ПРЕЦЕДЕНТ

8 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №48, 8 декабря-15 декабря

Необычное уголовное дело возбуждено недавно Черниговской городской прокуратурой по ст. 206 УК Украины (хулиганство)...

Необычное уголовное дело возбуждено недавно Черниговской городской прокуратурой по ст. 206 УК Украины (хулиганство). Сегодня никого не удивишь журналистом в роли ответчика: каждый, пишущий на конфликтную тему, готов к тому, что отстаивать свою позицию ему придется в суде. Но на сей раз все происходит наоборот. Местное телерадиоагентство «Новый Чернигов» приложило немало усилий, чтобы обрушить карающий меч Фемиды на своего обидчика. Точнее, обидчицу. Вина ее заключается в следующем: она толкнула телеоператора. Вследствие чего у полупрофессиональной видеокамеры «Панасоник» был поврежден микрофон.

История эта имеет свою предысторию. Опустить ее — значит, сильно слукавить. Потому что вся суть происшедшего не в событии, а в причинах. Не в ситуации, а в контексте.

На излете тысячелетия Черниговщина вступила, говоря словами Освальда Шпенглера, в фазу заката. Вот несколько цитат из книги, которую невозможно назвать изданием оппозиционным: ответственный редактор ее — глава Черниговской облгосадминистрации, кандидат экономических наук Николай Петрович Бутко.

«Економічна криза стала причиною значного падіння обсягів промислового виробництва в Чернігівській області».

«Тваринництво Чернігівщини перебуває в кризовому стані».

«На тлі досить напруженої загальноукраїнської демографічної ситуації на Чергінівщині вона набула кризового характеру. Смертність у сільській місцевості вища, ніж в африканській Сьєрра-Леоне, яка «лідирує» за цим показником у світі, — 25,6%. Народжуваність менша, ніж в Німеччині, — 10% (один з найнижчих показників у світі)».

Это были фрагменты из книги «Чернігівщина: природа, населення, господарство (комплексне географічне дослідження)», Ніжин, 2000 рік.

И стиль, и содержание вышеизложенного более всего соответствуют жанру, некогда популярному в Японии, но у нас не прижившемуся: предсмертной записке руководителя. Средневековый сегун, наверное, дописал бы к этому что-то вроде: «Мой Император! Прошу извинить меня за гибель людей и разорение вверенного мне края». И это были бы последние иероглифы, которые вывела его кисточка. Николай Петрович Бутко на вопросы, не чувствует ли он личной ответственности за происходящее и не думает ли в связи с этим занимаемую должность освободить, отвечает по-одесски просто: «Не дождетесь!» (магнитофонную запись пресс-конференции, где прозвучали эти слова, мы решили сохранить на память. Очень уж колоритно они прозвучали).

Городской же глава Виталий Анатольевич Косых до подобных интонаций в полемике с оппонентами не опускается. У него другой стиль: молчание. Имидж ему создает ведомственная пресса: газета, радио, телевидение. Позиция их по всем вопросам, где заинтересованным лицом выступает городская власть, вполне предсказуема.

Так вышло, что дождливым летним днем изрядное число жителей Чернигова — участники санкционированного и законного митинга — захотели услышать лично от мэра ответы на несколько малоприятных вопросов по поводу новых тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Сравнив доходы земляков с расходами, чисто по-человечески понять их желание можно. Даже при прежних тарифах задолженность населения по коммунальным выплатам достигла значительных величин. Для многих погасить накопившийся долг в тысячу и более гривен не представлялось возможным. Ведь достаток работающих в Чернигове не многим отличается от достатка безработных. Высшим руководством области было в те дни официально объявлено, что уменьшение астрономической задолженности по заработной плате касается главным образом сотрудников бюджетных организаций и совсем не касается занятых в сфере материального производства. Тех, на ком держится благополучие края. Им работодатели не доплатили к тому времени более 140 миллионов гривен.

Манифестанты мокли у стен горсовета совершенно напрасно: мэр к ним так и не вышел. Возможно, будь повод к митингу менее животрепещущим, а день менее слякотным, ничего бы худого и не произошло. Собравшиеся поняли бы: своим нежеланием говорить с ними Виталий Анатольевич не хочет лично их оскорбить. Он часто так поступает. Это его пиаровская тактика: давать интервью тем, в чьей лояльности уверен. Отвечать на те вопросы, от которых не приходится ждать подвоха. Вот и мы, например, не получили от него комментарий по поводу некоторых спорных действий городских властей: он переадресовал нас через секретаря в другое ведомство.

Однако дождь и часы бесплодного ожидания сделали свое дело. Люда завелись. И решились на шаг недозволенный. Перекрыли сначала улицу Кирпоноса, а после проспект Октябрьской революции, центральную городскую магистраль, парализовав движение. Организаторы митинга, естественно, были привлечены к административной ответственности. Вот тут-то и произошло событие, упомянутое в начале этой заметки. После того как решение суда (не в пользу манифестантов) было оглашено, женщина не установленных политических взглядов оскорбила снимавшего процесс оператора толчком и словом. Больше всего досталось видеокамере «Панасоник»: не то чтобы она совсем сломалась, но звук писать перестала. Милиция от возбуждения уголовного дела по сему поводу отказалась. Телевизионщики настаивали на поимке и примерном наказании обидчицы. Городская прокуратура истребовала материалы отказа на предмет изучения его законности. И процесс, как говорится, пошел. Бумажка к бумажке — стал складываться солидный пухлый канцелярский труд.

Осмотр места происшествия. Осмотр кассеты, извлеченной из пострадавшей камеры (удалось установить, что женщина была в светло-синем платье, а вот кто она — выяснить на момент написания этих строк не удалось; также стало ясно, что уже после пресловутого толчка тем же «Панасоником» продолжали съемку). Справка по приметам подозреваемой. Исследование прошлого истца (телекомпании) и организаторов митинга на предмет выявления давней взаимной вражды (выяснилось, что около года назад между ними уже имел место мелкий конфликт, оказавшийся чистым недоразумением и к данному делу не подшиваемый).

Месяц нанизывался на месяц. Вспухали и беззвучно лопались, как мыльные пузыри, не становясь скандалами, дела, не сопоставимые по важности с историей свернутого микрофона. А расследование по поводу упавшей камеры продолжалось. И вот недавно городской прокуратурой был сделан шаг, окончательно переводящий этот случай из разряда происшествий в разряд преступлений. Уголовное дело по статье 206 (с перспективой переквалификации его в суде на иную статью, предполагающую более серьезную меру ответственности) таки было возбуждено. Наверное, не было бы смысла писать об этот пустяке. Если бы не одно обстоятельство. На дальнейшем следственном и судебном развитии инцидента настаивает потерпевшая сторона — «Новый Чернигов». В сущности, телерадиоагентству «Новый Чернигов» (ведомственному средству массовой информации этого самого горсовета, с пикетирования которого все и началось) от поимки и осуждения толкнувшей оператора женщины — кроме морального ущерба, никакой пользы.

Едва ли симпатии большинства жителей города будут на стороне истца. Рискнем в связи с этим высказать предположение, представляющееся вполне логичным: похоже, единственной заинтересованной в доведении дела до суда стороной является местная власть. В данном случае интересует ее отнюдь не справедливость. Не отмщение за испуг оператора. И даже не моральная и материальная сатисфакция. Интерес ее заключается в создании прецедента. Прецедента привлечения к уголовной ответственности человека, выразившего публично (пусть и в недопустимой форме) свое несогласие с властью. Благо, повод для создания такового есть. Ради этого отвлекаются от серьезных нераскрытых преступлений прокурорские и милицейские силы. Уходят месяцы упорного труда. Рады бы ошибиться, но, кажется, использование правоохранительных структур в качестве «последнего довода королей» становится стилем местного руководства.

Напомним, конфликт между горсоветом и жителями Чернигова возник из-за повышения жилищно-коммунальных тарифов. А постановлением Кабинета министров Украины №1559 от 18 октября 2000 года Черниговщина — согласно инициативе облгосадминистрации — становится полигоном экономического эксперимента по совершенствованию механизма предоставления населению льгот и субсидий. Как сообщил нам адвокат С.Полубень, юридическая основа эксперимента небезупречна: уже были случаи обращения ущемленных в праве на субсидию граждан к коллегам. Люди собираются отстаивать свои интересы. Финансовая же суть происходящего ясна: максимально сократить гарантированную государством помощь тем, кто не имеет средств к существованию. Уже подсчитаны астрономические суммы ожидающейся экономии. Едва ли подобные меры вызовут массовый энтузиазм. Вполне возможно, что прецедент, подобный вышеописанному, тоже носит опытный, так сказать, экспериментальный характер.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно