КРЕСТЫ И «КРЕСТИКИ»

23 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 23 февраля-2 марта

Если человек не нолик, то лучше вместо него поставить крестик. Из разговора военных в Косово, во время игры в «крестики-нолики» Крестиков в Косово очень много...

Если человек не нолик, то лучше вместо него поставить крестик.

Из разговора военных в Косово, во время игры в «крестики-нолики»

Крестиков в Косово очень много. Они в изобилии растут на кладбищах, блестят на маковках чудом уцелевших православных храмов, ими заколочены окна покинутых сербских домов, они краснеют на медицинских машинах и прячутся в оптических прицелах всевозможного оружия. Крестиками на карте Косово отмечены вероятные места бомбардировок края и артиллерийских обстрелов снарядами, начиненными неактивным ураном. Есть крестик и в районе города Гниляны — месте дислокации украинского спецподразделения МВД.

Здание разбомбленной автошколы на территории украинского спецподразделения

На базе нашего подразделения милиции в Косово первое, что бросается в глаза, — внушительный остов здания. Это бывшая разбомбленная НАТО сербская автошкола. Вокруг нее расположены корпуса миротворцев. Тут находится 115 сотрудников спецподразделения, 35 кинологов и 25 собак.

Место дислокации украинского батальона подбирало руководство полицейского управления. Первоначально предполагалось, что здесь будет размещено спецподразделение россиян. Наших сразу предупредили: территория проверена — опасной радиации нет.

Проблема использования обедненного урана вызвала горячие споры в НАТО. Большинство стран Альянса выступают за прекращение использования всех видов подобного вооружения. Против — США и Великобритании. Они мотивируют это тем, что такой отказ значительно снизит боевую мощь блока.

Они также настаивают на том, что вероятность возникновения лейкемии из-за действия урана чрезвычайно низка. Тем не менее, в той же Великобритании в срочном порядке обследуют всех военных, кто когда-либо был связан с неактивным ураном. В Германии — тоже. В Норвегии проходят медкомиссию 20 тысяч бывших военных, в Португалии — 10, в Бельгии — 12 тысяч.

Президент Украины в конце прошлого года подписал распоряжение о комплексном обследовании всех наших солдат и офицеров, выполняющих миротворческую миссию в Югославии. На сегодня, по словам министра обороны Украины Александра Кузьмука, все миротворцы, которые находятся в этой стране, уже обследованы. Сейчас начинают осматривать тех, кто служил там ранее, ведь контингент украинских сил стоит на Балканах с 1992 года.

Начато обследование и тех миротворцев, которые подчиняются МВД.

Кроме того, в Министерстве обороны создана специальная комиссия по изучению экологической обстановки в зоне действий украинского контингента.

Ее руководитель, полковник Игорь Мазор сообщил журналистам, что «комплексное обследование» 337 украинских миротворцев и техники не выявило никаких нарушений, а территория, на которой несут службу наши военные, «скорее всего не загрязнена». Более того, полковник ошарашил общественность прямо-таки сенсационной новостью, заявив, что уровень радиационного фона в Косово ниже, чем в Киеве! (от 7 до 15 мкр/г).

А вот американские эксперты обследовали 11 предположительно загрязненных зон и пришли к выводу, что в пяти из них уровень радиации превышал норму...

Миротворцы на здоровье не жалуются. К бюллетеням, заявлениям всевозможных правительств и отечественных медиков они относятся с пониманием. И все же показателем истинного положения вещей с радиацией является поведение американских военных. Они, как лакмусовая бумажка: чуть что не так — реагируют первыми. В уныние повергла информация о том, что медики США настоятельно рекомендуют своим миротворцам-женщинам в течение года не беременеть, а мужчинам — не «делать» детей.

На развалинах автошколы, прямо в снегу (причуды природы!) цветут ромашки. Рвать их категорически запрещено, но нарушители табу рвут и гадают: «любит — не любит», «выживу — не выживу», «останусь полноценным мужчиной или нет». Именно эти три вопроса волнуют миротворцев больше всего…

От лейкемии на сегодня умерло 17 человек, проходивших службу в Боснии и Косово: 6 итальянцев, 5 бельгийцев, 2 испанца, 2 голландца, один португалец и чех.

В Пентагоне утверждают, что все они якобы нарушали инструкции по технике безопасности. Вместе с тем американские военспецы заявляют, что «опасности при взаимодействии с неиспользованными снарядами — никакой». Мягко говоря, противоречивое утверждение… По некоторым данным, число умерших от тридцати одного до сорока двух человек. Но это только официальная статистика. Есть и другие сведения, доказывать истинность которых предстоит еще долго.

Ожесточенные научные споры вызывает вопрос: кого из умерших считать предполагаемыми жертвами балканского «урангейта» — только ли тех, кто болен лейкемией? Или же неактивный уран активно «поспособствовал» и другим случаям болезней и скоропостижных смертей молодых, выносливых, физически здоровых мужчин?

В здании полицейского штаба в столице Косово Приштине — пожелтевший некролог. На нем — улыбающийся 42-летний аргентинский миротворец. Умер от инфаркта, не дотянув неделю до конца миссии. На родине остались жена и 8-летняя дочка. Это была четвертая его миссия на Балканах. Следующим стал 40-летний офицер из Бангладеш, далее — обширный инфаркт у одного русского полицейского, потом у другого. Шведский офицер закончил службу и буквально через неделю, уже дома, умер во время прохождения физических тестов. В число жертв уранового скандала их фамилии не занесены.

Летом все списывали на жару, перебои с электричеством и водой и невероятную загрязненность этого региона. Миротворцев донимали неизвестные доселе формы аллергии, конъюнктивиты, бронхиты с астматическим компонентом и чуть ли не повальное характерное покашливание, которое длится месяцами. К однозначному выводу по поводу его появления медики так и не пришли. Лечили каждый по своему усмотрению. Например, американцы в качестве профилактики открыли на своей крупнейшей базе Бонд-Стил трех-четырех- и пятимесячные курсы для желающих бросить курить… Сейчас на первом месте — инфекционные заболевания и депрессии по поводу уранового скандала. Чувствую себя «подопытным кроликом», — сознался один из наших миротворцев, — все время прислушиваюсь к своим ощущениям. Наверное, лучше было бы, если б не знал!»

В структуре полиции врачей нет. По возможности наши полицейские пользуются услугами НАТО (только в случае экстренной помощи), а также обращаются к украинским и русским военным медикам. Что же касается «проверок на радиацию» — согласно достигнутой межправительственной договоренности, каждая страна обследует только своих…

Наших миротворцев очень удивляет, что по уровню радиации, который «ниже чем в Киеве», наши проверяющие делают вывод о «безопасности службы в этом регионе», не учитывая при этом такого свойства неактивного урана, как подвижность. Достаточно заглянуть в медсправочник в Интернете, чтобы убедиться: необогащенный уран в виде радиоактивной пыли скапливается в особо пыльных местах, смешивается с обычной пылью. Облако такой пыли в зависимости от направления ветра может оказаться где угодно. Померили сегодня — нет радиации, а завтра прилетело «урановое облачко», вы подышали «грязным» воздухом, и оно себе дальше полетело…

Достаточно один раз побывать в Косово, дабы воочию убедиться: условия для «хранения» урановой пыли тут идеальные. Города невероятно грязные, с не разобранными со времен войны развалинами. В столице края — Приштине три года вообще никто не убирал, только недавно появились первые дворники. Посреди города огромные каркасы двух зданий, разбомбленных силами НАТО, — телевидение и штаб местной полиции. Они настоящие хранилища мусора и пыли, которая поднимается в небо при каждом порыве ветра.

Загрязнены в Косово целые регионы. Бог наградил этот край великолепной природой и множеством полезных ископаемых. Только разведанных месторождений — более чем на 500 млн. долларов. Тут находится крупнейшее на Балканах месторождение никелевых руд, залежи золота, серебра и т.д. Их добыча и переработка не прекращается. Только теперь весь процесс — под контролем миротворцев. Говорят, преимущественно американцев. Фуры, груженные сырьем и полуфабрикатами, бесперебойно пересекают границу Македонии, из которой, как известно, дороги расходятся во все страны мира.

После прогулки возле двух таких крупнейших заводов вопрос о соблюдении техники безопасности и экологическом контроле отпадает сам собой.

На цементном заводе (граница с Македонией) внушительное количество цемента просто вылетает в трубу, а потом оседает на всех близлежащих постройках и скапливается в многочисленных канавах. А в низменностях вообще ноги по щиколотки увязают в цементе. «В сырую погоду это даже опасно, — шутят пограничники, — задержишься ненадолго — памятником станешь...» Фабрику по производству свинца «Трепче», что в Митровице, контролируют французы. Дышать полной грудью на ее территории просто невозможно, а привкус свинца во рту не проходит после посещения еще долго. Тут люди работают без респираторов и буквально за гроши. Осенью фабрику пытались закрыть, но рабочие взбунтовались. Особенно возмущались немногочисленные сербы, для них это единственная возможность прокормить семью…

Для местного населения проблемы радиации кажутся несущественными по сравнению с ежедневным вопросом — как выжить? Из уст в уста передаются разве что рассказы о вспышке лейкемии и страшных мучениях албанских беженцев, колонну которых по ошибке разбомбили американцы, перепутав с колонной сербской техники. «У нас нет даже общей статистики о состоянии здоровья всего населения края, — разводит руками доктор Шабут — главврач областной албанской больницы в городе Гниляны, — тем более в связи с ураном. Такие обследования стоят больших денег, а мы только благодаря гуманитарке еле сводим концы с концами. Пациентов у нас всегда много, а среди заболеваний лидируют сердечно-сосудистые и нервные, и только потом — онкология, в основном желудочно-кишечного тракта, — главврач тяжело вздыхает: днем раньше именно от такого заболевания умер его заместитель…

— Возникновение лейкемии под влиянием неактивного урана в достаточной степени не изучено, поэтому утверждать что-либо по данному поводу не берусь, — говорит заместитель директора Киевского института радиологии Дмитрий Базыка. — Многолетние исследования «чернобыльцев» и наиболее зараженных территорий у нас пока что показывают значительный рост детской заболеваемости раком щитовидной железы, и никакого увеличения случаев лейкемии среди взрослых.

— Почему вы говорите «пока что»? — искренне удивляюсь я. — Неужели через пятнадцать лет после аварии конкретных выводов так и нет?

— Сам процесс сбора, проверки результатов анализов очень сложный, — вздыхает Дмитрий Анатольевич. — Представляете, сколько людей из чернобыльской зоны выехало! Причем разъехались они не только по Украине, а по всему СНГ и дальше. Чтобы составить полную объективную картину состояния здоровья этих людей, необходимо их разыскать, заставить пройти необходимые проверки, потом систематизировать результаты. А поскольку влияние радиации на организм может проявляться спустя годы после облучения, то этих людей проверять надо чуть ли не ежегодно. А человек опять куда-то переехал. И снова ищем «пропажу». Я уже не говорю о тех многочисленных лжечернобыльцах, которые заимели чернобыльские «корочки» и тоже всю объективную картину искажают. Плюс к этому еще и то обстоятельство, что несколько лет назад мы стали работать совместно с американским институтом радиологии. Специалисты США с самого начала усомнились в объективности наших исследований и теперь проверяют все результаты. И хотя оказалось, что перепроверять-то нечего, все у нас выполнено на высоком профессиональном уровне, процесс уже не остановить. В общем, такая вот бюрократическая волокита. Тем не менее исследования в этом направлении продолжаются и уже есть интересные результаты.

— Например?

— Наличие неактивного урана провоцирует и ускоряет развитие других заболеваний — это факт. Например, было установлено, что в качестве защиты от радиации организм вырабатывает холестерин. А он, как известно, способствует закупорке сосудов и росту целого ряда заболеваний. В том числе сердечно-сосудистых. Хотя каждый организм реагирует на облучение очень индивидуально. Попадались и такие уникумы, которые, «хлебнув радиации», еще здоровее становились. Кроме того, уран сам по себе опасен не как радиоактивный, а как тяжелый элемент, который имеет свойство накапливаться в организме. Особенно активно это происходит, если уран смешивается с пылью других тяжелых элементов — свинца, выхлопных газов, бетона, угля, руды и.т.д.

В начале этого года в Косово появились два информационных бюллетеня, которые содержат сведения о свойствах неактивного урана и его возможном влиянии на здоровье. Один из них отражает позицию НАТО, второй — мнение доктора Майкла Г.Репачоли, координатора программ по защите экологии человека главного управления Всемирной ассоциации здравоохранения. Натовцы признают, что опасность для здоровья при взрывах снарядов с ОУ идентична опасности от выброса тяжелых металлов. Но сам по себе ОУ является безопасным веществом и никакого вреда для здоровья не представляет. При этом миротворцам все же советуют «мыть руки с мылом, не употреблять местную пищу и воду, по возможности избегать зон предположительно зараженных и пользоваться респираторами при работе с грунтом». Господин Репачоли в своих выводах более осторожен: «риск для здоровья скорее всего невелик, поскольку действие урана на организм человека в достаточной степени не изучено». ВОЗ через свое международное агентство по изучению раковых заболеваний продолжает исследовать эту проблему. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) не располагает достаточной информацией о радиационном облучении на Балканах или в Персидском заливе, чтобы прийти к однозначным выводам. Необходимы дополнительные детальные исследования. В частности, ТОЛЬКО ПЛАНИРУЕТСЯ создание высокопрофессиональной рабочей группы для проведения исследований, которые должны установить, был ли рост заболеваемости раком среди военного персонала и населения в войнах в Персидском заливе и на Балканах.

В противовес официальной точке зрения ВОЗ и позиции НАТО, существует и другой взгляд на эту проблему, выработанный экспертами нейтральных в этом вопросе стран, при активной помощи пострадавших от радиации миротворцев и родственников тех, кого уже нет в живых.

Депутат Верховной Рады Сергей Курыкин сделал специальный доклад на эту тему. «Неактивный уран» — бомба замедленного действия, — утверждает Сергей Иванович, — он имеет способность накапливаться в организме и дает о себе знать года через три-четыре после облучения, а то и позже. Так что на медкомиссии, которую военнослужащие проходят сразу после окончания миссии, никаких симптомов болезни обычно не бывает. Это и позволяет делать вывод, что вещество безвредно. Но факты говорят сами за себя. Впервые оружие, содержащее необогащенный уран, было применено в Ираке в 1991 году.

В результате на сегодня умерло 3 тысячи военных Великобритании и США, принимавших участие в той миссии. А в Южном Иране наблюдается резкий рост раковых заболеваний и врожденных дефектов у детей».

Аналогичные нарушения здоровья отмечены у жителей Боснии и Герцеговины. По подсчетам депутата в ходе 74-дневных бомбардировок Югославии было использовано не менее 30 тысяч тонн взрывчатых веществ, из них 31 тысяча зарядов, содержащих до 10 тонн необогащенного урана.

В докладе депутата есть немало шокирующих фактов экологической катастрофы, а также рекомендации по прекращению использования оружия, содержащего неактивный уран.

Доклад должен был прозвучать на январском заседании ПАСЕ. Но так и не прозвучал, перенесли на апрельскую сессию, а на вопрос «почему?» в секретариате ПАСЕ депутату ответили, что в январе будут рассматриваться «более важные вопросы»...

…Маленький мальчик играл на компьютере в «войнушки»: разрабатывал стратегию наступлений, вооружал армию, отмечал крестиками и «накрывал» позиции воображаемого противника. Он так увлекся игрой, что не заметил, как вырос, стал боевым офицером, и крестики в компьютере уже не крестики, а кресты, на могилах тех, с кем он воевал вроде бы «понарошку»…

Обедненный уран (ОУ) — уран, из которого удалены наиболее радиоактивные изотопы при усовершенствовании природного урана с целью использования его в качестве ядерного топлива либо в ядерном оружии. Он на 40% менее радиоактивен, чем природный уран, и более плотный, чем свинец. ОУ может содержать части других радиоактивных изотопов, которые попадают в него в процессе обработки.

· В военной промышленности ОУ используется для производства брони тяжелых танков, противотанкового снаряжения, ракет и реактивных снарядов. Такое оружие считается обычным вооружением и широко используется вооруженными силами.

В засушливых регионах большая часть ОУ оседает в виде пыли, а на территориях с более влажным климатом проникает в почву. Культивация зараженной земли и использование загрязненной воды и пищи может представлять риск для здоровья, но предполагается, что он невелик. Большую опасность представляет химическая токсичность ОУ, чем подобное радиационное облучение. Дети более, чем взрослые подвержены риску облучения ОУ после возвращения к нормальной жизни в зоне военных действий — через зараженную пищу и воду в связи с детской привычкой все ощупывать и тащить в рот.

· Информация о влиянии урана на здоровье и экологию ограничена. Но поскольку уран и ОУ по существу одно и то же (кроме состава радиоактивных компонентов), результаты научного исследования урана применимы и к ОУ.

· В отношении радиационного влияния ОУ картина осложняется тем, что большинство данных относятся к влиянию на здоровье естественного и обогащенного урана.

В среднем в тело человека поступает около 90 мг урана с естественным приемом пищи, воды и вдыханием воздуха. Примерно 66% находится в скелете, 16% — в печени, 8% — в почках и 10% в других тканях.

· Внешнее воздействие происходит при близости с ОУ-металлом (например, при работе на складе снаряжения или находясь в транспортном средстве, перевозящем ОУ-амуницию или ОУ-броню) или через контакт с пылью и шрапнелью, создающими взрыв. Влияние, оказанное на здоровье из-за воздействия, будет радиационно ограниченным (при отсутствии глотания, вдыхания или проникновения ОУ в кожу).

· Внутреннее воздействие — в результате глотания или вдыхания. В военном окружении дополнительным путем воздействия может быть поражение ран от снарядов из ОУ.

Большая часть (95%) урана, проникающего в тело, не впитывается, а удаляется из организма с фекалиями.

· Из всего количества урана, которое впиталось в кровь (а это 5%) около 67% фильтруется почками и выделяется с мочой в течение 24 часов.

· Уран поступает в почки, кости и печень. Время, необходимое для того, чтобы половина урана вышла с мочой из этих органов, составляет от 180 до 360 дней.

· Уран вызывает поражение почек у экспериментальных животных: наблюдаются узелковые изменения поверхности почек, поражение трубчатого эпителия и повышенный уровень глюкозы и протеина в моче.

· ОУ распадается в основном благодаря излучению альфа-частиц, которые не проникают в наружные кожные покровы, но могут повлиять на внутренние органы (которые более подвержены ионизирующему влиянию альфа-радиоактивности) во время глотания или вдыхания ОУ. Облучение альфа- и бета-радиацией из-за вдыхания нерастворимых частиц ОУ может привести к поражению легочной ткани и увеличить вероятность заболевания раком легких. Соответственно, впитывание в кровь и задержка в других органах (большей частью в скелете) приводит к дополнительному риску заболевания раком этих органов, что зависит еще от уровня радиационного облучения. Однако при его низком уровне риск заболевания раком очень низок.

· До сих пор не было выявлено никаких негативных последствий для здоровья во время ограниченных эпидемиологических исследований.

· ВОЗ имеет следующие нормативы в отношении урана: норматив в отношении качества питьевой воды (2 мг/л) достаточен для защиты почек от повреждений, не устанавливаемых клиническим наблюдением — в соответствии с эпидемиологическими исследованиями (ВОЗ, 1998 г.) Допустимая дневная доза внутреннего поглощения урана 0,6 мг на кг веса тела в день.

· Лейкемия встречается среди взрослого населения Европы с вероятностью 20—50 случаев на миллион в год для возрастной группы 20—45 лет. В то время как воздействие ОУ могло бы теоретически привести к заболеванию раком, данное заболевание вряд ли распространилось бы среди военных на Балканах по следующим причинам:

— в общем, между подвержением ионизирующей радиации и клиническим обнаружением радиоактивно спровоцированной лейкемии проходит несколько лет (по крайней мере, от двух до пяти);

— риск заболевания лейкемией пропорционален уровню облучения ионизирующей радиацией.

· Как свидетельствует предыдущий опыт, около половины случаев заболеваний лейкемией среди выживших после атомного взрыва в Хиросиме и Нагасаки приписывается воздействию гамма-лучевого и нейтронного облучения от взрыва бомбы. В противоположность этому в соответствии с крупным многонациональным исследованием рабочих атомной промышленности считается, что около 10% случаев смерти от лейкемии может быть приписано внешнему воздействию гамма-излучения.

· В зонах военных действий вдыхание и заглатывание пыли, зараженной ОУ, даже при экстремальных обстоятельствах сразу же после воздействия снарядов с расчетом количества пыли, которое может быть поглощено, приводит, как подсчитано, к радиационному облучению менее 10 миллисиевертов (mSv). Это составляет около половины максимальной годовой дозы для людей, работающих с радиоактивными материалами. Считается, что такая степень может привести лишь к незначительному увеличению риска заболеваемости лейкемией — порядка 2% в сравнении с естественной вероятностью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно