Победа Обамы. Больше, чем победа

9 ноября, 2012, 17:26 Распечатать Выпуск №40, 9 ноября-16 ноября

Это было, как увлекательный футбольный матч с немалым количеством голов забитых в те и другие ворота. Обама вырвал победу на последней минуте. Причем с разницей больше, чем в один гол.

© washingtonpost.com

Итак, парашют Обамы все-таки раскрылся. Тех, кто следил за президентской гонкой в Штатах, можно поздравить: она завершилась так же непредсказуемо, как и проходила. Это было, как увлекательный футбольный матч с немалым количеством голов забитых в те и другие ворота. Обама вырвал победу на последней минуте. Причем с разницей больше, чем в один гол. 

Почему победил победитель

В Америке бросивший вызов всегда сражается против превосходящих сил противника. Американский президент может не быть избран на второй срок по трем причинам: скандал, экономический кризис или же он показал себя слабым лидером (как, например, Картер при кризисе с заложниками в Иране). Громких скандалов у Обамы не было. Кризис, безусловно, был, но вину за него все еще возлагают на Буша-младшего. Обама в понимании среднего американца лишь «расхлебывает» последствия. 

А ураган «Сэнди» весьма вовремя позволил Обаме покрасоваться перед нацией в роли сильного лидера. Утешая беженцев на руинах домов в Нью-Йорке и Нью-Джерси, в обнимку с популярным губернатором-республиканцем Крисом Кристи он выглядел воистину как отец нации. В решающий момент гонки ураган остановил «моментум» Ромни и в очередной раз напомнил пелевинскую истину: миром политики управляет телевизионная картинка.

Окончательный расклад

Обама не просто победил. Он выиграл 50,4% голосов против 48,0% у Ромни. Если его победа во Флориде будет подтверждена окончательным подсчетом, то у него 332 электоральных голоса при 270 необходимых для победы — солидный результат, на который не рассчитывал никто, кроме пары очкариков вроде упрямого социолога Нейта Сильвера (о нем несколько ниже). 

Обама взял все, за исключением двух штатов, в которых так триумфально победил четыре года назад. Он помог демократам укрепиться в сенате (а ведь еще пару дней назад республиканцы всерьез планировали взять под контроль весь конгресс).

Чего хотят женщины

В одном эти выборы были действительно эпохальными: они, похоже, подвели черту под временем, когда судьбу Штатов решали белые мужчины. И не только потому, что в палате представителей нового созыва они уже не будут составлять большинство. И не только потому, что даже такие суровые штаты, как Нью-Гемпшир, теперь будут представлены в конгрессе только женщинами. 

Подавляющее большинство белых обладателей Y-хромосомы проголосовали за Ромни. Победил же тот, за кого проголосовали женщины. А также этнические и расовые меньшинства. А также геи. А также жизнерадостные индивиды, которые сделали реальностью легализацию марихуаны в штатах Колорадо и Вашингтон. Одним словом, как сказали бы некоторые новые герои украинской политики, «толерастия победила». 

У каждого были свои причины проголосовать за Обаму. 

Особенно интересны мотивы белых женщин, среди которых президент стабильно лидировал, а в октябре вдруг резко провалился. До последнего момента считалось, что причины таких колебаний — в сокращении социальных программ, которое анонсировал Ромни и которое напугало хранительниц семейных очагов. Когда на дебатах Ромни показал, что вовсе не является бюджетным ангелом смерти, страху поубавилось. 

Так почему женщины все же не проголосовали за него? Рискну предположить, что свою роль сыграли заигрывания Ромни с консервативным базисом партии, который выступает за конституционный запрет абортов. Не то чтобы женщины выступали за аборты. Но они, в своем большинстве, против того, чтобы в этот вопрос вмешивались политики. Как написала одна из моих знакомых на Фейсбуке: «Пошла и проголосовала за Обаму. Пусть разбирается с экономикой, а со своей маткой я уж сама как-нибудь разберусь». Грубовато, но честно. 

Самодепортация Ромни

Интересна и мотивация «латиносов». Испаноязычных граждан с правом голоса в стране 23 миллиона. По странному совпадению, столько же, сколько и безработных. Они («латиносы», а не безработные) — самая быстрорастущая часть электората. По статистике, каждые сорок секунд в Америке испаноязычный празднует восемнадцатилетие и присоединяется к армии избирателей. Республиканцев, похоже, на эти дни рождения не приглашают. 

Ромни начал свою кампанию с фразы о так называемой самодепортации нелегалов. То есть депортации за их же счет. Как осуществлять этот план, осталось непонятным, однако на тот момент это обстоятельство казалось не таким уж важным. Главное — белые мужчины были в восторге. Увы, расчет на эту категорию избирателей оказался просчетом. И вовсе не случайно: «разбор полетов» начался у республиканцев с призыва быть в следующий раз умнее и выдвинуть в президенты популярного сенатора от Флориды Марко Рубио (сына кубинских иммигрантов). 

Обама был осторожнее Ромни. С одной стороны, он депортировал более миллиона нелегалов. А с другой — ввел временную инструкцию: не слишком усердствовать в отношении тех, кто жил в Америке долго, платил налоги, владеет языком и, особенно, получил образование в американских школах. Тем самым закинул наживку. Мол, хотите, чтобы инструкция стала законом, голосуйте за второй срок. И «латиносы» проголосовали, причем еще более массово, чем в 2008 году. Как едко подметил один из испаноязычных комментаторов, «в результате самодепортировался Ромни». 

Относительно афроамериканцев все было предсказуемо. На определенных этапах кампании процент поддержки Ромни среди черного населения Америки официально равнялся нулю. Даже в 2008 году не было такого. Слабое место афроамериканского электората — низкая явка на выборы. В 2012-м он на выборы пришел, причем, судя по телевизионной картинке, массово. Хотя в результате 7% черных все же проголосовали за Ромни и либертарианца Гэри Джонсона. 

Ну и еще один шаг Обамы, который оказался правильным: публичная поддержка легализации однополых браков. По соцопросам, в 2012 году количество сторонников этой идеи впервые превысило число ее противников. Обама сформировал новую линию — и поднял ее на знамена своей кампании. Как видим, тоже сработало. 

На выборы с раскладушкой

Кстати, об очередях и других проблемах. Их было вдоволь. Люди стояли по два-три часа. В отдельных случаях — и все восемь. Американцы всегда с готовностью соглашаются, что их система голосования несовершенна. Возможно, пришло время что-то изменить. Не к лицу величайшей демократии мира, когда ее избирателям рекомендуется приходить на выборы с раскладушками. 

Как сказал бы Остап Бендер, «со всех сторон слышны были стоны». Республиканцы подозревали злой умысел в автобусах с афроамериканцами, которые организованно подвозились для раннего голосования в Огайо — в сопровождении демократических активистов. Демократы видели козни в республиканских попытках сократить сроки раннего голосования. По всей стране были сбои аппаратуры. Процесс заполнения бюллетеней (а их было до
11 штук) занимал в среднем 20 минут. Одним словом, проблема есть, хотя (и это главное) доверия к результатам выборов она не подрывает. 

И все же, если быть честным, все эти объяснения — лишь половина правды. Каждые президентские выборы в Америке развиваются по своему, часто непредсказуемому сценарию. От внешних наблюдателей сие обстоятельство зачастую ускользает. Поэтому, чем дальше от Америки, тем однозначнее предсказания. И наоборот, чем ближе к ней, тем они осторожнее. На самом деле никто, даже социологи, не знает, чем будет руководствоваться избиратель, входя в будку для голосования, и каким будет его голос. Можно только угадать или почувствовать. Если кто-то скажет, что это не так, знайте: перед вами либо жулик, либо политтехнолог. Что иногда одно и то же. 

(Не одноногий) Сильвер

Консерваторы говорили о предстоящей политической лавине. Лавина, как видим, действительно сошла, но с другой стороны горы. 

Социологические службы Гэллапа и Расмуссена, явно подыгрывавшие Ромни, после этих выборов еще долго будут восстанавливать свою деловую репутацию. И, напротив, в 2012 году взошла звезда 34-летнего социолога из Нью-Йорка Нейта Сильвера. Четыре года назад он предсказал результат в 49 из 50 штатов. На этих выборах он (несмотря на гомерический хохот в республиканском лагере) правильно предсказал все 50. Вполне возможно, перед нами будущий король Лас-Вегаса. 

Научный, сугубо рациональный подход к социологии во многом позволил Обаме победить. Его команда сосредоточилась на ограниченном количестве штатов и на тех электоральных группах, которые его поддерживали. В какой-то степени они слепили большинство из «того, что было» — не размениваясь на детали, не меняя курса и не рассеиваясь в мессиджах. 

«Ще не вмерла…»

Не хочется соглашаться с упавшими духом республиканцами, один из которых трагически «твитнул» в ночь выборов: «Сегодня моя страна умерла». Для американской экономики вовсе не все потеряно. Ромни обещал глубокие реформы — возможно, слишком глубокие для американского мировосприятия (с этой точки зрения именно он был на выборах «кандидатом перемен»). Результатом должны были стать 12 миллионов новых рабочих мест. Экономисты цель одобряли, а вот план — лишь частично. Слишком уж общо и обтекаемо все формулировалось. Более того, целая группа специалистов утверждает, что при наилучшем сценарии (если американская экономика все же заработает под влиянием уже осуществленных долларовых вливаний) эти 12 миллионов рабочих мест станут реальностью и при Обаме. Ну что ж, пожелаем ему удачи. 

Главная проблема, ожидающая победившего президента, — это политическая поляризация общества вдоль гендерных, расовых, возрастных, региональных и даже матримониальных линий раздела. И, как результат, атмосфера пессимизма в обществе. С политической поляризацией Обама, возможно, и совладает. После выборов у него будет меньше обязательств перед своим электоратом. Имея сей люфт, он вполне может вернуться к мотиву, с которого восемь лет назад начинался его путь в большую политику — теме межпартийного единства. Тем более что и основа для единения есть — объективная необходимость сокращать национальный долг. И хотя от своих фирменных проектов (медицинской реформы, повышения налогов для богатых и реформы Уолл-стрит) Обама, конечно, не откажется, он будет интенсивно искать пути сокращения государственных расходов. И без поддержки республиканцев в конгрессе ему не обойтись. 

Во внешней политике больших перемен ждать не приходится. Америка будет продолжать укрепляться как «тихоокеанская нация». Будет и далее вестись в меру критический диалог с Россией. «Десятилетие войн», даст Бог, отойдет в прошлое (если ничего не случится с Ираном). Америка будет и далее сосредоточиваться на своих проблемах, а проблемы других предоставит решать другим. Впрочем, что-то мне подсказывает, что и при президенте Ромни все было бы, в общих чертах, так же. 

Относительно персоналий, то, по слухам, на место Клинтон претендуют как минимум три кандидата: глава сенатского комитета по внешним связям Джон Керри, посол при ООН Сюзан Райс и советник президента по национальной безопасности Том Донилион. Все люди умеренных взглядов и весьма близкие к президенту. 

Мистер президент, взбодритесь!

Проблема общественного пессимизма может оказаться глубже. На финальном отрезке кампании Обама казался усталым и потерянным. Усталый президент — плохой знак для нации. Возможно, ему имеет смысл взять отпуск и махнуть на свои родные Гавайи. Помня, как на первых дебатах унылый Обама чуть не завалил свою кампанию, можно предположить, что некоторая «рекреация» ему не помешает. 

Однако тянуть с переходным периодом не следует. В декабре перед страной разверзнется так называемый налоговый обрыв — перестанет действовать целый набор налоговых льгот, введенных в свое время Бушем-младшим. Чтобы продлить их действие, нужно пересматривать госбюджет, принятый республиканским большинством в палате представителей и внесенный главой бюджетного комитета Полом Райяном. 

P.S. И еще одна любопытная деталь. Сколько бы мы ни говорили о трансатлантическом Западе как едином целом, Америка явно живет в другом ритме, чем Европа. Когда в Старом Свете побеждают либералы, в Штатах верх берут консерваторы. Когда же Европу накрыла волна консерватизма и даже праворадикализма, Америка явила себя во всем своем либерализме. Недаром на выборах Европа звучала либо в негативном свете, либо вообще никак. Означает ли это, что трансатлантические узы ослабевают? Скорее, трансформируются. В них более зримо проявляется элемент «общих ценностей» и исторической общности, в то время как элемент общности военной, политической и даже экономической будет, по всей видимости, и далее терять очертания. И если это действительно так, то на горизонте вырисовывается новая международная реальность, в которой каждый сам за себя. В том числе — Украина. И не стоит на этот счет заблуждаться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1277, 11 января-17 января Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно