АЗОВСКИЙ ДЕЛЕЖ: ПО-БРАТСКИ ИЛИ ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ?

6 февраля, 2004, 00:00 Распечатать

На минувшей неделе в Москве и Киеве вновь заговорили об Азовском море и Керченском проливе. На это...

На минувшей неделе в Москве и Киеве вновь заговорили об Азовском море и Керченском проливе. На этот раз без той нервозности и драматизма, сопровождавших эту тему последние четыре месяца: в российской столице прошел очередной раунд переговоров по разграничению азово-керченской акватории. Это первая встреча дипломатов после подписания президентами в декабре 2003 года договора о сотрудничестве в использовании моря и пролива. И как можно судить по заявлениям дипломатов, на ней речь шла о принципах, по которым будет происходить дележ Азовского моря.

Если говорить о практических результатах двухдневных переговоров, то таковых несколько. Во-первых, по всей видимости, канули в Лету взлелеянные с подачи Виктора Черномырдина украинским и российским президентами планы по восстановлению паромного сообщения между Украиной и Россией через Керченский пролив и созданию совместной украинско-российской корпорации по эксплуатации Керчь-Еникальского канала. По оценке не только украинского Министерства транспорта, но и российского ведомства, эти проекты оказались экономически убыточными. Насколько известно, российские транспортники вообще были неприятно удивлены перспективе создания, например, железнодорожного паромного сообщения, поскольку к этому времени уже успели разобрать железнодорожные пути…

Во-вторых, в Москве было принято решение подготовить на следующий раунд (ориентировочно он состоится 9—10 марта в Киеве) три проекта договоров: о государственной границе в Азовском море, о госгранице в Керченском проливе и о размежевании территориального моря, экономической зоны и континентального шельфа в Черном море. Менее всего проблем с разграничением акватории в Черном море. Что касается Керченского пролива, то там уже проходит граница, доставшаяся Украине и России с советских времен. И перед украинскими дипломатами на нынешних переговорах стоит непростая задача убедить россиян ее подтвердить. Более всего трудностей с размежеванием Азовского моря. Судя по прозвучавшим по окончании переговоров заявлениям, украинским дипломатам придется изрядно попотеть, чтобы отстаиваемый ими принцип срединной линии был применен и в Азове.

К примеру, на итоговой пресс-конференции глава российской делегации Виктор Калюжный отметил, что Россия, в принципе, согласна с определением границы в Азовском море от недр до стратосферы. Что ж, это заявление российского дипломата обнадеживает. Ведь хотя положение о том, что граница будет проходить не только по дну, но и по водной поверхности, заложено в украинско-российском договоре, до последнего времени в Москве напрочь отказывались проводить границу и по воде. Вместе с тем Калюжный подчеркнул, что у России есть и другая позиция по разграничению в Азовском море. Когда один из российских журналистов спросил у дипломата «может ли в Азовском море быть применен каспийский вариант «модифицированной границы», тот лаконично ответил «не исключено».

Поясним, что принцип «модифицированной границы» (его еще называют «модифицированной срединной линии границы») предусматривает, что линия разграничения акватории проводится с учетом комбинации разных принципов — срединной линии, исторических (специальных) прав и т.д. Искать этот принцип в конвенции ООН по морскому праву — совершенно бессмысленное занятие, поскольку он сугубо российское изобретение: российские юристы-международники придумали его специально для переговоров по Каспию, и он был зафиксирован в российско-казахском соглашении о разделе Каспийского моря. Примечательно, что в результате его применения несколько казахских островов (а вместе с ними и пара газовых месторождений) поменяли свою прописку с казахской на российскую.

Однако одним этим принципом арсенал российской дипломатии не ограничивается. Вы помните, осенью прошлого года на встрече Константина Грищенко и Игоря Иванова россияне предлагали своим украинским коллегам рассмотреть т.н. принцип «прибрежных зон национальной юрисдикции»? На нынешнем раунде переговоров они о нем вновь заговорили. Причем российские дипломаты предлагали часть акватории, находящуюся за пределами этих «прибрежных зон национальной юрисдикции», использовать совместно. Кстати, как следует из замечания Калюжного на одной из его последних пресс-конференций, совместное пользование азово-керченской акватории хозяйственно-экономическими субъектами двух стран — один из трех «китов», на которых основывается позиция российской делегации на переговорах.

Не стоит особо ломать голову над тем, почему россияне так стараются применить к Азову принцип «модифицированной срединной линии границы» и подобные ему экзотические варианты размежевания моря, представляя украинским экспертам на переговорах каждый раз все новые аргументы для того, чтобы отойти от принципа срединной линии. Причина лежит на поверхности — как обычно, все дело в экономике. На этот раз в рыбе и нефтегазовых месторождениях. Ведь если следовать принципу срединной линии, то российский сектор Азовского моря будет значительно меньше украинского. К тому же надо учитывать, что украинский сектор куда более перспективен с точки зрения рыболовецкого промысла. Очевидно, многие в Москве полагают, что подобного раздела Азова быть не должно.

В этой ситуации утешает то, что позиция Украины основывается на международном морском праве. Украинские дипломаты гордо заявляют, что никогда не будут обсуждать российские предложения провести границу только по дну или вдоль берега, поскольку это противоречит договору, подписанному президентами, и будут настаивать на принципе срединной линии.

На сегодняшний день в переговорах по размежеванию азово-керченской акватории появился еще один серьезный раздражитель. Начиная переговоры, Виктор Калюжный достаточно эмоционально выразил озабоченность действиями Украины по углублению канала между украинским островом Коса Тузла и береговой частью Краснодарского края. «Это создает проблемы судоходному каналу, но самое главное — вы наступаете на те же грабли, что наступили мы», — заявил Калюжный.

О том, что Министерство транспорта Украины планирует строительство канала шириной 80 метров и глубиной 5 метров, заявил еще в декабре прошлого года руководитель ведомства Георгий Кирпа. Аргументируя необходимость углубления канала, транспортники говорят, что строительство дамбы нарушило перелив воды из Азовского в Черное море, который проходил мелководьем между островом Коса Тузла и Таманским полуостровом. «Из-за резкого увеличения скорости течения воды в этом районе началось размывание острова. Для предотвращения этого необходимо укрепление береговой линии. Именно этим обусловливается пребывание землечерпального судна», — так прокомментировал «ЗН» проведение инженерных работ в районе острова Коса Тузла пресс-секретарь департамента морского и речного транспорта Минтранспорта Украины Роман Химич. С другой стороны, эксперты отмечают, что углубление канала сделает его судоходным для малотоннажных кораблей, что позволит частично разгрузить Керчь-Еникальский канал.

Безусловно, действия ведомства Георгия Кирпы вызваны благими намерениями. Однако Минтранспорта совершило несколько ошибок. Во-первых, не была проведена экологическая экспертиза. Во-вторых, насколько известно, транспортное ведомство не провело консультации с МИДом относительно внешнеполитических последствий строительства канала. В-третьих, россияне не были проинформированы о проведении работ вблизи границы. Последнее особенно досадно. Ведь хотя, как убеждают наши собеседники, это недоразумение никоим образом не повлияет на содержание переговоров, очевидно, что россияне получили возможность играть на поле украинцев. И они не преминут ею воспользоваться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно