Утопия или здравый смысл?

11 декабря, 2009, 16:44 Распечатать

Если к реформированию судопроизводства, судоустройства и к наведению элементарного порядка в суд...

Если к реформированию судопроизводства, судоустройства и к наведению элементарного порядка в судах отнестись серьезно, со знанием дела и с чувством здравого смысла, то можно за два-три года забыть о сегодняшнем беспорядке и вернуть украинскому судопроизводству утраченные позиции. При этом не только не просить у государства дополнительных средств, но еще и сэкономить сотни миллионов гривен.

Основой основ судебной реформы должно быть понимание того, что судьи не жрецы, которых обожествляют как священную индийскую корову, а обычные люди, призванные не вершить какое-то абстрактное правосудие, а выполнять ответственную будничную работу, в строгом соответствии с требованиями действующего законодательства и в разумные сроки.

Итак, несколько предложений относительно судебной системы Украины.

Начнем с Конституционного суда. Он должен состоять из пяти-семи судей (больше просто не нужно — большой количественный состав суда никогда не переходит в качество в судопроизводстве). Это должны быть не просто ученые с научной степенью не ниже доктора юридических наук, а лучшие, признанные юридической научной элитой умы правовой науки страны.

Тогда судьи Конституционного суда Украины не будут утрачены для научной и преподавательской деятельности, не будут лишены возможности сеять разумное, доброе и вечное, поскольку у Конституционного суда не будет большого количества работы. Если ввести правило неотвратимого прекращения полномочий (то есть прямой ответственности за нарушение Конституции) тех народных депутатов, которые проголосовали за принятие закона, признанного Конституционным судом противоречащим Конституции, то есть антиконституционным, то антиконституционных законов в Украине просто не будет: парламент под угрозой прекращения депутатских полномочий ни одного такого закона не одобрит. То же будет и с президентскими указами и другими нормативными актами.

Кроме того, Конституционный суд необходимо лишить права толковать законы. Это не его работа. Во-первых, до сих пор никто в украинской правовой науке или в решениях КСУ, постановлениях пленумов Верховного суда Украины так четко и не разграничил, чем отличается по сути понятие «толкование» правовой нормы от «разъяснение». Если выводы, представленные сегодня Верховным судом относительно действующего законодательства, являются «разъяснением» закона, то трудно даже представить, что же тогда является его «толкованием»?

Во-вторых, толкование не совсем понятной правовой нормы всегда выходит за рамки того, что буквально в этой норме записано, а следовательно, по сути наполняет такую норму дополнительным содержанием, которого в ней не было. То есть фактически имеет место некое законотворчество органов судебной власти, что противоречит принципу распределения государственной власти, в частности на законодательную и судебную. Исключительная прерогатива, право и обязанность устанавливать законы, четкие и понятные для всех, принадлежит законодателю. Если законодатель допустил ошибку, приняв некачественный, непонятный для применения закон, то именно он и должен исправить допущенную ошибку, потому что никто, кроме него, не знает лучше, какая именно идея закладывалась в спорную правовую норму, каким именно образом законодатель был намерен урегулировать те или иные правоотношения. Поэтому исключительное право толковать законы должно принадлежать Верховной Раде Украины, которая их приняла. Право инициировать разъяснение закона можно предоставить председателю Верховной Рады Украины, президенту Украины, председателям Конституционного и Верховного судов, министру юстиции Украины.

Верховный суд Украины. Сегодня у Верховного суда нет того авторитета, который был в советские времена. Ни один уважающий себя профессор права уже не приведет в качестве примера правильности понимания и применения действующего законодательства практику Верховного суда Украины, настолько она неоднозначна и непоследовательна. Когда читаешь положения статьи 47 Закона Украины «О судоустройстве Украины» в той части, где главной задачей деятельности Верховного суда Украины определяется «обеспечение одинакового применения законодательства всеми судами общей юрисдикции», хочется смеяться и плакать одновременно. О каком уважении к правовым позициям Верховного суда Украины, определенным, в частности, в постановлениях пленума этого суда, может идти речь, если сами же судебные палаты Верховного суда Украины при кассационном или по исключительным обстоятельствам рассмотрении конкретных дел часто принимают решения вопреки этим правовым позициям? А известное письмо председателя Верховного суда Украины о рекомендательном характере постановлений пленума Верховного суда Украины, которое стало фактически прямым разъяснением судам низших инстанций возможности игнорировать высказанные официально правовые позиции Верховного суда?

Понятно, что в низших судах ситуация с одинаковым применением действующего законодательства еще хуже. Существуют, мягко говоря, неодиночные случаи принятия судами одинакового уровня и одной юрисдикции, а иногда одними и теми же коллегиями судей противоположных решений в одной и той же категории дел. Например: на рассмотрении в судах административной юрисдикции не так давно находилось около десятка дел по искам бывших работников Кролевецкой санэпидемстанции Сумской области о перерасчете им пенсии в связи с работой в июне-июле 1986 года вахтенным методом в зоне Чернобыльской катастрофы. И в этом десятке дел есть четыре разных решения (три — Высшего административного суда Украины и одно — Верховного суда Украины), вступившие в законную силу, которыми по-разному решены эти абсолютно идентичные дела!

Начиная с ноября 2004 года, когда Верховный суд Украины, приняв руками Судебной палаты по гражданским делам знаменитое политико-правовое решение о проведении третьего тура выборов президента Украины, почувствовал азарт и вкус политической борьбы, такая борьба для Верховного суда стала практически беспрерывной.

Такой же обычной стала традиция Верховной Рады Украины уже осознанно принимать законы, заведомо противоречащие Конституции Украины. При дилетантском, с точки зрения юридической науки, составе Верховной Рады удивительно, что она вообще способна эти законы принимать. Но тот факт, что к аналогичной практике прибегал судейский корпус да еще и на самом высоком уровне, свидетельствует об абсолютной правовой анархии в Украинском государстве, в том числе и в сфере судопроизводства.

Создается впечатление, что и Совет судей Украины несколько сместил акценты своей деятельности и из органа судейского самоуправления, призванного защищать законные права и интересы судейского корпуса, понемногу превращается в подобие инквизиторско-карательной структуры для судей. Например: годами тысячи судей судятся в судах (интересно звучит?) то по поводу выплаты компенсации за форменную одежду, то за надлежащий уровень заработной платы, то по поводу возмещения разницы в заработке, потерянной в связи с распространением на судей налога на прибыль физических лиц и т.п. Нельзя судьям судиться в своих же судах, неправильно это! Тут бы Совету судей Украины изучить эти вопросы и при наличии законных оснований представить один иск в интересах всех судей сразу. И делу конец. Но нет же, не царское это дело. Руководить хочется.

Что хотелось бы видеть в Верховном суде Украины? Да просто вернуть то, что было недавно, двадцать лет назад, — Верховный суд в количестве около двадцати судей (больше двадцати нельзя, тогда просто не сумеют прийти к общему мнению), каждый из которых — неопровержимый авторитет, глыба. И такие судьи в Верховном суде есть.

Кроме личностей, Верховному суду необходимо вернуть и соответствующий статус, которым предусмотреть, в частности, что «руководящие разъяснения пленума Верховного суда Украины являются обязательными для судов, других органов и служебных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение». Причем разъяснения Верховный суд должен давать не спустя годы после возникновения правового конфликта, а немедленно. Каждый судья, который при рассмотрении дел отошел от положений действующего законодательства, в частности и от руководящих разъяснений пленума Верховного суда Украины, должен быть привлечен к определенной законом ответственности. И ответственность должна быть неотвратимой.

В завершение еще несколько конкретных предложений относительно судоустройства.

Все назначения на должности и увольнение с должностей судей Конституционного суда Украины, судов общей юрисдикции и прокуроров всех уровней осуществляются Высшим советом юстиции, который действует на постоянной основе и формируется путем избрания в его состав один раз в пять лет прямым народным волеизъявлением по одному высоконравственному, с соответствующим образованием (не ниже кандидата юридических наук) представителю от АР Крым, областей, городов Киева и Севастополя. При этом существенным образом упрощается процедура назначения судей на должности и их увольнения (во всяком случае фактов почти двухлетней волокиты в связи с увольнением судей по достижении ими 65-летнего возраста точно не будет) и исключается влияние на формирование судейского и прокурорского корпуса органов законодательной и исполнительной власти.

Высший совет юстиции образует в каждой области, городах Киеве и Севастополе постоянно действующие квалификационно-дисциплинарные комиссии судей и прокуроров, работающих на постоянной основе. (При этом прокуратура, по Конституции, входит в систему органов судебной власти.) Указанные комиссии осуществляют контроль за организацией деятельности судов, соблюдением правил трудового распорядка, сроков рассмотрения дел при абсолютном невмешательстве в принятие судебных решений, рассматривают жалобы относительно организации работы судов, решают вопросы дисциплинарной ответственности судей, кроме увольнения их с должности. Аналогичные полномочия — и касательно работников прокуратуры.

Особенно необходимо подчеркнуть, что все члены Высшего совета юстиции, члены квалификационно-дисциплинарных комиссий судей и прокуроров работают на постоянной основе с подчинением правилам внутреннего трудового распорядка: каждый рабочий день — на рабочем месте в Высшем совете юстиции или квалификационно-дисциплинарной комиссии. Тогда об отсутствии кворума в этих структурах можно будет забыть навсегда. Обязанности председателя Высшего совета юстиции члены совета юстиции исполняют поочередно в течение шести месяцев без права повторного назначения, начиная со старшего по возрасту. При этом никаких специальных кабинетов председатель не имеет. Как и зампреды.

Аналогичной процедура назначения на административные должности должна быть и в судах. Председателями судов (всех без исключения) назначаются, по решению собраний судей, судьи с самым большим стажем судебной работы сроком на один год без права повторного назначения (за исключением случаев, когда в судах с небольшим количеством судей все судьи уже назначались председателями суда). Зампред суда назначается собранием судей на один год по предложению председателя суда.

Почему предлагается такая простая процедура назначения на должность председателя и зампреда судов всех уровней? Да потому, что с точки зрения процессуального законодательства в центре судопроизводства находится только одно должностное лицо — судья. Должности председателя суда, за редкими исключениями, не существует вообще. Определенными полномочиями относительно организации работы суда председателя суда наделяет только Закон «О судоустройстве Украины». Но и в этом случае у председателя суда нет никаких полномочий управленческого или иного характера, в том числе по вопросам дисциплинарной ответственности судей. И это правильно, потому что такова практика европейских и других цивилизованных государств. Но в Украине, как всегда, решили усовершенствовать свой судейский велосипед. Поэтому для предоставления председателю суда более высокого статуса, чем это предусмотрено процессуальным законом, процедуру назначения председателей и заместителей председателей судов вознесли просто-таки к заоблачным высотам. Например, прокурор области, который по всем процессуальным и другим законам является высокодолжностной и самостоятельной процессуальной фигурой, призванной решать серьезные и значимые вопросы деятельности прокуратуры, назначается на должность и освобождается с должности обычным приказом генерального прокурора Украины. А зампред какого-то отдаленного районного суда, в составе которого только двое судей (из-за чего на должность зампреда просто больше некого назначить), еще до недавнего времени назначался на должность указом президента. Сегодня, когда президент утратил такое право, за эти полномочия ведется неприкрытая борьба. И только такая процедура, когда известно, кто на непродолжительное время будет назначен исполнять обязанности председателя суда, может обеспечить полную независимость председателя суда от каких-либо влияний, поскольку своим назначением на должность он никому не будет обязан.

Собрание судей служит основой судейского самоуправления. Они решают основные административно-организационные вопросы деятельности того или иного суда. К исключительной компетенции собрания судей, в частности, относится: утверждение бюджета суда в пределах выделенных средств и контроль за его использованием, согласование кандидатур руководителя аппарата суда и руководителей его структурных подразделений. Судьи сами принимают на должности и освобождают с должности помощников судей и секретарей судебных заседаний.

Государственную судебную администрацию Украины необходимо подчинить Высшему совету юстиции, который, решая вопрос ответственности судей, должен одновременно заботиться об обеспечении соответствующих условий их деятельности. Именно Высший совет юстиции должен формировать проекты бюджетных расходов для обеспечения деятельности судов, предоставлять их в Кабинет министров (который, по примеру США, не имеет права самостоятельно их уменьшать), а также добиваться учета Верховной Радой представленного проекта финансирования судов Украины в законе о государственном бюджете на соответствующий год и осуществлять контроль за его выполнением.

Председатель судебной палаты и его заместитель также избирается сроком на один год собранием судей соответствующей палаты, но уже тайным голосованием, поскольку председателем палаты должен быть самый мудрый и самый авторитетный судья. Избрание судьи председателем палаты является официальным признанием авторитета и профессионализма судьи. Председатель и зампред палаты могут быть избраны повторно.

Категорическое условие — судьи, которые назначаются или избираются на административные должности в судах, остаются в тех же рабочих кабинетах, которые они занимали до своего назначения или избрания. Таким образом, главной в системе судов и судопроизводства должна стать личность судьи.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно