Как расторгнуть контракты с «Газпромом»

23 декабря, 2011, 16:56 Распечатать Выпуск №47, 23 декабря-29 декабря

Возможность выйти из сложной газовой ситуации была и есть.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Высказывание президента Украины Виктора Януковича на общей пресс-конференции с европейскими руководителями о том, как трудно вести переговоры с Россией, а также премьер-министра Украины Николая Азарова о том, что «если нам придется платить 400 долларов за газ, мы будем их платить — у нас нет другого выхода», подтолкнули меня к необходимости сжато высказаться по поводу того, легко ли (трудно ли) вес­ти переговоры с Россией и «Газ­промом» на газовую тематику и действительно ли нет выхода из ситуации, сложившейся на сегодня. На мой взгляд, возможность выйти из сложной газовой ситуации была и есть. Вопрос в том, почему ею не воспользовались до сих пор.

Сначала — о «трудно». Как бывший работник «Нафтогаза Украины», который почти 12 лет варился в «нафтогазовском» котле, могу сказать: легко не было никогда. Всем известно, что «Газпром» и газ — второе (после атомного) оружие, пользуясь лишь наличием которого, Россия укротила целые европейские страны с их правительствами и политиками. Об этом, другом, оружии Россия в лице ее руководителей говорит прямо и открыто, не боясь и не стыдясь реакции в ответ.

Таким образом, я верю, что украинской переговорной группе трудно вести переговоры о снижении цены на газ с Россией и «Газпромом», имеющим на руках такой козырь, как заключенные на 2009—2019 годы контракт купли-продажи и транзитный контракт от 19 января 2009 года.

Между тем все, кто следил за «газовым делом» Ю. Тимошен­ко или читал приговор Печерс­кого районного суда города Кие­ва от 11 октября 2011 года в уголовном деле №1-657/11, могут понять, что не лучшая (если не худшая по известным всем причинам) ситуация была и накануне заключения контрактов между «Нафтогазом» и «Газпромом» 19 января 2009-го.

Так, из приговора суда и выс­казанных или объявленных во время судебных слушаний свидетельских показаний специалистов и стороны защиты следует, что
31 декабря 2008 года закончилось действие контракта купли-продажи природного газа, заключенного между «Нафтогазом» и компанией «РосУкрЭнерго». Вместе с тем оставались действующими и продолжали действовать заключенные между «Газ­промом» и «Наф­тогазом» на 2003—2013 го­ды транзитный контракт с 2003 го­да и «Согла­шение об урегулировании отношений в газовой сфере» от 4 января 2006 года, подписанные между «Нафто­газом», «Газпро­мом» и компа­нией «РосУкрЭнерго».

Как известно, указанными контрактом и соглашением ставка платы за транзит природного газа по территории Украины до 1 января 2011 года была установлена в размере 1,6 долл. за 1000 кубометров на 100 км расстояния (кроме 2007-го и 2008 годов, когда по договоренности «Газпрома» и «Нафтогаза» ставка платы была установлена в размере 1,7 долл.).

Если кто-то верит, что в 2009 году Россия и «Газпром» как монополист, не имея заключенного с «Нафтогазом» контракта купли-продажи газа, были менее настойчивыми в вопросе цены на газ, чем сегодня — неуступчивы в вопросе ее изменения (снижения), пусть внимательно прочитает приговор суда и проверит сообщение СМИ в период, предшествовавший 19 января 2009-го.

Нужно также обратить внимание и на то, каким последовательным и настойчивым был «Газпром» в вопросе возражения против изменения (повышения) ставки платы за транзит, которая, как уже отмечалось выше, была зафиксирована в транзитном контракте с 2003 года и соглашении до 1 января 2011 года. Так, в ситуации, когда, начиная с 2009 го­да, цена на природный газ, рассчи­танная по формуле, возросла существенно, «Газпром» согласился на соответствующее сущест­венное изменение (увеличение) ставки платы на транзит до 2,6—2,8 долл. лишь с 1 января 2010 года.

При этом ставка платы за транзит на 2009 год была увеличена лишь с 1,6 до 1,7 долл. (государственное обвинение и «Нафтогаз» во время рассмотрения «газового дела» Ю.Тимошен­ко, а также Печерский районный суд города Киева в своем приговоре назвали такое повышение «оставлением без изменений, по сравнению с 2008 годом»).

Поэтому, будучи убежденным, что обвинять Ю.Тимошенко (и только ее) в заключении таких контрактов 2009 года, нет никаких правовых оснований, я вместе с тем не имею права упрекать и нынешнюю власть, что только она виновата в ситуации, сложившейся на сегодня.

Между тем очевидно, что уг­ро­за создания нынешней и такой ситуации была предсказуемой и не новой, и как решалась аналогичная ситуация в 2010—2011 годах, нет потребности напоминать.

Действительно ли нельзя бы­ло предотвратить угрозу возникновения настоящей ситуации? Конечно, можно было, если бы на­чали это делать еще в 2010 году, ког­да стало понятно, что добровольно урегулировать проблему цены на газ с «Газпромом» не по­лу­чается и, скорее всего, не получится.

Таким образом, всем специалистам было понятно, что следовало хотя бы начать процедуру арбитражного урегулирования спора относительно цены на газ в Арбитражном институте Торго­вой палаты г. Стокгольма (как это, кстати, на сегодняшний день уже давно сделали некоторые европейские компании). При этом, что важно, никто не говорил, что все попытки прийти к соглашению относительно снижения цены газа в добровольном порядке надо было оставить.

Очевидно, именно на это рассчитывала экс-премьер Ю.Ти­мошенко, говоря, что контракты от 19 января 2009-го заключались на таких условиях всего на год, чтобы получить передышку и за это время договориться о других, более выгодных для Украины и «Нафтогаза», условиях, или если это не удастся, то расторгнуть контракты.

Что мешало Украине пойти именно таким (арбитражным) путем? Ведь не было никакого риска: начав еще в 2010 году арбитражное урегулирование цены газа с «Газпромом», на сегодняшний день мы, возможно, имели бы другую (более низкую) цену, однако ни в коем случае не более высокую.

Почему этого не сделали еще тогда? И почему эту процедуру не начали до сих пор (или, может, начали, но знает о ней ограниченный круг лиц, как и о содержании «газовых» переговоров)?

Неужели кто-то надеется, что накануне президентских выборов в России, когда ее руководству самому «победа, как воздух, нужна» на «газовом фронте», оно согласится на добровольное снижение цены на газ для Украины? Таким образом, принимая во внимание лозунг «спасение утопающих — дело рук самих утопающих», нужно срочно выходить из тупика, в котором Украина пребывает.

Другого, более скорого и более законного, способа изменить сложившуюся ситуацию, кроме как создать на базе «Нафто­газа» и его дочерних компаний отдельные государственные предприятия по добыче, поставке (купле-продаже) и транспортировке природного газа, нет.

К слову, указанный сценарий не является изобретением нынеш­ней власти. На уровне консультантов и специалистов предыдущей власти такой способ (на случай, если бы не удалось договориться в 2010 го­ду относительно снижения цены на газ, как это было в 2009 году) обсуждался также, поскольку он прямо напрашивался, исходя из международных обязательств, которые Украина взяла на себя. И еще тогда всем было понятно, что, принимая во внимание положения контрактов от 19 января 2001 го­да, в которых на «Нафтогаз» воз­ложена обязанность обеспечить правопреемст­венность на случай его («Нафто­газа») реорганизации, никакой речи о реорганизации никто бы не вел. Понят­но, нет нужды говорить о том, что «Нафтогаз» не должен был бы выс­тупать ини­циа­тором своей ликвидации.

Все были единодушны и в том, что такая ликвидация «Наф­то­газа» с одновременным созданием новых предприятий должна была происходить не на основании постановления или распоряжения Кабинета министров Украины, которые можно обжаловать в суде, а согласно нормам соответствующего закона (проблемы с его принятием тогда понимали все). Этот самый закон или постановление Кабмина Украины, которое нужно было бы принять во исполнение закона, должны были решить и вопрос погашения внешних долгов «Нафтогаза» в связи с его ликвидацией.

Другим выходом из ситуации было принятие, снова-таки, закона, который сделает невозможным выполнение «Нафтогазом» контрактов, когда в этом возникнет потребность.

В любом из приведенных вы­ше вариантов результатом было бы одно — заключение новообразованными предприятиями конт­рактов на условиях, более приемлемых для государства в целом.

Таким образом, поскольку на сегодняшний день вся власть сосредоточена в руках одной политической силы, нужно проявить лишь желание и/или волю. Ны­нешней власти сделать это, имея большинство в парламенте, значительно легче, чем во время правительства Ю.Тимошенко.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно