КТО ОТКРЫВАЕТ ЯЩИК ПАНДОРЫ ? ИЛИ О ВОЗМОЖНОМ РАЗВИТИИ СОБЫТИЙ ВОКРУГ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ

16 июня, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №24, 16 июня-23 июня

8 июня А.Мороз заявил о том, что Президент Украины в ближайшее время отменит указ о переподчинении правительства Автономной Республики Крым Кабинету министров Украины...

8 июня А.Мороз заявил о том, что Президент Украины в ближайшее время отменит указ о переподчинении правительства Автономной Республики Крым Кабинету министров Украины.

Мотивы А.Мороза ограничить полномочия Президента Украины (заказ левых сил) целиком понятны. Естественна была в такой ситуации (противостояние парламент — Президент) и поддержка им (и левыми фракциями) варианта разрешения (?) крымского кризиса по «рецепту» ОБСЕ (реанимация закона «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым»; принятие Крымом Конституции; слом существующей исполнительной вертикали, заложенной указом Президента Украины; ликвидация нынешнего состава крымского правительства; усиление позиций левых в Крыму (после перевыборов в местные Советы); дискредитация президентской модели управления регионом, ослабление позиций Президента Украины).

Непонятным оказывается другое: поддержка разработки крымской Конституции на базе закона «О разграничении...» государственно ориентированной частью ВС Украины. Памятуя также о сложной комбинации, проведенной по «усмирению Крыма» исполнительной властью Украины, непонятной является (учитывая высказывание А.Мороза) возможная недооценка опасности как упомянутого выше закона, так и слома исполнительной вертикали (Киев — Симферополь) Президентом Украины. Складывается впечатление, что руководство украинского парламента оказалось далеко от понимания того, что переподчинение правительства Крыма является компенсаторным механизмом, предотвращающим введение чрезвычайного положения в автономии (со всеми вытекающими из этого внешне- и внутриполитическими издержками) в условиях критической потери контроля над данным регионом.

После отмены указа достаточно очевиден дальнейший ход событий в Крыму (без принятия Конституции автономии на базе закона «О разграничении...»): отмена Президентом Украины своего указа; уход ВС Украины на каникулы; перевыборы местных Советов Крыма (слом нижнего этажа механизма, обеспечивающего нынешнюю управляемость автономией); доминирование в местных Советах автономии шовинистических сил и представителей Коммунистической партии Крыма (реакция на непопулярные меры Киева; вывод, «руками Киева», из «игры» проукраински ориентированного крымскотатарского национального движения); поддержка местными Советами сепаратистской и шовинистической части крымского парламента; подрыв позиций проукраински настроенной части крымского парламента и проукраинских сил в Крыму; «сведение счетов» с правительством автономии (слом верхнего этажа механизма, обеспечивающего управляемость автономией, урок для всех политических сил Крыма, готовых до этого сотрудничать с Украиной); полный переход власти в Крыму в руки политических сил, которые репрезентирует С.Цеков; интенсификация отношений руководства Крыма с руководством РФ; возвращение ситуации к ситуации июля 1994 года (к этому моменту Республика Крым стояла «на пороге» создания предпосылок для формирования собственных силовых структур, общее состояние социально-политической ситуации заставляло сомневаться в возможности опереться на силовые структуры Украины в Крыму — милицию, СБУ).

Таким образом, Украина возвращается к исходной позиции потери контроля над Крымом, критически ослабляет свои позиции в отношениях с Россией. Но июль 1995 г. отличается от июля 1994 г. тем, что и Россия, и Республика Крым уже обогатились ценным опытом «поражения» и снова в ситуацию 17 марта 1995 г. больше не попадут.

Сожаление возникает оттого, что война в Приднестровье, война в Абхазии ничему Украину не научили.

Интересно поставить вопрос: кто на период каникул ВС Украины будет отменять противоречащие законодательству Украины законодательные акты ВС Автономной Республики Крым (если такие, что очень вероятно, появятся), поскольку Президент Украины таким правом не обладает. В таком случае для восстановления порядка в Крыму у Президента остается лишь один правовой способ — введение чрезвычайного положения в автономии (п.22 ст.24 Конституционного договора).

И вообще, есть ли какая-либо логика в том, что Президент Украины имеет право вето на законы, принятые ВС Украины, и не имеет такого права в отношении законов ВС Автономной Республики Крым? Или, может быть, украинские депутаты свой отпуск будут подстраивать под парламентские каникулы крымских депутатов?

Вариант принятия, наряду с отменой указа Президента, Конституции Автономной Республики Крым на базе закона «О разграничении...», что, учитывая содержание данного закона, может явиться началом национальной катастрофы, в данном тексте не рассматривается. Заглядывали ли украинские депутаты в текст этого закона?

Понимание глобальной (а вовсе не локальной) опасности дальнейшей дестабилизации ситуации в Крыму требует привлечения более широкого контекста для рассмотрения данной ситуации.

Являются целиком очевидными дальнейшие перспективы расширения НАТО на Восток. Но не для всех очевидно начавшееся уже с конца 1994 г. продвижение Ташкентского договора на Запад. Беларусь является лишь первым звеном, главным и основным звеном является Украина. И спектр способов реинтеграции Украины достаточно широк. Хочется напомнить фразу российского генерала Б.Громова, во время недавнего интервью, о том, что в случае расширения НАТО на Восток Россия может снять с себя обязательства по Хельсинкскому соглашению СБСЕ 1975 г., т.е. имеется в виду положение о нерушимости границ. Следует отдавать себе отчет в том, что все это в первую очередь касается одной страны — Украины. И было бы опасной иллюзией рассматривать данное высказывание просто как частное мнение генерала.

Обратимся к документам. В настоящий момент политика РФ по отношению к соседним странам не в последнюю очередь определяется «Стратегией для России», разработанной Советом по внешней и оборонной политике в 1994 г. Среди иных положений интерес представляет п.3.4., где сказано: «По сути у России остается одна альтернатива: либо курс на воссоединение со значительной частью республик бывшего СССР или, в случае их дезинтеграции (!), с их регионами и создание нового федеративного государства, либо курс на сохранение политической независимости этих государств в обмен на получение неограниченного доступа на их рынки товаров, услуг, капиталов, на создание эффективного оборонительного военно-политического союза, обеспечение единого правового пространства для всех национальных меньшинств, обеспечивающего их полновесные права. То есть интеграция не через территориальное и политическое объединение, а через создание политических, военно-политических и иных условий для экономического взаимодействия и взаимопроникновения, которое, в свою очередь, должно обеспечивать и поддерживать политические и военно-политические интересы России на территории бывшего СССР».

В упомянутом выше контексте следует обратить внимание на опасность втягивания Украины в плоскость «особых отношений» с Российской Федерацией, поскольку, отказываясь от «твердой почвы» формализованных отношений (как с любой иной страной), мы уводим себя из-под защиты международного права, которое (в определенной мере) обеспечивает нашу безопасность и территориальную целостность.

Опыт наших ближайших соседей подсказывает, что дезинтеграция нередко не только поддерживается, но и планируется извне. Поэтому нельзя не учитывать того, что одним из эффективнейших средств контроля над Украиной может стать внутренняя дезинтеграция Украины. И первые шаги в данном направлении Украина уже начинает совершать (упомянутое выше постановление Верховного Совета Украины о подготовке Конституции автономии). В «Основных положениях военной доктрины Российской Федерации» (1993 г.) написано, что одним из источников военной опасности для РФ, что, гипотетически, может повлечь за собой применение вооруженных сил, является «подавление прав, свобод и законных интересов граждан РФ в зарубежных государствах». Казалось бы, к нам все это никакого отношения не имеет. Но обратим внимание на то, что закон «О разграничении полномочий между органами государственной власти Украины и Республики Крым», на базе которого готовится Конституция Крыма, предусматривает крымское гражданство. Верховным Советом Крыма в первом чтении уже принят закон «О гражданстве Республики Крым», который предусматривает двойное гражданство (ст.8). Цепь замыкается. Возможность применения вооруженных сил РФ в Крыму станет определяться политической ситуацией (в том числе в самой РФ) и нахождением повода для их применения («подавление законных интересов граждан РФ», т.е. уже жителей Крыма, которые могут трактоваться как угодно широко). Этот контекст высвечивает дополнительный смысл непрекращающихся попыток РФ добиться соглашения о двойном гражданстве, деятельности российского консульства в Крыму. Нужно обратить внимание и на то, что вопрос о введении двойного гражданства поднят в упомянутом выше письме ОБСЕ министру иностранных дел Украины. Выше приведена цитата из открытой части Военной доктрины РФ. О содержании самой Военной доктрины можно лишь догадываться. Вызывает интерес то, какая роль, согласно доктрине, отводится ЧФ. И в этом контексте следует задуматься о том, какими мотивами определяется нежелание РФ выводить из Крыма, например, 810-ю бригаду морской пехоты.

Следует также осознавать, что в настоящий момент Украина вошла уже в совершенно новую «полосу испытаний», поскольку в контексте расширения НАТО, в условиях начавшегося распада самой Российской Федерации восстановление контроля в границах СНГ для России — вопрос самосохранения. Активизация реинтеграционного процесса может компенсировать в массовом сознании провалы во внешней и внутренней политике.

Можно предположить — вектор интересов различных субъектов (ОБСЕ, России, С.Цекова, А.Мороза и левой части ВС Украины), что выразилось в реанимации совершенно неприемлемого с точки зрения элементарной стабильности в стране закона «О разграничении...», в нынешний момент совпал случайно. Но можно допустить и то, что ОБСЕ, статус и вес которой (в противовес НАТО) на европейском континенте поддерживается РФ, при решении тех или иных проблем позиции и интересы именно России будет учитывать. Ключевым моментом в рекомендациях, посланных Максом ван дер Стулом украинскому руководству после «круглого стола» в Локарно (Швейцария) являлся именно закон «О разграничении полномочий...» (неявная форма договорных отношений между Украиной и Крымом). Украина наживку «заглотнула» (есть ли что-либо более иррациональное, чем идти на практически полные уступки именно сепаратистским силам Крыма в ситуации почти полного контроля над автономией?). Мотивация украинского спикера и политических сил, которые он репрезентирует (трудно ли все это было просчитать заранее?) уже рассматривалась. Более того, не следует недооценивать и декларируемой заинтересованности коммунистической фракции в процессах реинтеграции, восстановления СССР. После принятия Конституции Крыма на базе вышеупомянутого закона Россия сможет (опираясь на новые полномочия нынешнего руководства крымского парламента, представляющего блок «Россия») получить контроль над ситуацией в Крыму. Со всеми вытекающими из этого для Украины издержками. Следующий круг восстановления контроля Украины над Автономной Республикой Крым целиком, вероятно, потребует крови.

Слишком велики «ставки» в «крымской игре», но многие этого пока не понимают.

От редакции.

На этой неделе Президент Украины Леонид Кучма встретился с группой крымских журналистов. В ходе довольно продолжительного разговора глава державы ответил в частности и на следующие вопросы.

— Каковы особенности реализации механизма Закона о власти в Крыму?

— Закон о власти распространяет свое действие на всю территорию страны, а значит, и на территорию Крыма как ее составную часть. Из этого вытекает, что организация исполнительной власти в Крыму должна соответствовать тому, как она функционирует в целом в Украине. Особенность же заключается в том, что центром исполнительной власти в автономии должно быть ее правительство.

Крым — автономия в составе Украины, и пора прекратить накручивать лишние вопросы вокруг этой проблемы. Еще раз говорю, мы будем только в интересах Крыма, Севастополя рассматривать все вопросы.

— После принятия Конституции Крыма правительство автономии вновь будет подчиняться Верховному Совету. Как вам видится дальнейшее взаимоотношение этих властных структур?

— У меня часто возникает мысль: перед тем как кого-то куда-то избирать, надо бы поместить их в барокамеру, как космонавтов, проверить на психологическую совместимость. Так и в Крыму. Какие бы законы, конституции мы не принимали, если собственные амбиции руководителей любой из ветвей власти выше национальных интересов или просто людских интересов, то ничего не выйдет. Поэтому если кто-то тянет не туда, то он должен просто освободить свое место для нормальной работы. Крым — автономная республика, и правительство должно подчиняться Верховному Совету Крыма. Сегодня — это исключение из правил. Вы понимаете, почему? Президент принял такое решение. Мне хотелось бы, чтобы это было не долгосрочно. Я бы пожелал и Верховному Совету, и правительству Крыма и сегодня не показывать друг на друга пальцем, у кого больше прав, а садиться за один стол и сотрудничать.

Еще раз подтверждаю: мы готовы дать Крыму все полномочия для экономической реформы, если, разумеется, она тянет вперед. Если опережает национальную украинскую, — пожалуйста: готовы создать все условия. Я и в предвыборной кампании говорил и сегодня хочу повторить: действительно хотелось, чтобы Крым был стартовой площадкой для отработки нового. А не делать попытку в каких-то границах, в «скорлупе» действовать. Крым, в первую очередь, виноват в том, что сегодня еще здравницы не заполнены. Разве не понимали, что, поднимая бучу, отпугнут людей. Хотя условия в этом году намного лучше, чем были в прошлом.

Я думаю, что вы все должны понимать: наша общая задача — это единение, а не разъединение. Если дальше в Крыму будет продолжаться политика, доселе проводимая некоторыми силами, то это не на пользу. Это сегодня и России не надо. Россия даже экономически не в состоянии взять Крым на содержание. Потому что если бы были в России свободные деньги, может быть, они бы и помогли Севастополю. Сегодня там живет 120 тысяч семей моряков Черноморского российского флота. И ни копеечки в инфраструктуру города не вкладывается с российской стороны. А в заявлениях отдельных политиков только и слышно, что Россия одна содержит весь флот. Хотя бы энергоресурсы давали по ценам российским. Это здорово поддержало бы экономику Севастополя.

— Кто в составе правительства будет отвечать за реализацию принятых соглашений по Черноморскому флоту?

— Евгений Кириллович Марчук персонально. Это настолько серьезная проблема, что требует личной ответственности премьер-министра.

Вопрос о флоте больше политический. И я очень рад, что все-таки мы в Сочи однозначно нашли понимание российской стороны, в первую очередь Бориса Николаевича Ельцина. Борис Николаевич Ельцин просил, чтобы Севастополь был военно-морской базой — это нонсенс. Такого нет в мировой практике, чтобы мирный город становился военной базой. Поэтому четко определено понятие: что не Севастополь будет базой, а отдельные зоны и объекты. Севастополь теперь не будет как неприкаянный. Российские власти должны сделать свой вклад в социальную структуру города.

Мы договорились с Борисом Николаевичем, что ЧФ будет расположен на правах аренды. Я думаю, что это экономически и Севастополю выгодно. Сегодня Крым в целом на дотации, причем на огромной дотации при нашем скудном бюджете. Ну а дальше от правительства будет зависеть, насколько быстро мы все эти проблемы утрясем. Но времени у нас нет. Затягивание этого процесса во времени приведет опять-таки к неразрешимым проблемам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно