УЖАСНОЕ ДИТЯ СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

22 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 22 октября-29 октября

Сегодня в мировой юриспруденции существует около 200 определений понятия терроризм. Ни одно из них не признано классическим...

Сегодня в мировой юриспруденции существует около 200 определений понятия терроризм. Ни одно из них не признано классическим. Вячеслав Емельянов - один из немногих в Украине ученых, которые уже не один год посвятили исследованию проблемы терроризма. Кандидат юридических наук, доцент Национальной юридической академии имени Ярослава Мудрого, сотрудник Института изучения проблем преступности академии правовых наук, автор недавно представленной на суд общественности докторской диссертации «Терроризм - как явление и как состав преступления».

- Вячеслав Павлович, сейчас этим словом - как известно, «террор» в переводе с латыни означает «ужас» - СМИ, а за ними и обыватели называют чуть ли не любые громкие преступления…

- С точки зрения современной уголовно-правовой науки и с позиции криминологии террористический акт имеет место только при наличии трех определенных признаков, присутствующих в совокупности. Все остальное, как бы внешне оно не походило на это преступление, является псевдотерактом. Эти три признака таковы. Совершение либо угроза совершения общеопасных действий. Направленность этих действий на устрашение населения или социальных групп. Наличие цели прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов. Если состав терроризма не будет четким, лаконичным и отличающимся от других составов - захвата заложников, пиратства, убийства государственного деятеля и т.д. - возникнут практические сложности как в правоприменительной практике, так и криминалистике. Согласно официальной статистике, к началу 1998 года в Украине зафиксировано 105 проявлений террористической направленности против 70 в 1996 году. Наблюдается эскалация террористической деятельности, возрастает утонченность и антигуманность таких акций.

- Не отстала ли Украина от реалий времени, если в Уголовном кодексе до сих пор нет соответствующей статьи?

- Действительно, практически во всех развитых странах уже появились статьи УК, посвященные такого рода преступлениям. Украина - одна из последних стран, где такой статьи еще нет. Однако это именно тот случай, когда запаздывание дало нам определенное преимущество, возможность принять более грамотную с точки зрения правоведения и криминалистики формулировку.

В некоторых опередивших нас странах на законодателей повлияло бытовое представление о терроризме. Возобладала чисто обывательская трактовка этого понятия, когда под понятие терроризма подводилось все, что угодно: захват заложников, пиратство, убийство государственных деятелей, захват самолетов и т. д. Сейчас уже становится ясно, что в таких случаях правоохранительным органам трудно работать, поскольку соответствующая статья вступает в противоречие с другими, а обязанности специальных антитеррористических подразделений становятся слишком обширными, иногда они просто-напросто начинают подменять правоохранительные органы. Борьба с террористами становится менее эффективной. Чтобы сосредоточиться на борьбе с этим опасным явлением, нужно отсечь его от других видов преступности. Например, далеко не всякое посягательство на жизнь государственного деятеля является терактом. Убийство Кеннеди американцами никогда не трактовалось таким образом, несмотря на то, что он был президентом и что это одно из самых резонансных преступлений XX века. Но оно не несло непосредственной опасности для людей, не было попытки устрашения, никто не брал на себя ответственности за это и не выдвинул в связи с этим каких-либо политических требований. Аналогичный пример можно привести и из истории Российской империи - убийство Павла I. Его убийство само по себе уже решило все проблемы убийц.

Вообще понятие терроризма приведено в новом, еще не принятом проекте Уголовного кодекса. Над ним работали многие известные деятели Украины: ученые, практики, народные депутаты. Однако диспозиция соответствующей статьи слишком громоздка и перегружена информацией детализирующего характера. А главное, вопреки научным представлениям, тот состав терроризма, который в настоящий момент содержится в статье 232 проекта УК Украины, с одной стороны, является настолько общим, что невольно возникает вопрос, а для чего вообще нужен кодекс, если практически любое деяние можно подвести под терроризм? С другой стороны, два из трех признаков классического теракта, которые я называл, предусмотрены там в альтернативном порядке. То есть, по мнению составителей проекта, террористы могут пытаться оказать влияние без устрашения населения, а могут устрашать без цели повлиять. Хотя устрашение не может быть самоцелью. Это только средство для достижения цели!

- Характерно ли наличие трех взаимосвязанных элементов для террористических актов прошлого?

- Давайте вспомним классические примеры - народников, эсеров. Например, взрыв динамита в Зимнем дворце под столовой императора, который устроил Степан Халтурин. Как известно, в результате было убито десять человек, контужено и ранено еще 53, а сам император остался жив. Или убийство царя Александра II посредством взрыва бомбы. Он погиб, но пострадали и другие люди. Для чего они совершали теракты? Чтобы повлиять на политику государства!

- Специалисты считают, что терроризм будет одной из главных проблем XXI века...

- Что такое терроризм с точки зрения истории? Временный всплеск агрессивности населения вроде активности на Солнце? Или мы входим в XXI век с этой системной проблемой? Ученые пытаются выявить корни таких преступлений, проследить за условиями их формирования, установить всякого рода корреляции. Ответа пока нет, хотя в мире идет лавина исследований философского, социологического, психологического, криминологического характера.

Вредные последствия террористических проявлений либо возможность их наступления в ряде случаев могут войти в сравнение разве что с катастрофой всемирного значения. Известно, что особую озабоченность мирового сообщества вызывает реальная возможность появления ядерного, экологического терроризма. Хотя тяжелы последствия и при осуществлении так называемых традиционных форм и видов терроризма: взрывов жилых домов, в метро, поездах. Подобные действия приводят не только к человеческим жертвам и тяжким последствиям материального характера, но и появлению у населения чувства страха, незащищенности, тревоги за свою безопасность. К тому же серьезные проблемы могут возникнуть и в случае вынужденного удовлетворения требований преступников.

- Судя по всему, терроризм осваивает все новые методы воздействия...

- Да, жизнь развивается, и, увы, появляются все новые виды преступлений. Так, ныне стал реальностью компьютерный терроризм. Причем, до недавнего времени преступники в основном занимались физическим разрушением оборудования или массивов хранимых данных. А сейчас, когда электронно-вычислительная техника вообще становится нервной системой общества, компьютеры все чаще начинают использовать как средство преступного воздействия на тот или другой объект. К примеру, дело группы подростков из Милуоки (США) получило столь широкую огласку, что вопрос разбирался даже в Конгрессе. Более 60 раз через систему Теленет они врывались в компьютеры различных ведомств США и других государств, в том числе и компьютер ядерного центра в Лос-Аламосе.

- Можно ли назвать террористами тех, кто еще не совершил преступление, но угрожает сделать это?

- Насилие может быть не только физическим, но и психическим - угроза совершения общественно опасных действий. Например, угроза имуществу, здоровью. Она должна быть выражена публично, чтобы иметь возможность оказать влияние на широкие массы населения, а значит и на властные структуры, которые посчитались бы с опасностью и пошли на уступки террористам. Цель у террористов есть всегда: воздействовать на политиков, правительство, международные организации, экономические структуры. Мотивы же могут быть разными: политическими, религиозными, националистическими или экономическими.

Причем, для террористов желательно напугать как можно большее количество людей. Это форма насилия, так сказать рассчитанная на массовое восприятие.

- Но еще десять-двадцать лет назад мы и представить не могли, что терроризм войдет в нашу жизнь... Разве тогда не было желающих повлиять на политику таким экстремальным способом?

- Жизнь показывает, что главное условие вспышки терроризма в той или иной стране или в регионе - это социальные катаклизмы. Переходные периоды в жизни общества. Особая политическая, экономическая и социально-психологическая неустойчивая ситуация, нестабильность, смутное время. Другими словами, уголовную ответственность за терроризм необходимо предусмотреть в нашем законодательстве не потому, что так захотелось кому-то из депутатов или специалистов-правоведов, а потому что опасность коренится в отношениях, сложившихся в самом обществе. Нынче она стала очевидной. Для этого исторического отрезка характерно появление особых экстремистских организаций, которые жаждут одним усилием, одним рывком решить какую-то свою задачу. Терроризм и экстремизм - это две стороны одной медали. Терроризм можно назвать экстремизмом, который ведет к преступным деяниям, попадающим под статьи Уголовного кодекса.

- Играет ли какую-то роль менталитет народа?

- На мой взгляд, в данном случае он не имеет решающего значения. Это как вирусная инфекция, которую легко подхватить, если иммунитет ослаблен. Там эпидемия началась, тут вирус подхватили. Терроризм - это соблазн небольшими усилиями и в короткий строк достичь какой-то значительной цели. Это вообще способ воздействия слабой стороны на сильную.

- Существуют ли международные договоры о борьбе с терроризмом?

- Поскольку этот вид преступлений получил в последнее время широкое распространение, борьба с ним идет в международном масштабе. Сейчас существуют Европейская конвенция 1977 года по борьбе с терроризмом и Международная 1998 года, посвященная борьбе с бомбовым терроризмом.

- Можно ли сказать, что террористический акт есть акт политического отчаяния, который совершается в тех случаях, когда иначе никак нельзя решить наболевший вопрос?

- Конечно, нет! Своей цели можно и нужно добиваться легальными способами. Кроме того, терроризм не имеет прочных корней в обществе. Ничьи интересы, кроме собственных интересов самих членов террористических группировок, он не отражает. Это акты уголовного, а не политического насилия! И даже наличие политической мотивации в действиях не превращает уголовников в политическую силу. Не стоит окружать террористов ореолом таинственности, героизма и жертвенности, как это делалось, например, в советское время в отношении тех же народовольцев. Не нужно считать их «белой костью» среди преступников. Это уголовники. И таковыми они считаются во всем мире.

- Как часто террористы достигают своей цели?

- Политика многих государств по отношению к терроризму очень жесткая. Она направлена не на поимку, изобличение, осуждение и привлечение к уголовной ответственности, а на физическое уничтожение. Такую позицию сейчас заняла Россия. Если террористам и идут на уступки ради спасения людей, то сугубо временно. Известно немало случаев, когда под угрозой совершения опасного теракта власти шли на удовлетворение их требований. Но как только опасность исчезает, преступников начинают преследовать и в конце концов настигают. Даже в другой стране. На этот счет существует безусловная солидарность и взаимопомощь государств. Так что успех террористов обычно призрачен и своих целей они не достигают, потому что против них - все общество.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно