Как закаляются премьеры

20 мая, 2011, 15:14 Распечатать Выпуск №18, 20 мая-27 мая

Ивета Радичова начинает борьбу с коррупцией в Словакии и выигрывает.

© dic.academic.ru

Продержится ли реформаторское правительство Иветы Радичовой до конца каденции и искоренит ли оно патологические явления в словацкой юстиции? Эти вопросы актуальны в Словакии уже с момента создания правоцентристской коалиции, то есть с июля прошлого года. Возврат правопорядка в суды и прокуратуру стал главным заданием, которое поставила перед своим правительством популярная в народе госпожа премьер. Нужно сказать, такой подход едва ли не повлек в Словакии отставку правительства и внеочередные выборы. Во время недавнего избрания нового генерального прокурора депутаты парламента фактически голосовали за то, должна ли Радичова в дальнейшем остаться у власти, причем большинство политиков коалиции предвидели ее отставку. Однако Радичова победила: оппозиционный кандидат Доброслав Трнка не был избран, а правительство может и в дальнейшем работать в полном составе.

Выборы генерального прокурора стали фактически тестом на то, действительно ли власть в Словакии находится в руках популярной госпожи премьера или зависит от лоббистских групп — спонсоров крупнейших партий. Здесь следует отметить, что председателем и фактическим лидером крупнейшей коалиционной партии СДКУ (христианских демократов) является не Ивета Радичова, а бывший премьер и нынешний министр иностранных дел Микулаш Дзуринда. Вторым по влиянию лицом в коалиции является министр финансов Иван Миклош из этой же партии.

Как ни парадоксально, но г-жа Радичова обязана своей позицией прежде всего скандалу вокруг нечистого финансирования СДКУ, который разразился за несколько месяцев до выборов весной 2010-го. Затем Дзуринда и Миклош должны были, по крайней мере формально, отойти на второй план, а на лидера избирательного списка и кандидатом в премьеры выдвинули симпатичную, непричастную ни к каким скандалам Ивету Радичову. Госпожу премьера, которая всю жизнь работала в университете и в третьем секторе, считают честной идеалисткой, очень далекой от грязной политики. Так что для лидеров коалиции она была идеальная фигура: теоретически считающаяся слабой, она, по идее, должна была позволить собой манипулировать и дать возможность принимать решения другим.

Сначала действительно все происходило по этому сценарию. Лидеры коалиционных партий и влиятельные министры (Дзуринда, Миклош) часто принимали решение без ведома Радичовой и целенаправленно подрывали ее авторитет. Среди депутатов коалиции есть по крайней мере более десятка человек, тесно связанных деловыми контактами с людьми оппозиционного Смера или с крупным бизнесом, и больших противников нынешней ставки на прозрачность политики. Этих людей более всего устроила бы отставка правительства и создание широкой коалиции (Смер — СДКУ) или на крайний случай — замена премьера. Как следствие, когда коалиция под конец 2010 года впервые договорилась о выдвижении кандидатом на должность генерального прокурора Йозефа Чентеша, — небольшая группа депутатов коалиции, вопреки партийной дисциплине, голосовала за оппозиционного кандидата, действующего генпрокурора Доброслава Трнку, которого считают человеком Роберта Фица и Владимира Мечиара.

После этого случая Радичова резко заявила: или я, или Трнка. Во время первого голосования, правда, Трнку не удалось избрать (не хватило одного голоса), а следующее голосование назначили на 17 мая. Именно этот день стал тестом для правительства, поскольку все были стопроцентно уверены в последовательности Радичовой: если бы Трнка победил, она действительно подала бы в отставку, следствием чего стали бы новые выборы и вероятное возвращение к власти социалистов с премьером Робертом Фицо.

Что важно, эту коалицию с самого начала нельзя было назвать стабильной. Во-первых, она имеет лишь небольшое преимущество над оппозицией (79:71).
Во-вторых, ее образуют всего четыре партии разного направления. В-третьих, внутри этих партий есть сильные внутренние конфликты интересов, например, между Радичовой и Дзуриндой. И, наконец, в состав коалиционных партий САС («Свобода и солидарность») и «Мост-Гид» входят меньшие фракции (группа «Обычные люди» и Гражданская консервативная партия), которых крупные партии взяли в свои избирательные списки.

То есть фактически коалиция состоит из шести партий, которым договориться очень трудно. В противоположность коалиции есть консолидированная оппозиция, приобретающая популярность, критикуя экономическую политику правительства, направленную на уменьшение задолженности и дефицита.

Однако не экономическая программа, а решительный курс на борьбу с коррупцией и реформу юстиции сегодня в Словакии тема номер один. И не стоит удивляться: экономика функционирует достаточно хорошо, а вот в вопросах правопорядка Словакия все-таки больше похоже на Россию и Украину, чем на развитые страны Западной Европы.

Чтобы понять суть проблемы, следует вернуться во времена мягкого авторитаризма 1992—1998 годов, когда в Словакии бурно развивались криминальные группы. Почва для их роста была идеальной. Государственные структуры независимой Словакии только-только создавались, причем этот процесс сопровождался большим хаосом. В отличие от Чехии и Польши, в Словакии власть прибрали к рукам бывшие коммунисты (как в Украине или Беларуси), при этом начали проявлять активность резиденты российского КГБ, которые хорошо сотрудничали с новой властью. В стране также началась дикая приватизация, по сути и по масштабам мало чем отличавшаяся от способа, которым приватизировали и зарабатывали первые миллионы ловкие люди в независимой Украине.

Большую роль в создании коррупционных схем сыграла словацкая секретная служба СИС, в частности ее шеф Иван Лекса (сейчас в розыске). В отличие от Чехии, в словацких спецслужбах остались те же самые деятели, которые во времена построения коммунизма были инициаторами и исполнителями политических репрессий. Характеризует этот период и тесное сотрудничество спецслужб и лидеров мафии (в частности Ивана Лексы и Микулаша Чернака, словацкого мафиозного босса) с самыми важными политиками, которые тогда же стали мультимиллионерами.

Все, что произошло потом, своими корнями уходит в эту систему. Когда в 1998 году стало очевидно, что, вероятнее всего, к власти придет оппозиция, Мечиар и Слота сделали все возможное, чтобы сохранить в судах и прокуратуре своих людей и не допустить расследования политических убийств того периода. Еще перед тем Мечиар пытался устранить единственный независимый центр власти, то есть президента Михала Ковача. Оттуда и самые главные скандалы тех лет с участием спецслужб: похищение сына президента и вывоз его в австрийский Гайнбург, убийство неудобного свидетеля Роберта Ремиаша. Напоследок Мечиар воспользовался непродолжительным периодом, когда исполнял по совместительству обязанности президента, и насадил своих людей в суды и прокуратуру (которые там остаются до сих пор), а также провозгласил амнистию для лиц, причастных к самым громким скандалам.

Хотя с 1998 года, когда власть взяла в руки демократическая коалиция, прошло много лет, язвы старой системы дают о себе знать до сих пор. Два очередных кабинета Микулаша Дзуринды (1998–2006) были сосредоточены на экономических реформах и ускоренной интеграции с ЕС и НАТО, а на приведение в порядок юстиции им не хватило времени. Правда, проблема мафии решилась сама по себе — наиболее влиятельные лидеры просто поубивали друг друга, а под конец удалось посадить самого мафиозного босса Чернака, который потом в суде свидетельствовал против своих давних коллег. Однако политическая коррупция осталась, а символом разложения юстиции стали две личности, которые гарантировали неприкосновенность людям старой системы: председатель Наивысшего суда Штефан Гарабин и генеральный прокурор Доброслав Трнка.

В такой ситуации не удивительно, что устранение Трнки стало для властной команды задачей номер один. Тем более что его каденция закончилась, а переизбрание Трнки на второй срок было бы политически неприемлемым. Ведь избиратели хотят не очередных экономических реформ (их здесь уже было достаточно), а прежде всего справедливости.

Имидж решительного борца против коррупции и воров приобретает именно Ивета Радичова, зарабатывая баллы перед президентскими выборами, которые состоятся в 2014 году. Радичова не скрывает, что должность шефа правительства не совсем отвечает ее ожиданиям, поэтому она действительно была настроена в случае переизбрания Трнки отказаться от нее. Этим бы Радичова повысила свой рейтинг, готовясь к президентской кампании.

Что интересно — Ивета Радичова часто выступает также в роли защитника бедных словаков. Происходит это так: министр финансов Иван Миклош или председатель парламента ультралиберал Рихард Сулик предлагают болезненную реформу, преследующую цель уменьшить бюджетный дефицит. Однако потом выступает госпожа премьер, критикует своих подчиненных и предлагает более мягкую версию реформы, чем приобретает популярность у народа.

Перед последним голосованием словацкий премьер сыграла ва-банк, поставив на кон свою карьеру и авторитет, — и выиграла. Десяток коалиционных депутатов, которые еще в декабре были готовы к отставке правительства, сегодня поменяли позицию и голосовали согласно с волей госпожи премьер. Следовательно, очевидным результатом нынешней ситуации будет важное укрепление авторитета и влияния Иветы Радичовой, которая в последнее время превратилась из слабой идеалистки в сильного и решительного политика, которого уже даже сравнивают с Юлией Тимошенко и Маргарет Тетчер.

Амбиции Радичовой направлены выше словацкого двора. Ивета Радичова решительно протестовала против европейской помощи для Греции и критиковала непоследовательность Европейского Союза. Дескать, если неимущая Словакия могла стиснуть зубы и провести болезненные экономические реформы (1998–2006), то почему бы это не должны были сделать греки? Словакия стала, таким образом, единственным членом еврозоны, который официально сказал то, что думает большинство простых жителей стран ЕС. Причем за это на словаков накинулись с уничижительной критикой европейские чиновники, в частности, председатель Еврокомиссии пригрозил, что Словакия может утратить евродотации. Окончательно Ивета Радичова договорилась с Ангелой Меркель, и много словацких предложений удалось протолкнуть на уровне ЕС, а сама словацкий премьер завоевала большую симпатию у простых немцев, очень положительно о ней писала и немецкая пресса. Следовательно, уверенно можно сказать: для словацкого премьера политическая карьера только начинается.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно