ВИКТОР ИВЧЕНКО: «НА КОНУ ГЛАВНЫЙ ВОПРОС: ЧТО ВЫШЕ — НОРМА ЗАКОНА ИЛИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ КАБИНЕТА МИНИСТРОВ?!»

26 октября, 2001, 00:00 Распечатать

19 сентября накал страстей вокруг Национального депозитария Украины достиг своего апогея — Министерство финансов предприняло попытку «захвата власти» на собрании акционеров НДУ...

Виктор Ивченко
Виктор Ивченко

19 сентября накал страстей вокруг Национального депозитария Украины достиг своего апогея — Министерство финансов предприняло попытку «захвата власти» на собрании акционеров НДУ. Курьез состоит в том, что делалось это во исполнение постановления Кабмина №847, которое предполагает мирную передачу пакета государственных акций НДУ в управление Минфину, но вразрез с действующим законом «О Национальной депозитарной системе и особенностях электронного оборота ценных бумаг в Украине». Жаль, в постановлении не прописали механизм передачи собственности. Он-то, конечно, давно определен законодательством, но, может, хоть тогда удалось бы избежать ненужных судебных разбирательств. Ответчиком в деле проходит НДУ. А председатель Совета НДУ Виктор Ивченко отвечает на вопросы «ЗН» за день до судебного слушания.

— Так состоялось ли на самом деле 19 сентября 2000 года собрание акционеров Национального депозитария Украины? Имеют ли его решения законную силу?

 

— Поскольку я долгое время жил в Одессе, позволю себе ответить вопросом на ваш вопрос: «А можно ли считать собрание состоявшимся, а его решения имеющими законную силу, если в нем принимали участие и голосовали представители акционеров, имеющие всего лишь 3,6% акций в собственности?» Ключевым, конечно же, является вопрос, имел ли право представитель Министерства финансов голосовать на этом собрании пакетом акций государственной доли (86%) уставного фонда НДУ. Есть два установленных факта, на основании которых вы сами можете сделать вывод о правомочности собрания. Первый: 18 сентября (за день до собрания) Министерство финансов обратилось в суд с просьбой обязать НДУ внести изменения в реестр и записать в него Минфин в качестве лица, управляющего государственной долей. Решение этого спора по существу назначено на 24 октября. Таким образом, совершенно очевидно, что 19 сентября Министерство финансов не было внесено в реестр.

И второй факт. В соответствии с законом «О Национальной депозитарной системе и особенностях электронного обращения ценных бумаг в Украине», права владельцев (либо лиц, выступающих от их имени) именных ценных бумаг, в том числе право голосовать на собрании акционеров, вступают в силу только после внесения их имен в реестр акционеров. К моменту собрания в качестве управляющего акциями, которые принадлежат государству, в реестре фигурировала Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР). Но решением суда представителю комиссии было запрещено принимать участие в собрании и голосовать.

— Почему запрещено?

 

— По просьбе Министерства финансов Хозяйственный суд г. Киева принял такое решение как предупредительную меру.

— Выходит, сложилась патовая ситуация: на момент проведения акционерного собрания 86% голосов, принадлежащих государству, повисли в воздухе?

 

— Именно так. Такое решение суда в комбинации с требованием ст.2 закона «О Национальной депозитарной системе …» и постановлением Кабинета министров Украины № 847 и создали неразрешимую коллизию правовых актов.

— Тем не менее, почему вы вдруг отказались выполнить постановление Кабмина? Вы же, по сути, вступили в конфликт с государством.

 

— Я вас познакомлю с заключением Института законодательства Верховной Рады, который проводил экспертизу постановления КМУ и совершенно однозначно пришел к выводу: «Постановление №847 внесло изменения в правовое регулирование отношений, которые уже урегулированы законом «О Национальной депозитарной системе и особенностях электронного обращения ценных бумаг в Украине». Таким образом, изменение правового регулирования правоотношений, урегулированных законом, путем принятия постановления Кабинета министров №847 противоречит существующему законодательству... Сказанное позволяет сделать вывод, что уполномоченным органом управления долей государства в уставном фонде Национального депозитария Украины является Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку, от имени которой действует представитель, назначенный решением комиссии №178 от 8 декабря 1998 г. ».

— Кто является этим представителем ГКЦБФР?

 

— Он сейчас сидит перед вами. Мне-то и запретили голосовать на собрании 19 сентября. Минфин, желая получить Нацдепозитарий в свое управление, позаботился о том, чтобы тот, кто управляет НДУ по закону, не мог этого делать. На самом деле ничего страшного не произошло, если не считать затрат на организацию самого собрания и нервотрепки всего коллектива НДУ.

— Не лежит ли в основе всех этих неприятных событий борьба за контроль над рынком капиталов? Борьба между национальным (НДУ) и коммерческим депозитарием (ОАО «Межрегиональный фондовый союз»)? Или, скажем, желание Минфина установить такой контроль?

 

— Все зависит от того, что вы имеете в виду под контролем над рынком капиталов. Безусловно, идет борьба между ведомствами (Минфин, ГКЦБФР), коммерческими структурами (МФС, ПФТС) за право управления процессами, происходящими на финансовых рынках. Это вполне естественно в стране с развивающимся рынком и формирующейся правовой системой. Другое дело, что предлагают эти ведомства и предприятия, какие способы управления. К примеру, Минфин и «левое крыло» ГКЦБФР приемлют только административные методы, в то время как правое крыло ГКЦБФР, к которому я отношусь, считает, что основным на рынке должно быть саморегулирование. Функции НДУ, по закону, аналогичны функциям системного администратора в компьютерной сети, но в «сеть» Нацдепозитария включены все участники национальной депозитарной системы. В число последних входит около 35 тыс. реестров акционерных обществ, почти 400 профессиональных регистраторов, более 80 хранителей в банковской системе, все фондовые биржи, а за ними, с учетом мировой тенденции, включаются и товарные биржи. Вот реальные объемы работы НДУ. Поэтому НДУ должен быть адекватен той функции, которая на него возложена. Правда, для этого потребуется 30—50 млн. долларов. Это реальный уставный капитал. Пример тому Аргентина, Венгрия, Польша…

Кому должен принадлежать этот капитал? По-моему, участникам рынка. Именно поэтому Национальный депозитарий мы и пытались создать как открытое акционерное общество. Но собрать такой акционерный капитал на отечественном рынке оказалось невозможно. Нам не удалось собрать и 5 млн. грн. Я уверен, что сейчас только государство может создать такую структуру. Раз так, то ему она и будет принадлежать. Другое дело, что управление ею можно доверить, в большей или меньшей степени, рынку.

Идея, с которой мы выходили на это же собрание, как раз и состояла в том, чтобы создать совет Национальной депозитарной системы (СНДС) и Наблюдательный совет НДУ. Мы предполагали передать СНДС все функции собрания акционеров, т.е. функцию управления акциями государства. Является ли это наше предложение главной причиной блокирования на собрании или это просто совпадение, не могу сказать.

— Что плохого в том, что НДУ, после его передачи под крыло Минфина, превратится из неприбыльной организации в открытое акционерное общество и будет приносить прибыль ее владельцам?

 

— На самом деле я не вижу ничего плохого. Я лишь против фальсификации и профанации. Если бы ОАО НДУ принадлежало участникам рынка, о которых я говорил, я бы двумя руками голосовал за такое решение. Сегодня представителем рыночного депозитария является МФС. Его собственник — группа банков, их не больше десяти. Являются ли они рынком? Я не вообще против ОАО, а лишь применительно к конкретной ситуации. Потому что на нашем рынке собрать 25, 30, тем более 50 млн. долларов, чтобы сформировать базу для работы центрального депозитария, за счет средств участников рынка невозможно. Кстати, в большинстве других стран центральный депозитарий либо принадлежит государству, либо биржам, а не множеству мелких собственников.

— В какой стадии конфликт сегодня? Чего вы ожидаете от судебных слушаний?

 

— Слушание назначено на завтра. Но меня тревожит то, как принималось первоначальное решение суда. Судя по всему, на суд оказывает серьезное влияние авторитет Министерства финансов. Сам авторитет большего мешка денег накануне распределения бюджета оказывает воздействие на любую бюджетную организацию. Минфин хочет, чтобы суд обязал НДУ внести его в официальный реестр вместо ГКЦБФР. В этом суть иска. Но если завтра примут такое решение, я буду вынужден обращаться в апелляционную инстанцию, и не потому, что мне хочется еще чуть-чуть поуправлять НДУ, а потому, что есть прямая норма закона: государственной долей в уставном фонде НДУ управляет ГКЦБФР. Если есть постановление Кабмина, утверждающее что-то другое, то это означает, что данное постановление не подлежит исполнению. При явной коллизии законодательства мы должны понимать, что приоритет отдается Конституции, затем — закону и лишь потом — подзаконным актам. Конечно, если будет решение суда, будут внесены и изменения в реестр. Я сам отдам соответствующее распоряжение. Но до тех пор, пока мы имеем законную возможность бороться, мы будем это делать. Ведь сложилась парадоксальная ситуация: специальный орган, который должен обеспечить соблюдение правил, гарантирующих защиту прав собственности, оказался внутри законодательных коллизий и специфических обстоятельств реализации государственной власти… Сейчас, если хотите, наступает момент истины: достаточно ли прочна у нас правовая система, система государственной власти для того, чтобы говорить о существовании в Украине правового государства. Судьям придется решать, что для них важнее: в апелляционном суде новые стулья, столы и капремонт здания, профинансированные Минфином за счет бюджета, или то, ради чего они существуют как самостоятельная ветвь власти.

— Но ведь Минфин и ваш добродетель — он финансирует и Нацдепозитарий. А НДУ, кстати, обвиняли в разбазаривании бюджетных средств. Чем закончились проверки ГлавКРУ?

 

— То, как вы сформулировали вопрос, ярко характеризует уже сложившиеся в обществе стереотипы и по поводу роли и места Минфина, и по поводу пропажи бюджетных денег в Национальном депозитарии. В стране с нормальной правовой системой и развитой демократией Министерство финансов просто обеспечивает выполнение закона о бюджете. Я бы сравнил его роль там, у них, с ролью бухгалтера, который выплачивает заработную плату сотрудникам предприятия. Кстати, выплачивает по ведомости, а не как и сколько ему захочется.

У нас, к сожалению, получается несколько не так в целом, а в отношении Национального депозитария — совсем не так. Судите сами — начиная с 1998 года, законами о госбюджете и соответствующим постановлением правительства на создание и развитие Национальной депозитарной системы ежегодно выделялись бюджетные ассигнования. В общей сложности по закону Национальный депозитарий должен был получить из бюджета около 15 млн. грн. А фактически не получил ни копейки бюджетных ассигнований. Несмотря на то, что многочисленные проверки КРУ Минфина не находили нарушений в финансово-хозяйственной деятельности НДУ, в различных справках, в выступлениях первых лиц государства, которые готовились с участием Минфина, постоянно появлялась информация о том, что в НДУ растратили бюджетные деньги. Дело дошло до того, что после критики НДУ по этому поводу Президентом Украины, которая прозвучала в прошлом году на октябрьском заседании Координационного совета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, было открыто уголовное дело против должностных лиц НДУ.

Только две недели назад нам официально сообщили, что это уголовное дело закрыто в связи с отсутствием в действиях руководства НДУ нарушений закона. В ходе разбирательства были подтверждены и факты фальсификации материалов проверок НДУ, которые, как вы понимаете, были не в пользу НДУ. Есть подтверждение и систематических нарушений бюджетного законодательства, причем не Национальным депозитарием, а органами, которые, как вы правильно заметили, финансируют все и всех в нашей стране.

Кстати, расследование было очень тщательным. НДУ в очередной раз проверяло КРУ Минфина. Перебрали, пересчитали все и убедились в том, что никто ничего в НДУ не украл, не только из бюджета, но и из тех денег, которые были переданы НДУ для формирования уставного фонда.

— Пусть не бюджетные, но какие-то деньги НДУ все равно выделялись. Куда они шли?

 

— Во-первых, было нормально отремонтировано помещение, арендованное в Национальном банке, которое, кстати, является государственной собственностью. Во-вторых, приобретена мебель, оборудование для создания рабочих мест, в-третьих, в НДУ получают при этом заработную плату больше 50 человек, которые уже достаточно много сделали по основным направлениям деятельности Национального депозитария. Мы сформировали конкретные отношения с центральными депозитариями Польши, Венгрии, Кореи, Аргентины, изучаем их работу и стараемся внедрить их опыт у нас в стране.

Когда я говорю о кодификации ценных бумаг, то подразумеваю сотни кодов, присвоенных ценным бумагам, выпущенным в Украине, а также отечественный сегмент международной электронной сети, которая позволяет информацию о кодах украинских ценных бумаг передавать в международную систему кодифицированных ценных бумаг ANNA.

Когда идет речь о стандартизации, то имеются в виду конкретные стандарты, один из которых утвержден, три других с весны прошлого года до настоящего времени рассматриваются ГКЦБФР. Дело в том, что этими стандартами НДУ у комиссии отбирается значительная часть ее административных полномочий. Комиссия по ценным бумагам в результате принятия этих стандартов потеряет значительную часть прямых контактов с регистраторами, хранителями, депозитариями. Правда, появится реальная возможность заниматься определением политики на рынке ценных бумаг, что, с моей точки зрения, и является функцией государственного органа.

— НДУ обвиняли в завышении тарифов на кодификацию. Чем закончилась эта история?

 

— Тем же, чем и все остальные обвинения. Министерство экономики долго рассматривало тарифы и утвердило их, сократив на один процент. Величина тарифа была снижена аж на 20 грн. — с 1985 до 1965 грн. Мы понимем, что это сокращение — сугубо политический шаг. Можно было бы настаивать, чтобы тариф был значительно больше, потому что сегодня на эти платежи накладываются все остальные виды деятельности Национального депозитария. И это, конечно, ненормальная ситуация, когда «на одного с плошкой семеро с ложкой». Справедливо было бы, если бы существовала единая система финансирования, где обслуживание, т.е. сама депозитарная, расчетно-клиринговая деятельность и деятельность, связанная с международными расчетами и кодификацией, были источниками финансирования для всех. А у нас получось так: управляющая надстройка в одном месте, а источники дохода — в другом. Это ненормально. Надо объединять МФС с НДУ и другими депозитариями.

— Тогда возникает вопрос: кто кого поглотит — МФС НДУ или наоборот?

 

— Ну что же все в один голос: «кто кого съест?» Во-первых, победит сильнейший, а поглотит тот, кто больше. Но ведь есть и другие способы объединения. Например, создание единого депозитария по схеме холдинговой компании. При этом МФС мог бы сохранить свой статус юридического лица. На мой взгляд, правильнее всего было бы владельцам акций МФС поменять их на акции НДУ, чтобы принимать участие в управлении всеми процессами, которые происходят в Национальной депозитарной системе. Кому быть первым, а кому вторым — должен решать закон, учитывающий в том числе и общественные интересы.

— А может, процесс уже пошел, ведь на том собрании был назначен новый и.о. председателя правления НДУ Николай Швецов, который одновременно возглавляет МФС?

 

— Давайте вернемся к первому вопросу о легитимности собрания. Есть и другое решение суда, которое остановило действие всех решений собрания 19 сентября до рассмотрения спора по существу. Не только Министерство финансов судится с Национальным депозитарием, ему предъявляют претензии и его акционеры. Очень надеюсь, что в ближайшее время мы дождемся окончания «печального сюжета», но я не исключаю и того, что с завтрашнего дня начнется новый виток скандала.

P.S. 23 октября премьер-министр Украины Анатолий Кинах поручил вице-премьеру Василию Роговому, министру финансов Игорю Митюкову и государственному секретарю Владимиру Яцубе провести проверку 847-го постановления на соответствие действующему законодательству.

24 октября Хозяйственный суд г. Киева рассмотрел и удовлетворил ходатайство НДУ о приостановлении дела (на основании ч.1 ст.79 Хозяйственного процессуального кодекса Украины) до получения результатов проверки Кабинетом министров законности постановления №847 и действий должностных лиц, причастных к его появлению.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно