Как правильно ощипывать гусей? Методы и проблемы ГНА Украины

27 ноября, 2009, 16:55 Распечатать Выпуск №46, 27 ноября-4 декабря

Основным противником премьера Юлии Тимошенко на президентских выборах является, конечно, не Виктор Янукович, а огромные бюджетные дыры...

Налогообложение — это искусство ощипывать гуся так, чтобы получить максимум перьев с минимумом писка.

Жан-Батист Кольбер, министр финансов Франции

Основным противником премьера Юлии Тимошенко на президентских выборах является, конечно, не Виктор Янукович, а огромные бюджетные дыры. И штопают эти дыры Юлия Владимировна и Александр Турчинов главным образом своей самой острой иглой — Государственной налоговой администрацией. Каждый месяц ГНАУ администрирует налоги объемом до 14 млрд. грн. Вот только сложно залатать бюджетный дефицит в стране, где пример уклонения от налогов подают сами кандидаты в народные вожди.

Следует вспомнить, что после прихода к власти действующее правительство заявило о планах проведения решительной налоговой реформы. Представляя в декабре 2007-го нового председателя ГНА Украины Сергея Буряка, премьер-министр отметила, что он «может увеличить поступления от налогов за счет детенизации и вдвое, и втрое, не увеличивая налоги, а наоборот, сокращая».

14 марта 2008 года Юлия Тимошенко, выступая на коллегии ГНАУ в Ирпене, огласила новые принципы работы налоговой.

Основными направлениями реформы были указаны: сокращение теневого сектора экономики, борьба со схемами минимизации налогов, усиление кадрового потенциала налоговой. Сокращение числа проверок и выездов на предприятия при усилении аналитической контрольно-проверочной работы. Премьер заявила о необходимости модернизации системы управления ГНАУ посредством введения интегральных критериев оценки всех подразделений ведомства и каждого руководителя, определения четких параметров эффективности.

Но после марта 2008-го Тимошенко уже не проводила выступлений на коллегии ГНАУ, и тема реформы фискальной политики умерла, едва родившись. От системных преобразований правительство отказалось, перейдя в сизифов режим ручного управления экономикой.

Программа лояльности

Сергей Буряк, представитель влиятельной банкирской семьи, воспитан в среде компромисса, диверсификации рисков и перестраховки вкладов — как финансовых, так и политических. Азартный фанат преферанса, Сергей Васильевич стремится просчитывать ситуацию на много ходов вперед. ГНАУ для Буряка — отнюдь не предел мечтаний, а еще один шаг наверх.

Масштаб своих амбиций Буряк продемонстрировал сразу. В момент перехода власти в конце 2007-го — начале 2008-го ведущие ФПГ решили сократить налоговые отчисления чтобы проверить, насколько грамотно новое руководство отреагирует на этот вызов. Как-то надо было с этим заканчивать, раз уж налоговая собралась перевыполнять план. Апофеозом кулуарных разборок стало беспрецедентно жесткое заявление председателя ГНА, что СКМ, ИСД, «Приват», «Интерпайп», «Смарт», «Укрпроминвест», «Запорожсталь» минимизируют свои налоги на огромные суммы. Первый и последний раз на официальном уровне гиганты украинской экономики публично обвинялись в уходе от налогов. После этого скандала правительству удалось найти компромисс с хозяевами корпораций. В том числе, в вопросе сбора налогов.

Уровень самостоятельности руководителя ведомства в Украине определяется степенью его влияния на расстановку кадров. Возможности Буряка в этом вопросе оказались куда шире, чем у его предшественников, начиная с 2004 года. Однако у этой широты есть свои четкие границы, поскольку государственные посты в доходных ведомствах являются ходовой валютой политических договоренностей.

Влияние Буряка основано как на команде лично преданных ему людей, так и на политкомромиссности, которая обеспечивает устойчивость и долгожительство при любом раскладе.

Первый заместитель председателя Вадим Кайзерман — наиболее доверенная фигура и мозг этой системы, непосредственно курирующий департамент экономического анализа и организационно-распорядительный департамент. Кайзерман — карьерный налоговик с 19-летним стажем, выходец из Донецка. На пост первого зампреда он попал еще при правительстве Януковича. Своим взлетом Кайзерман обязан Ринату Ахметову, который, как говорят, весьма высокого мнения о деловых качествах Вадима Александровича.

Первым зампредом-начальником налоговой милиции является Владислав Бухарев, кадровый сотрудник СБУ, представляющий группу одного из лидеров БЮТ Андрея Кожемякина — доверенного лица Александра Турчинова.

Еще один зампред Василий Ткачук — давний коллега Буряка, курирует все хозяйственные подразделения налоговой. Наталья Рубан отвечает за юридический департамент и департаменты, обеспечивающие аудит, контрольно-проверочную работу. И, наконец, команде Буряка принадлежит Сергей Чекашкин, отвечающий за департамент контроля по возмещению НДС и департамент учета и отчетности. Чекашкин начал карьеру с подачи представителей Партии регионов и лично Сергея Клюева, но должностью зампреда и куратора такого суперликвидного департамента Чекашкин обязан лично Буряку, с которым он знаком по работе в комитете Верховной Рады.

По официальной версии БЮТ, ни Кайзерман, ни другие руководители налоговой в региональных ГНА не входят в так называемую квоту регионалов в ГНАУ, а их назначение либо сохранение в прежней должности не было предметом договоренностей с Партией регионов. Но, как неофициально считают в правительстве: кто же будет отвечать за сбор налогов в восточных областях, как не представители ПРУ?

Важное направление работы ГНАУ — администрирование и контроль за подакцизными товарами — курирует еще один первый зампред, 34-летний Александр Буханевич. Он обязан своей карьерой Владимиру Шандре, министру по вопросам чрезвычайных ситуаций, человеку, близкому к президенту Виктору Ющенко. Шандра, наряду с главой Нацбанка Владимиром Стельмахом, является одним из мостиков, соединяющих руководство ГНАУ с Виктором Ющенко и группами в его окружении.

Еще один зампред от «НУ—НС» появился в ГНАУ совсем недавно. Кадровый налоговик Алексей Любченко курирует администрирование НДС и налога на прибыль. Он давно знаком с Буряком, а также является контактером руководства ГНАУ с Эдуардом Зейналовым (группа Николая Мартыненко), который выполняет задачу по сохранению депутатов «НУ—НС» в правительственной обойме (решает «практические» вопросы по НДС Чекашкин, а Любченко занят методологией).

Василий Регурецкий отвечает за департаменты, связанные с разработкой электронной отчетности. Это креатура группы «Реформы и порядок» и лично Виктора Пинзеника.

Олег Матвеев, сын видного коммуниста Валентина Матвеева, курирует департамент погашения просроченных налогов. Матвеев — одна из цепей договоренности между БЮТ и Компартией.

Зампред Федор Ярошенко получил по представлению самой Тимошенко департамент апелляций. Конечно, это личное внимание никак не связано с тем, что Ярошенко в бытность главой ГНАУ закрыл налоговые штрафы корпорации ЕЭСУ… Просто надо отдать должное Юлии Владимировне — она добро не забывает. Несмотря на то, что Ярошенко имеет репутацию человека Азарова.

Зампред Сергей Лекарь курирует ряд нересурсоемких вспомогательных департаментов. Это кадровый налоговик, попавший в зампреды еще при Азарове, и с тех пор сохраняющий место в обойме вопреки всем режимам и пертурбациям.

В налоговой администрации, по сути, уже действует самая широкая политическая коалиция, учитывающая интересы всех парламентских партий.

При этом, административно контролируя ключевые структуры в ГНАУ, Буряк имеет возможность повлиять на работу любого ставленника любой финансово-политической группы в ГНАУ. Только лояльность председателя ГНАУ дает возможность как зампредам, так и руководителям областного и районного звена эффективно и беспроблемно осуществлять свои обязанности и решать свои вопросы. В случае проявления «фронды» любому руководителю могут обрезать и контакты, и полномочия, создав серьезные неприятности по службе, что сделает невозможным эффективное представительство интересов той группы влияния, которая пролоббировала назначение.

Аналогично центральному аппарату, столь же тонкую и дипломатичную систему сдержек и противовесов Буряк выстраивает и на уровне руководства областных и районных налоговых администраций. В Киеве (35—38% всех финансовых потоков страны) Буряк составил команду городской ГНА во главе со своим человеком — Олегом Низенко. В ряде регионов, например, в Донецкой области, налоговое начальство, конечно же, состоит из представителей местной политической элиты. В Закарпатской области недавно руководство местной ГНА, состоявшее из назначенцев Виктора Балоги, было заменено на команду Виктора Медведчука во главе с Мирославом Хомяком. Кстати, Медведчуку, несмотря на все усилия и долгие переговоры с Тимошенко, так и не удалось продвинуть своего протеже Константина Брыля на должность в центральном аппарате либо на областном уровне. Непосредственное влияние Виктора Владимировича в ГНАУ пока не столь значительно по сравнению с таможней.

Весьма показательны примеры профессиональной несостоятельности высокопоставленных налоговых руководителей, которые благодаря политическому прикрытию остаются неуязвимыми для любого контроля — даже в ущерб работе ГНАУ и правительства.

В марте 2008-го премьер раскритиковала работу главы налоговой Запорожской области Ивана Ковальчука, заявив, что берет его «под личный контроль». В апреле Буряк предупредил о неполном служебном соответствии шестерых начальников областных ГНА, не выполнивших месячный план. В их числе был и начальник запорожской налоговой.

От отставки Ковальчука спасло чудо… по имени Юлия Владимировна! Да, вопреки собственным указаниям, премьер-министр попросила сохранить за нерадивым чиновником его должность. За Ковальчука хлопочет депутат БЮТ Сергей Соболев, а также группа «Реформы и порядок», которые находят для Тимошенко какие-то аргументы в пользу «контролируемого» ею чиновника. Какие — неизвестно. Может, перед бюджетом запорожская ГНА выполняет план на 80%, а перед кем-то, очевидно, на 100. Если это единственный способ для премьер-министра управлять своей фракцией и единственный способ для председателя ГНАУ выстраивать отношения с депутатами БЮТ, то не слишком ли дорого это обходится государству? Ковальчук и в этом году показывает 27-е, последнее место по критериям работы, но спокойно проглатывает служебные взыскания — под таким «контролем» число выговоров не имеет значения... В то время как 10 других глав налоговых администраций (некоторые давали и по 99 % плана) уже успели потерять должности при Буряке за куда меньшие прегрешения. В таких условиях говорить о последовательности в кадровой политике ГНАУ не приходится. Уволенные, кстати, пытаются восстановиться по судам — ведь пример Запорожья дает аргументы для апелляций.

Политические назначенцы не только подрывают логику организационно-кадровой работы, но и способствуют неоправданному росту начальственных должностей в ГНАУ. Все рекорды абсурдного размножения бюрократии побила Киевская область — в ней десять заместителей председателя ОГНА, причем пять из них имеют статус первых замов! Очевидно, это связано с земельными вопросами: каждая ФПГ, которая прикупает себе угодья близ столицы, для безопасности инвестиций прикупает и представительство в налоговой. Руководство ГНАУ сквозь пальцы смотрит на увеличение руководящих постов — раздача кабинетов и званий позволяет налоговой расширять свое политическое влияние…

Из-за политического прикрытия совершенно нелепые формы приобретает и борьба с коррупцией в ГНАУ. В настоящий момент, по официальным данным, на службе в налоговой состоит 79 сотрудников, в отношении которых в течение 2009 года судами приняты решения по привлечению к ответственности согласно закону о борьбе с коррупцией. Такие протоколы нередко составляются по незначительным поводам и не затрагивают сколько-нибудь высокопоставленных лиц. Но по закону такой протокол для госслужащего подразумевает обязательное увольнение из органов.

Проблема не в том, кем назначены государственные чиновники. Сохраняя на руководящих должностях малокомпетентных людей, допуская политическое вмешательство в кадровую работу, правительство вынуждено ежедневно ломать голову над проблемой — почему чьи-то протеже плохо собирают налоги…

Критерии решают все

Часть инициатив Тимошенко по налоговой Буряк сумел реализовать. Хотелось бы обратить особое внимание на внедрение системы критериев оценки эффективности работы региональных ГНА. Она представляет собой математический комплекс, позволяющий выводить показатели эффективности работы налоговой по
18 основным критериям, начиная от выполнения установленных заданий по сборам налогов и заканчивая разъяснением налогового законодательства. Алгоритм расчета показателей позволяет проанализировать в динамике все аспекты работы ГНА по каждому направлению и по каждому подразделению за длительный период. Данные поступают оперативно, и время реакции руководства ГНА на проблемы в работе областных администраций сократилось на порядок. Применение этой системы дало бы куда более серьезный позитивный эффект, если бы анализ показателей и результаты работы стали главным критерием оценки деловых способностей и карьерного продвижения. На коллегии ГНАУ выносится до 100 взысканий, но затем приказ перед подготовкой к публикации подвергается переделкам — чтобы не портить отношения с нужными людьми.

О том, что система критериев, введенная Буряком, абсолютно объективна, говорит тот факт, что креатура Сергея Васильевича — Низенко — показывает по отчетности результаты, очевидно неприемлемые для финансового центра страны. Киев занимает лишь 12-е место в годовом рейтинге по состоянию на сентябрь. Статистика показывает, что 12-е место у Киева и по критериям противодействия минимизации налогов через фиктивные предприятия. За два года по материалам подразделений, отвечающих за внутреннюю безопасность ГНАУ, против сотрудников киевской налоговой следствием не было возбуждено ни одного уголовного дела…

Первая пятерка успешных областных ГНА по рейтингу выглядит так: Донецкая, Черниговская, Черкасская, Одесская области и Севастополь. Замыкают рейтинг Крым, Ивано-Франковская, Волынская, Кировоградская, Запорожская.

Вообще следует отметить еще одну позитивную новацию от широкого применения аналитических подходов: при Буряке резко возросло значение аудита. Доля фактических проверок предприятий сокращена на 20% по сравнению с 2007 годом.

«Конверты», «бабочки», НДС…

НДС продолжает сохранять статус главного коррупционного налога. Централизация всех вопросов возмещения НДС на уровне высшего руководства Кабмина и личный контроль руководства ГНА привели к сокращению масштабов проблемы — статистика показывает по сравнению с прошлым годом сокращение заявок на возмещение НДС на 20% (без учета операций государственной компании НАК «Нафтогаз»). Общий объем задолженности по НДС, по данным источников «ЗН», на 22 ноября достиг 18,9 млрд. грн., из них просроченная задолженность — 5,6 миллиарда. Это готовый ресурс для реализации чиновниками коррупционных схем. Можно ведь месяцами проверять, посылать запросы, а можно и на следующее утро доставить все документы с электронными печатями. Можно долго стоять в очереди на возмещение, а можно получить все очень быстро — с учетом интересов сторон…

НДС сейчас сокращен в объемах, но по-прежнему существует как источник для организации мошеннических схем фиктивного экспорта и заработка денег «из воздуха», а также для «схлопывания» налоговых обязательств. По-прежнему в составе финансово-промышленных групп работают предприятия, которые экспортируют никому не нужные, скажем, оптические линзы либо металлоконструкции, которые Торгово-промышленная палата Украины признает некими не имеющими аналогов дорогостоящими товарами. По пересечении границы эти не имеющие аналогов товары прямиком отправляются на переработку, и высокопоставленные аферисты начинают «решать вопросы» с налоговой, чтобы им вернули НДС за выпущенное утильсырье. За сентябрь ГНА, только по официальным данным, оценивает ущерб для бюджета по возмещению НДС примерно в
170 млн. грн.

Кроме того, бизнес формирует большой объем НДС на перспективу — на случай победы Януковича на президентских выборах. Дело в том, что в руководстве Партии регионов есть авторы создания вексельных схем погашения НДС, как это было в 2007 году. Векселя позволяют «решать вопросы» по НДС гораздо проще и в гораздо больших суммах.

Свои мощные интегрированные в структуру холдингов минимизаторские подразделения имеются в составе каждой крупной украинской ФПГ.

В двух словах поясним: уход от налогов имеет четыре основных формы. Базу налогообложения можно перенести, можно занизить и просто скрыть, а также ликвидировать налоговый долг. Например, если корпорация купит абсолютно убыточные акции некоего ОАО «Вася Пупкин», которое сразу разорится, то убытки корпорации от этой покупки не облагаются налогом. Поэтому, если «Васю Пупкина» создали свои люди и деньги поступили на свои счета, то корпорация никаких убытков, разумеется, не понесет. Но есть и мощный нелегальный сегмент этого рынка, где поставлено на поток создание сотен фиктивных предприятий, которые ведут хозяйственную деятельность исключительно на бумаге — на бумаге работают, на бумаге формируют себе доходы и убытки, базу налогообложения. И вот, проще говоря, крупная солидная корпорация, которая начинает работать через сеть фиктивных предприятий, переносит налоговые обязательства по этим операциям не на себя, а на структуры, формально с ней никак не связанные. И когда обязательства перенесены, фиктивные предприятия лопаются как мыльные пузыри. Корпорация декларирует расходы и убытки, с которых налоги не возьмешь. А долги перед налоговой имеют фиктивные предприятия, открытые на какого-нибудь зиц-председателя Фунта, не имеющего ни малейшего понятия о работе фирмы. Подобных схем десятки.

Раскрыть настоящих выгодополучателей, облеченных властью и политическим влиянием, в нашей системе правосудия практически нереально. Поэтому работа ГНА направлена на удорожание схем минимизации и на сравнительный анализ операционной деятельности предприятий для определения масштабов сокрытия базы налогообложения. Эти параметры налоговая вычисляет по показателю налоговой отдачи — проценту налоговых отчислений с оборота предприятия. Любопытно, что в 2008 году налоговая отдача предприятий ГМК была не одинаковой. Максимальную отдачу в бюджет делали простодушные индусы на «Арселор Миттал Стил» — 10%. А вот СКМ, ИСД, ММК им.Ильича не выходили за пределы одного-пяти процентов. Критически низкой аналитики налоговой считают налоговую отдачу менее одного процента. Крупные предприятия и корпорации, которые перечисляют в бюджет менее указанного параметра, попадают под колпак соответствующих структур ГНА.

Радикально изменить ситуацию по противодействию незаконному возмещению НДС и помочь бороться с фиктивными предприятиями смог бы разработанный ГНАУ Общий реестр налоговых накладных. Электронная система отчетности по накладным позволила выявлять фиктивные предприятия в режиме реального времени. Однако вето президента Ющенко на постановление Кабмина, которое вводило в действие Общий реестр, затормозило процесс. Забавно, что против постановления Кабмина о введении реестра выступило Госкомпредпринимательство
— правительственное ведомство, и Совет предпринимателей при том же Кабмине — якобы по причине возможного вмешательства ГНАУ в работу предпринимателей, ограничения экономической свободы и т.п. Результат — эффективная реформа налоговой отчетности заблокирована. В очередной раз государство сделало вид, что оно хочет побороть коррупцию в налоговой сфере, и очередной раз само себе дало по рукам…

Разработана и применяется на практике система определения так называемых рискоориентированных предприятий. Это позволило осложнить деятельность нелегального рынка минимизации налоговых обязательств. Риско-ориентированными считаются фирмы, которые создаются для формирования налогового кредита. Сформировав кредит, эти предприятия ждут своих покупателей. Срок жизни таких «бабочек» — 100—105 дней с начала деятельности по минимизации. Только по истечении этого срока налоговая, как правило, приходит с проверкой (при наличии общего реестра «фиктарей» выявляли бы день в день).

Для выявления фиктивного предприятия ГНАУ анализирует приоритетные факторы риска. Например, насколько широко в своей деятельности предприятие использует операции с роялти, офшорами, перестраховкой, сколько человек входит в штат предприятия, сдана ли декларация за отчетный год. Всего критериев оценки рисков существует более 20. Эти меры позволяют видеть на уровне областей и центрального аппарата число рискоориентированных предприятий по каждой области. Так, в настоящий момент в базе рисков ГНАУ числится более 500 предприятий, из них 200 — в Киеве, которых подозревают в ведении фиктивной деятельности. Центрами минимизации являются Киев, Одесса, Харьков, Днепропетровск и Донецк.

Налоговая милиция навела порядок с отчетностью по фиктивным предприятиям. В 2007-м было вскрыто 2500 «бабочек», в 2008-м — 2800. Однако вся эта статистика строилась только на актах региональных налоговых органов, а не на решениях суда. По сути, отчетность по раскрытию «фиктарей» была во многом такой же фальшивой, поскольку признать деятельность предприятия фиктивной с соответствующими правовыми последствиями может только суд, а суд надо убеждать качественными материалами следствия — т. е. реальной работой, а не актами. В ГНАУ подсчет «убитых» «бабочек» сделали объективным — по решению суда в этом году разоблачено 860 фиктивных предприятий.

Также в текущем году прекращена деятельность 217 конвертационных центров («конверты» служат для легализации доходов, полученных от теневой деятельности). 562 человека в этом году получили сроки за финансовые преступления.

Но говорит ли это о победе над преступностью? Увы. Масштабы уже раскрытых преступлений показывают, что на самом деле организаторы нелегальных схем остаются недосягаемыми, а их бизнес донесся до колоссальных оборотов. В списке осужденных нет ни одного топ-менеджера — все это рядовые исполнители, обреченные на проблемы с правосудием. С профилактической точки зрения, с точки зрения общественной морали, большое количество ликвидированных преступных схем — дело необходимое. Но настоящие заказчики остаются на свободе.

По данным «ЗН», налоговая милиция располагает реестром всех организаторов схем минимизации в каждом регионе Украины. Но доказать причастность этих людей к работе конкретного «конверта» — задача малореальная, особенно учитывая нюансы решения вопросов и получение санкций на ОРД в судах. Ведь тот факт, что бизнесмен оперирует деньгами, прошедшими через «конверт», еще не является преступлением. А то, что транзитная цепочка была сразу «убита» — это не проблема выгодополучателя. По таким деятелям требуется конкретная целевая работа, которая помешает им вести бизнес, заставит лечь на дно, свернуть «бизнес». Но в условиях высокого спроса бизнеса на услуги «бабочек» и «конвертов» на смену выбывшим придут другие. Пока не будут созданы более жесткие законодательные условия, стимулирующие вывод из тени большей доли финансовых потоков, кладбища «убитых» «конвертов» и «фиктарей» не станут решением проблемы.

В ГНА такого учета не ведут, но в «ЗН» мы для статистического интереса просуммировали данные по оборотам конвертационных центров из официальных пресс-релизов. Получается, при среднем обороте каждого из обнаруженных «конвертов» как минимум в 0,5 млрд. грн., только ликвидированные центры могли иметь заказы на конвертацию на сумму порядка 100 миллиардов гривен в год, укрытых от налогообложения. Реальный ущерб, нанесенный государством деятельности «конвертаторов», — 108 миллионов гривен, заблокированных на счетах либо изъятых в бюджет. Почувствуйте, как говорится, разницу…

Вот каковы рекорды украинской теневой экономики: максимальный доказанный объем средств, которые проконвертированы через одно частное предприятие, — шесть миллиардов гривен. Максимальное число юридических лиц, зарегистрированных на одной квартире, — 700. Максимальное число предприятий, ставших выгодополучателями в результате работы одного «конверта», — более двух тысяч! В этом году только налоговая милиция проводит проверки более чем в 10 тысячах предприятий легального сектора экономики, которые обоснованно подозреваются в применении схем минимизации налогов. Это наглядная демонстрация того, что уход от налогов массово практикует весь украинский бизнес.

Высокопоставленный налоговик высказал «ЗН» и такое небанальное мнение о состоянии борьбы с уходом от налогообложения: «В этом деле есть четыре сложности. Первая: 80% схем минимизации являются абсолютно законными. Вторая: схемы минимизации осуществляются профессионально — и нередко с помощью заинтересованного лица из состава самой налоговой. Третья: противодействовать финансовым схемам многомиллиардного масштаба силами одной ГНА невозможно, да и нет для этого соответствующей нормативной базы. И четвертая: если начать копать глубоко, кто является конечным выгодополучателем какого-нибудь «конверта» или «фиктаря», можно ненароком выйти на таких людей, которые «сольют» тебя одним звонком. Занимаются этим все ФПГ, но кто же даст команду работать по какой-то конкретной структуре, тем более в кризис и тем более накануне постоянных выборов? А ведь доказательства получения выгоды можно добыть только оперативным путем. Нет смысла бороться с бизнесом, который использует лазейки нашего законодательства. Эти лазейки власть не перекрывает. Поэтому умный начальник налоговой администрации, даже если он получает сигналы о вскрытии схем минимизации в особо крупных размерах, всегда будет заинтересован, чтобы выгодополучатель помог ему выполнить месячный и годовой план — ну и вообще помог по жизни. И никто не будет создавать проблемы крупному налогоплательщику на своей территории. Потому что в налоговой на фиг не нужны комиссары Каттани — нужны люди, которые умеют давать план, а иногда — и перевыполнять».

Хозяин крупной киевской структуры, специализированной на обналичке и минимизации налогов в особо крупных размерах, любезно поделился мнением о перспективах борьбы государства с теневой экономикой: «Налоговая — санитар леса. Она следит, чтобы самые тупые и наглые нарушители законов сажались в тюрьму, чтобы те, кто не хочет делиться со всеми полезными людьми, получали проверки и проблемы, чтобы бизнес давал государству поступления по плану. Если бы налоговая не «крышевала» весь теневой бизнес, бизнесу пришлось бы плохо. Потому что даже в коррупции нужен порядок, а не бандитский беспредел. А так все знают, что на теневом рынке существует своя теневая налоговая система. По ней платят откаты по теневому возмещению НДС — сейчас 40—50%. За бутылку теневой водки платят примерно один доллар теневых акцизных сборов. А с каждой операции теневого «конверта» от одного до десяти процентов теневых отчислений идет в контролирующие структуры. Теневой рыночный сбор с крупнейших рынков — десятки миллионов долларов в месяц. «Конверты» «убивают» сами организаторы — чтобы быстро и удобно закрыть отчетность по проводке денежных сумм. При желании олигархи могли бы вообще работать не платя никаких налогов, потому что государство создало все условия, чтобы его законно обманывать. Но это не по понятиям. Если бы у налоговой не было этих личных контактов и долевого участия в бизнесе, то зайти с улицы и заставить какого-то олигарха платить налоги не получилось бы. А так все про всех все знают, и каждый дает друг другу заработать».

Эффективность государственной налоговой политики

В Украине из-за постоянного политического хаоса экономический кризис не привел к мобилизации государства. Особенно остро это ощущается при анализе фискальной политики.

В этом году Государственная налоговая администрация не выполнит план по сбору в бюджет. По данным источников «ЗН», по итогам года удастся собрать не более 88—90% запланированных средств.

Здесь следует сказать о нереалистичности финансового планирования государства. Расчеты Минфина привязаны не к макроэкономическим показателям, не к прогнозам по отраслям экономики, а к цифрам прошлогодних сборов ГНАУ. Причем план рассчитывается для каждой области, района и разбит по месяцам. Следует сказать, что такой командно-административный уровень финансового планирования является совершенно архаичным и не соответствующим реальному положению дел в рыночной экономике. Простой пример: захотел крупный налогоплательщик перенести офис и базу налогообложения в другой регион — выходит, он сорвет план для одной области и перевыполнит сборы в другой. Получил налогоплательщик сверхприбыли в этом году, а в следующем понес убытки — сорвал план. Но причем здесь качество администрирования налогов? По сути, такое планирование — фикция. Потому что она заставляет фискальные органы диктовать налогоплательщикам время и место платежей. Финансовый план в нынешнем виде — это и мощный источник коррупции, и причина общей неэффективности фискальной политики. Налоговая и таможня не должны выполнять план. Они обязаны брать долю для государства, не мешая бизнесу и не залезая в несвойственные им вопросы регулирования экономического развития страны.

Огромным тормозом для успешного администрирования налогов является некодифицированное налоговое законодательство. Как развивать предпринимательство в стране, где налогообложение регулируется примерно двумя тысячами документов, десятками законов и разъяснений ГНАУ? Администрирование налогов и контроль финансовых потоков — дело живое, требующее немедленного реагирования законодателей. Потому что теневые финансисты маневрируют постоянно и уходят в удобные для них ниши, где сопротивление государства слабее.

Пальму первенства на теневом финансовом рынке захватили схемы минимизации через использование «технических акций», то есть акций предприятий, которые выпускаются специально для спекуляций и прикрытия финансовых проводок нашими крупнейшими финансово-промышленными группами. С помощью эмиссий и перепродаж ценных бумаг всех видов, якобы блистательного роста их курсовой стоимости, можно «отмыть» деньги в больших объемах, потому что налоговая не может оперативно контролировать движение денежных средств и проверять операции с нематериальными активами.

Фондовый рынок в Украине находится в примитивном состоянии, считанные предприятия размещают свои акции на мировых биржах. При этом объем операций с акциями в первом полугодии 2008 года составил по данным ГНАУ колоссальную сумму в 148 млрд. грн. Но в этом году прри 40-процентном падении промышленного производства вдруг произошел невиданный скачок в росте акционерного капитала. В первом полугодии 2009 года, несмотря на полную остановку кредитования, объем операций с акциями вырос до рекордной цифры в 289 млрд. грн.! Для понимания масштаба — это больше, чем весь сводный годовой бюджет Украины. ГНАУ считает, что из этой суммы не менее 50 миллиардов — «мусорные акции» (т.е фальшивые), но реальные цифры гораздо выше. Просто у налоговиков нет инструментов для более глубокого анализа.

Еще одной модной темой для теневого финансового рынка является резкое увеличение числа компаний по управлению активами — в первом полугодии прошлого года инвестиционных сертификатов выпущено на 21 млрд. грн., а в первом полугодии
2009-го — уже на 27 миллиардов. Хотя объемы иностранных инвестиций сократились в три раза, а банковская система фиксирует падение объемов депозитов.

Конечно, по идее, этими вопросами должна заниматься Госкомиссия по ценным бумагам и Госфинмониторинг. Но эти слабые структуры, не имеющие административных бицепсов, не могут собрать даже полную информационную картину происходящего, не говоря уже о разработке мер противодействия этим масштабным схемам минимизации налогов.

Премьер Тимошенко заявила о выводе в офшоры 115 млрд. грн. в этом году. Но какова методика расчета? Ведь на государственном уровне фактически отсутствует эффективная координация между всеми необходимыми для влияния на проблему государственными органами, а это: ГНА, Гостаможня, ГКЦБ, ГКФМ, НБУ, Минфин, Госказначейство и СБУ. До сих пор в государстве отсутствует единая база данных фискальных органов. Отсутствует единая информационная среда для обмена информацией между оперативными и аналитическими службами этих госструктур. А ведь этим правительственным учреждениям не помешало бы не только проводить согласованные действия, но и обмениваться опытом. Полагаю, Система критериев ГНА, либо «Электронная таможня» ГТС могли бы стать отличными образцами организации работы во многих других государственных учреждениях.

В Украине за наполнение бюджета отвечают не те министерства, которые обязаны создавать благоприятный инвестиционный климат, способствовать развитию производства, защищать национального производителя, а те, которые должны проверять, «тащить и не пущать». Налоговая искусно администрирует легальный сектор экономики. Но можно ли наполнить казну, если легальная база налогообложения составляет меньшую часть реальных финансовых оборотов? Если легальный бизнес строится в большинстве случаев как прикрытие теневого — и это в рамках закона? Если президент, Кабинет министров и Верховная Рада вместо системной борьбы с минимизацией налогов ведут борьбу за системное освоение минимизированного? Как показывает жизнь, государство, которое не способно проводить централизованную экономическую и финансовую политику, не в состоянии проводить любую другую политику — культурную, социальную, национальную, а в конце концов — и внешнюю…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно