Эпоха великих ничьих

12 февраля, 2010, 18:08 Распечатать Выпуск №5, 12 февраля-19 февраля

Не помню, кто именно это сказал. Хотя твердо знаю, когда. Был такой занятный промежуток в украинской истории — между утверждением Декларации о суверенитете и принятием Акта о независимости...

Не помню, кто именно это сказал. Хотя твердо знаю, когда. Был такой занятный промежуток в украинской истории — между утверждением Декларации о суверенитете и принятием Акта о независимости. Лихорадочное время смелых ожиданий и робких опасений. В этот самый период некий политик через прессу обнародовал любопытный прогноз. Он выразил твердую уверенность, что Украина неизбежно состоится как самостоятельное государство. Самодостаточное, процветающее, европейское, твердо стоящее на ногах и уверенно взирающее в будущее. Присутствовала лишь одна оговорка: случится это нескоро. Согласно прогнозу забытого прорицателя, от дня фактического провозглашения до момента полноценного становления должно пройти десятка два годков, никак не меньше. Тогда подобное заявление вызывало дружное возмущение. Одни не верили в украинскую государственность в принципе. Другим хотелось всего и сразу. И совсем трудно было переварить смысл словосочетания «через двадцать лет» тем, кому тогда было как раз двадцать или чуть-чуть за.

Прогнозу вещуна-реалиста в нынешнем году стукнет двадцать. На смену нетерпеливому «Все будет плохо, но недолго» приходит сдержанное «Все будет хорошо, но нескоро». Скептики, число которых множится день ото дня, могут ехидно добавить: «Если вообще будет…».

Один коллега на следующий день после выборов меланхолично заметил: «Представляешь, мой сын окончит школу, вуз, устроится на работу, может даже женится, а на Банковой все еще будет сидеть Янукович». В этом монологе, как по мне, самым важным являлось не обреченное ожидание долговечности новоизбранной власти. А усталая готовность ждать долго.

В самом деле, кому из нас в 1990-м и тем более в 1991-м приходило в голову, что в 2010-м иностранные журналисты будут спрашивать своих украинских коллег о возможности смены внешнеполитических устремлений, об угрозах суверенитету, о риске раскола. О жизнеспособности государства, наконец. И самое неприятное, что эти вопросы все реже вызывают возмущение. Потому что они становятся привычными.

Как знать — может быть, пройдет два десятилетия, и библейский Моисей с его многострадальным племенем покажутся нам группкой бодрых спринтеров в сравнении с нашими «марафонцами». Скорость преодоления пути зависит от тех, кому сегодня как раз двадцать или чуть-чуть за. Они не отравлены нервическим ожиданием быстрых перемен, а потому могут позволить себе избежать суеты, свойственной нашему поколению. Но присутствует ли в них вера в неизбежность перемен? И какими они их видят? Ответ на этот вопрос общество получит уже в ближайшие годы. И он должен стать смертным приговором для одних политиков. Поводом к серьезных размышлениям — для других. Ободряющим напутствием — для третьих.

Итоги выборов-2010 неутешительны. Дело не только и не столько в том, что к власти пришел (а все именно к тому идет) Янукович. Не в том, что не пришла Тимошенко. И уж точно не в том, что ушел Ющенко. Печальны не сами по себе формальные итоги кампании. Хотя, по большому счету, результат Виктора Федоровича — это показатель недоверия к Юлии Владимировне. Результат лидера бело-сердечных — показатель недоверия к вождю бело-голубых. Преувеличение? Если и да, то не слишком серьезное. А вот Янукович, похоже, серьезно преувеличивает свои силы. Приглашать на инаугурацию, не дождавшись подведения итогов, — странный поступок. Говорить о формировании новой коалиции, не имея на то конституционных прав, — недопустимое деяние. Вещать от имени народа, не вступив в должность и будучи избранным (что, кстати, еще юридически не доказано) лишь третью населения, — акт лицемерия. И это лишь умножает печаль.

Грустной была и сама кампания, анонсированная как «битва титанов», но быстро превратившаяся в столкновение «титаников». Однако самым тоскливым было то, что случилось после. Утверждающие, что результаты выборов углубили раскол, по-моему, несправедливы. Пропасть между Востоком и Западом не стала ни шире, ни глубже. Просто восточные и западные элиты общими усилиями дружно укрепили склоны, залили провал бетоном и оборудовали аккуратную площадку для переговоров. Где в данный момент и находятся все главные действующие лица. Все договариваются со всеми. Побежденные торгуются с победителями. Казначеи Януковича готовы оплачивать оппозиционность Тимошенко. Из потенциальных кандидатов в премьеры смело можно сформировать целый состав Кабинета. Все это происходит вдали от участков, митингов, пикетов, трибун и телекамер.

«Все флаги перемешались, я даже стал путаться, кто от кого и где чей…» — искренно пожаловался один из посетителей великой подпольной ярмарки. Неправда. Когда сбрасывают маски, знамена бросают под ноги. Дабы не мешали загибать пальцы. Когда торги завершатся, каждый заберет свой флажок. Причем своим в итоге может оказаться полотнище вчерашнего врага.

«Кто из ваших готов идти в коалицию с «Регионами»? Кто колеблется?» — поинтересовался я у одного из членов «НУ—НС». На мой, исполненный непростительной наивности вопрос, я получил пронзительно честный ответ: «Колеблются все…».

Ну, может, не все. Имею нахальство думать, что есть люди, не торгующие принципами. Хотя бы потому, что эти самые принципы у них есть. Имею смелость считать, что их не единицы. Хотя бы десятки. Но некоторые предпочитают не трубить о сделанном выборе. Хотя бы из ложного страха не выглядеть смешными.

Как им не посочувствовать? Хотя на сочувствие сегодня вправе рассчитывать все. Покупающие и продающие — тоже. Вчера на столбе увидел потрясающее объявление: «Куплю директора сетевой фирмы и маркетолога». Составитель этой бумаги, очевидно, не увидел ничего противоестественного (тем более постыдного) в том, что написал. Для него, очевидно, подобное естественно.

Точно так же, наверное, для одних политиков естественно покупать голоса врагов, фракции соперников, поддержку противника, невмешательство оппонента. Предавая тем самым внушительную часть избирателей. Для других политиков столь же естественно все вышеупомянутое продавать. И столь же естественно предавать другую часть избирателей. Более того, обе торгующиеся стороны убеждены: то, чем они занимаются, и есть политика. Разве они не достойны жалости?

Искренно жаль тех, кто искренно переживает неудачу Тимошенко. Наивно полагая, что ее поражение лишает страну надежды. Искренно жаль тех, кто искренно радуется успеху Януковича. Наивно полагая, что его победа (пока еще юридически не оформленная) дарует стране надежду. Их ждет неизбежное разочарование, ибо даже нынешние подковерные переговоры убеждают: Виктора Федоровича весьма мало заботит исполнение обещанного во время кампании. Не жаль лишь тех, кто голосовал, голосует и будет голосовать за лживых кумиров, невзирая на множественные предательства. Хочется верить, что таковых с каждыми новыми выборами будет меньше.

Очевидно, в том, что произошло, присутствует своя, ниспосланная свыше логика. Во всем происходившем в новейшей истории страны можно отыскать свой, предопределенный смысл. В том, что Кравчук ушел раньше срока. В том, что Кучма пришел так надолго, но покинул власть с позором. В том, что Янукович не смог победить в 2004-м, но сумел реваншироваться в 2007-м. В том, что Тимошенко остановилась в шаге от вожделенной победы. Даже в том, что Ющенко увенчал пятилетку безделья «пятиминуткой» бесчестья.

Можно долго анализировать удачные ходы штаба Януковича и досадные ошибки штаба Тимошенко, но стоит ли? Разве что два слова.

Одни не простили Юлии Владимировне ошибок оранжевой власти, другие — политического адюльтера с Виктором Федоровичем. Одни обиделись на то, что она была так резка с Виктором Андреевичем. Другие — что эта резкость была столь запоздалой. Одни отплатили ей за потерю работы, низкую зарплату и рост цен, не слишком разбирая, она ли в том виновата. Другие отомстили за то, что бюджетные коврижки отправились на враждебный Восток, а не в идейно близкий Центр.

Тимошенко могла уйти в оппозицию. Избавиться от одиозных, с точки зрения протестного электората, соратников. Но она устала призывать и обличать. Она решила, что покупать и договариваться будет проще. И не преуспела. Тимошенко могла провести, как говорят продвинутые политологи, «кампанию с позиции власти» с точным использованием существующих бюджетных возможностей и максимальной эксплуатацией наличествующего административного ресурса. Но тогда надо было полностью довериться апробированным технологиям и полностью положиться на специалистов в области этих технологий. Благо таковые в команде Тимошенко наблюдались. Но лидер БЮТ во все влезала сама, в каждую мелочь, вплоть до расценок на эфиры, географии размещения билбордов и стилистики заявлений для прессы. При этом она умудрялась руководить исполнительной властью в стране, переживающей глубокий кризис. В итоге ее команда толком и не работала. Одним не давали, другие и не хотели. Если раньше двух публичных выступлений вождя хватало для того, чтобы исправить критическую ситуацию в каком-нибудь регионе, то сегодня этого оказалось недостаточно. А бойцы Юлии Владимировны, ею же развращенные, к подобному сценарию оказались не готовы. В ее окружении отсутствовала здоровая конкуренция, зато присутствовала толчея за право освоить бюджеты.

Но даже в этих условиях Тимошенко могла выиграть. Ее рывок во втором туре был по-своему феноменальным. Особенно на фоне достаточно масштабного недоверия ко всему, что премьер в последнее время говорила и делала. Ей удалось мобилизовать внушительную часть избирателей, боящихся реставрации кучмизма. Но для победы необходима была концентрация сил. А их не было. Многие в команде Тимошенко упали еще до выстрела. Уже после первого тура ее наперсники, компаньонки, оруженосцы и служки массово побежали сдаваться, отдаваться и продаваться. Некоторые ключевые персоны исчезли из поля зрения и зоны досягаемости.

Тимошенко совершила те ошибки, которые должна была совершить. И в этом тоже есть элемент предопределенности. Как знать, быть может, Бог миловал ее, уберегши от победы, которая могла оказаться пирровой. Для нее лично и для страны в целом. Ибо, судя по всему, не было у нее четкого плана развития государства в случае победы. И не было четкого плана спасения себя в случае поражения. А, самое главное, практически не было людей, способных развивать и готовых спасать. Зато в изобилии были единожды предавшие и не единожды уворовавшие.

Команда Януковича была не лучше. Она была эффективнее. Сор не выносился из избы. Внутренние распри вовремя трансформировали в здоровую конкуренцию. Каждому нарезали кусок и каждый получил возможность доказать свою нужность и отработать выданный аванс. Янукович не то что ни во что не влезал. Он практически ничего не делал. Это только пошло на пользу.

Главное, на чем зиждется успех Виктора Федоровича, — удачно проделанная работа над ошибками 2004/05 и отчасти 2007-го. Бело-синие вовремя взяли контроль над всем необходимым — улицей, судами, избиркомами, парламентом. И президентом. Они излучали уверенность. Излучали осторожность. Даже их игры с правилами игры зиждились на точном расчете. Побаловаться с законодательством ровно настолько, чтобы получить фору и не иметь проблем.

В остальном — все так же, как и у оппонента. За годы комфортной оппозиции регионалы не сподобились на взращивание талантов, селекцию кадров. Лидер ПР неутомимо и необъяснимо предрекает перемены и грезит усилением страны. Но покажите мне новых и сильных игроков, появившихся в ПР за последние пять лет?

Кто станет премьером — по-прежнему вопрос. Но показательным является то, кого хочет видеть премьером сам Янукович. Его личный выбор — Азаров. Именно такой глава Кабинета нужен Виктору Федоровичу, который, с одной стороны, хочет рулить, с другой — не хочет напрягаться. С одной — хочет надежного, профессионального исполнителя, с другой — неяркого и неамбициозного политика. Он боится любого, кто способен вырасти в конкурента в партии или в государстве.

В кадровой обойме Януковича — бывший на бывшем. Чем больше таковых появится во власти, тем скорее трезво взглянут на вещи те, кто еще на что-то надеялся. Ведь, вполне возможно, что (согласно высочайшему замыслу) сегодня Украина избрала Януковича лишь для того, чтобы больше никогда не выбирать такое.

Одним из главных выводов, которые бело-синие сделали, проанализировав опыт прошлых неудач, — не делать резких движений. Долгое время им это удавалось. Но после успеха расслабились. Откровенное хамство, позволенное им в общении с теми, кто прибежал с той стороны договариваться о «почетном мире», многих напугало. И даже на какое-то время притормозило переговорный процесс вокруг создания новой коалиции.

В качестве иллюстрации — история, не вполне официальная, но вполне правдоподобная. Приходит в штаб победивших представитель проигравших. Пламенный трибун, отважный борец предлагает: «Я войду в коалицию с ПР, а вы за это оставите моего человечка на должности». Ответ достоин цитирования: «Мы твоего человечка оставим на свободе, а ты за это войдешь в коалицию с ПР».

История эта, если она соответствует действительности (а похоже на то), как нельзя лучше характеризует настроение как одних, так и других. Вмиг позабылось, что правящая коалиция — суть явление не только правовое, но и политическое. И ежели сила попала в парламент благодаря обещанию войти в коалицию с БЮТ и не входить ни в какие другие, то торговаться с триумфаторами ей нельзя. Ни фракции в целом, ни отдельным инициативным личностям. Если, конечно, эта сила дорожит доверием избирателей, уполномочивших своих избранников на вполне конкретный союз. Но мандат зачастую оказывается дороже. Многие, очень многие нынешние не видят шансов попасть в будущую Раду. Этот страх в какой-то момент стал главной движущей силой переговорного процесса.

Но страх страхом, а за будущее политическое дезертирство каждый потенциальный перебежчик просил непомерно много. И каждый второй при этом хотел, чтобы его грядущее предательство выглядело как самопожертвование. Регионалы позволяли себе горько шутить: еще никогда побежденные не были столь безжалостны к победителям.

У регионалов нет ни особого желания, ни физической возможности удовлетворить зверские аппетиты будущих коалициантов. Есть собственный список изголодавшихся. А тут еще корми нахлебников. С какой-такой радости меткие зенитчики должны платить сбитым летчикам?

Захватчики власти оказались в глупом положении заложников законодательства. Коалиция стала ключевым инструментом отправления власти в стране. Без переделки большинства Янукович не может ничего. Ни Тимошенко снять, ни премьера назначить, ни закон принять. Ни досрочные выборы провести.

Когда проигравшие, в первую очередь из «НУ—НС», об этом обстоятельстве вспомнили, в их глазах поубавилось безысходности, а в голосе прибавилось металла. Многих охватила отвага. Отвага трусов, которые сегодня публично мстят за вчерашний страх.

У Тимошенко, в отличие от Януковича, уставшего от борьбы, истосковавшегося по власти, есть не только готовность, но и возможность удовлетворить любые аппетиты. К активной оппозиции ее подталкивают и вечно голодные идеалисты-революционеры, все еще во что-то верящие. И сытые олигархи, не верящие в миролюбие Януковича и не желающие его усиления. Но и она устала. Она не готова все начинать сначала, но если есть шанс этого не делать, то почему его не попробовать использовать. А потому готова раздать все исполнительную власть. Лишь бы коалиция сохранились, лишь бы Янукович не получил своего большинства, своего премьера и своего правительства. И не получил шанса на проведение досрочных выборов.

Вот в чем кроется удивительная стойкость, например, лидера фракции «НУ—НС» Николая Мартыненко, призывающего коалицию стоять до конца. Есть ради чего. Впрочем, как утверждают, Николай Владимирович еще хитрее, чем кажется. Говорят, что он пытается договориться со всеми. С Тимошенко, обещая ей незыблемость действующей коалиции. С Януковичем — обещая ему создание новой. С Тигипко и Яценюком — обещая им развал прежнего большинства и неформирование нового. Ведь в этом случае неизбежны внеочередные выборы в Раду, которые и Сергею Леонидовичу, и Арсению Петровичу ох как нужны. Нужны? Поделитесь местом в списке! Ярмарка в разгаре.

В Украине любят политические пазлы. Рука заносит квадратик, но при ближайшем рассмотрении он оказывается треугольником. Чтобы впоследствии стать кружочком. Наши политики чрезвычайно гибки. Потому и реформы не складываются. Да и страна толком — тоже.

Какой прок сообщать о том, что, скажем, Жвания, Василенко или Омельченко уже вроде бы дали согласие на вхождение в коалицию? Какой смысл рассуждать, как долго будут раздумывать Кириленко или Шемчук? Или чего хочет Балога взамен на лояльность своей депутатской ячейки? Так ли важно, что Колесников и Левочкин отстранены от переговорного процесса потенциальными перебежчиками и вся ответственность возложена на Клюева?

Ведь главным правилом игры в политику является постоянная смена правил. Пойдут ли регионалы на смену Регламента и создание нового большинства? Перенесут ли местные выборы на осень или даже на год? «Прицепят» ли к ним досрочные парламентские? Какова на эти торгах цена головы мэра Киева?

Ответы на эти вопросы зависят не только от победивших, но и от проигравших. От их партнеров. По ремеслу. По бизнесу. По игре в «украинские пазлы». Почему-то кажется, что они все равно договорятся. Если это не сделают напрямую Янукович с Тимошенко, то это сделают за них их клевреты. Поднявшиеся на одних и тех же дрожжах. Они все равно сыграют в договорную ничью. Новый передел под видом новых реформ.

А, значит, страну ожидает не эпоха великих побед, как предрекают сторонники Януковича. И не эпоха великих поражений, как прогнозируют симпатики Тимошенко. Нас ожидает эпоха великих ничьих.

Надолго ли? А вот это уже зависит от нас.

А мы будем болеть! Болеть…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно