Евгений Блаживский, прокурор Киева: «На незаконные решения сессии киеврады 1 октября мы отреагировали первыми»

14 марта, 2008, 16:42 Распечатать Выпуск №10, 14 марта-21 марта

Политическая температура в столице дошла до точки кипения. Почему молчит прокуратура, которой как никому другому должно быть известно, что же происходит там, за стенами тайной земельной канцелярии?..

Политическая температура в столице дошла до точки кипения. Президент ответил на представление правительства, и на время расследования деятельности главы столичной администрации своим указом на 15 дней отстранил Черновецкого от административной власти. Версий на счет происходящего десятки. Вопросов еще больше. Среди ключевых:

— почему Тимошенко именно в момент нарастающего противостояния с президентом, а также раскручивающейся инфляции дала отмашку новой волне кампании против Черновецкого?

— почему Черновецкий не явился на заседание Кабмина, а попросил Ющенко проверить свою деятельность?

— зачем Ющенко понадобилась специальная комиссия при секретариате, если в парламенте для этого уже создана временная следственная комиссия? Почему комиссию возглавил вице-премьер Васюник? И разве не с тем же успехом можно было назначить ее главой Довгого?

— что способствовало приливу откровенности Виталия Кличко, на днях обвинившего в «крышевании» Черновецкого не только СП, но и лично президента?

— кто блокирует работу ЦИК и Конституционного суда, рассматривающих дело о применении императивного мандата в местных советах?

— и почему, наконец, до сих пор молчит прокуратура, которой как никому другому должно быть известно, что же происходит там, за стенами тайной земельной канцелярии? Соответствуют ли действительности все обвинения и заявления, не первый год звучащие в адрес Черновецкого?

С учетом того, что первой у нас появилась возможность получить эксклюзивный ответ именно на последний вопрос, с него и начнем. Надо сказать, что прокурор Киева Евгений Блаживский преподнес нам немало сюрпризов.

— Евгений Николаевич, столичная прокуратура во всей этой не очень достойной истории выглядит, мягко говоря, странно. Киев кипит. Прокуратура молчит. Шеф МВД между тем в каждом заявлении и интервью не забывает упомянуть, что где-то здесь у вас хоронят земельные дела. Можно осмотреть «могильники»?

— Меньше всего я бы хотел сейчас спорить с Луценко. Я не артист, а юрист. К тому же, как вам известно, прокуратура Киева занимается расследованием конфликта между столичным мэром и Юрием Витальевичем. Поэтому моя критика может быть неверно истолкована. Однако, если говорить о ситуации в столице в целом, то не могу с вами не согласиться — она действительно накалена. Политически. Что же касается ее правового аспекта, то ничего удивительного и сверхестественного не происходит. Нарушения законодательства в сфере земельных отношений, а, надо понимать, именно эта сфера вас интересует больше других, происходили и происходят в каждой области и в каждом городе Украины. И в Киеве нет каких-то особенных нарушений. Просто в столице другая цена земли. И другой спрос на нее.

— Бешеный спрос.

— И страсти вокруг соответственные. И вопрос не в том, до каких пор, а в том — почему он, а не я?

— Заявление не менее громкое. Однако давайте из плоскости бизнес-интересов наших конкурирующих политических элит все-таки перейдем к вашим непосредственным обязанностям — прокурорскому надзору. Дабы никому не повадно было. Министр МВД публично заявляет о десятках дел, которые пропадают в прокуратуре. Сколько дел вам передало МВД при Луценко, без него и снова при Луценко?

— Я вам тоже публично и официально заявляю, что до 22 января ни о каких земельных делах, возбужденных МВД, столичная прокуратура не знала и не ведала. Какие 600 преступлений, о которых сегодня говорит Луценко? Какие 7 тыс. га. разворованных земель? Какой урон, нанесенный бюджету в 250 млн. грн.? Какие спецотряды по предотвращению земельных афер? Господа, в каком веке мы живем? Где факты, Юрий Витальевич?! В юридической терминологии отсутствует слово «популизм». Первым, обоснованным правоохранителями фактом стало дело о земельных махинациях с подставными лицами в Святошинском и Деснянском районах столицы.

— Так называемое дело студентов?

— Да.

— Но почему тогда это дело было вами прекращено «за недостаточностью доказательств»? Вместе с тем, изъяв все материалы у следственного управления столичной милиции, прокуратура возбудила собственное уголовное дело в отношении служащих КГГА, но уже не по факту мошенничества, а за злоупотребление служебным положением? Статья мягче?

— Потому что в этом случае мошенничество совершает должностное лицо. Это, во-первых. Во-вторых, как вы говорите, с изъятыми документами сегодня работает следственная группа, в которую, кстати, входит подавляющее большинство работников МВД. Уже 10 томов написано. Действительно есть достаточное количество фактов, доказательств, документов. 36 человек уже подтвердили, что за скромное вознаграждение отдали копии своих документов. Следствие продолжается.

— Оно может еще очень долго продолжаться в силу хотя бы той причины, что задержанный милицией гражданин, один из организаторов аферы, прокуратуру почему-то не заинтересовал. Более того, в прессе прошла информация и об угрозах в адрес начальника киевской милиции полковника Яремы, все-таки задержавшего этого человека по другому делу.

— У нас действительно был не очень приятный разговор с Виталием Григорьевичем. Речь идет о гражданине по фамилии Тютюник, которого милиция хотела арестовать. С ним проводилось три очные ставки. Повторяю, три. Никто его не опознал. Хотя фамилия в показаниях действительно звучала. Почему студенты его не узнали или не захотели узнать — трудно судить. Может быть, пожалели, потому что это такой же недавний студент, который также на условиях денежного вознаграждения выполнял свою работу, — собирал копии документов. Таким образом, нужного количества доказательств для санкции на арест не оказалось.

Но расследование продолжается. Прокуратура предоставила милиции все возможности продолжить работу над доказательной базой. И когда будет собрано достаточное количество доказательств, будет предъявлено обвинение. Однако задерживать человека совсем по другому делу и потом пытаться каким-то странным образом привязать его к интересующему нас делу — непозволительно. Невода не будет! Да и презумпцию невиновности никто не отменял. Я по этому поводу советовался и в Верховном суде, и в Генеральной прокуратуре. Считаю наше решение обоснованным. Однако людям был нужен шум. Они его получили. Все остальное осталось за кадром.

И еще в отношении «десятков дел», которые мы якобы хороним. Повторяю, что ни одного земельного дела до инцидента между Луценко и Черновецким МВД прокуратуре не передавало. Так, в январе-феврале наряду с «делом студентов» в прокуратуру было передано еще три дела: 04.02.08. — по Киевской фортеце, 22.02.08 — по земельным махинациям в Деснянском районе, 28.02.08. — по подделке документов фермерского хозяйства «Промінь». Однако факты по этим делам довольно противоречивы. Поэтому они были отправлены на дополнительную проверку.

Последнее время милиция усиленно занималась лишь тем, что исправно переправляла нам жалобы граждан, запросы депутатов, решения сессий, сигналы прессы…

— Так и проверяли бы эти сигналы. Возбуждали бы уголовные дела.

— И проверяем. Однако возбуждение уголовного дела это уже совсем другая история — криминальная, под которую все эти факты с банальной популистской подачи не подпадают. Ведь чтобы доказать, что за тем или иным случаем стоит кем-то спланированная афера, необходимо провести соответствующие оперативно-розыскные мероприятия. Однако прокуратуру, в отличие от милиции и СБУ, закон не наделяет правом на ведение ОРД. Потому в этой истории первая скрипка все-таки остается за МВД И СБУ.

— Хорошо, с вашей версией «музыкального» сотрудничества с МВД все более или менее понятно. Однако с тем, под чью дудку пляшет прокуратура, — не очень. Киев не первый год кипит, Евгений Николаевич! Где ваша официальная позиция? Где прокурорские протесты на незаконные решения Киеврады? Или их не было?

— А вы считаете, что я должен ходить по следам наших политиков и объяснять на пальцах, где они говорят правду, где не договаривают, а где фантазируют?! Наша официальная позиция — в работе и фактах. Кто хочет о них узнать, тот придет и узнает. Что же касается выявленных нарушений, то их достаточно. За два года прокуратурой было составлено 227 документов реагирования. В том числе 43 прокурорских протеста,
18 — представлений, семь — предписаний, 80 — исков в суд, 79 из них — по земле. Тем самым мы поставили требования о возвращении городской общине более 2 тыс.га земли (2006 год — 90 га, 2007-й — 2000 га, 2008-й — 45 га). И уже реально вернули около 200 га.

— В сравнении с заявлениями политиков, да и с количеством земельных решений, которые прошли через руки большинства Киеврады, цифра, конечно, впечатляющая… Да и, боюсь, прямо сейчас очередной ваш оппонент уже записал себе в блокнот о необходимости сделать заявление на предмет того, что прокуратура традиционно ловит мелкую рыбешку, а в статистике использует данные по земельным решениям еще команды Омельченко.

— Отрицать, что в числе протестов мы реагировали и на земельные решения 2003—05 гг., не буду. Причина одна — люди часто бьют тревогу уже тогда, когда трактор к ним под дом приехал. А между его визитом и решением о выделении земли может пройти не один год. Что же касается «мелкой рыбешки», то если к таковой вы относите протесты о незаконном выделении небезызвестных земельных участков совхозу «Хотовский», хозяйству «Рыбальский рай», а также участков в Пирогово, Жуковом острове, то это ваше право. Кстати, коль уж речь зашла об официальной позиции по земле, то не забудьте отметить, что прокуратура вынесла свой протест на большинство решений сессии Киеврады 1 октября (по 1 700 га земли).

— Вы его вынесли после обращения к вам Кличко, который судится со столичной властью на этот счет?

— Вот интересные люди эти политики. Где-то в прессе заявил об обращении в прокуратуру, а о самом письменном документе не позаботился. Или вы считаете, что у нас есть силы и возможности отслеживать каждое заявление? В прокуратуре 600 штатных работников. С транспортом и вспомогательными службами. Половина каждый день в судах. Так что отследить десятки каналов и сотни газет мы просто не в состоянии.

— Депутаты жалуются, что вы и на их запросы ответить не в состоянии.

— Прокуратура отвечает более чем на 40 тыс. обращений граждан в год. 2 тыс. из них — депутатские запросы. Вот сейчас передо мной, к примеру, депутатский запрос Дмитрия Андриевского. Просит предоставить копии документов по одному из расследуемых нами дел. Опять-таки, юрист всегда меня поймет — в период следствия это невозможно. И такой пример не один. Имеется масса обращений о злостных нарушениях, которые таковыми не являются. Есть, конечно, и очень компетентные сигналы. Однако основным источником информации для нас по-прежнему остается мониторинг сессий. И на сессию 1 октября мы отреагировали первыми! До заявлений Кличко и прессы. Впрочем, как и наложили аресты на многие громкие земельные решения. С ними мы проходим суды уже не первой инстанции. В том числе дошли и до Верховного суда. Схема такая — депутаты традиционно накладывают вето на наш протест, а мы идем в суд. Вот некоторые документы по перечисленным мною примерам, изучайте.

— Но у судов репутация подмочена не менее, чем у прокуратуры. Так что где-то вы сигнал не успели отследить, где-то суд решение подкорректировал… Так и не дотянется удочка «пересічного громадянина» до «Рыбальского рая»…

— Если говорить о репутации, то самое неприятное, что она сегодня подмочена на уровне украинского законодателя и законодательства. Все остальное — производная. Поверьте, я не намерен сейчас рассказывать вам о том, что руковожу образцовой службой. На самом деле, если рассматривать проблему землеотводов в Киеве, то все решения сессий, а также согласования и разрешения в большинстве своем выписаны грамотно и юридически выверенно. Я не говорю о тех решениях, которые принимаются с голоса и без согласований. В столичной администрации работает блестящая команда юристов. Складывается ситуация, когда все вроде бы по закону, а по сути…

— Внесено очередное изменение в Генплан?

— Поэтому так непросто выиграть суд. Особенно, если сопоставить возможности государства и финансовые мышцы крупного бизнеса. А что нужно для того чтобы его выиграть, точнее, для того чтобы прекратить, как вы, журналисты, любите говорить, этот беспредел? Четкие правила игры. Аукционы. Размежевание земель. Генеральный план. Зонирование территорий. Выделение участков исключительно с пакетом документов под конкретный инвестиционный проект. Вот тогда роль конкретного чиновника минимизируется. Было бы желание. А в нынешних условиях и давить ни на кого не надо. Будете смеяться, особенно после той грязи, которую исправно льют на прокуратуру, обвиняя в преступном сговоре с властью, но Леонид Михайлович ни разу мне не указал на тот или иной нюанс, который нужно учесть. А зачем, собственно? Напомню вам и о том, что за время моего пребывания в должности, прокуратуре не было выделено ни одного земельного участка.

— А, простите за нескромный вопрос, отдельным прокурорам?

— Человеческий фактор никто не исключал в любом статусе и в любой должности.

— Согласна, эта тема достойна отдельного рассмотрения. Тогда давайте вернемся к правовым факторам. Новый закон о бюджете-2008, представленный правительством Тимошенко и проголосованный ВР, предусматривает только аукционы.

— Без пакета документов. Снова полумера и полная свобода действий для заинтересованного чиновника.

— Заинтересованной команды чиновников.

— Трактовать так или иначе — ваше право.

— Министр МВД предлагает изменить схему прокурорского надзора и, не дожидаясь решения суда, накладывать арест на землеотвод и открывать уголовное дело сразу после вынесения протеста. И такой механизм якобы уже был применен в одной из областей.

— Опять таки мне трудно спорить с министром. В то время как политик свободно позволяет себе оперировать «спецотрядами» и «арестами», юрист обязан не выходить за рамки закона. Так вот такая схема сегодня незаконна. Это, во-первых. Во-вторых, о ее применении я ничего не слышал. В-третьих, в случае ее реализации появятся дополнительные возможности для земельных рейдеров. Еще раз повторяю, что все это — превентивные меры. Основное решение в четких законах, аукционах, Генплане… К сожалению, прокуратура может только указать столичной власти на такую насущную необходимость, что мы регулярно и делаем, однако заставить может только закон. Правом же законодательной инициативы, как известно, обладают президент, правительство, парламент.

— Кстати, о парламенте. А вам не кажется, что свою позитивную роль в устранении «преступной киевской власти» наконец-то сможет сыграть прокуратура. Речь, во-первых, о предстоящем сотрудничестве прокуратуры с временной следственной комиссией ВР. Во-вторых, о возможном решении отстранить от должности столичного мэра. Но пойдет ли на это прокуратура после того, когда комиссия, созданная президентом, предположим, не выявит серьезных нарушений в деятельности главы столичной администрации, и через 15 дней Ющенко вернет Черновецкого в кресло?

— Касательно первой части вашего вопроса. Без сомнения, все документы, какие только пожелает и потребует парламентская комиссия, прокуратура предоставит незамедлительно. Что касается отстранения от должности, то на этом, боюсь, позитивная роль прокуратуры закончится. Потому как подобное возможно только в случае, если в отношении к лицу, занимающему тот или иной пост, возбуждено уголовное дело. В отношении Черновецкого таких дел нет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно