ЧТОБЫ НЕ БЫЛО СЛЕДУЮЩЕГО САДДАМА

27 июня, 2003, 00:00 Распечатать

Обратите внимание: чем проще аргумент — тем более неопровержимым он кажется. Американцы — виртуозы простых аргументов...

Обратите внимание: чем проще аргумент — тем более неопровержимым он кажется. Американцы — виртуозы простых аргументов. Это у них от Рима, как скромно отметил Ральф Петерс в статье «О’ревуар, Марианна...»

Я боюсь простых аргументов. Я согласен с русской пословицей «Простота хуже воровства». Простые аргументы вдвойне коварны для украинского потребителя: мы лишь недавно начали «вариться в международном котле», и потому немало аллюзий или ссылок в контексте, легко читаемых интеллектуалами на базе евроатлантической исторической культуры, понимаем с помощью словаря иностранных слов и книг типа «Крылатые выражения». Или же не чувствуем тонкостей, хотя факты нам известны.

Возвращаясь к простым аргументам Р.Петерса, предлагаю посмотреть на них с двух сторон: правдивы ли они? правомерны ли они? Цель этого несложного сравнения очевидна — понять, насколько правильны призывы автора статьи в Frankfurter Allgemeine Zeitung. То есть насколько украинской национальной элите стоит доверять его аргументации, следовательно — разделять ее.

В статье Р.Петерса, возможно, самым показательным эпизодом стало интервью с молодым демонстрантом в Берлине после1 взятия Багдада. Петерса возмущает, что немец не аплодирует, когда сбрасывают статую Саддама. Не аплодировал бы и Петерс, если бы был рядом. Потому что вокруг памятника радостно прыгали полторы сотни случайных парней. А по улицам Кербелы и Наджефа ходили десятки тысяч организованных колонн с противоположными лозунгами. Нет, эти последние не грустили по Саддаму (так же, как и первые не были жертвами режима)! Они не хотели принять так называемую свободу, которая юридически называется оккупацией.

Здесь мы подходим к скользкому вопросу, задавая который и наиболее эмансипированные граждане экс-СССР понижают голос и оглядываются, нет ли рядом постороннего. Автору довелось его слышать в такой форме: «Жаль, что немцы нас не завоевали во время Великой Отечественной (то есть Второй мировой) войны. Мы бы тогда жили сегодня, как они сейчас живут». Это говорили 40-летние, чьи отцы отреклись бы от своих детей за такие слова. Думаю, подавляющее большинство украинцев согласится с отцами. Собственно, и успешные чехи или поляки поддержат точку зрения отцов. Высший пилотаж не в том, чтобы отдаться более развитому завоевателю (оккупанту), он в том, чтобы, освободившись, догнать его по уровню развития, как это сделали немцы и японцы, а сейчас делают чехи и поляки. Приведенное сравнение действительно и для сегодняшних иракцев. Освобождение от Саддама (в варианте СССР — от Сталина) приветствуется, но не в том случае, если исходит от «Гитлера».

Ральф Петерс хочет нас убедить, что Дж.Буш — не Гитлер, американцы — не нацисты, а вот немцы были нацистами и остаются ими, потому что поддерживают палестинцев против израильтян. Снова имеем упрощение истории, ведущее к искажению фактов.

Прежде всего в глазах иракцев Дж.Буш выглядит довольно одиозно. Он другой веры, другой культуры, другого поведения, другого мировосприятия. Он похлопывает арабских королей по спине, что считается неприличным в Заливе. Он тычет пальцем в человека, что считается оскорбительным у мусульман. Он провозгласил призыв к новому крестовому походу, что заставило вздрогнуть исламский мир. Для нас, украинцев, эти действия означали бы — залезть за пазуху женщине перед телекамерой. Или скрутить шиш собеседнику. Или услышать от руководителя Монголии призыв повторить подвиги Чингиз-хана. Не достаточно ли этих ошибок вместе с бомбами в Афганистане и американскими F-16 в Палестине, чтобы превратить Дж.Буша в «Гитлера для иракцев»?

Конечно, Дж.Буш — не Гитлер. Но незнание контекста Р.Петерсом или его игнорирование не освобождает от ответственности за неправильные выводы.

А чем лучше его аргументация в защиту израильтян и против палестинцев? Выдавать американцев за покровителей евреев, а европейцев — за их гонителей смешно и лживо. Знаем из американских источников о высоком уровне бытового антисемитизма в США (как, кстати, и расизма). В ближневосточном противостоянии американские граждане в своей массе выступают против терроризма, отождествляя его с подлостью, трусливостью, коварством. В этом и немецкие граждане, как и украинские, с ними полностью согласны. Но в истории человечества не бывает хороших оккупаций. После осуждения подлости для ее искоренения целесообразно попытаться докопаться до причин этого явления. С чем, собственно, человечество имеет дело: с особой «подлой» субстанцией, арабами, или с особыми обстоятельствами, которые не действуют в Омане, в Кувейте, в Египте, а действуют на территории резолюций 242 и 338 Совета Безопасности ООН?

Тыча пальцем в телекамеру в окружении арабских королей, президент Дж.Буш во время ближневосточного турне рубил: «Поселения на оккупированных территориях Израилю нужно свернуть! Ликвидировать поселения, ликвидировать!» Г.Петерс не видел эти кадры? Я их видел. Он, похоже, не видел и кадры убийства президента Кеннеди. И не знает, что убийцу этого президента не нашли и что убийц тех, кто знал настоящих убийц, тоже убили. Он не слышал и об освобождении от ответственности (за преступления) президента Никсона. И не услышит об ответственности тех в правоохранительных органах США, кто мог просчитать трагедию 11 сентября, но поковырялся в ухе, попивая пиво и смотря кетч/бейсбол/плейбой. Итак, стоит ли, живя в стеклянном доме и имея опыт Сомали, бросать камни в европейцев по поводу Сребреницы или Кот-д’Ивуара? Демократии, как известно, не являются совершенными системами. Но все. А не только те, что восточнее Гринвича.

Упоминание о президенте Кеннеди, о Сомали — не месть за упоминание о Кот-д’Ивуаре. Украина не относится к игрокам «старой Европы», к сожалению, и к «новой» тоже, и вроде бы голоса иметь не должна. Наша общая сила и наша общая слабость в том, что мы все принадлежим к человеческому роду. И тут никто Украину не исключит из дискуссии. В статье Ральфа Петерса наиболее неправомерна, с точки зрения правдивости и правомерности, — тональность превосходства, собственно сознательная претензия на Uber Alles в виде Pax Americana. Отсюда и одномерные аргументы. И если на необразованного фермера они произведут впечатление, то интеллектуала заставят, по крайней мере, считать, что Р.Петерс хуже и глупее, чем он есть на самом деле. Потому что интеллектуалу известно, что Колин Пауэлл как представитель 60 миллионов чернокожих американцев появился на своей должности после 250 лет эволюции от рабства к гражданскому обществу. Поэтому упрекать этим Францию, предоставившую независимость Сенегалу уже полстолетия назад, нет оснований. Интеллектуал также знает, что употреблять эпитет «пьяница» в отношении Ж.Ширака настолько же лицемерно, насколько и эпитет «наркоман» применительно к президенту США или «дезертир» относительно их вице-президента.

Из всего сказанного напрашиваются такие выводы.

Появление статьи Ральфа Петерса (и не менее ругательных реакций на нее) свидетельствует о прогрессирующем интеллектуальном паркинсонизме, охватывающем определенный слой евроатлантической элиты. Собственно, ту ее часть, которая спешит решить все сразу и за всех. Которая хвастается, что не знает, где Европа, и поэтому будет создавать повестку дня для мира, но не контролирует даже дрожание своих рук. Обязанность интеллектуалов — представить себе масштабы трагедии, которая может случиться в результате распространения болезни с отставных полковников на действующих. Если четверть американской армии нужна для того, чтобы непродолжительное время контролировать обескровленный, рассорившийся и, собственно, преданный Саддамом Ирак, то на много ли других мест, которые не нравятся, хватит остальной части этих вооруженных сил?

Кто-то, прочитав мои мысли, скажет: автором руководят рефлексии советского антиамериканизма. Это был бы поверхностный вывод. Я вполне разделяю решение Президента и Верховной Рады Украины о необходимости послать наши войска в Ирак. Все страны, сделавшие это, а также те, которые не сделали, но не критиковали и «обеспечили» евроатлантическую солидарность и ценности в других регионах (а это и Франция в Конго, и ФРГ в Афганистане), протянули таким образом руку поддержки американцам. Они поступили мудро, простив обиды со стороны американских высоких чиновников и выдумки высоких американских экспертов, использованные для оправдания иракской авантюры, потому что осуждали способ, а не цель. Другое дело, что в следующий раз им будет сложнее сделать это, если их резоны не будут выслушаны и обдуманы в Вашингтоне сегодня. А в третий раз — и вообще невозможно.

P. S. Г.Петерс невольно ошибся. О’ревуар — по-французски «до свидания». Ауф видерзеен — по-немецки то же самое. Свидание после ссоры все же возможно, потому что вызовов перспективному развитию, которое олицетворяет Евроатлантика, не станет меньше. И, возможно, ссора сегодня, на начальном этапе этого развития, спасет от больших, непоправимых ошибок в будущем. Для того, чтобы не было следующего Саддама. Так же он «ошибся» и в отношении своего президента, хотя в этом случае, пожалуй, сознательно. Тот хорошо знает, где Европа и как с ней разговаривать, что было продемонстрировано в Эвиане.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно