ПОЛИТИЧЕСКИЙ МОНЕТАРИЗМ

8 июня, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №22, 8 июня-15 июня

Первый шаг дается труднее всего. Объединять гораздо сложнее, чем разобщать. Бывшим друзьям, ставшим врагами, помириться бывает практически невозможно...

Чем не блок?..
Чем не блок?..

Первый шаг дается труднее всего. Объединять гораздо сложнее, чем разобщать. Бывшим друзьям, ставшим врагами, помириться бывает практически невозможно. Но первый шаг сделан. Сегодня в памятном многим по первому съезду Руха актовом зале киевского Политеха (ныне Центр культуры и искусств НТУУ «КПИ») будет подписан документ, который, безусловно, будет назван инициаторами историческим, поскольку имеет целью положить начало возрождению некогда единой, но расколотой организации. Руководители Народного руха Украины Геннадий Удовенко и Украинского народного руха Юрий Костенко в рамках II съезда УНР поставят автографы под декларацией об объединении организаций. Одобренный на совместном заседании президиумов центральных проводов обоих Рухов в четверг вечером текст документа предусматривает поэтапное возвращение Руха к первозданному виду. Констатируя факт, что лишь совместными усилиями активистов старейшей национал-демократической партии можно добиться объединения национал-демократических сил, обе организации договорились идти на выборы 2002 года единым избирательным блоком в составе широкой коалиции правоцентристских сил и выдвигать в округах согласованных кандидатов с тем, чтобы создать в будущем парламенте единую фракцию и объединиться в один Рух сразу по окончании выборов.

Речь о путях «великого воссоединения» идет уже давно, практически от самого момента раскола в 1999 году, когда часть парламентских руховцев решила отстранить все больше не устраивавшего руховскую элиту Вячеслава Чорновила от руководства фракцией. Новым лидером стал Юрий Костенко, которого вскоре избрал председателем партии внеочередной X съезд НРУ. Не согласная с этим решением часть партийцев провела альтернативный съезд (второй этап XI), подтвердивший легитимность руководства партии. После трагической гибели Чорновила новым председателем был избран его ставленник Геннадий Удовенко. Не сумев доказать свои права на оригинальное название партии, «костенковцы» стали именовать себя УНР и зарегистрировались под этой маркой. Раскол состоялся, выдвигаемые версии о его возможных причинах сыграли свою роль в процессе президентской избирательной кампании. Со временем противоречия все более углублялись, не давая ни малейшей надежды на восстановление расколотого флагмана национал-демократического движения Украины. Справедливости ради надо сказать, что многие низовые организации обеих партий прикладывали неимоверные усилия для преодоления конфликта между партийными верхушками.

Нынешнее решение лидеров начать процесс слияния партий в один большой Рух настолько же прогнозируемое, насколько и неожиданное. В принципе, выход на выборы по отдельности был бы самоубийственным шагом для обеих структур, и это они прекрасно понимали. Расколотый Рух, по оценкам социологов, имел минимальные шансы даже на преодоление 4-процентного барьера, не говоря уже о каком-либо серьезном представительстве в новом парламенте. Картину органично дополнил неожиданно возникший третий Рух, по сути виртуальный, но вполне способный своей привлекательной торговой маркой «Рух за єдність» привлечь на свою сторону еще не малую часть руховского электората.

В то время как реальные слабые попытки объединения выглядели по крайней мере неубедительно, каждая организация видела себя в центре объединительного процесса. В результате органично возникли два альянса, в равной степени претендующие на статус главного консолидирующего центра национал-демократических сил: умеренная НРУ—ПРП—КУН и более радикальная «правица» на базе УНР — «Батьківщина». К пупоземным амбициям добавился водораздел по линии оппозиционности к власти вообще и к Президенту в частности. К тому же в НРУ—ПРП серьезно опасались быть замеченными в связях с «олигархической» партией «Батьківщина», способной подмочить репутацию «чистых» реформаторов перед избирателями и подставить их «под раздачу» со стороны власти. Единственным реальным объединяющим началом стала совместная борьба за сохранение правительства Ющенко как привлекательного для большинства населения знамени национал-патриотов, и его проигрыш, с открывшейся перспективой выхода на широкую политическую арену, только усилил эти тенденции.

Что же могло послужить толчком для начала движения Рухов навстречу? С одной стороны, выжидательная позиция Виктора Ющенко, упорно не желающего вникать во внутрипартийные дрязги и ожидающего для принятия решения конкретных предложений готовых проектов коалиций. С другой стороны, активность спикера Ивана Плюща, явно смещающего объединительное ющенковское начало к политическому центру, побудили национал-демократов к активным упреждающим действиям. Виктор Ющенко получил приглашение, и, по последней информиции, дал согласие лично присутствовать на съезде. По словам Юрия Костенко, для того, чтобы «освятить» начинание и, самое главное, дать долгожданный ответ на вопрос о его видении возможной конфигурации задекларированного им демократического блока. Руховцы явно ждут от Виктора Андреевича конкретных заявлений перед своей аудиторией и не желают отдавать кому бы то ни было эксклюзивные права на эту информацию. Кое-кто из партийцев предполагает, что весь съезд, собственно, был задуман с единственной целью — показать Ющенко подписанный документ и в ответ услышать от него признание национал-демократического блока во главе с Рухами центром своей коалиции. Хотя он вполне может отделаться общими фразами в своем духе. К этому, в принципе, также готовы.

И еще один момент. Первая информация о кулуарных переговорах между Удовенко и Костенко появилась сразу после последнего съезда НРУ, когда радикально настроенное крыло организации во главе с Тарасом Чорновилом после неудачной попытки переизбрания руководства партии покинули ее ряды и сынициировали переход части низовых организаций под крыло союзной ПРП. Именно тогда многие горячие головы в Рухе заговорили о своей политической самодостаточности, и в широко разрекламированном блоке НРУ—ПРП—КУН запахло расколом, хотя этот факт всячески старались скрывать. Но в общем-то конфликт идеально укладывался в рамки якобы существовавшего секретного стратегического плана до 2002 года превращения ПРП в мощную политическую силу, которая, как говорят некоторые отличающиеся независимостью позиции руховцы, включала бы в себя концепцию использования НРУ (структуры, не имеющей организационного потенциала, но обладающей электорально привлекательной харизмой) для собственной раскрутки. Конфликт пытались замять на политическом уровне, но он до сих пор упорно подогревается на уровне секретариатов по линии Конев—Гынив. Руководитель аппарата центрального провода НРУ Сергей Конев открыто выступает за разрыв партнерских отношений с ПРП, чтобы не тянуть на своей шее недобросовестных союзников. А в ПРП в свою очередь абсолютно уверены в предательских и далеко не бескорыстных связях НРУ с вражеской СДПУ(о) и считают, что никуда от них Рух не денется, поскольку козырь Ющенко все еще находится у них на руках. Впрочем, центробежные тенденции в блоке пока удается гасить, и даже существует предварительная договоренность о применении жестких санкций по отношению к раскольникам вплоть до исключения. Но все же резкий объединительный шаг НРУ—УНР очень напоминает отчаянную попытку партии, считающей само собой разумеющимся статус лидера национал-демократического движения, перехватить как-то незаметно упущенную ею инициативу из рук «обнаглевших циников» из ПРП.

Более актуальным становится вопрос о технологии создания избирательного блока на базе НРУ—УНР, в частности о принципах формирования избирательного списка. Возникший в недрах НРУ сценарий под названием «Список Чорновила», согласно которому предлагалось взять за основу список образца 1998 года с сохранением мест за действующими членами обеих партий, можно считать уже благополучно похороненным. Сомнения возникли по поводу того, как поступить с освободившимися вследствие перетекания партийных кадров местами. Кроме того, многие активисты обеих партий, развившие активность в последнее время, вряд ли согласятся на места где-то в середине или в конце списка, которые им отвели в прошлый раз. Новые и амбициозные партийцы более склонны взять за основу для согласования рейтинг потенциальных возможностей каждой конкретной личности в организационном, финансовом, медийном и других аспектах. Мол, кто больше людей и финансов привлек в свою партию, тому и карты в руки, поскольку основная масса старых руховцев ныне не более чем раритеты партии. Сами раритеты предлагают вывести формулу на основе реального нынешнего рейтинга каждой партии, обязательно учитывая при этом, сколько процентов им удалось получить на прошлых выборах (это уже камень в огород ПРП, продемонстрировавшей в 98-м относительно низкий результат). А умеренные отстаивают идею формирования своей части списка каждой партией самостоятельно с последующим объединением в общий реестр на основе равного представительства. Разработкой соответствующего механизма будет заниматься совместная рабочая группа, которой будет поручено согласовать общий принцип. Как сказал Ярослав Кендзер, «немножко поругаемся и договоримся».

Вряд ли все будет так просто. Именно «списочный вопрос» является первым подводным камнем будущего блока, так как об интересах остальных потенциальных союзников в НРУ—УНР пока предпочитают вообще не думать. По словам Юрия Костенко, на первом этапе Рухи поставили перед собой объединительную задачу, и подписание декларации позволит создать мост, который объединит блоки ПРП—НРУ—КУН и УНР—«Батьківщина».

У союзников есть повод задуматься. «Батьківщина» уже давно теряет своего перспективного партнера, и союзный договор между Рухами может завершить их развод. Крайне оппозиционную партию потихоньку отодвигают в разряд «других политических сил», переговоры с которыми являются для руховского блока вопросом второго порядка, к чему Тимошенко в принципе уже давно готова. В Бродах районная организация НРУ недавно перешла в состав «Батьківщини», аргументируя свое решение тем, что Рух превращается в «арьергардную в политике организацию, подконтрольную режиму и антиукраинским олигархам». Возможно, это только начало.

В аналогичной ситуации оказывается и ПРП, неожиданно также попадающая в разряд «...и другие». Не случайно в пятницу, сразу после выхода Виктора Ющенко из больницы, у него собрались бывшие советники, преимущественно представляющие «Реформы и порядок», с идеей создания «общественной инициативы» в поддержку Ющенко. Идея простая и понятная даже Виктору Андреевичу: довольно делить общество на левых и правых, запад и восток, давайте вместе, благодаря инициативе «низов», строить сильное демократическое общество. В общем, еще один шаг на опережение.

Борьба за Ющенко продолжается с переменным успехом. Точнее, никто пока не может сказать точно, у кого в руках преимущество. Ющенко упорно молчит. Отрадно, что эта борьба уже привела к давно ожидаемому избирателями движению на сближение Рухов. Впрочем, в обеих организациях есть и скептики, считающие совместную декларацию делом практически бесперспективным. Чем больше появляется деклараций, тем дальше отодвигается перспектива объединения и тем меньше они сами стоят. Такая вот «инфляция деклараций», противостоять которой может разве что монетаризм лучшего банкира страны. К тому же при нынешней избирательной системе любой политический блок — вещь чрезвычайно недолговечная. Декларация об объединении — это еще далеко не объединение. Первый шаг, он, конечно, очень трудный, и он уже сделан. Но слишком уж реальной остается невеселая перспектива, что за первым шагом вперед могут последовать как минимум два шага назад.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно