АЗЕРБАЙДЖАН: ВЫБОР СЕМЬИ

17 октября, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск №40, 17 октября-24 октября

Чуда не произошло: новым президентом Азербайджана избран Ильхам Алиев. Нынешнему премьеру, по предварительным данным, отдали свой выбор 80,3% азербайджанцев...

Чуда не произошло: новым президентом Азербайджана избран Ильхам Алиев. Нынешнему премьеру, по предварительным данным, отдали свой выбор 80,3% азербайджанцев. Главному кандидату от оппозиции, лидеру предвыборного блока «Наш Азербайджан» Исе Гамбару досталось лишь 11,7% голосов населения. Президентская власть по наследству стала реальностью для постсоветского пространства.

Кандидаты

Соискателей президентского кресла в бюллетене значилось восемь. Реальных — два. Ильхаму Алиеву подыгрывали голоса больного (сами азербайджанцы предпочитают употреблять слово «мертвого») отца, снявшего свою кандидатуру за считанные дни до голосования, небывалый разгул админресурса и нежелание нарушить южнокавказский статус-кво наиболее активными игроками региона — Россией, Турцией и США. Главный козырь второго кандидата, Исы Гамбара, бывшего спикера и политзаключенного, — его непричастность к Семье, партийная марка «Мусават» (партия, созданная еще в начале прошлого века) и поддержка протестного электората, который так и не удалось трансформировать в оппозиционный. Что, впрочем, неудивительно. Предвыборная машина без сбоев работала лишь на одного кандидата — Ильхама Гейдаровича.

В Баку об этом свидетельствовало практически каждое здание и каждый рекламный билборд. Очевидно, стратегам Алиева было поручено сделать все возможное и невозможное, дабы оппозиции на самом деле не пришло в голову повторить югославский вариант 2000 года.

Впрочем, те, кого не убеждали уличные слоганы «Широко шагает Азербайджан» или «Алиев — наше будущее, прошлое и настоящее», могли оценить достоинства главного кандидата в варианте телевизионном. За два-три дня до выборов для этого достаточно было включить любой местный канал: массовки с участием Ильхама Алиева не сходили с экранов даже после полуночи. Время от времени эксклюзивное внимание к кандидату от власти подкреплялось опросами общественного мнения, согласно которым Ильхам опережал своего главного соперника от оппозиции процентов эдак на 55—60 (что называется, «моральная подготовка к фальсификации»). Тогда как независимые исследовательские центры, мнение которых, понятно, на ТВ не учитывалось, фиксировали разницу в 10 процентов. Причем в пользу кандидата от оппозиции.

Избиратели

Азербайджанцы в роли избирателей — народ непредсказуемый. Сегодня они заверяют, что будут голосовать только за Ису Гамбара, завтра с не меньшей искренностью превозносят достоинства Гейдара Алиева. Пожалуй, единственное, в чем их мнения совпадали почти стопроцентно, — так это в отношении к сыну «формально существующего, но не действующего президента» (по словам одного кавказского политолога). Образ главного строителя «Баку-Джейхана», председателя Олимпийского комитета, бессменного рупора Азербайджана в Совете Европы и собирателя (пока что только декларативного) всех земель азербайджанских, запечатленный на билбордах и газетных снимках, вызывал у собеседников «ЗН» нескрываемое раздражение. Куда ближе им оказался образ законченного картежника, которому ничего не стоит проиграть за один вечер в казино от 500 тысяч долларов до пяти миллионов (турецкие газеты писали об этом подозрительно часто).

«Казино-туры» в Турцию — не единственный недостаток премьера. Люди, близкие к администрации азербайджанского президента, рассказывают, что Алиев-младший абсолютно непригоден для кабинетной работы: видеть его в рабочем кресле больше двадцати минут практически нереально. Одно дело, если есть надежный тыл (в бакинских экспертных кругах предпочитают говорить о сдерживающем факторе) в лице Гейдара Алиева, другое — когда придется действовать в одиночку.

Возможно, именно поэтому большинство местных аналитиков в своих прогнозах делали акцент не на результатах выборов, а на том, как долго продержится Алиев-младший в поствыборный период. «Все готовятся к будущим катаклизмам, ибо все понимают, что Ильхам — слабая личность, слабый политик. Значит, в Азербайджане будут серьезные проблемы», — делает вывод начальник департамента конфликтологии и миграции Института мира и демократии Ариф Юнусов.

И тем не менее в победе Ильхама сомневались разве что несколько самоотверженных оппозиционеров. И то скорее по долгу службы — надо же было как-то поднимать дух 400-тысячной толпе сторонников Исы Гамбара, собравшихся на одной из бакинских площадей в минувшее воскресенье. Тем более что сделать это было нелегко. Ведь если раньше слово «фальсификация» было известно многим азербайджанцам понаслышке, на сей раз многие из них сами стали соучастниками этого процесса. Некоторые избиратели (как правило, работники госучреждений) по секрету рассказывали, что были предупреждены еще за неделю до выборов: перед днем голосования будут розданы бюллетени с уже проставленным плюсом напротив фамилии «Алиев». Все, что от них требовалось, — бросить в урну готовый бюллетень, а чистый захватить с собой и вернуть в условленное место. За непослушание — увольнение на следующий день. В регионах, поговаривают, угрожали еще и отключением света и горячей воды.

Наблюдатели

В роли главного борца с фальсификаторами уже по традиции выступили международные наблюдатели от ОБСЕ. Правда, на сей раз — в расширенном составе. По словам главы наблюдательской миссии на нынешних выборах Питера Айкена, отслеживать происходящее на избирательных участках в азербайджанскую столицу прибыли 620 человек из 35 стран мира — более тщательно за выборами ОБСЕ следило только в Македонии. После горького опыта президентских выборов 98-го и парламентских 2000 года (результаты которых по участковым избирательным комиссиям не обнародованы по сей день) организаторы пытались предотвратить даже такие казалось бы невинные трюки фальсификаторов, как отключение света во время подсчета голосов: каждой группе «контролеров» был выдан фонарик (как позже выяснилось, не зря — в некоторых окружных комиссиях не поленились прибегнуть к «перебоям» с электроэнергией и на сей раз, после чего количество бюллетеней вырастало в геометрических пропорциях). Ну а чтобы оценить масштабы реальной угрозы фальсификаций, наблюдателей сразу же поставили перед фактом: два из восьми миллионов азербайджанцев живут вне страны (преимущественно в Москве).

Впрочем, завидный список нарушений не составляло труда набросать еще до подсчета голосов. Лично приходилось видеть, как некоторые избиратели опускали бюллетени в урны, даже не зайдя в кабинку для голосования. На других участках процесс волеизъявления носил ярко выраженный коллективный характер: некоторые избиратели заходили в кабинки по три, а то и четыре человека. Зато наблюдателям указывали на нововведения нынешних выборов: прозрачные пластмассовые урны (закупленные Германией) и конверты с печатью, в которые нужно было вложить бюллетени перед тем, как бросить в ящик.

Было и другое «новшество»: представителей ОБСЕ в Баку сделали участниками предвыборной кампании. В кулуарах то и дело циркулировали новости то о попытке властей подкупить одного из руководителей миссии в Баку, то о джентльменском соглашении, заключенном между администрацией президента и вышеупомянутой международной организацией. Якобы представители миссии и люди Алиева договорились, что отчет будет не более резким, чем на парламентских выборах 2000 года. К слову, формулировку из тогдашнего заявления — о том, что выборы в Азербайджане стали «шагом на пути к демократии» — оппозиционные издания скептически обыгрывали до последнего дня перед выборами. Что, впрочем, и неудивительно: выпустить такой мессидж после заявлений о ряде грубейших фальсификаций было по меньшей мере странно.

Внешние силы

Понятно, что нежелание азербайджанских властей создать хотя бы видимость учета советов международных организаций во многом объясняется особым положением этой страны во внешнеполитических раскладах Турции, России и США: ради сохранения стабильности и предсказуемости в «южном подбрюшье» можно пожертвовать многим. Особенно явно это демонстрировала Москва. Председатель Совета безопасности РФ Владимир Рушайло и Людмила Путина (очевидно, взяв пример с миссионерско-дипломатической миссии в «старую Европу» Лоры Буш) стали едва ли не главными ньюсмейкерами всех провластных изданий. Именно этим людям досталась миссия уведомить «дружественный азербайджанский народ», что не кто иной, как Ильхам Алиев является наиболее «подготовленным и достойным кандидатом» в президенты страны. «Достойный кандидат», в свою очередь, поведал избирателям, что «отношения с Россией — это отношения стратегического партнерства, которые имеют для Баку приоритетное значение».

Что касается Вашингтона, то здесь дела обстоят не так однозначно. Есть основания утверждать, что приверженцем сохранения старого режима выступали непосредственно Буш-младший и еще несколько человек из его окружения. Источники «ЗН» утверждают, что таким образом он хотел отблагодарить Гейдара Алиева за оказанную ему поддержку в ходе иракской операции — голос каждой мусульманской страны, выступившей на стороне США, ценился тогда на вес золота. Кроме того, поговаривают, что Гейдар Алиев наладил в свое время неплохие отношения с Бушем-старшим. В кругах азербайджанской оппозиции даже ходят слухи, что, возможно, именно американский друг посоветовал Алиеву использовать пример его сына Джорджа. Как бы то ни было, некоторое сходство между двумя сыновьями отметили в разговоре с автором этих строк даже некоторые американские обозреватели.

Впрочем, найти общий язык Алиевым удалось не только с семейством Бушей. В список друзей зачислены также топ-менеджеры некоторых западных компаний, добывающих нефть на Каспии. Причем диалог с ними налажен настолько успешно, что большинство населения Азербайджана рассматривает ту же BP Amoco не иначе как в связке с режимом Алиева, а сам факт наличия в их стране богатых нефтью источников — не как преимущество, а как своего рода наказание. Несмотря на предвыборные обещания Ильхама Алиева «использовать рационально и направить на повышение уровня населения» пять миллиардов долларов, которые якобы должны поступить в бюджет за счет экспорта «черного золота» в ближайшие пять лет, слово «нефть» для большинства жителей республики ассоциируется исключительно с бизнесом Семьи. И никак — с пятнадцатидолларовой пенсией (следует отметить, что до начала предвыборной кампании она вообще равнялась 5 долларам) и зарплатой госчиновника, которая лишь в редких случаях дотягивает до стодолларового эквивалента. Это при том, что за операцию аппендицита нужно выложить в бакинской клинике до 1500 долл. (!).

Стабильность на Южном Кавказе жизненно необходима США и в силу других причин. Одну из них озвучил недавно генерал военно-воздушных сил США, заместитель командующего войсками США в Европе Чак Уолд в интервью американской газете «Defense news». Речь идет о намерении командования американскими войсками в Европе усилить свое присутствие в Африке и Прикаспийском регионе. Г-н Уолд даже назвал страны, в которых могут быть созданы военные базы. Это Азербайджан, Уганда и островное государство Сан-Томе и Принсипи.

Среди турецкой элиты конец эпохи Алиевых был наиболее желателен для представителей крупных бизнес-корпораций, имеющих дело с северным соседом. С приходом к власти Исы Гамбара они связывали возможное снижение таможенных пошлин, к установлению которых команда Алиева подошла с особым фанатизмом.

Так или иначе, выбор сделан. Эксперимент с демократией на постсоветском пространстве в очередной раз приобрел комический вид.

В последние минуты, когда готовился этот материал (четверг, примерно в два часа дня по бакинскому времени), на главную площадь азербайджанской столицы пытались прорваться тысячи демонстрантов от оппозиционных сил. Определить, даже приблизительно, их количество довольно трудно — митингующим не дали возможности высказать свое недовольство хотя бы в течение нескольких минут. Все подходы к площади перекрыл спецназ. Автору этих строк едва удалось избежать дубинки представителя вооруженных сил страны, несмотря на повязку международного наблюдателя ОБСЕ. Около моего коллеги (также наблюдателя) упал камень — ответ оппозиции на действия спецназа. Я пишу эти строки и слышу выстрелы. Полиция арестовывает первых попавшихся под руку. Кричат женщины, опускаются жалюзи в магазинах и кафе. Разбиты окна маршрутных автобусов, Главпочтамта, гостиницы «Азербайджан». Разгромлено несколько полицейских машин. Буквально за полчаса до этих событий на пресс-конференции в гостинице «Хаятт» свое разочарование прошедшими выборами высказали представители ОБСЕ — очевидно, столь незамедлительная и довольно жесткая (как для этой организации) оценка связана с тем, что в результате аналогичного столкновения оппозиции с представителями властей, вооруженными дубинками, пострадал и один из руководителей миссии. Там же, на пресс-конференции, главный куратор международных наблюдателей от ОБСЕ под аплодисменты местных и иностранных журналистов обронил фразу: Азербайджан таких выборов не заслужил.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно