Последний из могикан киевского рэкета

28 апреля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №17, 28 апреля-12 мая

Год назад, в марте 2005 года, милиция с большой помпой задержала криминального авторитета по кличке ...

Год назад, в марте 2005 года, милиция с большой помпой задержала криминального авторитета по кличке Бабай, который контролировал Киевский железнодорожный вокзал, о чем сразу же сообщила в средства массовой информации, поскольку ход операции лично контролировал заместитель министра по оперативной работе Геннадий Москаль. Отрадно, что, в отличие от многих других, это дело не превратилось в полный пшик, не было тихо замято, и даже имеет судебную перспективу, несмотря на то что главный подсудимый — 48-летний Бабай — освобожден Соломенским районным судом на подписку о невыезде, а обвинение ему и еще четверым его подельникам предъявлено далеко не по всем эпизодам их преступной деятельности, о которых правоохранительные органы имели оперативную информацию.

Рэкет квартиросдатчиц

Знакомясь с обстоятельствами этого дела, диву даешься, что такие вещи могли происходить в центре Киева в XXI веке, хотя, если серьезно воспринимать заверения предыдущих руководителей МВД, рэкет вымер где-то в середине 1990-х. Мы попытаемся осветить все основные стороны деятельности бригады Бабая, однако начнем с той, которая легла в основу обвинительного заключения.

По иронии судьбы активнее всего сотрудничала со следствием та категория потерпевших, эксплуатация которой приносила Бабаю самую мизерную долю его доходов: женщины, сдававшие на привокзальной площади квартиру на ночь (обязаны были платить по 40 долларов в месяц), бабушки, продававшие на платформах водку, колбасу и конфеты (20 гривен ежедневно), и мальчики-реализаторы телефонных карточек, стоявшие под колоннами станции метро «Вокзальная» (5 гривен в день).

Интересно, что представители именно этой прослойки мелкого вокзального бизнеса в свое время сами призвали Бабая, аки древние русичи варягов, дабы ими «княжить и володеть». Дело в том, что еще лет пять назад этих женщин мог обидеть каждый подонок. Их терроризировал любой нахаленок, дерзнувший в нетрезвом состоянии назвать себя «королем вокзала», которому обязаны платить все барыги. Для защиты тетки стали через своих родственников и друзей искать сильную личность, одного имени которого боялась бы вся околокриминальная шушера, а с другой стороны, чтобы этот человек сумел обеспечить дружественный нейтралитет вокзальной милиции.

На эту роль идеально подходил Бабай. О нем известно, что, будучи молодым парнем, он работал водителем в институте Шлихтера и при этом «грачевал» на служебной «Волге». Его любимыми клиентами были иностранные туристы, которых он развозил от вокзалов и аэропортов по столичным гостиницам. При этом смышленый шофер лихо занимался с ними фарцовкой и так виртуозно их надувал, что те даже стеснялись пожаловаться в милицию, а популярнейшая газета тех времен «Вечерний Киев» в 1984 году даже посвятила ему заметку в рубрике «Позор паразитам!»

Перестройка обогатила его сказочно. В конце 1980-х Бабая уже считают предводителем мафии вокзальных таксистов, которая, помимо частного извоза, продавала клиентам дефицитную тогда водку и бывших еще в диковинку проституток. Следует признать: известные уголовные авторитеты не считали Бабая себе ровней и презрительно называли его барыгой. Да и сам он вовсе не стремился к кровавой славе, предпочитая иметь дружественные деловые связи с государственными органами, в частности с администрацией железнодорожного вокзала. Так, по его протекции десяток челночников могли закупить билеты на целый вагон поезда Киев—София и забить баулами все его полки.

Бабай принял под свое крыло мелкий бизнес на вокзале, а среди его активисток образовалось относительно стойкое ядро, представительницы которого сами собирали деньги для «крыши», объясняли вновь прибывшим товаркам правила игры и бежали доносить Бабаю о том, если кто-нибудь из новеньких не хотел платить и его следовало прогнать. Встречались хитруньи, которые расхаживали по площади, зазывая постояльцев, но, завидев «бабаев», убегали. Но такие номера не проходили — бывали случаи, что Бабай сам гонялся по путям за пожилыми женщинами. Некоторые меняли дислокацию — переходили от площадки перед входом в центральное помещение вокзала, которую бдительно контролировали вымогатели, на другое, более безопасное место — к станции метро «Вокзальная». Однако там не было спроса, и бедняжки могли простоять весь день, но так и не сдать квартиру клиенту. Большинство из них покорялось и платило.

И все равно этот бизнес приносил больше хлопот, чем пользы, поскольку контингент квартиросдатчиц не был стабильным. Ядро, бывшее его опорой, постоянно размывалось — многие женщины, в связи с поправкой материального положения возвращались к нормальной жизни, зато приходили другие, «небитые», которых надо было «воспитывать и воспитывать». Сектор недовольных со временем не уменьшался, и в «нужное время» очень быстро нашлось два десятка человек, готовых дать изобличающие показания против рэкетиров.

«Лохотрон»

Намного больший доход бригаде приносил «лохотрон», вернее, контроль над людьми, которые им занимались. Низовое звено этих мошенников составляли симпатичные девушки, которые под видом рекламных акций бесплатно раздавали прохожим авторучки, зажигалки и прочую мелочь, а потом предлагали принять участие в розыгрыше ценных призов — холодильников, телевизоров или видеомагнитофонов. Эти розыгрыши обычно заканчивались тем, что легковерные люди, даже не осознавая, что их обманывают, отдавали проходимцам огромные деньги. Нет нужды подробно излагать механизм этого обмана, поскольку он уже был неоднократно описан в прессе, однако заметим, что некоторые бабушки, которым мошенники любезно предоставляли такси, привозили для них из дому десятки тысяч гривен, накопленных всей семьей на покупку квартиры.

«Лохотронщики», конечно, не могли долгое время работать на одном месте и постоянно кочевали по людным перекресткам Киева, а личный состав групп, орудовавших на вокзале, постоянно менялся. Тем не менее провести оперативные мероприятия и задержать их не представляло особой сложности. Однако, как сообщил в беседе с нами начальник управления МВД Украины на транспорте Вячеслав Гарбуз, милиция линейного управления на станции Киев-Пассажирский имела с этого преступного бизнеса немалую долю дохода, а потому с удивительным благодушием относилась к «лохотрону».

Дружеские отношения с отдельными представителями правоохранительных органов Бабай наладил довольно давно, судя по тому, что бывший замначальника ЛУВД по следствию Александр Литвин, уволившийся много лет назад, работает у него адвокатом. Этот опытный юрист отрабатывает свой хлеб не зря. Так, милицией было задержано несколько групп мошенников, однако под суд пошли девчонки, а доказать причастность Бабая к этим делам так и не удалось.

Грабежи заробитчан

Самыми возмутительными преступлениями были грабежи западноукраинских заробитчан, возвращавшихся из-за границы домой через железнодорожный вокзал Киева. В прошлом году Соломенским районным судом было осуждено к различным срокам лишения свободы несколько групп молодых людей, занимавшихся этим грязным делом, но доказать их причастность к преступной организации Бабая тоже не удалось.

Наиболее распространенным вариантом был тот, когда бандиты врывались, например, в поезд Москва—Ивано-Франковск или другой аналогичный ему по маршруту, имевший стоянку на Киеве-Пассажирском. Проникнув в вагон, злоумышленники находили купе с людьми, имевшими заработок, и по одному выводили в тамбур, где объясняли, что каждый лох, провозящий деньги через Киев, обязан им платить пятую часть. Обычно перепуганные люди пытались отделаться какой-нибудь незначительной суммой, а налетчики в свою очередь, в зависимости от степени испуга своей жертвы, старались вырвать побольше. Но у тех, кого взять на испуг не удавалось, заработанные тяжким трудом деньги отбирали силой и при этом били.

Вообще банды грабителей стали орудовать на вокзале еще в конце 1980-х годов, когда они обирали челночников по наводке проводников поездов и под прикрытием милиции. Сменившие челночников заробитчане из Западной Украины представляют собой удобную мишень для бандитов. Достаточно было принять зверский вид и грозно сказать: ты — лох, а значит, плати.

И опять же, немаловажную роль в этом беспределе сыграла неприглядная позиция милиции, попустительствовавшей бандитам. По словам Вячеслава Гарбуза, если потерпевшие жаловались в линейное управление, их под любым предлогом старались отфутболить, всячески мурыжили, а самым настойчивым делали «возврат». Это означало, что вокзальная милиция знала вымогателей наперечет и в случае надобности легко могла организовать возвращение отобранных денег. Однако таких настойчивых находилось немного.

Бандиты отработали еще несколько схем грабежа. Они, например, выслеживали жертву еще с момента прилета в аэропорт «Борисполь» и через завербованных таксистов передавали информацию о том, когда «клиент» прибудет на железнодорожный вокзал. А там уже грабители заманивали людей в безлюдные закоулки, оглушали ударом сзади и отбирали деньги. Трудно поверить, но по договоренности с милиционерами-операторами из комнаты видеонаблюдения преступники могли с экранов мониторов следить, как их потенциальные жертвы передвигаются по платформам и залам ожидания. Этот факт с горечью вынужден был признать генерал Василий Зарубенко — бывший начальник УМВД на Юго-Западной железной дороге.

После разгрома группировки Бабая для многих сотрудников милиции последовали серьезные оргвыводы: некоторые из них были уволены, расформирован вокзальный отряд «Беркута», слишком подружившийся с бандитами, а оставшееся подразделение патрульно-постовой службы линейного управления внутренних дел было переведено в прямое подчинение вышестоящему УМВД на ЮЗЖД. Но, к сожалению, даже после этого грабежи заробитчан не прекратились, и самое печальное, что этим продолжают систематически заниматься милиционеры. Определяя в толпе пассажиров лиц, приехавших из заграницы, они беспричинно требуют предъявить документы, придираются к таможенным декларациям (которые вообще не в компетенции милиции) и под всякими надуманными предлогами угрожают посадить в кутузку. При этом прозрачно намекают, что выкуп, то есть «штраф», можно уплатить на месте, и тогда они отстанут.

Так, бывший помощник дежурного по линейному отделу был осужден к пяти годам лишения свободы за то, что отобрал у вернувшегося из Португалии заробитчанина 500 евро. Кроме того, Киевской транспортной прокуратурой расследуется еще минимум три аналогичных уголовных дела, где доподлинно известно, что людей грабили работники милиции, но установить их личности не удалось. Спасение утопающих пока продолжает оставаться делом рук самих утопающих, однако вселяет надежду тот факт, что транспортная милиция признает наличие пятен на мундире и старается избавиться от предателей в собственных рядах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №24, 22 июня-25 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно