МЕСТО ПАРЛАМЕНТА В СИСТЕМЕ ВЛАСТИ (ИЗ ОПЫТА СОВРЕМЕННОЙ УКРАИНЫ)

22 июня, 2001, 00:00 Распечатать

Формирование системы власти — нелегкий и продолжительный процесс для любой страны, тем более для такой, которая впервые становится государством...

Александр Мороз
Александр Мороз

Формирование системы власти — нелегкий и продолжительный процесс для любой страны, тем более для такой, которая впервые становится государством. Конечно, она может воспользоваться опытом многих членов мирового сообщества, но не стоит его применять буквально. Не стоит, поскольку речь идет о живой материи, несущей в себе традиции предыдущей государственности, которые впечатываются в субъекты системы власти как элементы ментальности, как родовой их признак.

 

Украина вышла из Советского Союза, из государства, где распределение функций власти было номинальным, а осуществление их подчинялось однопартийной системе. Она пронизывала структуру власти, являясь одновременно и главной конструкцией власти, и надстройкой системы. Естественно, при этом перманентно возникала опасность доминирования субъективного начала. Эту опасность в разное время и с разной эффективностью (или неэффективностью) нейтрализовали внутрипартийная демократия и воспитательная работа. Иногда это приносило идеальные результаты, по типу того, о чем (по другому, правда, поводу) сказал Михаил Шолохов: «Я пишу по велению сердца, но сердце мое принадлежит партии». Идеалы, конечно, — исключение. Однопартийная система всегда тяготеет к субъективизму, собственно — к авторитаризму.

После десяти лет независимости Украина фактически не перешла границу однопартийности. При наличии более ста партий в системе власти они не играют пока что никакой роли, власть имеет одна партия — партия власти. Перефразируйте теперь великого писателя, и получится: «Я осуществляю власть по велению сердца, а сердце мое принадлежит... власти». Абсурд? Да, но такой, то есть абсурдной, и является сегодня власть в Украине. И если тяготение к авторитаризму в предыдущей системе сдерживала внутрипартийная демократия, то партия власти внутренней демократии не знает, у нее иная природа.

Мировая практика выработала способы блокирования авторитаризма. В их основе — принцип распределения функций властей и система их противовесов и сдерживаний. Ключевым звеном такого распределения становится парламент — орган, при определенных условиях сам становящийся и ядром демократии, и ее распространителем, можно сказать точнее: ее катализатором.

Парламент в Украине есть, а демократии — главного следствия распределения властей — нет. Этот парадокс объясняется, опять таки, рудиментарным субъективизмом, приобретшим у нас безобразные формы. Он — причина существования в Украине синхронно двух систем властей: конституционной, на демократических основах (действующей «де-юре»), и внеконституционной, созданной насильственными методами (действующей «де-факто»).

Поскольку полноценное функционирование парламента возможно в конституционной системе власти, а она парализована, то в таком же состоянии пребывает и сам парламент. Законодательный орган, вопреки чрезвычайному сопротивлению со стороны Президента и его сторонников, принявший Конституцию, предусмотревший осуществление государственной власти независимыми ее ветвями: законодательной, исполнительной и судебной, — сейчас неустанно и стремительно теряет свой вес.

Имеющаяся в наличии тенденция — одно из проявлений системного политического кризиса, его следствие и частично причина. Со стороны это кажется алогичным, ведь в становлении Украины как суверенного государства, в создании основ демократии Верховная Рада сыграла ключевую роль. Именно она еще 16 июля 1990 года провозгласила Декларацию о государственном суверенитете Украины, 24 августа 1991 года приняла Акт независимости, 28 июня 1996 года — Конституцию Украины. За короткое время преодолен путь от символического законодательного органа до классического парламента, чьи черты стали отчетливо проявляться с созданием системы законотворческой работы в контексте общей государственно-правовой реформы.

Обидно, что эта поступь своевольно прекращена. Начиная с 1998 года, когда в пресловутой «спикериаде» отразились последствия так называемого админресурса, конъюнктурность отдельных политических сил якобы демократического толка, приспособленчество некоторых депутатов, парламент начал превращаться в юридическо-правовую обслугу властного режима, оформляя его сиюминутные интересы, словно позабыв, что органичные законы, вытекающие из содержания Конституции, законы, являющиеся парламентским, важнейшим компонентом государственно-правовой реформы, сориентированные на баланс властей и стабильность в обществе, никем, кроме парламента, не могут быть приняты. И что ответственность за это дело лежит на нынешних депутатах, руководстве парламента.

Ситуация резко ухудшилась после антиконституционного переворота в парламенте, осуществленного по воле Президента в начале 2000 года. Созданное большинство в цивилизованных системах власти воспринимается как пародия на парламентское структурирование. Это большинство требовалось режиму для освящения разрушения Конституции с помощью фальшивого референдума, для юридического закрепления диктатуры.

К чести депутатов, такого закрепления не произошло. Вследствие обострения политического кризиса и связанных с этим событий так называемое большинство распалось, Конституция защищена, Верховная Рада сохранена. И от позора тоже. Сейчас либо в своем новом составе она должна вернуться к процессу государственно-правовой реформы, утверждая тем самым надлежащее место парламента в системе власти, предусматривая правовые предохранительные меры против узурпации власти.

На примере современной Украины убеждаемся, насколько опасна узурпация власти, осуществленная, как это ни странно, гарантом соблюдения Конституции и его приспешниками. В таких условиях обеспечить верховенство права невозможно. Оно, как и основы демократии, конституционность и тому подобное, становится фикцией, фиговым листком режима. Яркое следствие отсутствия верховенства права в Украине — пренебрежение правами человека и гражданина: на жизнь, охрану здоровья, труд, образование, информацию и т.д. Сущность власти противоположна ее форме. Да, правоохранительные органы способны совершать преступления, прикрывая их формально-правовыми процедурами, как в делах Г.Гонгадзе, А.Ельяшкевича, О.Подольского и многих других.

Совокупность признаков нашего государства на современном этапе убеждает в том, что оно все более становится не правовым, не социальным и, как следствие, не суверенным. Тема сообщения не предусматривает обоснования этих выводов, однако они очевидны. Иначе и не бывает в условиях абсолютной власти, тем более когда она неотвратимо становится уголовной. И если недавно Президент удовлетворялся тем, что концентрация власти в его руках была завуалирована, скрыта от мира и собственного народа (посредством прислужничества зависимых теле- и радиоканалов, ручных губернаторов, беспомощных правительств, карманного парламентского большинства и т.п.), то в последнее время диктатура осуществляется до непристойности откровенно. Чего стоит один лишь пример внедрения так называемого института государственных секретарей. Не будем вспоминать здесь об указах, противоречащих законам, полицейском режиме осуществления власти для расправы с инакомыслием, вмешательстве администрации в хозяйственную деятельность, вранье как методе государственного управления, страхе — общей характеристики самочувствия общества и т.д.

Теряет в таких условиях свой авторитет и доверие населения вся власть, парламент в том числе. Парламент прежде всего, поскольку инструменты компрометации в руках режима. Отсюда дикое, непонятное для мира шельмование Верховной Рады, неявки на вызов в парламент должностных лиц, невыполнение Закона о трансляции заседаний, тупое стремление превратить парламент в посмешище.

Таково лицо узурпированной власти. Отсюда вывод: чтобы вернуть Украину на путь демократии, нужно существующую систему власти поменять на конституционную. И сделать это следует именно правовым, парламентским путем. Роль парламента, депутатов при этом становится решающей, а посему место парламента в системе власти должно быть определяющим. Хотя бы потому, что по своей природе парламент — антипод авторитаризма.

Вместе с тем не следует забывать, что подобное место парламента, точнее, приведение его к такому состоянию, — только вершина чрезвычайно сложной структурной перестройки всей общественной и государственной жизни. Эта перестройка коснется и политической структуры, и приближения основ гражданского общества, и создания условий для реализации потенциала каждого гражданина или юридического лица (ибо последствием авторитаризма является и угнетение, сковывание такого потенциала), и, естественно, изменение самой системы власти.

На этом пути опорными точками станут усовершенствование отдельных статей Конституции, реформирование избирательной системы в направлении усиления роли партий, укрепление взаимосвязи и взаимной ответственности между парламентом и правительством, законодательное обеспечение возрастания роли органов самоуправления и прав регионов.

Этот путь сложен, но оправдан. Поскольку ведет он к воплощению на практике идеала страны, воспроизведенной в преамбуле нашей Конституции. Воплощению ради интересов гражданина Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно