боялися». Что наши «свои» успешно и делают. Поэтому бравурное завершение вышеприведенного высказывания Виктора Андреевича «Я — оптимист, мы преодолеем и политический кризис, и финансовый кризис, и экономический кризис, мы убежденно преодолеем» вызывает два вопроса и одно, но большое сомнение.

Вопрос первый: какой ценой преодолеем убежденно?

Второй: почему, собственно, речь идет о деньгах чужого? Где деньги моей развивающейся восемь лет подряд невиданными темпами экономики? Моих «эффективных собственников», моих банков, берущих за каждый свой чих маржу, при виде которой цюрихские гномы дохнут как мухи от зависти? Где их капиталы, нажитые на неимоверных кредитных ставках и монопольных ценах на услуги типа три гривни за перевод одной в это учреждение только в этом банке?

А большое сомнение возникает по двум взаимоисключающим поводам.

Первый: власть не знает, что делать. Второй: власть знает, что делать.

Основание для первого — такой вот, в частности, ответ Виктора Андреевича на вопрос, как повлияет кризис на единство украинского общества: «Мы переживем кризис так, как мы пережили кризис
1998 г. …На мой взгляд, казалось, мы пережили его блестяще. …Никто так не справился легко, как справилась Украина. И как в 2004 г., когда мы имели кризис. И мы легко с ним справились. Потому что, с одной стороны, и ясна дорога, как двигаться. Она непроста. Она требует мобилизации. Но у нас светит лампочка. Мы знаем, куда идем. Есть цель. А раз есть цель — тогда ты можешь определять, какой ветер попутный… И так ты определяешь курс. Главное — знать порт нашей приписки. Отсюда формулируются все… в том числе политические и человеческие решения. Я убежден, что мы имеем уникальное молодое поколение…». Дальше, ясное дело, о молодом поколении, которое, если сообразило, где лампочка, то курс определит. А в конце там еще выяснилось, что главное — «чтобы мы решительно, четко шли в будущее». Вот с этим не поспоришь, время линейно, хочешь не хочешь, хоть ляг и упрись решительно, а все равно четко идешь в будущее, где порт приписки.

Это было сказано 1 декабря 2008 г.

Так с какого такого перепугу Раиса Васильевна намедни заявила, что «не первая неправда» именно руководителя правительства «имеет наиболее трагичные последствия для граждан — Украина пребывает в наиболее глубоком финансово-экономическом, банковском, политическом и социальном кризисе среди стран мира»? А вот то, что выше процитировано, трагичных для граждан последствий не имело?

Впрочем, незачем секретарю Совбеза о гражданах скорбеть, они и до ее заявления знали, что кризис в Украине проявится поболе, чем в иных палестинах. А если не проявится, то ему помогут. Еще в декабре две трети (67%) граждан страны были уверены, что последствия кризиса для Украины будут более тяжелыми, чем для других стран мира. А думали иначе только трое из ста.

Да, так основание для сомнений второе, как отмечалось, исключает первое. То есть власть знает, что делать.

Госкомстат решил перейти на новую форму отчетности. Показатели нашего экономического состояния мы будем узнавать раз в квартал с отсрочкой в 90 дней, итого — через полгода. В ответ секретариат президента обеспокоился «отсутствием официально обнародованных статистических показателей ВВП за январь», а лично президент отправил письмо генеральному прокурору, как и положено гаранту законности и прав граждан на информацию.

НБУ засекретил данные о рефинансировании банков. Может, оно и к лучшему, если в смысле трагических последствий для граждан. Узнав, что банк «Надра» получил 7 млрд. грн. под слово чести г-на Фирташа, граждане точно столбенели, пытаясь понять мучительно, под слово чего?

Президент публично заподозрил премьера в «создании почвы для использования средств стабилизационного фонда непрозрачно и не по целевому назначению» и потребовал, чтобы правительство регламентировало порядки использования означенного фонда. В ответ у граждан возникли подозрение, что президент знает, что говорит. Рыбак рыбака…

Когда государства Европы готовятся покупать и национализировать, наша премьер потребовала продавать и приватизировать. В ответ парламент программу приватизации на 2009—2013 гг. не принял. А некий советник президента мягко посоветовал правительству западный опыт не копировать. Не договорились?

Хотя, с пятой стороны, — как копировать, если у них стабфонды, резервы и прочие загашники создаются, как правило, до того, а не вместо. Помнится, сколько предложений было, как использовать с индийского неба свалившиеся деньги за «Криворож­сталь»…

И в этом всем засекречивании, упорядочении, в этой чести от Фирташа угадывается только одно: власть знает, что делать с кризисом, — использовать. По пол­ной программе, для раздела еще не поделенного и передела ранее розданного в пользу своих.

Чужим, впрочем, тоже может обломиться. Тут закон, наконец, приняли о концессиях. Будем, как люди, дороги строить. Прав­да, две статьи из первоначального текста исчезли — об обязательстве концессионера во время означенного строительства предоставлять не менее 90% рабочих мест украинским гражданам и использовать не менее 70% украинских строй- и прочих материалов. Так что для чьих рабочих рук и производителей подготовлено строительство — это еще бабка надвое… Вдруг есть уже отчаянные, знающие, что «бий свій свого» их должно не пугать, а наоборот, как бы закрыть дымовой такой завесой, и ежели собственные граждане вякнут, то Виктор Андреевич обвинит Юлию Владимировну, Юлия Владимировна — Виктора Андрееви­ча, а там и Виктор Иванович с Раисой Васильевной подтянут­ся, парламент шарики запустит…

Бывает, правда, перепалка всерьез.

На днях Юлия Владимировна нарушила пакт о ненападении на Юрия Ивановича Еханурова, сидящего еще тише, чем Виктор Федорович, но на лавке. И звонко без запинки рассказала, какой ужас, оказывается, творится в Минобороны. На маленький бюджет жалуются, а сами некоему военнослужащему при увольнении выплатили компенсацию в полмиллиона гривен.

В декабре на официальном сайте Минобороны появилось обращение к гражданам страны с просьбой помочь средствами тяжелораненному в 2003 г. при исполнении служебных обязанностей на территории Ирака подполковнику в отставке. Человек перенес две клинические смерти, более 30 операций, почти полностью потерял зрение. Ему требовалась очередная операция. Не в дальнем зарубежье и в сотни тысяч долларов, а дома, в родном государстве, волю которого подполковник выполнил сполна. Дома, но за деньги — 10,5 тыс. долл. Понятно, что у семьи таких денег нет. У министерства таких денег не нашлось.

Если кому интересно — они не нашлись до сих пор.

Вполне допускаю, что Юлия Владимировна не знала о беде подполковника и реакции на нее Минобороны. Но о начисленной компенсации она знала давно. И о том, что происходит в Минобо­роны, — тоже. И разоблачения эти — только тузы из рукавчика фонариком в их игре, где места гражданам с их бедами нет.

И что Юлии Владимировне, что Виктору Андреевичу, что к ним примыкающим блюстителям интересов граждан — им глубочайше все равно, что будет с доверием этих самых граждан и с ними самими.

Да, а что касается предлагаемых властью шагов по преодолению, предотвращению, предупреждению и предохранению, то граждане о них не слышали (в среднем, каждый десятый), а если что и слышали, то, естественно, не верят, что эти шаги направлены именно на преодоление кризиса, а не наоборот. Действия ни одного из высших институтов и лиц не получили положительного баланса оценок граждан. Баланс этот — в пользу углубления кризиса, и колеблется от -60% в отношении НБУ до
-23% в отношении премьера.

Условие третье и последнее

Пока мы не ощущаем резкого отказа от премиальных продуктов…

Из СМИ, февраль 2009 г.

Для справки: «премиальные про­дукты» — это не те, что выдают как премию, а те, которые пре­миум-класса, проще говоря, «верхнего ценового сегмента». Открываем, например, справочное издание о парламенте родного государства и смотрим гламурную рекламу, размещенную в нем для народных депутатов. Или внимательно рассматриваем аксессуары, размещенные непосредственно на милой даме-народном депутате в тот момент, когда она честно, открыто и искренне советует гражданам жить очень экономно и откладывать каждую копейку на черный день…

Да, так со времен, примерно, Аристотеля известно, что прочность общественного устройства зависит от наличия в нем среднего класса. Сколько бы о нем ни спорить и ни утверждать, что сущность он воображаемая. Но только там, где он есть, мощный и не только из мелких бизнесменов состоящий, есть и запас прочности. И потому, к примеру, Саркози так взъелся на свободный рынок вообще и банки с банкирами в частности. Знает, потомок эллинский, — спасать надо не только и не столько эту зарвавшуюся кровеносную систему экономики, сколько и в первую очередь покупательную способность среднего класса, без которой эта система никому даром не нужна.

Но это у них там средний класс власти союзник, экономике — инвестор, обиженным — защита и опора. У нас тут средний класс экономике не инвестор, обиженным не защита, а власти просто противен. И потому у нас его в настоящий момент нет. Было, правда, несколько лет, когда он воображал, что есть. Например, в декабре благополучного 2007г. к среднему классу отнесли себя 61% граждан страны, большинство то есть, как среднему классу и положено.

Приспособившись к отечественной стабильности, несколько странной, но все же, этот класс даже начал было вести себя, как ему положено. Планировать будущее, видеть социальную перспективу, быть уверенным в себе и все такое прочее, что в экономическом его поведении, кроме постоянной работы и соответственно — постоянного дохода, выражается также в приценивании к предметам среднего ценового сегмента. И, приценясь, даже стал брать кредиты на их приобретение.

Ну, собственно, на этом все закончилось.

В декабре 2008 г. к среднему классу отнесли себя только 47% граждан, а к низшему — 45% (против 34% в декабре 2007 г.).

И мало того, что именно вообразившие себя средним классом попали под кризис первыми, но их еще и в создании этого кризиса с удовольствием обвинили. Впрочем, это иная и очень многословная тема.

Важно другое, и этого другого три.

Первое: условий, необходимых для обеспечения общественного единства и нормального выхода из кризиса, в стране нет.

Второе: украинский средний класс, даже восстановившись после кризиса, не будет помогать родному государству, пока оно одному гражданину просто так дает миллиард, а у другого позволяет отнимать кредитный залог во внесудебном порядке. Конечно, мало чести стране от гражданина Фирташа, но государство обязано ко всем своим гражданам относиться одинаково, согласно закону, Конституции и прочему выше перечисленному.

Третье: запас доверия, поддерж­ки действий и прочих положительных чувств к институтам власти исчерпан. Дальше, как сообщила на митинге у стен Киевской администрации (настоящем митинге, а не с женой, пирожками и чаем от мэра) разгневанная леди, похожая на Свободу на бар­рикадах Делакруа, только в тулупе: «Придем с вилами…». А с вилами на властные резиденции идут, как правило, не помогать…

Результаты этого опроса изложены также в статье Л.Шангиной «В стране – Новый год и Йоуллу­пукки…» («ЗН» №49, 2008 г.). Полностью результаты опроса см. http://razumkov.org.ua/polls.php?item=41

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно