Парламентская компания. Президентская кампания

10 августа, 2007, 16:17 Распечатать Выпуск №29, 10 августа-17 августа

Внеочередная парламентская кампания предоставила Ющенко замечательный шанс досрочно начать президентскую кампанию...

События последних недель отчасти объяснили, почему Виктор Ющенко столь настойчиво добивался досрочного прекращения полномочий Верховной Рады. Непривычная решительность, с которой президент отстаивал свое право на роспуск парламента V созыва, у многих вызывала искреннее изумление. Желание главы государства не отдавать всю полноту реальной власти в руки коалиции было объяснимым. Именно это и называли главным мотивом, побудившим мягкотелого Виктора Андреевича к жестким мерам. Однако сегодня мы можем смело говорить еще об одной, на первый взгляд несколько неправдоподобной, версии. Внеочередная парламентская кампания предоставила Ющенко замечательный шанс досрочно начать президентскую кампанию. Нельзя утверждать, что гаранта вовсе не интересует судьба пропрезидентского блока с громоздким названием «Наша Украина — Народная Самооборона». Однако слова и поступки, как самого лидера страны, так и его большинства ближайших соратников, наводят на следующие мысли. «НУ—НС» воспринимается Банковой прежде всего как удобный инструмент повышения изрядно понизившегося президентского рейтинга. А его собственная победа на следующих выборах главы государства заботит Ющенко куда больше, чем успех Луценко и компании.

Если в партию сгрудились большие…

Предвыборные съезды политических «тяжеловесов» — БЮТ, ПР и «НУ—НС» дали повод целому ряду политологов с малопонятным восторгом говорить о «вестернизации» отечественной партийной жизни. Огромные залы, умопомрачительные фейерверки, гулкие барабаны, громадные флаги, воздушные шарики, облаченные в униформу группы поддержки, разогревающие публику дорогостоящие рок-группы — все это выглядело эффектно. Но не настолько, чтобы скрыть главное. Есть повод с вполне понятным унынием говорить о «советизации» украинских политических партий. С каждым днем в них остается все меньше места для демократии.

Говоря о завоеваниях Майдана, постпомаранчевые политики почти всегда упоминают расширение рамок свободы партийной жизни. Мол, сегодня, в соответствующие организации никто силком не загоняет и за инакомыслие не репрессирует. С некоторыми оговорками можем с этим тезисом согласиться. Одним словом, с недавних пор партии получили реальный шанс выполнить свою первую историческую миссию — способствовать структуризации общества и стать дейст­венным инструментом народовластия.

Формальный толчок к развитию партий вроде бы дала и пресловутая политреформа. Кто бы что о ней ни говорил, но после известных конституционных изменений политструктуры наделили необходимыми правами и облекли необходимой ответственностью. То есть партийным организациям предоставили право реализовать еще одно предназначение — способствовать структуризации государственной жизни и стать действенным инструментом реализации государст­венной политики.

К обеим задачам, несмотря на формальные благоприятные обстоятельства, партии совершенно не готовы. Они еще более, чем прежде, зависимы от вождей. А те еще больше, чем прежде, невосприимчивы к инакомыслию и критике. Партий­ные элиты являются образцом конформизма, партийные верхушки невероятно оторваны от партийных низов. А сами партии стали неотвратимо далеки от народа.

Организации превратились в эффективные механизмы реализации карьерных устремлений бонз. Под них, кормчих, пишутся лозунги, подгоняются программы. Узкой группой людей, напрочь лишенных идеологических установок и ненужных иллюзий, принимаются ключевые решения и составляются предвыборные списки. Послушные делегаты на съездах лишь освящают то, что было решено за них и без них.

Тот факт, что на всех трех партфорумах делегаты не имели возможности корректировать списки, в лучшем случае получая их на руки в последний момент, весьма симптоматичен. То, что эти списки были безропотно одобрены — еще более показательно.

Откуда подобное соглашательство, еще совсем недавно практически невозможное? С теми, кто берется утверждать, что так было всегда, автор этих строк (за более чем полтора десятка лет посетивший несметное количество соответствующих мероприятий) готов поспорить. Не стану утверждать, что партийная жизнь функционировала в строгом соответствии с общепринятыми канонами демократии, но подобная рабская покорность не была распространена столь широко.

В чем ее природа? Не собираюсь проводить глубокое исследова­ние, ограничусь скромным предположением. До последнего времени если не во всех, то в очень многих партийных структурах ведущую роль играли (или как минимум пытались играть) люди, не чуждые идеологических принципов. С недавних пор партии превратились либо в отделения государственных органов, либо в филиалы коммерческих фирм, либо в фан-клубы отдельных персон. А некоторые сегодняшние партструктуры — это и вовсе «три в одном».

При подобном подходе «идейные» товарищи становятся не только бесполезными, но и вредными. В руководящих органах партий и в «головках» партийных списков — в массе своей люди, чьи головы не забиты ненужными философскими и моральными глупостями. Эти спорить с вождями не будут.

Не стану огульно обвинять все ведущие партии в абсолютной безыдейности. В рядах известных организаций все еще есть люди, исповедующие необходимые принципы. Но одни не имеют возможности повлиять на принятие решений, иные не имеют достаточной смелости отстоять свою позицию. Кроме того, как было отмечено выше, и тех, и других слишком мало в руководстве партий. А те редкие «идеологи», которым выпадает счастье попасть в партийную номенклатуру, должны отвечать одному жесткому требованию — личной преданности поводырю. Эти с вождями тем более спорить не станут.

Констатируем очевидное: проводники безыдейны, партии внеидеологичны. Программа любой представляет собой мешанину из либеральных, консервативных, социал-демократических и еще черт-те каких идей. Главное, чтобы оно содержало приманку для избирателя. Но печально не это, а то, что большинство обещаний никто не собирается выполнять.

Постоянная смена формальной ориентации Блоком Юлии Тимо­шенко — пример классический. Ю.В. ничего не стоит перебежать справа налево и обратно. Какой идеологии придерживается «Бать­ківщина» в частности и БЮТ в целом — вопрос риторический. Ибо подразумевает только один ответ — это партия Юли. Не будет ее — не будет партии. Смена идейных постулатов для Юлии Владимиров­ны — не более чем смена нарядов. Она примеряет разные, дабы отыскать тот, который более всего прили­чествует случаю. Меняет же она футболку с надписью «Шахтер» на наряд от Louis Vuitton, а французские одежки на колоритную плахту?

Вместе с тем Тимошенко — не только лицо и голос партии, она ее мозг и ее скелет. Кровь можно перелить, кожу подтянуть, мышечную массу нарастить. Но нельзя заменить серое вещество и становой хребет. Пока есть Тимошенко и пока у нее сохраняются возможности взобраться на властный олимп, всегда найдутся люди, готовые записаться в БЮТ. Исчезнут шансы — исчезнет и БЮТ как весомая политическая величина. Останется клуб личных поклонников. Которых среди серьезных политиков не так много, как кажется.

В «Регионах» — ситуация иная, но во многом схожая. Здесь идеология как таковая заменена краевым патриотизмом. Кроме того, на сегодня — это партия Януковича, хотя есть в ней люди и богаче, и мудрее. Однако убери Виктора Федоровича — и нет организации. Трения среди «донов» — не новость. Изыми из ПР лидера, и структура развалится на две, а то и на три. И отнюдь не факт, что хотя бы одна из них близко подберется к тому уровню популярности, который имеет флагман национальной партийной гвардии. После Майдана действующий премьер стал для Востока такой же иконой, какой стал для Запада его главный антипод. Из случайного вождя он стал вождем реальным. А потому заменить его на этом посту сегодня попросту некем, хотя многим из «донцов» этого искренно хочется. Не поймет избиратель.

Да и мирить различные центры влияния в партии тогда будет некому. А так они мирятся сами. И конкурирующие бизнес-группировки. И «коммерсанты» с «идейными». Те, кто пришел в политику за деньгами и властью, пока более-менее мирно уживаются с теми, для кого действительно ценны федерализм, борьба с НАТО и придание русскому статуса государственного. Пото­му что есть общий враг и есть единый вождь, все еще сохраняющий возможность пробраться на самый верх.

Ну и, наконец, «НУ–НС», лидеры которого пообещали после выборов сотворить единую партию. Искусственный альянс самых разных политиков и организаций продиктован только одним — попыткой подпереть стремительно теряющего вес оранжевого лидера. Пусть его репутация изрядно подмочена, но альтернативы его личные симпатики, а также те, кто поставил на Виктора Андреевича в реализации своих карьерных и финансовых планов, не видят. И пока Ющенко сохранил остатки власти и признаки влияния, пока у него есть шансы быть первым, большинство тех, кто встал под его знамена, готовы говорить и делать что угодно. Даже если это противоречит идейным принципам и здравому смыслу.

Любителям разговоров о «вес­тернизации» украинских партий адресуем три простых вопроса. Первый: приведет ли смена лидера в любой влиятельной американской либо европейской пар­тии к ее исчезновению с политической карты страны? Второй: почему на Западе в избирательных кампаниях не участ­вуют блоки имени Буша, Саркози или Блэра? И, наконец, третий: что будет с «Регионами», БЮТ («Бать­ківщиною»), «НУ–НС» («Нашей Украиной») и где они будут в случае, если убрать из них Януковича, Тимошенко и Ющенко?

В свете вышесказанного мы вправе рассматривать предвыборные отряды БЮТ, ПР и «НУ–НС» прежде всего как компании сторонников Тимошенко, Януковича и Ющенко, работающие на успех президентских кампаний своих вождей. В случае с «НУ–НС» и Виктором Андрееви­чем это просматривается особенно отчетливо.

Кто у нас начальник и где его плеть?

Граждане, отбывающие трудовую повинность в избирательных штабах фаворитов парламентского забега, дружно жалуются на схожие проблемы. Ключевых две — острый дефицит идей и серьезная неразбериха.

Однако к реализации своих целей ключевые игроки отнеслись по-разному. В БЮТ, где налицо единовластие и единоначалие, на споры и разговоры было потрачено минимум времени. Данное политическое объединение включилось в борьбу сходу и ведет ее куда активнее, чем соперники. Основной упор делается на четкость тезисов «Украинского прорыва», на харизму и трудоспособность вождя. Юлия Владимировна, похоже, выберется из туров аккурат ко дню голосования. По нашим сведениям, на Западе она намерена ограничиться областными центрами. Особое внимание должно быть уделено Центру, где за последнее время она растеряла изрядное число сторонников. На Востоке упор будет сделан на два-три региона, где, по мнению экспертов, присутствуют скрытые резервы. Шансы заручиться массовой электоральной поддержкой крымчан, луганчан и донетчан невелики, и в мозговом центре БЮТ это понимают.

Янукович со товарищи не суетятся. За «своих» избирателей они спокойны, а потому лишних сил и средств на рекламу в Донбассе и автономии не тратят. «Регионы» серьезно рассчитывают на центральные области, в последнее время несколько разочаровавшиеся в Ющенко и Тимошенко. В этих краях «доны» не собираются говорить о злобном НАТО и перспективах «великого и могучего». Основное послание регионалов для жителей центра бесхитростно: Янукович — эффективный менеджер, его правительство — инструмент роста экономики, гарант стабильности, залог улучшения социальной политики. Специалисты убеждают, что подобный прием уже срабатывает. Кстати сосредоточиться на центральной части страны и фигуре Януковича велели американцы-технологи Манафорта, способные, по словам главы штаба ПР Бориса Колесникова, лучше всех в мире продавать политиков как мыло.

Много сил и средств будет положено на работу с избирательными комиссиями. В том же направлении уже усиленно работает БЮТ, но у ПР возможностей куда больше.

«НУ–НС» кампанию еще толком и не начинал. Она велась «Самообороной» до начала объединительного процесса. Потом оранжевые вожди углубились в споры и переговоры, потеряв массу времени. Пропрезидент­скому блоку еще только предстоит распределить роли, полномочия, права и обязанности, разработать тактику для каждого региона, определить форму и содержание основных месседжей, рассчитанных на различные слои населения. А кампания, ой какая короткая…

Работу с комиссиями «НУ–НС», похоже, завалил окончательно и бесповоротно. Так что 30 сентября могут недосчитаться внушительного количества голосов.

Единственный лозунг, который активно эксплуатируется «нашими самооборонцами», — борьба с депутатской неприкосновенностью и депутатскими привилегиями. Однако выиграть выборы при помощи одного популистского приема невозможно. Легко предположить, что ликвидацию иммунитета приветствует подавляющее большинство наших сограждан. Но столь же легко предположить, что в списке главных бед страны этот пункт окажется в лучшем случае десятым.

Попытки расширить количество и изменить качество партийных девизов, по слухам, наталкивались на решительнейшее противодействие Ивана Васюныка, отвечающего за данный участок работы. По нашей информации, суть отповеди одного из самых близких придворных Виктора Андреевича сводилась к трем пунктам:

1. Этот ход придумали пиарщики из США, очень опытные и очень башковитые. Они сказали, что данный прием — ключ к успеху. Как сказали, так и будем делать, нечего умничать.

2. Пиарщиков подыскала Кате­рина Чумаченко. Она халтурщиков не приведет.

3. Президент пиарщикам доверяет и активную борьбу с неприкосновенностью санкционировал. Слово президента — закон.

Огромный отряд из девяти партий и доброй тысячи авторитетных, влиятельных политиков подобную «демократичность» сглотнул. Как сглотнул он и келейное составление списков. В ходе которого использовали еще одну заготовку заокеанских ландскнехтов — вознесение на небывало высокое 19-е место дочери покойного депутата-нашеукраинца Оробца — Олеси. Высо­кооплачиваемые наемники заявили, что такой прием должен зело понравиться обывателям. Многоопытные, маститые и самолюбивые вожди блокообразующих партий смолчали.

Об опыте и репутации «звезд­но-полосатых» специалистов ничего доподлинно не известно. Подтвердить слух о том, что последняя серьезная и успешная работа была у них полтора десятка лет назад, ни подтвердить, ни опровергнуть не можем. Любопытно другое предположение. По нашей информации, ловкачей пригласили для ведения президентской кампании. А потому и парламентскую они рассматривают как ее прелюдию. Обратите внимание: любая идея, озвученная практически любым лидером «НУ–НС», подается как реализация идеи президента. Для самодостаточной, массовой политсилы, каковой презентует себя блок, мелковато. А в период выборов — даже опасно. Не все сторонники оранжевых идей сегодня являются личными симпатиками президента. С такой постановкой предвыборной работы озвученная задача обойти БЮТ и занять почетное второе место выглядит трудновыполнимой.

Так ли уж сильно заботят Виктора Андреевича очковые показатели его питомцев? Попробуем спрогнозировать его намерения.

Его желание остаться президентом объяснимо. Его попытки отвоевать оставленные рейтинговые позиции при помощи «НУ—НС» очевидно. Своими прямыми конкурентами по-прежнему считает Януковича и Тимошенко, что не мешает ему вести переговоры и с «Регионами», и с БЮТ. Премьерство — отличный трамплин в президентство. Задача-минимум — не пустить в руководители КМ ни Виктора Федоровича, ни Юлию Владимировну. Если «НУ—НС» и БЮТ в сумме получают большинство в будущей Раде, а пропрезидентский блок занимает второе место, то (согласно заключенным ранее договоренностям), кандидатуру премьера будет выбирать Ющенко. Если же БЮТ все-таки обойдет соратников-соперников (а все к тому идет), то глава государства готов заключить союз с «Регионами». Но при одном условии: премьером должен быть не Янукович. Предварительное добро от «донов» по этому поводу президент якобы получил. Во всяком случае, есть основания считать, что с подобными предложениями на регионалов выходили и Виктора Балога, находящийся на постоянном контакте с начштаба ПР Борисом Колесниковым, и Юрий Ехануров, по поручению президента время от времени общающийся с Ринатом Ахмето­вым. Знает ли о возможном сговоре Виктор Янукович? Неизвестно. Согласится ли он с подобной поста­новкой вопроса? Сомнительно. Но Ахметов, судя по всему, считает иначе. И возможные риски, включая развал фракции и партии, наверное, просчитывает не до конца.

Просчитывает ли риски Ющен­ко? Неужели всерьез, как утверждают злые языки, рассчитывает, что партнеры из ПР обеспечат ему в 2010 голоса Востока? Понимает ли он, что второго «отступления» ему могут не простить? И электорат, и часть оранжевых политиков. Одно дело — быть массовкой, совсем другое — исполнять роль политических камикадзе. Далеко не все терпеливые готовы быть терпилами. Но Ющенко, судя по всему, считает иначе.

В кругу друзей

Виктору Андреевичу неоднократно доводилось заниматься утруской различных предвыборных списков. Но никогда еще предвыборные реестры так сильно не зависели от его собственной воли. Трения внутри будущего блока только ускорили печальную судьбу многих из тех, кто рассчитывал стать составителем табели о рангах. Первыми в кулуарной борьбе пали Роман Безсмертный и «любі друзі». Президентские любимцы Юрий Луценко и Вячеслав Кири­лен­ко весьма ревниво относятся друг к другу, но в желании избавиться от прежних «заправил» партии они были едины. Безсмерт­ному вдруг припомнили все провалы, древние и недавние, реальные и мифические, следствием чего стало фактическое удаление его от дел. Люди, работавшие с ним, пали неизбежной жертвой «зачистки». Игорь Жданов, Анатолий Луценко, Татьяна Мокриди и некоторые другие «аппаратчики» (благодаря усилиям которых долгое время поддерживалась или, как минимум, обозначалась хоть какая-то деятельность «Нашей Украиной») были лишены заслуженного права стать депутатами.

Усилиями Балоги и руками Кириленко Ющенко окончательно ограничил влияние некогда всемогущих «любих друзів», присутствие которых его с некоторых пор стало окончательно тяготить. На финансовом положении партии это, вопреки распространенному мнению, никак не скажется. В реальности основными спонсорами «НУ» и Ющенко практически всегда выступали отнюдь не оранжевые олигархи. Есть основания считать, что Пинчук и Ахметов вложили в кампанию-2006 больше, чем все аборигенные «меценаты» вместе взятые. А сейчас основная тяжесть финансового бремени падет на Игоря Коломойского. Хозяин группы «Приват» завел в список «НУ—НС», как минимум, пятерых. В том числе — Игорь Палица — один из приближенных к Коломойскому людей. По некоторым сведениям, именно «приватовцу» обязаны своим местом в списке один из бывших руководителей НАК «Нефтегаз» Илья Рыбчич и экс-глава «Промсвязи» Игорь Пиковский, однако эта информация нуждается в подтверждении. Делегатов съезда «НУ—НС» (который, с легко руки своих лидеров, позиционирует себя как главную антикучмистскую силу) эти фамилии должны были бы удивить — данных граждан с достаточным основанием можно считать кучмистами. Должны были, но не удивили.

После того как из списка потенциальных составителей исчезли Безсмертный и «люби друзі», настал черед Балоги. Как утверждают злопыхатели, Виктор Иванович сегодня имеет врагов не меньше, чем Медведчук в лучшие годы. В их число, помимо прочего, входят и Кириленко, и Плющ. Именно Плющ, по нашим сведениям, вовремя информировал президента о самовольном желании главы секретариата сделать и. о. днепропетровского губернатора Николая Швеца. Об этом намерении Ивана Степановича информировал министр регионального развития и строительства Владимир Яцуба, его давний друг и почти столь же давний недруг Швеца.

Думается, подлил масла в огонь и Кириленко, который лично и через близких к Ющенко людей критиковал Балогу. Однако отнюдь не глава политсовета «НУ—НС» и секретарь Совбеза выступили истинными вдохновителями отдаления президентского канцлера от тела. Зерно упало на унавоженную почву. Ющенко побаивается Балогу. Именно при нем тот стал внятным президентом и жестким политиком. Следствием чего, похоже, стали сомнения, что не президент руководит Балогой, а Балога им. В число сомневающихся, кажется, попал и сам президент. Который счел за благо активность своей правой руки несколько ограничить.

От процесса составления списков Балогу фактически отстранили. В итоге лично он «завел» в проходную часть лишь пару своих людей. Среди них Игорь Криль и Василий Петевка. Утешением ему может служить разве что нулевой улов «любих друзів».

Несмотря на временную опалу Балога рассчитывает стать премьером. Сегодня в это верится с трудом, но списывать со счетов столь хитрого политика рановато.

Намеревается возглавить Кабмин и Кириленко. Шансов у него немного, хотя в борьбе за звание главного президентского любимца он сегодня опережает и Луценко, и Яценюка.

В пассиве Вячеслава Анатольевича — отсутствие необходимого влияния в партии. Он пытается играть, но пока чаще им играет Ющенко. Кроме того, он излишне осторожен, а в его словах и делах — перебор пиетета по отношению к президенту. До сих пор и то, и другое было плюсом, но сейчас постепенно превращается в минус.

Луценко повезло больше. Именно он и Коломойский стали фактическими соавторами Ющенко в процессе составления списков. Правда, Юрию Витальевичу пришлось разойтись во мнении с частью своего партийного актива, поссориться с Катеринчуком и отказать некоторым активистам-«самооборонщикам». Ибо по квоте Луценко пошли «нужные люди». Среди них — Геннадий Москаль (которого Луценко, кажется, хочет видеть главой МВД), давний соратник генерала Сергей Василенко, Александр Омельченко, а также некий Сергей Харовский. Этот гражданин в МВД Луценко отвечал за внутреннюю безопасность, а до этого успешно занимался бизнесом. В свое время он был членом наблюдательного совета «Укрнефтепродукта», а позже был одним из пайщиков легендарного «Украгропроммашинвеста», в борьбе за контроль над которым он победил самого Виктора Пинчука.

Луценко в премьеры не метит. Он не против стать мэром Киева, тем более, что в этом его планы совпадают с планами главного спонсора «Самообороны» Давида Жвании. Судя по всему, Давид Важаевич не прочь получить доступ к столичным земельным ресурсам. Чтобы убрать нынешних «контролеров» — Черновецкого, Иванова и Хмельницкого ему — необходим свой мэр.

Между тем переход Луценко под крыло к Ющенко негативно отразился на его рейтинге в столице. Юрий Витальевич об этом знает. Отчасти поэтому он взял в команду Омельченко — многие (в первую очередь, Николай Мартыненко) смогли убедить его, что Сан Саныч способен обеспечить ему поддержку значительной части киевлян. А сам Омельченко убедил его в том, что не планирует идти в мэры. Хотя люди, знающие бывшего киевского городского голову, убеждены: как только Александр Александрович почувствует шанс, он рискнет.

Омельченко понадобился Луценко еще и потому, что Юрий Витальевич узрел серьезного конкурента в лице Кличко, который вроде бы заручился поддержкой Тимошенко. А это для Киева все еще много значит.

В случае, если карьера градоначальника не сложится, Луценко готов довольствоваться должностью вице-премьера по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Одновременно рассчитывая, что с его подачи Геннадий Москаль возглавить МВД, а Виктор Шемчук — ГПУ.

Желание в перспективе стать президентом Юрий Витальевич наверняка имеет. И это обстоятельство не может не беспокоить президента. По некоторым сведениям, полуопальный Виктор Балога получил от патрона команду присматривать за Луценко. Лишние конкуренты главе государства, уже начавшему очередную кампанию, не нужны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №43-44, 16 ноября-22 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно