«ГЕПАбене» для Украины

12 ноября, 2010, 19:04 Распечатать Выпуск №42, 12 ноября-19 ноября

Результаты местных выборов-2010 хоть и не принесли особых неожиданностей, тем не менее способствовали зарождению целого ряда интриг, а также дали серьезную пищу для размышлений основным политическим игрокам страны...

Результаты местных выборов-2010 хоть и не принесли особых неожиданностей, тем не менее способствовали зарождению целого ряда интриг, а также дали серьезную пищу для размышлений основным политическим игрокам страны.

В первую очередь следует отметить растущую поляризацию в политических предпочтениях избирателей. Об этом свидетельствует значительное увеличение поддержки коммунистов с одной стороны и «Свободы» — с другой. По сути, как на Западе, так и Востоке страны сработал и мобилизовался протестный электорат, несогласный с генеральной линией Партии регионов. Вторая интрига — потеря позиций «Батьківщиною». Безусловно, свою роль в том, что партия Тимошенко повсеместно ухудшила электоральные показатели, сыграл и тот факт, что в ключевых для этой политической силы Киевской и Львовской областях она была выброшена на обочину избирательного процесса. Последний писк политтехнологической моды — рейдерские захваты партийных списков — сработал на ура. Кроме того «Батьківщина», а точнее, ее основная движущая сила Юлия Тимошенко была сама на себя не похожа — ни креативных решений, ни бьющей фонтаном энергии убеждения страна не увидела. И дала этому технологическому «штилю» свою оценку.

Исходя из результатов волеизъявления по стране, можно отметить еще одну важную тенденцию — со времен президентских выборов в табеле о рангах поменялись местами «Фронт змін» и «Сильная Украина». У процесса падения поддержки одних и роста рейтингов других есть целый ряд причин, и зависели они исключительно от деятельности первых лиц партий. Тигипко ушел работать во власть, где стал локомотивом подготовки и внедрения в жизнь нового Налогового кодекса, чем убил всякое желание голосовать за свою политсилу представителей своего электорального ядра — среднего и малого бизнеса. Хорошая и качественная кампания, которая принесла Тигипко успех на президентских выборах (а ее основные сюжеты остались и для местных выборов неизменными) в этот раз сработала гораздо слабее. У Сергея Леонидовича, очевидно, подумали, что не нужно изобретать новый велосипед, и решили поехать на старом. Да вот хорошо накачанные шины электоральной поддержки к осени 2010 уже основательно спустили.

В отличие от своего основного оппонента, в галерее новых лиц украинской политики Арсений Яценюк сделал выводы и перестал экспериментировать над собственным образом. Лидер «Фронта змін» предстал именно тем, кем его ожидали увидеть сторонники — «белым воротничком», а не сумрачным диктатором милитарно-кислотных расцветок. Как результат — спокойная и в целом обнадеживающая кампания помогла «фронтовикам» закрепить результат и получить представительство в местных советах практически по всей стране.

И если у Яценюка не случится еще один приступ эпатажного прочтения избирательной кампании, то перед ним откроются неплохие перспективы на политическое будущее, в том числе и на следующих парламентских выборах.

В то же время местные выборы выявили три основные болевые точки страны, где политическая борьба приняла скандальный оборот и принесла достаточно неожиданные результаты. Три крупных города на юго-востоке — Харьков, Одесса и Запорожье — выкристаллизовали основные направления политического противостояния в Украине.

Одесский мэр Эдуард Гурвиц проиграл выборы вчистую, и его нынешние выпады в сторону новоизбранного одесского головы Алексея Костусева, а также угрозы «затягать по судам» выглядят как минимум странно. Избирательная практика уже давно доказала, что сфальсифицировать можно 5—7% голосов, но отрыв в 20% между первым и вторым кандидатом, который был зафиксирован на мэрских выборах в Южной Пальмире, сотворить невозможно при любом напряжении сил и админресурса.

Злую шутку с Гурвицем сыграла излишняя самоуверенность, что привело к общей расслабленности. Поговаривают, что социологи еще полгода назад предупреждали мэра о том, что его рейтинги не позволяют чувствовать себя комфортно в избирательном процессе, и надо бы поднапрячься. Но, видимо, им не удалось достучаться до Гурвица и его команды. Как следствие, кампания велась достаточно слабо и началась поздно, в то время как регионалы вели мощную агрессивную кампанию, благодаря чему добились уверенной победы с результатом в 51%.

При этом говорить о том, что для Гурвица поражение с таким разгромным счетом станет политической катастрофой, не приходится. В лице бывшего мэра, который шел на выборы от «Фронта змін», Арсений Яценюк получил рейтингового оппозиционного политика в городе-миллионике, и вряд ли вызовет сомнение то, что Гурвиц пойдет по списку «Фронта» в Верховную Раду. Это серьезное усиление для команды Яценюка и надежный политический тыл для самого Гурвица.

Еще один город, где результат выборов городского головы получился довольно неожиданным, — Запорожье.

Основной кандидат на победу Владимир Кальцев, исполняющий обязанности мэра, в связи с регулярным участием в местных выборах и так имел достаточно высокий уровень узнаваемости в городе. Именно потому чрезмерно активная медиакампания, а также переизбыток наружной рекламы привели к «перегреву» электората. К этому добавилась общая расслабленность сторонников регионала (в Запорожье явка избирателей составила 37%), которые были уверены в победе своего кандидата. Кроме того, очень странный уход бывшего мэра Евгения Карташова со своего поста по состоянию здоровья также не лучшим образом сработал на имидж Кальцева.

Вывод: Партия регионов явно перегнула палку. Вместо того чтобы выйти с Карташовым на выборы и победить его (а это исключило бы появление на орбите реальных претендентов бютовца Александра Сина), они стартовали с казавшейся убедительной позиции и.о. мэра и прогадали.

Отдельно стоит сказать о персоне самого Александра Сина, длительное время проработавшего в структурах местной власти, побывавшего заместителем председателя Запорожской облгосадминистрации и обоснованно считавшегося человеком из окружения Карташова.

Именно те, кто не поверил, что Карташов ушел сам, в основном проголосовали за Сина, независимо от принадлежности к партийным стягам. Кроме того, новоиспеченный мэр в свое время являлся одним из идеологов введения в городе системы единого налогообложения для предпринимателей. Очевидно, что и здесь свою мотивационную роль сыграл контраст его былой деятельности и насаждения регионалами уже ставшего легендарным Налогового кодекса Тигипко—Азарова.

Надо признать, Кальцев, увидев, что разрыв между ним и его основным оппонентом достиг непреодолимого размера, мужественно поздравил Сина и признал, что голосование прошло демократично, без нарушений, и опротестовывать выборы он не собирается. В любом случае теперь у Кальцева достаточно слабые перспективы в партийной структуре регионалов, ведь его победа изначально не вызывала сомнений.

Что касается Сина, несмотря на его уверенную победу, совершенно непонятно, как ему удастся договориться с прорегиональным большинством в горсовете. В данный момент он фактически «в тисках», из которых есть только два выхода — или перестать быть оппозиционным политиком, к чему его все-таки обязывает партийная принадлежность, или показать чудеса «азиатской» политики, умело лавируя между интересами своих избирателей и мощного регионального лобби.

Ситуация в Харькове на местных выборах стоит особняком. Во-первых, разрыв между Кернесом и Аваковым составил меньше одного процента — порядка 2,7 тыс. голосов избирателей. Во-вторых, оба претендента на мэрское кресло впервые вышли на публичную политическую арену, хотя раньше предпочитали быть «кукловодами».

Харьков не только крупный промышленный и машиностроительный центр, это еще и город с мощным потенциалом протестного электората, чему способствует большое количество вузов, а также левого электората — всех тех, кто в связи с падением индустриальных мощностей так или иначе лишился стабильной работы или поменял род деятельности, но ментально остался «рабочим классом».

И Кернес, и Аваков длительное время были одними из самых могущественных персон в Харькове. Причем баланс сил и возможностей обеих личностей всегда был примерно одинаковым.

Аваков начинал как комсомольский функционер, которому через систему молодежных кооперативов удалось создать свой бизнес, разросшийся потом в мощный концерн.

О хороших начальных условиях, степени влияния и связях Авакова в далекие
90-е говорит хотя бы тот факт, что его первый офис находился на ведомственном стадионе «Динамо», принадлежащем структурам МВД. В Харькове, который до сих пор считается традиционно «ментовским» городом, это значило многое.

По слухам, во времена бурной молодости Кернес увлекался азартными играми. Не исключено, что это наложило свой отпечаток на всю дальнейшую деятельность Геннадия Адольфовича. По крайней мере, он прослыл любителем хитрых и сложных схем в бизнесе и политике, которые всегда достаточно успешно воплощал в жизнь. Еще во времена, когда бизнесом заниматься было запрещено, Кернес попал в разряд теневых миллионеров. В дальнейшем его бизнес и влиятельность в городе только расширялись. И не мудрено, что и Аваков, и Кернес после заочного бизнес-соперничества быстро перешли к политическому противостоянию.

Когда Кучма забрал в столицу непререкаемого харьковского политического авторитета Евгения Кушнарева, Аваков и Кернес остались в городе, по сути, один на один. Поначалу в качестве противоборствующих серых кардиналов с интересной историей взаимоотношений.

Как Владимир Шумилкин, харьковский мэр в 2002—2006 годах, на начальном этапе был проектом Авакова, так и Михаил Добкин, городской голова 2006—2010, являлся проектом Кернеса.

В 2005 году Кернес повздорил с командой Авакова и был отстранен от должности секретаря Харьковского горсовета, хотя перед этим они рука об руку стояли на харьковском Майдане и скандировали «Кушнарева геть!» Но когда пришла пора новых выборов, Кернес решил воплощать собственный политпроект, с помощью которого в результате стал и.о. мэра, а потом и обладателем должности градоначальника.

Для Кернеса «мэрство» — это возможность войти в историю города и выйти на новый уровень политической карьеры. Зная о любви Геннадия Адольфовича к разного рода политическим играм, нет сомнения, что он пожелает развивать ее и дальше.

Парадоксально, но и Аваков, несмотря на то что проиграл выборы, совершенно ничего не теряет. Более того, получив серьезную поддержку избирателей, он в какой-то мере обезопасил свой бизнес, потому что любые попытки давления, в том числе и со стороны нового городского головы, будут иметь общественно-политический резонанс. Аваков также получил неплохую перспективу стать общенациональным политиком, а «Батьківщина» — влиятельного политика на местном уровне. В момент своего
наибольшего карьерного успеха — губернаторства — Аваков занимал всего лишь административную должность, на которую был назначен «сверху». В данный момент он имеет поддержку трети избирателей города, а это серьезный политический капитал. Кроме того, в прорегиональном горсовете, ориентированном на Кернеса, Авакову было бы крайне трудно осуществлять свое влияние. Не исключено, что трудности, которые он «заработал» бы, избравшись мэром, были бы несравнимо большими, нежели в его нынешней ситуации «немножко проигравшего».

В общем и целом местные выборы, прошедшие в нашей стране, можно охарактеризовать как перегруппировку политических сил, но ни в коем случае не как чью-то уверенную победу или чье-то сокрушительное поражение. Они показали серьезный рост протестного электората в стране. Очевидно, что с этой потенциальной опасностью регионалы так и не научились бороться иными методами, нежели с традиционным для себя использованием «катка». Теперь Партии регионов будет сложно выстроить политическую картинку в стране по своему образу и подобию. При всех минусах президентства Ющенко страна имела возможность почувствовать разницу между либерализмом и жестким прессингом. В то же время Партия регионов, стараясь максимально расширить свое влияние и раздувая партийные ряды, теряет основу своей успешной деятельности — сплоченную команду бойцов, мотивированную идеей реванша. Теперь она разрастается в первую очередь за счет тех, кто примкнул к ним в принудительно-административном порядке, и несмотря ни на что, будет держать дулю в кармане. Такая аморфная масса быстро деградирует, и у регионального партийного монстра есть все шансы в уже обозримом будущем погибнуть под собственной тяжестью.

А в это время страна после обильных застольных возлияний победителей и проигравших будет искать более эффективное лекарство как для больной печени, так и для всего организма в целом.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно