Не знаешь, что делать — открой Конституцию!

12 августа, 2011, 14:24 Распечатать Выпуск №28, 12 августа-19 августа

Несколько слов о нелегитимности решений КС, президентских указов и процесса над Тимошенко.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Кант утверждал, что ни одно общество не может существовать без единодушного уважения к некоторым основополагающим понятиям, не подлежащим пересмот­ру. Такие понятия в украинском государстве закреплены в Основном Законе — Конституции. Власть никогда не ощущала к ним особого пиетета, демонстрируя откровенное стремление использовать их в качестве орудия удовлетворения постоянно меняющихся политических устремлений. Поскольку в общественном восприятии незыблемых понятий и норм уже нет, антиконституционные нормы и правила насаждают безнаказанно, облекая их в официальную форму законов. В случае необходимости их цементируют не подлежащими пересмотру решениями Конституционного суда Украины (КСУ). Режим «социального дарвинизма» стал господствующим, а право — «зоологическим».

Простое разделение властей оказалось неспособным ограничить произвол, поскольку органами с различными государственными полномочиями овладели предс­тавители одной политической корпорации. Уравновешивать дейст­вия родственных властных группи­ровок нет нужды, поскольку самочинная, без правил и узды, вертикаль власти «сильна как никогда». Но в этой «силе» кроется невосполнимая слабость. В действиях субъектов власти, демонстративно выходящих за пределы конституционно-правового поля, таится потенциал колоссальной силы беспорядка. Даже откровенные, но мыслящие адепты власти не смогут противодействовать ее превращению в неустойчивое и опасное для общества и государства орудие в ру­ках движимых амбициями и алч­ностью ее обладателей. Ситуа­ция с каждым днем только усугуб­ляется.

Антиконституционное наделение президента суперпрезидентскими полномочиями (с постоянным их «пополнением» законами и решениями КСУ) представляет главную угрозу Конституции, всей системе конституционного управления государством. С приснопамятного прошлогоднего решения КСУ (которым он отменил Конс­ти­туцию в редакции 2004 года), единственный орган конституционной юрисдикции продолжает не только абсолютно произвольно интерпретировать Основной Закон государства, но и «подправлять» его содержание и смысл без и вместо парламента. Вопреки собственным конституционным полномочиям, КСУ наделил президента дополнительными, отсутствующими в Консти­туции полномочиями. В решении от 21 июня с.г. (по делу о полномочиях государственных органов в сфере судоустройства) КСУ признал конституционными положения Закона «О судоуст­ройстве и статусе судей», которыми установлены права президента «ликвидировать суды» и «осуществ­лять перевод судьи из одного суда в другой суд того же самого уровня и специализации».

В упомянутом решении немало странных пассажей, заслуживающих отдельного комментария, но обращу внимание исключительно на следующее. Ни правоведы, ни политики не обратили внимания на манифестацию Конституционным судом особого (эксклюзивного) принципа осуществления полномочий президентом (здесь и далее вы­делено автором)… В чем суть этого принципа? В изложении КСУ он состоит в следующем. Обосновывая вывод о конституционности наделения президента законом новыми полномочиями, Конституционный суд, в частности, утверждает: «Согласно конституционным принципам разделения власти и независимости судей президент Украины выполняет определенные функции, предусмотренные Конституцией Ук­раины, которые реализуются через систему полномочий и (внимание! — В.М.) их сос­тавляющих, в том числе и дискретных».

Как именно, с точки зрения КСУ, соотносятся понятия «функции» и «полномочия», Конституционный суд не пояснил. Но я сейчас обращаю внимание на другое: КСУ признает за президентом не только собственно конституционные полномочия, но и «их составляющие». Что под этим понимает Конституционный суд, где находятся эти самые «составляющие», известно только ему. В числе «составляющих» полномочий президента оговорены и «дискретные» полномочия. КСУ не потрудился перечислить их, и остается предположить, что они исчерпывающе не определяемы. Почему?

Для начала следует пояснить, что понимают под дискретной (дискреционной) властью юридические словари? «Предоставление государственному органу или должностному лицу полномочий действовать по собственному усмотрению… В процессе осуществления дискретной власти возможны процедурно-процессуальные нарушения, выход за пределы закона, что нередко приводит к отказу от демократических принципов… Дискреционная власть характерна для тоталитарных политических режимов, ее следствием нередко является нарушение законности, прав и свобод человека… Дискреция содержит потенциал злоупотребления властью и служебным положением».

Таким образом, КСУ самочинно наделил президента потенциальными полномочиями действовать по собственному усмотрению при реализации своих «функций». Проблема лишь в том, что «собственное усмотрение» как в деятельности президента, так и в деятельности Конс­титуционного суда сопровождается откровенным игнорированием правовой аксиомы. В соответствии с этой аксиомой, полномочия и главы государства, и КСУ устанавливаются исключительно Конституцией Украины. Следовательно, в очередной раз демонстративно игнорируется конституционный принцип верховенства Конституции в системе правовых актов, действующих в государстве. Признание «дискреции» «составной» частью полномочий президента открывает необозримые перспективы для «законного» превышения полномочий не только главой государст­ва, но и другими субъектами власти. Дискреционная власть органично чувствует себя в условиях как тоталитаризма, так и авторитаризма. Более того, ее использование — эффективный инструмент установления таких режимов. Еще в 1788 году Джеймс Мэдисон, один из отцов-основателей США в «Федералисте» писал: «Сосредоточение всей власти — законодательной, исполнительной и судебной в одних руках, независимо от того, предоставлена она одному лицу или многим, по наследству, назначению или избранию, можно по праву определить словом «тирания».

Произошла энтропия конституционно-правового порядка путем управляемой и направляемой дезинтеграции конституционно-правового поля. Как видно, не стоит полагаться на КСУ в попытках отстоять конституци­онный строй. С одной стороны, Конституционный суд не только создает или освящает новые президентские полномочия, но и «дискретно» призна­ет за президентом право действовать «по своему усмотрению». С другой — парламент «штампует» законы, в которых эти полномочия «узаконива­ются». На основе антиконституционных полномочий президент издает массу указов о назначениях на должности и освобождении с должностей.

Наконец, своими указами президент переводит многих судей из одного суда в другой, выходя за пределы очерченных Конституцией прерогатив главы государства. По неведению или по наущению, но президент в своих действиях уходит все дальше от выполнения своего основоположного полномочия — быть гарантом соблюдения Конституции (прежде всего, субъектами власти) быть гарантом прав и свобод человека и гражданина.

И президент Украины, и КСУ, как субъекты государственной власти, не освобождены от обязанности сообразовывать свои действия с требованиями Основного Закона. Никакое решение Конституционного суда не может быть выше Конституционных предписаний. В случае явно антиконституционного характера решений КСУ, указов президента, эти акты могут оцениваться и на предмет наличия в них признаков деяний, перечисленных в Уголовном кодексе. Статья 60 Конституции освобождает всех и каждого от обязанности выполнять явно преступные распоряжения и приказы. Нелишне напомнить и содержание второй части этой статьи: «Тот, кто отдал и тот, кто исполнил явно преступное распоряжение или приказ, подлежат привлечению к юридической ответственности».

Президент как может исполняет неподъемные полномочия, свалившие­ся на него после известного решения КСУ. Он принял к исполнению и пол­номочия, которыми был наделен вследствие принятия парламентом антиконституционных законов, в частности — в сфере судоустройства. Од­ни дополнительные полномочия (в дополнение к тем, которыми он был наделен Конституцией в день принятия присяги) у президента появи­лись вследствие решения КСУ как бы «не по его воле», но были приняты им к исполнению. Другие дополнительные полномочия, а именно полномочия «ликвидировать суды» и «осуществлять переводы судей из одного суда в другой», появились у президента после подписания им и опуб­ликования соответствующего закона. Таким образом, президент (пускай даже сам того не ведая) имеет непосредственное отношение к наделению себя явно неконституционными полномочиями. В этих действиях, а также в издании указов о переводах судей на основании «освященного» им закона нетрудно заметить наличие признаков как превышения власти или служебных полномочий, так и признаков злоупотребления властью.

Исходя из изложенного выше, можно сделать вывод: судебный процесс над Юлией Тимошенко не может быть признан легитимным. Так как судья Родион Киреев был переведен из Березанского горсуда в Печерский райсуд Киева указом президента, явно выходящим за пределы его конституционных полномочий. Статус Киреева как судьи Печерского райсуда города Киева нелегитимен. Он не вправе отправлять правосудие в этом суде. Продолжение данного процесса под его председательством должно восприниматься как осуществление функций «чрезвычайным» или «особым судом», что (согласно 4 части 125 статьи Конституции) является недопустимым. Нелегитимность статуса судей, переведенных указами президента и в другие суды, очевидна.

Важнейшим конституционным инструментом защиты прав и свобод человека и гражданина, нарушенных в ходе судебных процессов, подобных печерскому, является часть 3 статьи 8 Конституции Украины, которая гласит: нормы Конституции Украины являются нормами прямого действия. Обращение в суд для защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина непосредственно на основании Конституции Украины гарантируется. Если украинская судебная и в целом властная система проигнорирует изложенное, то Европейский суд Конституцию украинского государства вряд ли не уважит.

И последнее. Оппозиция не выступила ни против четвертования Конституции Конституционным судом, ни против акта благодарности «агрессивно-послушному большинству» парламента, который изменил неизменяемые по природе «Переходные положения» Основного Закона. Все имеет цену, в том числе и «непротивление злу насилием». Сегодня оппозиция демонстрирует готовность «координировать действия». Это дает надежду на то, что закаленные в политических шоу оппозиционеры (при отсутствии новых лиц в украинской политике) найдут не только повод, но и мобилизационной фактор для консолидации усилий. Но пока все это — лишь рефлексии на конкретные раздражители.

Законодательный массив насыщается антиконституционными нормами. Судьи с нелегитимным статусом отправляют правосудие, КСУ с готовностью подтверждает их легитимность, а глава государства повсеместно реализует «запредельные» полномочия. У многих возникают вопросы: что делать? куда податься? кто в состоянии это остановить? Конституция — вот тот самый контрапункт, отправная «печка». Возьмите, коллеги-политики, Конституцию в руки и основательно изучите ее. Поверьте, найдете там много поучительного и полезного. Призовите граждан взять в руки Конституцию. Начните, хотя бы с четко сформулированных требований к президенту и парламенту — привести в соответствие с Конституцией все антиконституционные законы и указы президента. Потребуйте от субъектов формирования Конституционного суда пересмотра его состава. Кому-то такой труд может показаться неподъемным, но стоящий на месте никогда не осилит дороги.

Именно готовность защищать Основной Закон государства способна послужить пропуском в будущую украинскую политику. Защита прав и сво­бод граждан призвана стать знаменем объединения против беззакония.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно