МУСУЛЬМАНСКИЙ ФАКТОР КРЫМСКОЙ АВТОНОМИИ - Политическая ситуация в Украине. Новости, обзоры, аналитика, эксклюзивы. - zn.ua

МУСУЛЬМАНСКИЙ ФАКТОР КРЫМСКОЙ АВТОНОМИИ

12 октября, 2001, 00:00 Распечатать

Новая афганская война, на первый взгляд, от Украины как никогда далека. И хотя американские самоле...

Новая афганская война, на первый взгляд, от Украины как никогда далека. И хотя американские самолеты снуют в украинском воздушном пространстве, летят они высоко, и для многих — это недостаточное свидетельство того, что современный мир взаимосвязанный и взаимосвязывающий. В Крыму же (на то он и особый регион Украины) особое отношение к антитеррористической операции в Афганистане. И не только потому, что значительная часть крымского населения, до сих пор считающая себя осколком старого «нового исторического сообщества» — русскоязычного «советского народа», мягко говоря, с недоверием относится к всему западному, а тем более — к американскому. Дыхание войны у своих домов крымчане если еще не почувствовали, то могут почувствовать в ближайшее время. Уже сейчас 300-тысячная мусульманская община Крымской автономии начинает беспокоиться, насколько британско-американские акции будут безопасными для простых и невиновных единоверцев и не перерастет ли эта антитеррористическая операция в новую мусульманско-христианскую войну? Но это глобальные вопросы, они больше волнуют руководителей религиозных общин. А вот вполне конкретная проблема обустройства в Крыму потенциальных десятков тысяч беженцев из Центральной Азии сегодня реально вырисовывается перед крымским правительством.

 

Было бы странно, если бы взгляды представителей крымской мусульманской общины на британско-американскую операцию в Афганистане не разделились. Один из авторитетнейших в мусульманской общине Украины деятелей лидер меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев «с пониманием» относится к начавшейся в воскресенье военной акции. По словам бывшего диссидента, действия США и их союзников нельзя рассматривать «как какой-то конфликт между мусульманским и христианским мирами. Речь идет о коллективных акциях против бандитов, совершивших ужасное преступление против мирного населения такой демократической страны, как Соединенные Штаты Америки».

Судьба Афганистана беспокоит лидера меджлиса еще с советских времен: «Я далеко не равнодушен к событиям в Афганистане, т.к. в 1984 году, когда коммунисты меня в очередной раз судили, одним из главных пунктов обвинения было то, что я выступал против советского вторжения в Афганистан. Теперь ситуация радикально иная. Американцы долго пытались разрешить проблему выдачи Усамы бин Ладена мирным путем, они долго вели переговоры с талибами, и сегодня удары американских и британских сил по Афганистану вполне оправданы».

Между тем М.Джемилев считает, что покарать бандитов прежде всего должны были бы мусульманские страны, поскольку от действий террористов в наибольшей степени пострадал Ислам, его имидж мирной религии. По мнению председателя меджлиса, к антитеррористической операции должны присоединиться и мусульманские государства: «Было бы целесообразнее для взаимопонимания между христианами и мусульманами, чтобы решение об уничтожении террористов приняла Организация исламской конференции. Поскольку этого не произошло, то мусульмане должны быть признательны США за то, что они делают дело, которое должны были сделать мы сами», — считает Мустафа Джемилев, и к его мнению, безусловно, прислушается большинство крымских татар.

Между тем муфтий мусульман Крыма Аджи Эмирали Аблаев не уверен, что причастность Усамы бин Ладена к терактам в США полностью доказана. На днях в интервью Радио «Свобода» он заявил, что и он сам, и вся мусульманская община Крыма обеспокоены действиями Соединенных Штатов и их союзников в Афганистане. По словам муфтия, «бомбардировка Афганистана ни к чему хорошему не приведет. Это может вызвать волну протестов в исламском мире, поскольку от американских бомб и ракет прежде всего страдают тысячи мирных афганских граждан». Лидер крымских мусульман считает, что продолжение ударов по Афганистану может спровоцировать межрегиональную войну, противостояние христианского и исламского миров. «Может так случиться, что подымется весь исламский мир», — говорит Аджи Эмирали-эфенди и добавляет в этой связи, что целесообразнее послать в Афганистан американские спецподразделения — пускай они вылавливают там террористов, не причиняя вреда мирным мусульманам. Впрочем, дальше выражения обеспокоенности руководитель Духовного управления мусульман не пошел. С одной стороны, он — член возглавляемого Мустафой Джемилевым избирательного блока «Милли хак» на только что завершившихся выборах в курултай (список получил 30,5% голосов). А с другой — лидер крымских мусульман уже столкнулся с влиянием на его земляков так называемого «истинного ислама» с саудовскими финансовыми корнями, но об этом — немного дальше.

Американские удары по Афганистану, похоже, осудили только представители Исламской партии Крыма, до сих пор известной несколькими пикетированиями российского генконсульства в Симферополе с протестами против войны в Чечне. Информации о такой же позиции каких-либо других мусульманских организаций полуострова нет. В интервью «Зеркалу недели» один из активистов партии Рустем заявил, что настоящие мусульмане просто обязаны осудить американцев, т.к. война против любой мусульманской страны — это война против всего Ислама. В то же время Рустем говорит, что выступать против американской агрессии следует мирными методами, поскольку джихад — прежде всего помощь тем, кто страдает от несправедливости. Исламская партия Крыма выступает против терроризма и убийства мирных людей — как бин Ладеном, так и США. Впрочем, крымские исламисты (по крайней мере один из их лидеров) не верят, что саудовский миллионер виновен. Добавлю, что на выборах делегатов курултая список ИПК получил лишь 5,6% голосов крымских татар.

Следует сказать, что Ислам как религия и общественное движение в Крыму, по сравнению с другими мусульманскими регионами всегда имел более светский характер. Крымскотатарская нация формировалась в своеобразном «крымском котле», через который прошли не один народ и племя. Именно поэтому крымскотатарские национальные и религиозные традиции так богаты, в отличие от традиций их соседей-мусульман, элементами христианства и язычества. А о веротерпимости крымских татар свидетельствуют века функционирования в мусульманском Крыму православных, католических, армянских, иудейских и прочих культовых учреждений, известно немало фактов поддержки ханами христианских монастырей. И сейчас крымские татары относятся к Исламу именно как к религии, а не как к одному из рычагов защиты своих экономических или политических интересов. Мода на зеленые повязки среди крымскотатарской молодежи довольно быстро прошла. Однако крымскотатарские лидеры обеспокоены определенными тенденциями в некоторых религиозных общинах Крыма.

И Мустафа Джемилев, и Аджи Эмирали Аблаев не раз публично выражали беспокойство проникновением в Крым иностранных религиозных эмиссаров, преимущественно из арабских стран, в частности из Саудовской Аравии. В начале 90-х годов крымскую дверь им широко отворил муфтий Аджи Сейтджелиль-эфенди. В меджлисе довольно быстро отреагировали, и тогдашний глава Духовного управления мусульман Крыма оставил свою должность и уехал «на учебу в одно из арабских государств». Но следует сказать, что сейчас много крымских мечетей строится или восстанавливается на средства фондов из Саудовской Аравии, где государственная религия — ислам ваххабистского направления. Заместитель муфтия мусульман Крыма Закир Куртнезиров говорит, что традиционный для крымских татар Ислам значительно отличается от ортодоксальных течений, просачивающихся со Среднего и Ближнего Востока.

До сих пор дискуссия между приверженцами двух направлений не выходила за пределы религиозных общин и не проявлялась в политической сфере. Несмотря на несколько истеричные предупреждения местной прессы об «исламской угрозе» в Крыму, реально она проявилась пока лишь в скандировании «Аллах великий!» на митингах 18 мая и дискуссиях в мечетях, нужно ли мужчинам-мусульманам брить бороды. Такое впечатление, что саудовские деньги пока больше угрожают традиционному крымскотатарскому исламу, а прежде всего — влиянию Муфтията на крымскую мусульманскую общину. Как признали в разговоре со мной некоторые сотрудники Духовного управления мусульман Крыма, много времени они вынуждены тратить на разъяснение верующим, сколько вреда могут принести «чуждые» течения в Исламе. «То, что хорошо арабам, — нам не подходит, у нас свои традиции, складывавшиеся веками. Религию отцов следует беречь. А так называемые ваххабиты — это неграмотные люди, далекие от религии, схватывающие лишь то, что на поверхности, — бороды и т.п.», — говорит Закир-эфенди. Но как бы там ни было, действительно в Симферополе, где проживают десятки тысяч мусульман, до сих пор нет большой мечети. Кебир-Джами (в переводе — Главная мечеть) — древнейшее сооружение города — находится в Старом городе и давно уже не удовлетворяет потребности многочисленной общины. Но до разрешения этой проблемы у руководства Духовного управления мусульман Крыма, обеспокоенного внутреннерелигиозными проблемами, не доходят руки.

Между тем в среду симферопольская газета «Крымское время», со ссылкой на заместителя Евпаторийского городского головы, сообщила, что местная власть ждет большого наплыва беженцев из Узбекистана. В тот же день председатель Республиканского комитета Крыма по делам депортированных граждан Эдип Гафаров в интервью Радио «Свобода» заявил, что уже в ближайшее время в Крым из Узбекистана могут прибыть десятки тысяч беженцев — крымских татар.

По разным данным, сейчас в Центральной Азии проживает от 150 до 200 тысяч ранее депортированных крымских татар, подавляющее большинство которых — граждане Узбекистана. Причем компактно живут крымские татары в районах, где сейчас расположены узбекские военные базы, по которым в ответ на военные акции с территории Узбекистана американских сил могут ударить талибы.

Эдип Гафаров говорит, что в связи с событиями в Афганистане в крымское правительство начало поступать множество телефонных звонков от ранее депортированных крымских татар. Люди обеспокоены возможностью распространения войны на территорию Узбекистана и желают немедленно прибыть на свою историческую родину — в Крым.

По словам Э.Гафарова, крымское правительство начало подготовку ряда мероприятий, чтобы уменьшить негативные последствия массового возвращения ранее депортированных лиц. Для председателя Совета министров Крыма Валерия Горбатова реском подготовил подробную аналитическую справку, в которой изложены предложения специалистов о том, какие первоочередные меры следует принять крымскому правительству, чтобы разместить потенциальных беженцев. «Уже сейчас на местах готовятся общежития и необходимая инфраструктура», — говорит Эдип Гафаров. По его словам, сейчас в Узбекистане проживает почти 10 тысяч украинских граждан крымскотатарской национальности, которые при первой же возможности попытаются оставить опасные районы. В общем, по оценкам специалистов, уже в ближайшее время в Крым из Узбекистана может прибыть до 30 тысяч беженцев крымских татар. И поползшие по региону слухи о том, что на высшем уровне в Киеве принято решение не пускать их в Крым, не остановят поток беженцев, как не могла остановить процесс возвращения советская система. Опыт конца 80-х — начала 90-х годов свидетельствует, о том, что государственное противодействие лишь заострит политическую и этническую обстановку в регионе.

Даже если американская операция в Афганистане закончится для Узбекистана счастливо, ранее депортированные крымские татары, по мнению Э.Гафарова, уже получили толчок, и теперь более активно будут стремиться вернуться в Крым. И власти, и всему крымскому обществу следует быть готовыми к этому. Готовыми прежде всего понять, что иначе быть не может.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно