НАЧАЛО СЕЗОНА

31 августа, 2001, 00:00 Распечатать

Никто, кажется, не спорит, что политсезон 2001/2002 года — особый. Все в общем согласны, что он закладыв...

Никто, кажется, не спорит, что политсезон 2001/2002 года — особый. Все в общем согласны, что он закладывает победы и поражения 2004 года — президентских выборов, — а значит, и реализацию некоей версии развития страны на последующее десятилетие. И это десятилетие станет определяющим с точки зрения того, какую страну мы получим на выходе. В отличие от коллектива авторов, которые в предыдущем номере «ЗН» рассказали о том, какую страну они получили — как будто «нечто» в результате операции в супермаркете (при том, что двое из трех публицистов были непосредственными созидателями красочно интерпретируемых событий), — я не буду настолько циничным. Это — наша страна, мы все могли вести себя по-другому, нам и отвечать за то, что получилось на выходе. По крайней мере, перед самим собой, по крайней мере перед теми, кто не собирается отсюда сбежать и кто хочет здесь вырастить своих детей. Ведь существующая страна — не что иное, как результат суммарных усилий всех действующих в ней политигроков.

Демифологизация

 

Самая важная проблема из существующих — даже не экономика, даже не благосостояние (его мало в любой стране), а сложившаяся в Украине система мифов. В принципе, любое общество не может обойтись без мифов — о мечте, успехе, о добре и о зле — они направляют и укрепляют волевые усилия каждого члена общества. Весь вопрос в том, насколько мифы искажают реальную ситуацию, заставляя ошибаться и политиков, и общество. А ведь долгое время мы рассматривали происходящее в стране через призму утвердившихся мифов, а не как результат действий конкретных людей.

И это — очень долгое, чертовски долгое время. Практически вся наша жизнь, наших отцов и наших дедушек. Советская ментальность требует внешнего и внутреннего врага, существование которого служит оправданием личных проблем каждого и страны в целом. С внешним врагом Украине не совсем «повезло» — если для Запада таковым как бы является мифологизированная Россия, то для Востока что-то надо придумывать. Ведь не объявишь враждебными НАТО вообще или, к примеру, Турцию или Болгарию... А вот с внутренним врагом — легче. В разные годы таковыми последовательно выступали «кулак», «нэпман», «враг народа», «кооператор», а сейчас «олигарх» — с конкретным негативным содержанием, вкладываемым в это определение.

Это, так сказать, констатация факта. В новейшее время все произошло еще проще. В годы Николая Бухарина и Михаила Суслова, Андрея Скабы и Валентина Маланчука идеологемы придумывали и продумывались выдающимися профессионалами того времени, в наше же время они импортируются. И мне понятна Америка, для которой Украина будет пограничной полосой Дикого Востока, где, исходя из этой логики, должны быть «хорошие парни», которые борются с «плохими», следовательно, США должны помогать «хорошим». И все наломали кучу дров, пардон, кассет, при том, что Америка на самом деле является и будет самым верным и самым последовательным союзником Украины. Просто нынешняя вашингтонская элита слишком далеко ушла от времен Липсетта, Хаддигтона и Тойнби, забыв классику демократии: ведь она — демократия — заключается не в ставке на одного человека, а в продуктивных конфликтах групп людей. Что сделали украинские парни, которых записали в «хорошие»? Правильно, они для себя решили, что предрассудки Запада и предрассудки общества надо не опровергать, а использовать, не спорить с ними, а опираться на них. Что для себя решили украинские парни, которых записали в «плохие»? Ошиблись, плюнув на все это, ибо если ты последовательно не занимаешься формированием позитивной репутации, твои «друзья» последовательно сформируют тебе негативную...

Концепция «реформаторов-патриотов» и «олигархов-непатриотов» не выдерживает проверки фактами. Кто такие «реформаторы»? Те, кто все больше запутывается в историях с остарбайтерами, в немецких судах, «откате» из Кипра, те, кто никогда не сможет показать, сколько у него денег, и боится, что кто-то увидит коллекцию антиквариата? Те, кто начал выплачивать деньги, опираясь на успехи предшественников, и не «замечает», что нынешнее правительство продолжает и даже старается усилить эту политику, ликвидируя монополию на право называться «реформаторами»? И что будет с этими «патриотами», если наша власть перестанет валять дурака, плестись в хвосте событий, а на самом деле защищать — хотя бы в меру сил — наших граждан за рубежом? И кто такие «олигархи»? Все ли они украли деньги, должны и будут сидеть или как раз не все такие? И что делать с «реформаторами», которые украли деньги?

Идея о тотальной амнистии теневого капитала является идеальным демократическим выходом для «реформаторов» и для некоторых из «олигархов» — хотя все понимают, что это значит и как это надо делать, и кто кого не хочет снимать с крючка, и кому на крючке комфортно. Правда, сомневаюсь, что многие «реформаторы» могут позволить себе этим воспользоваться. Даже если наше общество не будет шокировано внезапным появлением нового списка богатых, на Западе многим станет стыдно, и «реформаторы» стопроцентно попадут в другой список — «нерукоподаваемых». А ведь, с другой стороны, законно заработавших, но названных «олигархами» в это же время, несмотря на все проблемы, принимают на Западе, разговаривают с ними и договариваются.

Концепция «реформаторов-патриотов» и «олигархов-непатриотов» не контрпродуктивна, поскольку рассчитана на людей, которые не в состоянии самостоятельно анализировать факты, не замечают развития людей и ситуаций. Она контрпродуктивна, поскольку рассчитана на культивирование самых низменных чувств людей — зависти к успешным, ненависти к богатым, оправдания собственных неудач. Она контрпродуктивна даже просто потому, что не может быть реализована. Украинское телевидение не поддержит эту концепцию не потому, что за нами кто-то стоит, а потому, что мы в меру возможностей не желаем принимать участия в очередном за многие десятилетия обмане народа, обмане наших стратегических союзников. И будем, являясь сбалансированными, предоставляя возможность высказаться всем важным политическим игрокам, противостоять обману фактами.

Сказанное вовсе не означает, что я обеляю «олигархов». Как нет «реформаторов» вообще, а есть конкретные люди, точно так же нет «олигархов» вообще, а есть те, кто заработали законно, и есть воры, которых от их сельских «коллег» отличает лишь масштаб. «Олигархи» еще многому должны научиться. Осознать, как правильно работать с журналистами (не все это смогут, но далеко не из каждого питекантропа в результате получился человек, причем данная формулировка имеет отношение далеко не только к «олигархам»), принять на себя добровольные ограничения по разделению капитала и политической власти, принудить себя к максимальной прозрачности. Но нельзя не замечать, что, в отличие от «реформаторов», с маниакальным упорством эксплуатирующих дихотомию «хороший»—«злой», «олигархи» развиваются. От бизнеса до политической «крыши», затем — к партиям, затем — к наполнению партий реальным содержанием. Эволюционируют, несмотря на жесткое противостояние «реформаторов» и обманутого ими Запада, яростное сопротивление расцветшей советской номенклатуры, для которой лучше уже слабенькие «реформаторы», чем умные, волевые, последовательные, просчитывающие на сотни ходов вперед люди, ибо само существование таких партий подрывает всесилие номенклатуры, не умеющей ничего, кроме как руководить.

 

Чего дальше?

 

Плохо то, как я уже говорил, что в клинче «войны» «олигархов» и «реформаторов» проходит жизнь поколений. Тем более что «война» все дальше отдаляет нас от сути проблем.

Можно представлять собой либо проблему, либо способ решения проблемы. Можно как угодно относиться к Президенту Украины. Но он, во-первых, Президент, а во-вторых, история, которая не будет милой ко второму Президенту, еще скажет «спасибо» Леониду Даниловичу как минимум за то, что он создал условия для создания и укрепления национального капитала. Впрочем, все зависит от того, как сложится эта история. Следовательно, нужна не концепция «войны», а концепция «мира», причем не оруэлловская «война — это мир, а мир — это война». Нужна позитивная концепция. Ибо «война» «олигархов» и «реформаторов» — это проблема, а позитивная концепция — способ решения проблемы.

Эта позитивная концепция должна состоять в том, что мы можем исходить из того, что все мы являемся гражданами одной страны — Украины. Что мы хотим в независимой стране Украине жить и строить, ответственно выполнять свои профессиональные обязанности, растить детей, влюбляться и держать наши обещания перед нашими стратегическими и обычными партнерами. А следовательно, что мы желаем и понимаем необходимость диалога политиков, диалога власти и общества.

Эта позитивная концепция должна состоять в том, что все мы, те, кто хочет быть полезным обществу, популярным в нем, должны ему или служить, или уйти. Пора понять, что страна есть суммарный результат усилий всех — «олигархов» и «реформаторов», власти и оппозиции, государства и прессы. Что в определенный момент в стране должна начать присутствовать политическая логика. Что некоторые представители власти должны начать себя вести как минимум так, чтобы не позорить нас как страну и власть, которую они представляют. Что опозиция не должна настаивать на оставке того, с кем она может вести переговоры, перестать быть по-азиатски непримиримой.

Поняв это, мы одновременно осознаем, каким образом все эти силы могут заинтересовать страну. Какие у них общие интересы? Их, этих интересов, не так мало, как может показаться на первый взгляд. Их объединяет, в целом и в большинстве, европейский характер развития страны. Чтобы в этом убедиться, надо всего лишь вспомнить, где учат своих детей «олигархи» и где держат свои деньги «реформаторы». Необходимо выработать некую систему координат, в которых будут развиваться страна и интересы политических игроков в ней, принять решение, как будут реализовываться эти интересы при всей внешней и внутренней несхожести программ. Понять: единственное, что мы на самом деле еще не потеряли, — это система образования, неплохая во времена СССР, пусть и суперидеологизированная.

Под этим углом зрения мы должны смотреть на ближайшие парламентские выборы. Необходимо прийти к решениям и действиям, направленным на то, что парламент перестанет быть неким бессмысленным придатком к реальной власти. Восстановить парламентский контроль в объеме европейской политики. Перейти от слов о защите журналистов к собственно защите. Понять, что если нас ждет левое парламентское большинство, то и это мы должны пройти, не пугаться этого, но работать против реализации такого зигзага украинской истории всеми доступными демократии средствами.

Я очень не люблю словосочетания типа «альтернативы этому нет». Давайте рассмотрим альтернативы.

 

Альтернативы

 

«Война» «олигархов» и «реформаторов» продолжается. Страна расколота на сторонников одних и других. «Реформаторы» будут настаивать, что все «олигархи» ничего не вложили и все украли, что все надо отнять и отдать другому капиталу — через национализацию, поскольку по-другому невозможно. «Олигархи» торпедируют такой вариант событий. У всех хватает если не аргументов, то слов и средств.

На выходе получаем странную ситуацию. Рядовому гражданину страны в принципе ведь все равно, кто платит ему зарплату, кто руководит в обстоятельствах, позволяющих гражданину реализовать свои права и свободы. А страна уже пережила взаимоуничтожающую войну, в которой сгорели репутации, а, следовательно, и доверие граждан (надеюсь, оно еще сохранилось). А ситуацией уже попользовались все, кто этого желал.

Сия веселенькая альтернатива, не льщу себе надеждой, увы, на сегодняшний день самая реальная. Если в качестве морального стабилизатора приходится цитировать в «Эпицентре» слова о взаимной ответственности власти и народа лидера церкви и, вне сомнения, выдающегося гражданина нашего времени кардинала Любомира Гузара, то это, среди прочего, означает, что в стране мало моральных авторитетов.

Это время мы все равно проживем. В «войне» или без нее. Уж этому точно альтернативы нет. Возможно, кто-то после нас будет изобретать клей для ремонта корыта, не того, к которому дорываются, а того, у которого мы можем остаться. Поэтому следующие парламентские выборы — это начало Сезона. Уже даже не 2001/2002 года, а 2001—2014 годов. Мое поколение — Юлии Мостовой, Алены Притулы, Маркияна Иващишина, Славы Кириленко, Леши Мустафина и многих других в 2014 году подойдет к «полтиннику», возрасту современных «олигархов» и «реформаторов». Никому из нас, как мне кажется, не хочется застать разрушенную «войной» страну, которой попользовались и у которой нет будущего.

Этого не хочется не только нашему поколению. Я принимал участие в программе, организованной Первым национальным каналом, и внезапно обнаружил, что противоречие поколений — моего и И.Лубченко — вовсе не такое уж значительное, как мне это представлялось, особенно когда мы говорим на профессиональные темы. Это, как минимум, означает, что диалог возможен. В таком случае возможно и понимание. Последнее в каком-то смысле частично означает и принятие позиции, что является первоначальным условием общественного компромисса. Того, который, как всегда в человеческой истории, является признаком силы. Того компромисса поколений, который создаст в будущем из разрозненных представителей единую украинскую политическую нацию.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно