Мукачево — год спустя

22 апреля, 2005, 00:00 Распечатать

Сегодня Мукачево — тихий провинциальный городок, в центре которого, как только потеплеет, красят заржавевшие фонари и сажают кусты и деревья...

Сегодня Мукачево — тихий провинциальный городок, в центре которого, как только потеплеет, красят заржавевшие фонари и сажают кусты и деревья. Трудно представить, что год назад здесь происходило беспрецедентное политическое противостояние, которое привлекло внимание всего мира и позже было названо самыми грязными выборами в новейшей истории Украины. Запутанный мукачевский узел разрубили одним махом 22 декабря прошлого года, за несколько дней до третьего тура президентских выборов. Мукачевский горрайонный суд, рассмотрев жалобу генпрокурора по поводу пересмотра дела о результатах выборов городского головы в связи с новооткрывшимися обстоятельствами, признал повторные выборы мэра 18 апреля… недействительными. А на следующий день посадил в кресло городского головы победителя первых повторных выборов 29 июня 2003 года Василия Петьовку. Решение, не имеющее аналогов в избирательной истории Украины, принял реформированный «под Эрнста Нусера» суд, в апреле делавший все возможное, чтобы нашеукраинский кандидат не стал мэром. И вряд ли стоит искать в нем юридическое обоснование. Восстановление В.Петьовки стало политическим шагом, отразившим тогдашние общегосударственные процессы. Еще за месяц до того местные оппозиционеры даже не мечтали о столь легкой победе и добивались проведения еще одних — третьих — повторных выборов. Но ситуация в стране резко изменилась, и ее «мукачевским» последствием стала легитимизация на должности мэра победителя выборов 29 июня 2003 года. При том что их, как и выборы 18 апреля прошлого года, также нельзя назвать честными и прозрачными.

Напомним в нескольких словах предысторию вопроса. Длительная мукачевская эпопея началась после выборов 2002 года, когда нашеукраинец Виктор Балога, победив одновременно по мажоритарному округу и на выборах городского головы, предпочел работу в парламенте, и место мэра осталось вакантным. Чтобы посадить на него своего человека, областные власти, возглавляемые секретарем обкома СДПУ(о) Иваном Ризаком, сделали ставку на заместителя главы облсовета Э.Нусера, пользовавшегося тогда в городе большим авторитетом. Вместо этого мукачевская оппозиция сделала своим кандидатом двоюродного брата В.Балоги, одного из ближайших его соратников по бизнесу В.Петьовку. За полтора месяца до выборов, которые нашеукраинские городские власти всячески оттягивали и назначили лишь на 29 июня 2003 года, все социологические опросы свидетельствовали о единоличном лидерстве Э.Нусера. Но оставшегося времени оппозиционерам вполне хватило для мощной раскрутки своего кандидата. Для этого у них были все ресурсы — финансовый (на В.Петьовку работала крупнейшая коммерческая структура области «Барва»), медийный, наконец — городской административный. За месяц до выборов весь город был обклеен агитками и билбордами оппозиционного кандидата (провластному Э.Нусеру устанавливать наглядную агитацию под разными поводами не позволяли), портреты В.Петьовки не сходили со страниц оппозиционных изданий и с экранов частной телестудии, а «Барва» раздавала пенсионерам и малоимущим горожанам продуктовые наборы, фактически покупая их голоса. Контролируемый нашеукраинцами горсовет создал территориальный и участковый избиркомы исключительно под В.Петьовку. Заявления о включении в состав избиркомов представителей Э.Нусера просто игнорировались, а на обращение в суд приходили формальные отписки. За тем, как нашеукраинцы, не таясь, готовят выборы под своего кандидата, хладнокровно наблюдали областные власти. СДПУ(о) позволила оппозиции взять в руки инициативу, надеясь применить свой испытанный трюк — снятие оппонентов с регистрации в последний момент. Но упустила из виду одно обстоятельство — мукачевский горсуд (еще не реформированный указом Президента), как и горсовет, находились под контролем мукачевских нашеукраинцев. Поэтому, когда накануне выборов в Ужгородский горсуд поступила жалоба от Э.Нусера с требованием снять его оппонентов с регистрации, аналогичная жалоба поступила в Мукачевский горсуд относительно самого Э.Нусера.

Вот когда власти поняли, что их обвели вокруг пальца, и в панике бросились срывать выборы при помощи «минирования» участков, разбрасывания листовок с провокационными призывами, блокирования автомобилей с бюллетенями и погромов избиркомов представителями криминалитета. Десант из нашеукраинских нардепов сумел нейтрализовать эти «технологии» и добился проведения выборов. Но это не значит автоматически, что их результат отображал реальное волеизъявление мукачевцев. Несмотря на негатив, который имело для Э.Нусера сотрудничество с СДПУ(о) (если точнее, эсдеки просто не обращали внимания на своего ставленника и действовали на свое усмотрение, нисколько не беспокоясь о его репутации), у него все же были основания рассчитывать на победу над представителем коммерческой структуры, подмявшей под себя чуть ли не весь бизнес в Закарпатье. Согласно официальным данным, разрыв между основными конкурентами составил всего восемь процентов (нашеукраинские социологи прогнозировали своему кандидату намного большее преимущество). При этом недействительных бюллетеней оказалось целых 10 процентов, хотя на всех предыдущих выборах в Мукачево их количество никогда не превышало 1—1,5 процента. В конкретных цифрах разрыв между В.Петьовкой и Э.Нусером составлял 2,5 тысячи голосов, в то время как недействительных бюллетеней было три тысячи. В тех редких случаях, когда наблюдателям от провластного кандидата удалось увидеть подсчет голосов, оказалось, что в абсолютном большинстве недействительных бюллетеней «галочка» была поставлена против Э.Нусера. Сразу после объявления результатов Э.Нусер с десятками протоколов о нарушении (его наблюдателям просто не дали возможности проконтролировать подсчет голосов) потребовал пересчитать бюллетени. И получил от нашеукраинского теризбиркома закономерный отказ. А когда обратился с жалобой в горсуд, тот постановил... уничтожить бюллетени. После выборов Э.Нусер неоднократно утверждал, что результаты голосования были сфальсифицированы в пользу В.Петьовки. И имел для этого некоторые основания. Но общественное мнение в Закарпатье, как и по всей Украине, ассоциировало мукачевские выборы не с В.Петьовкой и Э.Нусером, а с В.Ющенко и В.Медведчуком, поэтому не хотело вникать в суть дела. И это понятно, ведь сам тезис о том, что ставленник СДПУ(о) мог выиграть выборы, а нашеукраинцы сфальсифицировали результаты, казался нонсенсом.

29 июня 2003 года «Наша Украина» впервые публично нокаутировала СДПУ(о), причем использовав методы своих же оппонентов. Оставить это унижение без ответа власть, разумеется, не могла. Незадолго после выборов началось беспрецедентное противостояние Сиховского и Мукачевского судов, которые, не разбирая обстоятельств дела, просто выполняли указания того или иного штаба. Конец этому противостоянию положило президентское реформирование судов. А 26 декабря 2003 года был оглашен пресловутый президентский указ о смещении В.Петьовки, назначении на его место М.Опачко и проведении вторых повторных выборов. Затем последовал захват Мукачевской ратуши вооруженными правоохранителями во главе с губернатором, грубое давление на депутатов горсовета, роспуск территориального и участковых избиркомов и создание на их месте новых, теперь уже под Э.Нусера. И наконец — выборы 18 апреля, на которые словно под увеличительным стеклом смотрел весь мир. Наверное, многочисленные иностранные наблюдатели и дипломаты не были разочарованы увиденным. Погромы участков, массовое избиение представителей высшего законодательного органа и циничная фальсификация результатов голосования — такое в центре Европы происходит нечасто. Несмотря на провозглашение новым мэром Э.Нусера, реальная победа В.Балоги ни у кого не вызывала сомнений, однако пересмотреть решение теризбиркома стало возможно лишь восемь месяцев спустя, когда приход к власти В.Ющенко стал очевидным. С декабря прошлого года законным мэром Мукачево стал В.Петьовка, а об обстоятельствах его избрания в июне 2003 года сейчас мало кто вспоминает.

Сегодня в мукачевской ратуше царят мир и покой. Эсдековская фракция городских депутатов распалась сразу после оранжевой революции, так что оппозиции как таковой городскому голове нет. Как рассказал корреспонденту «ЗН» В.Петьовка, попыток обжаловать восстановление его в должности не было (за исключением жалобы бывшего управляющего делами исполкома о незаконном увольнении с должности, отозванной со временем самим автором).

Взять комментарий у Э.Нусера не удалось, он отказался от встречи с журналистом. И это понятно, ведь бывший ставленник СДПУ(о) сейчас возглавляет одно из главных управлений облгосадминистрации (Э.Нусер так и не изменил своей привычке оставаться провластным при любой власти), поэтому говорить о бывшем противостоянии с настоящим шефом ему, пожалуй, неудобно. Назначение Э.Нусера в облгосадминистрацию вызвало бурную реакцию в Закарпатье, отголоски которой докатились и до Киева. Хотя это не единственный странный шаг новой региональной власти. Не менее интересны ее отношения с властью старой. После скандального задержания И.Ризака в связи с гибелью ректора Владимира Сливки (какой смысл был в задержании на несколько часов для расследования уголовного дела, так и осталось непонятным) создается впечатление, что нынешний и бывший губернаторы не только помирились и забыли старые обиды, но даже нашли общий язык. Критика И.Ризака в адрес В.Балоги, начавшаяся сразу после отставки, внезапно утихла. А тот факт, что Н.Шуфрич, вначале инициировавший журналистские расследования по поводу злоупотреблений нынешних губернатора, мукачевского мэра и областного прокурора, сразу после встречи с В.Балогой просит журналистов не публиковать полученные материалы, а затем называет назначение В.Балоги на нынешнюю должность наиболее профессиональным, наталкивает на определенные невеселые мысли. Впрочем, чего-то экстраординарного в нынешних отношениях власти и оппозиции нет, ведь В.Балога, И.Ризак и Н.Шуфрич — бывшие соратники, которые вышли из одной партии и неоднократно объединялись даже после публичного разрыва отношений, находясь по разные стороны политических баррикад. В региональной политике (по крайней мере, в Закарпатье) иногда творятся вещи, на общегосударственном уровне даже теоретически считающиеся недопустимыми. В конце концов, с кем мириться, а с кем ссориться — личное дело каждого. Другое дело, что, кроме личной, есть и правовая оценка тех или иных событий, согласно которой лицо, содеявшее какое-либо правонарушение или преступление, должно ответить за это по всей строгости закона. Тут-то и начинается самое интересное.

Расследованием дела по факту фальсификации выборов 18 апреля занимается Генпрокуратура (в ее ведении также эпизод о похищении бюллетеней, в то время как факты погромов участков и избиения народных депутатов расследует местная прокуратура). Старший оперативно-следственной группы ГПУ Андрей Почтаренко при встрече с корреспондентом «ЗН» был немногословен. По его мнению, уголовное дело насчитывает уже более шестидесяти томов, по нему допрошены около 500 свидетелей, проведено более ста судебно-почерковедческих экспертиз. Но следствие все еще ведется по факту, ни одно обвинение не предъявлено. Похитители бюллетеней или причастные к этому лица пока не установлены (о причастности руководства мукачевской милиции к этому преступлению в свое время в Верховной Раде заявил сержант Михаил Джумеля. — Авт.). На вопрос журналиста, в какой стадии сейчас находится следствие, старший группы ответил фразой, которую приведем дословно: «Если до февраля этого года не было доказательств фальсификации выборов, хотя мы и предполагали это, то сейчас можно сказать — результаты выборов 18 апреля были сфальсифицированы». Добавить что-то более конкретное А.Почтаренко отказался, сославшись на тайну следствия.

Однако автору материала удалось узнать из достоверных источников, что все усилия правоохранителей направлены на установление лиц, непосредственно фальсифицировавших избирательные протоколы. Зато организаторам и заказчикам фальсификации привлечение к ответственности не грозит. Сделав несколько телефонных звонков, корреспондент «ЗН» выяснил, что в деле фальсификации следователи не допрашивали (хотя бы как свидетелей) ни Э.Нусера, ни И.Ризака, ни бывшего начальника УМВД В.Варцабу либо его бывшего заместителя В.Русина (двух последних допрашивали только сразу после выборов — еще в апреле 2004 года). Что же касается бывших главы АП В.Медведчука и министра МВД Н.Билоконя, то они в связи с мукачевскими выборами вообще могут спать спокойно, поскольку никаких доказательств их причастности к фальсификации у следствия, оказывается, нет. Уголовная ответственность светит лишь непосредственным исполнителям (не потому ли бывший советник губернатора, родственник В.Медведчука И.Чубирко вместе с братом подался в бега?).

Недавно «ЗН» рассказывало о продвижении дела о фальсификации результатов второго тура президентских выборов, едва ли не главным виновником которой, согласно материалам следствия, получается руководитель компьютерного отдела ЦИК. Судя по всему, такая же перспектива и у «мукачевского дела». Грязнейших технологий, прославивших Мукачево на весь мир, как не бывало.

Бывший министр МВД, говорят, сейчас находится в России, никто его на допрос не вызывал и в розыск не объявлял. «Неизвестный бандит», памятник которому установлен в фойе мукачевской ратуши, так и остается неизвестным…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно