Правоохранители перед выбором: момент истины

29 октября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 44, 29 октября-5 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

Так складывается, что результат выборов-2004 в значительной мере может быть обусловлен не волеизъя...

Так складывается, что результат выборов-2004 в значительной мере может быть обусловлен не волеизъявлением граждан и даже не огромными усилиями различных политических сил, а позицией представителей правоохранительных органов. События последних лет, месяцев и особенно — последних дней ярко засвидетельствовали, что правоохранительные органы оказывают определяющее влияние на соотношение в стране политических сил, ход избирательного процесса, содержание предвыборной кампании и в конце концов — на формирование политической власти. Они делают то, чего не имеют права делать по своему предназначению, — они втянуты в политическую борьбу и являются ее средством. Это неоднократно констатировали различные государственные, общественные деятели, эксперты, а также парламент. Но ситуация не только не улучшилась, она существенно усложнилась. Президентская гонка 1999 г., парламентские
2002 г., мукачевские выборы, нынешняя президентская предвыборная кампания — этапы возрастающего вмешательства правоохранителей в избирательные процессы — от скрытого до откровенного и нередко грубого, с точки зрения морали и закона.

Однако то, что происходило с участием правоохранителей на прошлой неделе в различных местах Украины, и то, что произошло в минувшую субботу у ЦИКа, а главное — распространенная СМИ и подтвержденная МВД Украины информация о стягивании к Киеву дополнительных сил милиции и внутренних войск, привлечение каких-то «общественных формирований», отработка милицией новых спецсредств воздействия на участников массовых акций протеста, концентрация большого количества военных и боевой техники в столице в преддверии голосования — уже порождает ощущение большой опасности государственного масштаба. Опасности, источником которой выступает действующая власть, а средством реализации могут выступить правоохранительные органы. И это обязывает чрезвычайно пристально присмотреться к деятельности таких органов в решающее для страны время. Чтобы предотвратить большую общественную беду. Вспомните историю: только один выстрел — и началась Первая мировая.

Как должно быть по закону?

Воля народа — основа власти правительства. Эта правовая аксиома, закрепленная в ст. 21 Всебщей декларации прав человека, обусловила ратификацию Украиной Международного пакта о гражданских и политических правах и Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В соответствии с этими документами каждый гражданин получает право без какой-либо дискриминации и необоснованных ограничений голосовать на настоящих периодических выборах, проводимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободу волеизъявления избирателей. Соответствующее положение воплощено в ст. 71 Конституции Украины.

Право народа выразить свою волю обязывает действующую власть организовать и провести честные выборы. Для этого создаются Центральная и другие избирательные комиссии, выделяются необходимые помещения, бюджетные средства и т.п.

Что касается правоохранительных органов, то, исходя из того, что выборы — это чисто политический процесс, любое непосредственное участие в нем таких органов запрещено законом. Они должны выполнять свои обычные функции — охранять общественный порядок, в пределах своих полномочий реагировать на нарушения избирательного законодательства — выявлять и расследовать преступления, посягающие на избирательные права граждан, и т.п. Именно это и отражено в соответствующих избирательных законах.

Так, согласно законам «О Центральной избирательной комиссии» (ст. 13), «О выборах президента Украины» (статьи 64, 93 и 102) и другим избирательным законам, роль правоохранительных органов ограничивается получением материалов, содержащих признаки преступления или иного правонарушения, принятием соответствующих мер по пресечению нарушения законодательства и сообщением о результатах их рассмотрения и принятых мерах в установленный законом срок. Сотрудники органов внутренних дел обеспечивают в территориальных и участковых избирательных комиссиях охрану избирательных бюллетеней, сопровождают вместе с членами участковых избирательных комиссий избирательные бюллетени в помещения этих комиссий и т.д. А граждан, зарегистрированных кандидатами в президенты Украины, соответствующие правоохранительные органы обеспечивают на период предвыборной кампании и выборов государственной охраной (ст. 7 Закона «О государственной охране органов государственных властей Украины и должностных лиц»).

Участие отдельных подразделений правоохранительных органов в организации избирательного процесса ограничивается чисто техническими функциями (например, предоставлением необходимой для составления общего списка избирателей информации).

Вместе с тем правоохранительные органы не имеют права вмешиваться в политическую составляющую избирательного процесса, непосредственно влиять на ход избирательной кампании и ее содержание, выступать инструментом в руках какой-либо политической силы, какого-либо кандидата, в том числе и провластного.

В законах Украины мы не найдем ни одного положения о том, что правоохранительные органы, учитывая факт назначения их руководства действующей на это время властью, обязаны отстаивать интересы именно этой власти и не допустить ее смены. В законах мы не найдем и положений о том, что блюстители порядка при определенных обстоятельствах могут направляться против политических оппонентов действующей власти. Сама постановка такого вопроса в правовом аспекте недопустима.

Наоборот, в соответствующих законах четко и недвусмысленно акцентируется на том, что: использование СБУ в партийных, групповых или личных интересах не допускается (ст. 6 Закона «О Службе безопасности Украины»); при исполнении служебных обязанностей сотрудники милиции независимы от влияния каких-либо политических, общественных объединений; милиция защищает права человека независимо от политических и других убеждений последнего (ст. 3 и 5 Закона Украины «О милиции»).

Итак, правоохранительные органы в любой ситуации, в том числе и предвыборной, должны быть на стороне только одной стороны — Закона. Власть не имеет права распоряжаться ими.

Какова ситуация сегодня?

Особенность украинской действительности заключается в том, что реальное состояние правоохранительных структур уже давно и четко определено по-другому — они прежде всего защищают интересы власти, которые далеко не всегда соответствуют интересам общества, а во многих случаях являются исключительно частными или корпоративными.

Истинная роль правоохранительных структур в предшествующих избирательных кампаниях была явно завышенной, в нынешней — откровенно гипертрофированна, ведь от позиции таких органов определяющим образом зависит результат избирательного процесса. Для правового и демократического государства это не нормально. Такая ситуация свидетельствует о фундаментальных пороках существующей системы власти, об ее недемократическом характере, о существовании полицейского режима, где общество не только не является равноправным партнером государства, которое оно должно контролировать, а, наоборот, используется им в качестве объекта и средства властных манипуляций с целью сохранения и укрепления привилегированного положения горстки власть имущих и углубления пропасти между государством и народом.

При таких режимах — и нынешняя украинская действительность это убедительно демонстрирует — правоохранительные органы объективно, чтобы скрыть слабость недемократичной власти, втянуты в политическую борьбу, сегодня — в избирательный процесс. Для тех, кто хотя бы минимально ориентируется в отечественных политических и правовых процессах, — это уже вне всяких сомнений, несмотря на неоднократные уверения руководства силовых структур в противоположном. Во многих случаях позиция силовиков давала основания для утверждений об их незаконном вмешательстве в процесс проведения выборов, избирательном подходе к применению законодательства, отстаивании интересов одной политической силы и воспрепятствовании деятельности других.

Политики, государственные деятели, эксперты указывают на многочисленные факты нелегитимного использования правоохранительных органов в нынешней президентской кампании на различных ее этапах. Это усиленные проверки, мотивированные потребностью «защиты общественной безопасности», офисов, штабов, складов и других помещений, принадлежащих субъектам, поддерживающим нежелательных для властей кандидатов; недопущение кандидатов, их доверенных лиц на объекты, где они намерены вести агитацию; незаконное изъятие, удержание и уничтожение агитационных материалов; игнорирование сообщений нежелательных властям кандидатов и других субъектов о противоправном ограничении их избирательных прав, незаконных действиях против таких субъектов, злоупотреблении со стороны определенного кандидата и членов его команды избирательными правами; незаконная слежка за представителями оппозиции и другими политическими деятелями; заведомо незаконное задержание; нарушение неприкосновенности частной жизни; препятствование гражданам реализовывать свое избирательное право предусмотренным законом образом, а также принимать участие в митингах, демонстрациях, пикетах. С правовой точки зрения, такие действия, при наличии определенных законом признаков, должны предусматривать уголовную ответственность за служебные злоупотребления, в том числе проявляющиеся в преступной бездеятельности правоохранителей, приведшей к тяжким последствиям, а также за препятствование свободному осуществлению гражданином избирательного права (ст. 157 УК), незаконное препятствование проведению собраний, митингов, походов и демонстраций (ст. 340 УК), незаконное проведение осмотра или обыска и иные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан (ст. 162 УК), нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 182 УК) и т.п.

Нападение на участников митинга у ЦИКа 23 октября с.г., причинение им телесных повреждений, битье окон в здании ЦИКа, использование дымовых шашек и т.п. многими государственными деятелями, известными политиками, в том числе кандидатами в президенты, журналистами и потерпевшими от этого нападения расценены как провокация, разрабатываемая и реализуемая силами правоохранительных органов. Такой вывод они, в частности, подтверждают наличием у задержанных нападавших удостоверений сотрудника спецподразделения милиции и табельного оружия, бездействием со стороны работников милиции, которые несли службу на площади у ЦИКа и не препятствовали совершению нападения, не предпринимали активных действий для задержания нападавших. Если даже не принимать подобное утверждение как однозначно доказанный факт (по правовым канонам это можно сделать по результатам соответствующих официальных расследований), а только на основании указанных обстоятельств делать обоснованное предположение об участии сотрудников правоохранительных органов в организации и осуществлении указанного нападения, то все же нужно констатировать: мы имеем дело с качественно новой ситуацией участия правоохранительных органов не только в избирательной кампании, но и в общественной жизни в целом. И жалко было смотреть на милицейского генерала, который, оправдывая роль милиционеров в позорном нападении на мирных граждан и государственное учреждение, не мог найти нужных слов, чтобы поставить с ног на голову события у ЦИКа.

Разве при таких обстоятельствах правоохранительные органы не перестают быть собственно правоохранительными — теми государственными институтами, назначение которых — обеспечивать верховенство права, защиту прав и свобод человека и гражданина, безопасность государства, законности, общественного порядка? Кроме того, из средства охраны закона и права они трансформируются в силовой инструмент для удовлетворения частных и корпоративных (в том числе политических) интересов. В таком аспекте деятельности эти органы правильнее именовать силовыми или даже репрессивными структурами.

Следовательно, при условии участия в такой противоправной деятельности происходит фактическое перерождение правоохранительных органов в опасные для общества и государства структуры.

Они действуют за гранью закона, выступая при этом от имени государства, то есть формально сохраняя свой легальный статус и возможность применять предусмотренное законом принуждение. С формальной стороны (внешне) их деятельность представляется вполне законной — противоправные действия представителей этих структур вуалируются путем оформления необходимых для каждого конкретного случая документов, которые, в свою очередь, содержат ссылки на соответствующие положения закона и т.п.

Таким образом, у потерпевших от таких действий и других граждан должно сложиться впечатление законности деятельности «силовиков». Хотя на самом деле по содержанию своих действий силовые структуры в таких случаях ничем не отличаются от незаконных группировок, осуществляющих преступную деятельность.

Гражданам разрешено все, что не запрещено законом. Правоохранителям — лишь то, что законом разрешено

Получается, от таких — репрессивных, антидемократических — органов нужно защищаться — всеми предусмотренными законом способами. По Конституции и другим законам Украины, граждане имеют право противодействовать незаконным действиям отдельных представителей силовых структур, в том числе с применением силы. Такое право им предоставляет и ст. 36 Уголовного кодекса Украины, регламентирующая институт необходимой обороны. Эта статья предусматривает право каждого лица на необходимую оборону, то есть на совершение действий с целью защиты охраняемых законом прав (в т.ч. избирательных) и интересов лица, а также общественных интересов и интересов государства от общественно опасного посягательства путем причинения тому, кто посягает, вреда, необходимого в данной обстановке для немедленного предотвращения или прекращения посягательства, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны. В ч. 5 этой статьи говорится: «Не является превышением пределов необходимой обороны и не имеет последствием уголовную ответственность применение оружия или каких бы то ни было иных средств или предметов для защиты от нападения вооруженного лица или нападения группы лиц, а также для предотвращения противоправного насильственного вторжения в жилище или иное помещение, независимо от тяжести вреда, причиненного посягающему».

Задумайтесь над этой нормой закона. Она предусматривает возможность гражданина в ситуации такого нападения группы лиц (независимо от того, кем эти лица являются, с каким статусом и т.д.) для защиты себя, других лиц и государственных интересов (настоящих, а не мнимых) использовать все, что имеет под руками, причинять нападающим любой вред, и такие его действия будут считаться правомерными. В условиях ослабленной защиты граждан со стороны правоохранительных органов, а тем более вероятности опасности с их стороны, когда рассчитывать на помощь государства не приходится, граждане Украины должны помнить о таком своем праве. О нем должны помнить и представители силовых структур, которым их статус не дает никакого права для любых злоупотреблений, не говоря уж о совершении преступлений. Они, в отличие от обычных граждан (для которых существует принцип — разрешено все, что не запрещено законом), должны действовать только на тех основаниях, в тех пределах и таким способом, которые им определяет Закон (для них существует принцип — разрешено лишь то, что прямо предусмотрено законом).

Закон позволяет работникам правоохранительных органов в определенных случаях применять к гражданам принуждение, в том числе и во время проведения массовых акций, происходящих в пределах избирательной кампании или в связи с ней. Однако по закону правоохранительные органы не имеют права препятствовать проведению мирных акций граждан.

Правда, однозначное решение вопроса о том, какие массовые акции могут быть признаны немирными, осложнено отсутствием специального закона о проведении массовых акций. Поэтому здесь следует руководствоваться, в частности положениями статей 279, 293, 294 и 341 Уголовного кодекса Украины. Из анализа этих статей следует: немирными являются массовые акции, сопровождающиеся насилием, погромами, поджогами, захватом зданий или сооружений, сопротивлением представителям власти с применением оружия или других предметов, используемых как оружие, или блокированием транспортных коммуникаций, если это создавало опасность появления тяжких последствий.

В таких случаях, если только немирный характер массовых акций не был специально спровоцирован силовыми структурами для дальнейшего их подавления или с иной противоправной целью, правоохранительные органы имеют право на применение силы согласно закону.

В соответствии со статьям 12—15 Закона «О милиции», милиция для прекращения массовых беспорядков и групповых нарушений общественного порядка, для отражения нападения на здания, помещения и т.п. имеет право применять физическую силу и специальные средства, в частности резиновые дубинки, слезоточивые вещества, водометы, бронемашины и иные специальные средства, разрешенные МЗ Украины.

Применение силы, специальных средств и оружия должно предварять предупреждение о намерении их использовать. Они могут применяться без предупреждения только тогда, когда возникла непосредственная угроза жизни или здоровью граждан или работников милиции.

Согласно закону, огнестрельное оружие во время массовой акции может применяться как крайняя мера, в частности: для задержания вооруженного лица, угрожающего применением оружия или иных опасных для жизни и здоровья работника милиции предметов; для отражения группового и вооруженного нападения на работника милиции, на охраняемые объекты, помещения государственных учреждений и организаций.

Но из закона безусловно следует, что оружие может быть применено не против любых участников митинга или иной массовой акции граждан, а только против конкретных лиц, совершивших такое нападение или угрожающих применением оружия или подобных оружию предметов (ножей, топоров, заточенных арматурных прутьев, металлических цепей и т.д.).

Закон однозначно запрещает применять огнестрельное оружие при значительном скоплении людей, если от этого могут пострадать посторонние лица. При этом под посторонними лицами следует понимать всех, кто не осуществляет нападение и не имеет в руках оружия.

Применение огнестрельного оружия против граждан, проводящих мирную массовую акцию и не принимающих участия в насильственных действиях, является преступлением.

Что выберут правоохранители на выборах?

Ставка на незаконное использование силовых структур в избирательных кампаниях делается тогда, когда желаемого для власти результата выборов нельзя достичь предусмотренным законом способом. Активное привлечение силовых структур к избирательному процессу — последнее средство влияния власти на этот процесс. То, что силовые структуры стали активными субъектами нынешней президентской избирательной кампании, оттеснив на второй план собственно политическую составляющую выборов, включая и кандидатов в президенты, свидетельствует о возможной ставке власти именно на такое средство достижения цели. Необоснованное усиление роли силовых структур делает весьма вероятным силовой вариант развития событий в ходе избирательной кампании. Вопрос в том, пойдут ли правоохранители на силовой вариант развития событий с включением в него провокаций, искусственной дестабилизации обстановки, незаконного применения силы, иных противоправных действий, иначе говоря — станут ли они на путь совершения преступлений? Общество замерло в ожидании ответа на то, как поведут себя силовики в день выборов и после них, если результат выборов окажется неутешительным для действующей власти.

Заметим, что именно от правоохранителей решающим образом зависит, пойдут ли они на возможно желательный для определенных политических и криминальных кругов силовой вариант. Можно ли сейчас спрогнозировать их поведение? Очень сложно.

Работники силовых структур в принципе не подлежат стратификации, сословному размежеванию — разделу на определенные касты в зависимости от занимаемых должностей, званий и т.п., поскольку все они являются служащими с воинскими или специальными званиями, принимали одинаковую присягу, равны перед законом. Но сегодня фактически существует определенное различие между социальным статусом и стратегическими целями высшего руководящего состава силовых структур и среднего и низшего их состава, в который входят непосредственные исполнители руководящих приказов и указаний «свыше».

Первый эшелон приближен к верховной власти, собственно, он в значительной степени и является ею. Именно его представители пользуются наибольшими должностными привилегиями и имеют реальные властные полномочия, которыми в условиях отсутствия правового государства легко злоупотреблять по собственному усмотрению и с любой целью.

От позиции руководителей центрального аппарата правоохранительных органов и их региональных структур, не только реализующих государственную политику в правоохранительной сфере, но в значительной степени и формирующих ее, решающим образом зависит состояние законности и правопорядка в государстве. Их должности и их социально-правовой статус дают им сегодня чрезвычайно много, в том числе в материальном плане. По сравнению со средним и низшим слоями силовых структур, они реально довольно обеспеченные люди — ездят в самых дорогих автомобилях, посещают фешенебельные рестораны, сооружают особняки в престижнейших местах. Нередко они «стоят круче» крупных бизнесменов. И им есть, что терять. Более того, в случае радикальных политических изменений (прихода действительно новой власти) многим из них могут угрожать потери не только материального и служебного характера. Цементированное интегрирование в систему действующей власти и страх за свое благополучие в связи с возможными будущими изменениями в значительной степени лишает их выбора поведения, — оно направляется преимущественно на самосохранение через обеспечение статус-кво. Для них жизненно важно не допустить радикальных изменений, которые повлияли бы на их статус. На наш взгляд, именно этим преимущественно и обусловливается их повышенная готовность исполнить любой приказ свыше ради нужного «корректирования» избирательного процесса, а также отдать соответствующий приказ подчиненным. Хотя у каждого из них остается возможность не выполнять незаконный, а тем более преступный приказ и не отдавать такого приказа «вниз». Вероятность реализации этой возможности — вопрос конкретного случая и зависит от личности руководителя, уровня его нравственности, оценки своего служебного, а главное — человеческого предназначения, ценностной ориентации, способности не выйти за крайние пределы и т.п. Возможность выбора есть всегда, даже в сфере недозволенного, где одни поступки могут не идти ни в какое сравнение с другими. Одно дело — допустить, пускай даже серьезные, служебные злоупотребления, а другое — идти на «беспредел».

Иное дело — подчиненные им правоохранители, прежде всего те, кто непосредственно должен реализовывать руководящий приказ. Подавляющее большинство из них по своему социальному положению явно «не дотягивают», условно говоря, до среднего класса. Они живут примерно так, как все, — теми же проблемами, что и основная часть украинского народа. Они не отгорожены от народа дверцами лимузинов и заборами охраняемых дач. Они, собственно, и являются составляющей этого народа с общими интересами и целями, членами того общества, которому сейчас так упорно и цинично противопоставляет себя украинская власть. Они изнутри знают, какой на самом деле является нынешняя власть, чем она реально руководствуется, к чему стремится и каким способом достигает своих целей. И поэтому у них есть выбор поведения при исполнении приказа. По крайней мере, у них нет повышенной готовности исполнить любой приказ. При таких обстоятельствах закон может оказаться для них важнее незаконного приказа руководства. И это понимают те, кто готов отдать такой приказ. Они должны были убедиться в этом после того, как в минувшую субботу возле ЦИК сотрудники спецподразделения фактически проиграли стычку с народными депутатами и, если верить заявлениям все тех же народных депутатов, не исполнили приказ своего руководства, а именно: любой ценой освободить из помещения ЦИК задержанных народными избранниками нападающих, у которых оказались удостоверения работников милиции и пистолеты. На продемонстрированной телеканалами видеоленте было хорошо видно, как невооруженные и не наилучшим образом физически подготовленные народные депутаты довольно легко «расправляются» с сотрудниками элитного спецподразделения. Представляется, что неприменение спецназовцами всего арсенала имеющихся у них средств и неисполнение ими приказа свыше (если он действительно поступал) было обусловлено не их слабой физической подготовкой, а психологической неготовностью исполнить приказ любой ценой, в том числе нарушая статус депутатской неприкосновенности.

В связи с заявлениями отдельных видных представителей власти о возможности игнорирования неприкосновенности парламентариев следует подчеркнуть, что у депутатской неприкосновенности конституционный статус. В соответствии со ст. 80 Конституции Украины, народные депутаты Украины не могут быть без согласия парламента привлечены к уголовной ответственности, задержаны или арестованы. Согласно Закону «О статусе народного депутата Украины» (ст. 27), без согласия парламента на привлечение депутата к уголовной ответственности не допускаются обыск, задержание депутата или осмотр личных вещей и багажа, транспорта, жилого или служебного помещения депутата, а также нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфной и другой корреспонденции и применение иных мер, которые, в соответствии с законом, ограничивают права и свободы народного депутата. В соответствии с правовой позицией Конституционного суда Украины, изложенной в его решении 27 октября 1999 года № 9-рп, депутатская неприкосновенность является важной конституционной гарантией, которая имеет целевое назначение — обеспечить беспрепятственное и эффективное осуществление народным депутатом Украины своих функций.

Неприкосновенность не личная привилегия, она имеет публично-правовой характер и является составной статуса народного депутата Украины. Следовательно, поскольку Конституцию Украины на период выборов никто не отменял, ее игнорирование — это антиконституционные действия со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями, в том числе и уголовной ответственностью. А склонение других лиц к игнорированию неприкосновенности депутата (к какой бы политической фракции или группе он ни принадлежал) преступным способом, при наличии для этого оснований может быть расценено как подстрекательство к совершению соответствующего преступления.

Позиция спецназовцев в ситуации возле ЦИК в минувшую субботу порождает надежду на то, что в возможных социально-политических конфликтах работники силовых структур не пойдут на откровенное беззаконие, а встанут на сторону закона и народа — так, как это недавно сделали их грузинские коллеги, позиция которых относительно неприменения силы обеспечила мирное и бескровное разрешение глубокого политического конфликта.

Работники правоохранительных органов должны четко и однозначно понимать, что приказ не является законом. Исполнению подлежит только законный приказ. «Никто не обязан исполнять явно преступные распоряжения или приказы. За отдачу и исполнение явно преступного распоряжения или приказа наступает юридическая ответственность» — так звучат положения ст. 60 Конституции Украины.

В соответствии с Законом «О Службе безопасности Украины», приказы, распоряжения, инструкции, указания Центрального управления Службы безопасности Украины не подлежат исполнению, если в них устанавливаются антиконституционные ограничения прав и свобод граждан.

Так же и в соответствии с Законом «О милиции»: никакие исключительные обстоятельства или указания служебных лиц не могут быть основанием для любых незаконных действий или бездеятельности милиции.

В ст. 41 Уголовного кодекса Украины указано, что приказ является законным, если он отдан соответствующим лицом в надлежащем порядке и в пределах его полномочий, по смыслу не противоречит действующему законодательству и не связан с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Не подлежит уголовной ответственности лицо, отказавшееся исполнять явным образом преступный приказ. К тому же лицо, исполнившее явно преступный приказ, подлежит уголовной ответственности на общих основаниях — как соучастник лица, его отдавшего.

К явно преступным приказам следует относить все приказы, направляющие подчиненных на совершение деяний, прямо предусмотренных Уголовным кодексом как преступления.

Как и весь народ Украины, правоохранители находятся перед выбором. Но, в отличие от других категорий населения, — перед двойным: как граждане они должны избрать себе достойного президента, как должностные лица — сознательную позицию при исполнении властных полномочий. Если первый выбор более решающий для каждого из них, то второй — для всего общества. И, надеемся, что он будет правильным, — согласовывающимся с известным жизненным постулатом: «Если не знаешь, как поступить, — действуй по Закону».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК