МИНОБОРОНЫ ХОЧЕТ ТОРГОВАТЬ ОРУЖИЕМ. ПРЕЗИДЕНТ ПРОТИВ...

22 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 22 сентября-29 сентября

В конце июля на имя премьер-министра Украины из военного ведомства пришло несколько необычное письмо за подписью его главы...

В конце июля на имя премьер-министра Украины из военного ведомства пришло несколько необычное письмо за подписью его главы. Необычное тем, что в послании министра обороны, кроме совершенно справедливых данных о неадекватности финансирования родной армии, содержалась убедительная просьба разрешить создать специальное госпредприятие Минобороны, которое могло бы заниматься реализацией излишков вооружений на внешнем рынке. Другими словами, разрешить людям с лампасами торговать оружием. Еще более удивительное обстоятельство заключается в том, что сам Александр Иванович всегда был ярым противником того, чтобы Минобороны стало субъектом военно-технического сотрудничества (ВТС) Украины с иностранными государствами.

Забегая вперед, заметим, что если военный министр изменил свое видение роли Минобороны в вопросе участия последнего на рынке оружия, то Президент остался при старых консервативных взглядах, потому и ответил отрицательно.

Все ж, это событие не из разряда рядовых, поскольку свидетельствует о некоторых занимательных тенденциях: о росте влияния в коридорах нынешней власти самого министра обороны и о том, что тяготы и лишения воинской службы в недрах украинских Вооруженных Сил остаются на очень высоком уровне.

АРГУМЕНТЫ

Действительно, чтобы обратиться с таким предложением к политическому руководству страны, глава военного ведомства должен был иметь достаточно веские аргументы. Справедливости ради стоит заметить, что такие аргументы имеются. В частности, год близится к концу, а финансирование ВСУ остается на уровне 52,2% от минимальных потребностей. В таких условиях вряд ли можно всерьез думать о достижении целей взаимосовместимости украинских войск с натовскими. Быть бы живу. Более того, из 2,4 млрд. грн., которые запланированы госбюджетом на национальную оборону, почти миллиард (то есть более чем третью часть) военное ведомство обязали заработать самостоятельно — за счет хозяйственной и экономической деятельности. Очень хочется верить, что прогнозы начальника главного управления экономики Минобороны генерала Валерия Мунтияна о том, что военное ведомство за счет работы 145 собственных госпредприятий (из которых 45 ремонтных заводов должны дать 30—40% поступлений в Госбюджет) сможет решить проблему. Однако пока с выполнением плана получения внебюджетных средств не все в порядке.

Но и это еще не все. Сегодня вновь очень серьезно заговорили о том, что имущество ВСУ (в том числе и оружие) лучше классифицировать как государственное, что даст возможность деньги, заработанные от его реализации, пустить на развитие стратегически важных оборонных предприятий, а не на проедание армией. О том, какое отношение к этой версии у украинского генералитета, очевидно, гадать не стоит. В этой связи лишь вспомним, что в конце мая А.Кузьмук объявил, что до 2005 г. предусматривается сокращение более 600 самолетов, из них 250 боевых, и около 400 вертолетов, 80 из которых — ударные. Несложно представить, как министр относится к перспективе ничего не получить за эту технику в случае ее продажи. Опыт такой у министра есть — НАК «Нефтегаз Украины» до сих пор не рассчитался за партию переданных России стратегических бомбардировщиков.

Теперь о влиянии. Уже в прошлом году генералитет сумел пробить несколько законов, легализующих хозяйственную деятельность ВСУ — абсолютно не свойственную армии деятельность. Следующее свидетельство усиления позиций генералитета и лично военного министра — получение монопольного права перевозок продаваемого Украиной оружия через госпредприятие военного ведомства — Украинскую авиатранспортную компанию. (Такое же право имеет подчиненная АНТК им.Антонова компания «Авиалинии Антонова», но, учитывая другой класс самолетов, этот факт — не в счет.) Следующий шаг — получение для этого же предприятия права на реализацию авиатехники. Наконец, новым свидетельством силы стало проведение новой кадровой политики: несмотря на то, что замминистра обороны по вооружению Анатолий Довгополый был единственным гражданским лицом в военном ведомстве (что служило для Запада надеждой на будущее формирование гражданскими украинского Минобороны), он был заменен военным. Плюс к этому в Минобороны появилось еще два новых заместителя-генерала. К тому же министру удалось и сменить руководство военной разведки.

КОНТРАРГУМЕНТЫ

Однако не стоило бы поднимать вопрос появления структуры по вопросам торговли в стенах (или под флагом) Минобороны, если бы это была просто борьба за право контролировать часть оружейного экспорта страны, что в Украине происходит практически беспрерывно. В данном случае дело гораздо сложнее. И даже не из-за того, что ни в одной развитой стране мира армия не имеет права торговать оружием, потому что оно ей вручено для защиты государства.

Стоит подумать о последствиях. Тем более что вспомнить есть что. Еще в 1991 г. Минобороны создало под своим патронатом коммерческий центр, который с благими намерениями занялся торговлей излишками оружия. А через два года центр закрыли, зато открыли несколько уголовных дел. Можно вспомнить и конкретные имена, но — надо ли? Ведь практически все дела были закрыты. Даже такие сверхрезонансные случаи, как продажа Йемену партии боевых самолетов Су-17 по цене «мерседесов», в конце концов забылись. А о том, сколько наторговали вместо 114 украинских субъектов ВТС, сегодня не знает никто.

Есть хороший и более современный опыт соседей по СНГ. Не так давно мир был потрясен уровнем злоупотреблений военных из Казахстана, которым доверили торговать оружием. Так, в начале января с.г. состоялся закрытый судебный процесс над высокими военными чинами, обвиняемыми в незаконной продаже партии истребителей МиГ-21 в Северную Корею. Напомним, что среди обвиняемых был и начальник Генштаба ВС Казахстана Бахытжан Ертаев, которому вменялось в вину «злоупотребление властью, превышение служебных полномочий или бездействие».

Никто не говорит, что украинские генералы, получив доступ к чувствительной торговле, тут же начнут направо и налево продавать оружие. Но эта деятельность не предназначена для военных, хотя именно от них часто зависит лобби украинского оружия. А как украинский опыт, так и опыт других государств убеждает: оружием должны торговать специалисты, а не универсалы. К слову, вот-вот исполнится год, как украинский танковый гигант — Харьковский завод им. Малышева получил право спецэкспортера, которое выбил с таким боем. И что же? К великому сожалению, за год нет ни одного серьезного контракта. (Контракт на поставку 50 бронетранспортеров Иордании, объективно, не в счет.)

На этом можно было бы закончить. Тем более что глава государства свое слово уже сказал, не приняв ошибочного решения и не оказавшись заложником предыдущей ошибки. Речь о том, что подавляющее большинство не только экспертов, но и самих военных уверены, что решение генералитета (именно Минобороны готовило Программу развития ВСУ до 2005 г.) избежать непопулярного большого сокращения было ошибкой. Подтверждением этого служат недавние решения о серьезном сокращении в России, Германии и еще ряде стран. Теперь же огромное и не слишком хорошо оснащенное войско надо кормить и вооружать. Правда, как выясняется, эту проблему можно и выгодно эксплуатировать...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно