НЕСВОЕВРЕМЕННАЯ РЕФОРМА

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 16 мая-23 мая

Вы слышали, что реформа политической системы в Украине назрела? Если нет, то вы живете не в Украине или космически далеки от политики...

Вы слышали, что реформа политической системы в Украине назрела? Если нет, то вы живете не в Украине или космически далеки от политики. Нам за последние полтора месяца столько рассказали о необходимости изменить принципы работы парламента, правительства и главы государства, что украинцы давно должны стать самой политически подкованной нацией в мире. На деле всенародного ликования по поводу инициативы Леонида Кучмы не наблюдается. Хотя необходимость изменений в политической практике (не путать с Конституцией) страны не только назрела, но и перезрела, предложения Президента Украины по конституционной реформе не встретили горячего отклика в сердцах граждан нашей страны.

Вместе с тем значительная часть украинских граждан готова прийти на участки для голосования в случае проведения всеукраинского референдума по вопросам политической реформы. Причин тут несколько. С одной стороны, на их отношение повлияли результаты парламентских выборов 2002 года. Административное давление и грязные избирательные технологии не помогли партии власти установить монополию на законотворчество, и люди увидели свою силу. Более того, в парламенте появилась прослойка центристов, стремящихся занимать активную политическую, но не оппозиционную или провластную позицию. Не стоит приуменьшать и эффективности президентского хода. Леониду Кучме удается раз за разом перехватывать инициативу в его противостоянии с оппозицией. Предложения о политической реформе – одна из находок президентской команды.

Уверен, парламентские слушания по проблеме проведения политической реформы стали для многих разочарованием. Конструктива видно не было. Оппозиционеры критиковали сильнее, провластные фракции – более мягко, позволяя себе лишь не соглашаться с отдельными позициями инициатив Леонида Кучмы.

Возможно, «тормозом» для законодателей стало то, что еще не прошло двух лет с момента окончания действия Переходных положений Конституции. Забыто было и то, в каких горячих спорах принимался Основной Закон. Его творцы в многочисленных интервью не скрывали, что заложили немало механизмов, дабы не допустить возможности изменить Конституцию «с кондачка» в угоду той или иной политической группировке. Но главная проблема заключается даже не в этом. Совершенно не исчерпан потенциал украинской Конституции. Поэтому стремление изменить ее в кратчайшие сроки (ориентировочно – до осени 2004 года) как бы подтверждают правоту английской поговорки: «Если правила игры не позволяют выигрывать, джентльмены меняют правила». Простите, джентльмены, но вы пытаетесь изменить не правила политической игры, а перескочить из средней школы на второй—третий курс вуза без сдачи выпускных и вступительных экзаменов. Прикрываясь громкими и привлекательными лозунгами о необходимости обновления политикума и замены старых политических игроков новыми, власть стремится подчистить Основной Закон так, чтобы сохранить разнообразные преференции за собой, даже в случае поражения на президентских выборах. Неловкость власти фактически сформировала позицию противников Президента в виде меморандума по политической реформе. Оппозиция опасается, что в скором времени произойдет зачистка политического пространства от инакомыслящих.

Украинская политическая элита столкнулась с предложенным Президентом вариантом реформы буквально лоб в лоб. Самое обидное и нелепое даже не в том, что предложения остаются вброшенными в общество, как бросают с лодки ребенка, которого хотят научить плавать. При этом не учитывается, что инстинкты нашего общества не столь развиты, как стремление человека выживать любой ценой. Наши граждане за долгие годы получили так много разнообразных «прививок от задумчивости», что их продекларированный «одобрямс» не может быть даже формальной основой для внесения изменений в Конституцию. Скорее в процессе политической реформы целесообразно вычленить изменения, без которых страна не сможет двигаться вперед, и принимать необходимые для их внедрения законы. Подобный путь технологически проще и быстрее, более того, он позволяет полноценно раскрыть незадействованный пока потенциал Основного Закона.

К сожалению, сегодня основная ставка сделана на достаточно резкое изменение формата политического устройства страны. В президентских предложениях говорится о создании парламентско-президентской республики. Правда, пока мы так и не услышали всей правды о том, каким образом будет формироваться верхняя палата законодательного органа. Данные о том, что каждую область будут представлять три человека, а также недюжинные полномочия будущих сенаторов не позволяют получить представление о том, как именно они будут исполнять свои полномочия. Это и повлекло восприятие многими политиками идеи создания верхней палаты как органа, карательного по отношению к нижней палате. Действительно, во всем мире верхняя палата выполняет сдерживающие функции, но пока мы сталкиваемся с «украинским ноу-хау»: сенаторы, по задумке главы государства, смогут сводить на нет практически все инициативы нижней палаты, сформированной на основе результатов пропорциональных выборов. Президент, с одной стороны, «бросает кость» политическим партиям, призывая их «духом окрепнуть» в борьбе за места законодателей, а с другой – полностью нивелирует значение такой системы, создавая ручную верхнюю палату. Поэтому и есть сомнения в необходимости формирования коалиционного правительства нижней палатой. Какой смысл исполнительной власти сотрудничать с той частью законодателей, от которой мало что зависит?

Мне видится, что логика предложенных преобразований серьезно отличается от декларируемой. Реформируемый по предложенной Президентом схеме парламент не усилит свои позиции, наоборот, они серьезно ослабеют. Предложение подобного варианта политической реформы напоминает стремление заткнуть «каркающей вороне» клюв куском дармового сыра, чтобы она не мешала и не путалась под ногами. Власть серьезно напугана всплесками самостоятельности Верховной Рады, нередко и ее спикера, поэтому политическая реформа должна, по задумке ее инициаторов, максимально выхолостить не только оппозиционный потенциал парламента, но и вообще задавить все проявления его самостоятельности.

Инициируя серьезное усиление роли парламента, идеологи преобразований ссылаются на европейскую политическую традицию, умышленно или случайно выпуская из виду тот факт, что наличие марионеточного Верховного Совета УССР вовсе не означало, что на протяжении десятилетий наша страна каким-то образом была составной частью политического процесса Европы. Хотим мы этого или нет, а оглядываться нашим реформаторам необходимо на постсоветские республики. Что дает нам это обозрение? Придерживаются основ парламентско-президентской республики страны Балтии, которые до 1940 года были независимыми, и они лишь сумели использовать наработки тогдашних прогрессивных идеологий. В странах Центральной Азии и Закавказья роль парламента сведена к минимуму. У наших соседей — России и Белоруссии — в чести сильная президентская власть.

Какой же парламентаризм у нас? Мы наблюдаем не один месяц, что оппозиционеры и власть практически не готовы к ведению полноценного диалога. Вся логика действий существующих политических команд не предполагает заключения между ними сколько-нибудь значимых и взаимовыгодных договоренностей. Дефицит общей политической культуры, неготовность садиться за «круглый стол», отсутствие сил, способных выступить в качестве посредников, – все эти факторы налицо. Трагизм ситуации в том, что общепринятые демократические институты не могут полноценно работать в современной Украине. Например, всеукраинский референдум, призрак которого все сильнее материализуется. Народное волеизъявление было серьезно дискредитировано в апреле 2000 года, и вряд ли целесообразно вновь прибегать к этому эффективному, но настолько неоднозначному в отечественных реалиях инструменту. Референдум в стране маргиналов и трудовых мигрантов может лишь привести к обострению противостояния между оппонирующими политическими лагерями.

Сегодня более уместно говорить о формировании единой гражданской позиции, своеобразной Хартии демократических преобразований, под которой могли бы подписаться правые и левые, центристы и радикалы. Но, к сожалению, в школе современной политики наши функционеры далеко не в выпускном классе. Их логика, как правило, непонятна большинству жителей страны. И неуклюжие реформы еще больше дискредитируют веру граждан во власть. Реакцией на подобное разочарование может быть усиление миграционных тенденций, хотя куда уж сильнее?

Бодрые заверения правительственных чиновников о том, что возможное сокращение депутатского корпуса и изменение сроков проведения выборов в органы власти позволит сэкономить десятки миллионов гривен, могут успокоить лишь закоренелых оптимистов. Многократно больше можно было бы приобрести экономике и людям, к примеру, от принятия мотивационного Налогового кодекса и отказа от фискальной налоговой политики. Но к этому чиновничьего интереса нет. Как я уверен и в том, что они не просчитали эффект (и позитивность-негативность) от введения верхней палаты законодательного органа, априори серьезно тормозящей скорость процесса принятия нормативных актов. Более того, создание двухпалатного парламента не приведет к усилению роли законодательного органа в политическом процессе. Будет серьезно ограничена самостоятельность парламентариев, их свобода в принятии решений. Логическим итогом подобного развития ситуации станет формирование не парламентско-президентской, а президентско-беспарламентской республики.

Увы, не первый и не последний раз мы столкнулись с подменой понятий. Реформирование политической системы нам предлагают осуществить в виде Конституционной реформы для усиления власти Президента и уменьшения влияния партий. Суд может стать еще более независимым от Фемиды, а регионы по уровню подконтрольности сравнимыми с военизированными формированиями. Французский историк и социолог Алексис Токвиль в свое время написал: «Самый опасный момент для плохого режима – когда его начинают реформировать». Похоже, этот момент наступил в Украине, поскольку ни политическая элита, ни население не готовы понять и безоговорочно принять президентские предложения по политической реформе. Тем острее постановка другого, еще более актуального вопроса: «Какую цену заплатит наш народ за несвоевременные реформы?»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно