Полная дегазация по-ужгородски

28 октября, 2011, 13:47 Распечатать Выпуск №39, 28 октября-4 ноября

Газовая авария в Ужгороде 29 августа стала яркой иллюстрацией безалаберщины, непрофессионализма и бесхозяйственности, которые царят в газовых структурах Закарпатья.

© eutg.net

Газовая авария в Ужгороде 29 августа стала яркой иллюстрацией безалаберщины, непрофессионализма и бесхозяйственности, которые царят в газовых структурах Закарпатья (да разве только Закарпатья?). Незначительное (площадью три на семь сантиметров) повреждение газопровода среднего давления вызвало полную «дегазацию» 170 тысяч потребителей на время до 10 дней и тяжело травмировало трех человек, один из которых вскоре умер. Хотя всего этого можно было избежать.

Неадекватность действий ремонтников и ликвидаторов последствий аварии была очевидна уже через несколько дней после ЧП. Однако реальная картина произошедшего и понимание того, какой на самом деле должна была быть реакция на аварию, вырисовываются только теперь.

«Мы предотвратили трагедию, которой не ви­дел мир!»

Прямой причиной аварии стали земляные работы, которые Закарпатс­кий филиал ОАО «Свемон-Запад» про­водил по заказу ПАО «Закар­патьеоблэнерго». Для замены поврежденного высоковольтного кабеля подрядчик с помощью спецмашины для горизонтального бурения должен был сделать под дорожным покрытием прокол от ул. Антоновской до ул. Рус­ской. Как выяснилось позже, «Свемон-Запад» не согласовал свои работы с ПАО «Закарпатгаз», у него не было разрешения Госгорпром­надзора на эксплуатацию спецмашины и выполнение работ повышенной опасности, не оформлен был даже проект работы. Было только разрешение Ужго­родского горисполкома на проведение буровых работ, в котором содержалось четкое предостережение, что перед их началом необходимо получить согласование в соответствующих структурах.

В связи с этим возникает вопрос: возможно ли было вообще предотвратить аварию, если какая-то фирма, не получив необходимых разрешений, самовольно начинает работы в опасной зоне? Оказывается, возможно. Согласно внутренним инструкциям, «Закарпатгаз» обязан регулярно — по меньшей мере, один раз в неделю — выполнять обход газопроводов среднего давления для обнаружения несанкционированных земляных работ, строительства и т.п. И на ул. Антоновс­кой, и на Русской газопровод среднего давления есть.

Разрешение Ужгородского горис­полкома на буровые работы действовало с 15 по 18 августа. Фактически же бурение начали 17 августа, но сразу прекратили из-за поломки машины. После ее ремонта работу возобновили только 23 августа, но снова остановили, поскольку бур отклонился в сторону. Было еще несколько незапланированных остановок, пока мастера добурились до того, что 29 августа повредили газопровод среднего давления (металлическую трубу полуметрового диаметра). То есть спецмашина, которую невозможно не заметить, стояла на обочине ул. Антоновской почти две недели, ее видели местные жители, случайные прохожие, не видел только «Закарпатгаз». Хотя, согласно обходным листам и маршрутным картам, обход газопровода в этот период проводился.

Однако самые интересные события разворачивались после повреждения газовой трубы, которое произошло в 15 часов. Бурильщики вызвали аварийную бригаду «Закарпатгаза», которая прибыла на место в 15:14. Сразу за ней приехал и председатель правления «Закарпатгаза» Юрий Рыбачок. Газ с шипением вырывался из-под земли, заполнял подземные коммуникации, распространялся вокруг. А тем временем по улице беспрепятственно ходили прохожие (кое-кто останавливался и снимал аварию на мобильный телефон), рядом, всего в нескольких метрах, на террасе кафе сидели посетители. Только через час и 12 минут, в 16:12 , микрорайон наконец обесточили.

Еще позже — в 16:40 — по распоряжению первого заместителя председателя правления «Закарпатгаза» отключили газораспределительную станцию (ГРС) «Ужгород», а в 17:06 — и ГРС «Палладь-Комаровцы» (поврежденный газопровод соединял эти две ГРС). После чего областной центр Закарпатья и Ужгородский район
(26 населенных пунктов) с 170 тысячами населения остались без газа. После отключения двух ГРС давление в газопроводе наконец начало падать, хотя газ там еще оставался.

Насколько оправданными были действия руководства «Закарпатгаза»? Через два дня Ю.Рыбачок заявил: «Мы предотвратили трагедию, которой не видел мир. Если бы была зима, я поступил бы так же. Слезы из-за отсутствия газа — это не слезы из-за трагедии». Однако при этом руководитель «Закарпатгаза» «забыл» сказать о нескольких важных моментах.

Газотранспортная сеть — это сложная система, в которой предусмотрены локальные отключения на случай ремонта или аварии. Для этого в газопровод вмонтированы колодцы с запорными устройствами (только в Ужгороде таких — более шестидесяти). Сам газо­провод проложен по закольцованному принципу: если в случае ЧП приходится перекрыть определенный учас­ток, остальной город будет беспрепятственно получать газ. Все, что необходимо было сделать после повреждения трубы на ул. Русской, — перекрыть несколько задвижек, чтобы локализовать аварию. И газовики пытались это сделать, причем сразу в четырех местах — на улицах Будите­лей, Анкудинова, Капушанской и Заньковецкой. Однако ни одна (!) из четырех задвижек не сработала. Давление в трубе не падало, газ продолжал заполнять подземные коммуникации и вырываться наружу. Позже комиссия Госгорпромнадзора обнаружила, что газовые колодцы заи­лены и засорены, а задвижки — заржавели. Хотя, согласно инструкциям, они подлежат ежегодному техосмотру, а по необходимости — и ремонту. Для этого в тариф на газ заложены деньги, которые газовики собирают с потребителей. Согласно паспортам газопровода, техобслуживание задвижек проводилось регулярно, а на самом деле ничего не делалось. Вот почему после небольшого повреждения трубы приш­лось отключать от газа областной центр и Ужгородский район. «Дегаза­ция» спровоцировала в Ужгороде хлебный кризис (большинство пекарен здесь работают на газе, и пока городс­кая власть догадалась организовать подвоз хлеба из соседних районов, в городе на два дня возник острый дефицит хлебобулочных изделий), резкий спрос на электроплитки и их подо­рожание, не говоря уже об отсутствии горячей воды и других неудобствах.

«Ни один человек не предупредил нас, насколько все опасно…»

Однако, несмотря даже на такие радикальные действия, как отключение газа для 170 тысяч потребителей, авария все же вызвала групповой несчастный случай. В 17:07 в кафе «Шериф» взорвалась газовоздушная смесь, вследствие чего тяжелые ожоги получили работница кафе и двое посетителей. Точная причина взрыва не установлена. Специалисты не исключают, что женщина могла прикуривать сигарету (на одном из столиков позже нашли пачку сигарет, зажигалку и окурок), возможно, сработал газовый водонагреватель с открытым пламенем, — ведь в трубах все еще оставался газ. 4 сентября потерпевшая от полученных травм умерла. Хотя трагедии можно было избежать. На случай таких ЧП в «Закарпатгазе» разработан «План локализации и ликвидации аварийных ситуаций и аварий» (ПЛАС). Кроме него, есть «Правила безопасности системы газоснабжения Украины». Оба документа предусматривают конкретные действия на случай аварии, в том числе немедленное перекрытие газа на поврежденном участке и эвакуацию людей из опасной зоны. Ни то, ни другое сделано не было. На протяжении двух часов люди беспрепятственно ходили около места аварии, совсем рядом сидели посетители кафе, дорожное движение перекрыли лишь за несколько минут до взрыва.

Позже выяснилось, что даже ПЛАСа как такового у газовиков нет. Точнее, он был составлен и утвержден председателем правления, как указано на документе, в марте нынешнего года. Однако не прошел обязательного согласования с МЧС и Госгорпром­надзором. Более того, представителю мэрии принесли документ на подпись лишь 30 августа (на следующий день после аварии). А значит, ПЛАС был составлен задним числом. Причем с многочисленными недостатками, без конкретики, как будто документ на скорую руку скачали из Интернета.

Лучше всего действия аварийных бригад на месте ЧП могут описать очевидцы. ZN.UA разыскало одного из потерпевших — Евгения Сабова, который вместе с товарищем сидел на террасе кафе «Шериф» с момента повреждения газопровода и до самого взрыва. Вот что он рассказал:

— 29 августа у меня был выходной, и мы с товарищем решили отдохнуть в кафе. Сидели там с 12:30 и до самого взрыва в 17:07. После 15:00, когда повредили трубу, в кафе забежал какой-то паренек и попросил: «Не курите, потому что произошла утечка газа». И все. На террасе сидело человек семь, кто-то потом уходил, кто-то приходил, то есть посетители свободно заходили в кафе. Газ вырывался из-под земли с шипением и бульканием метрах в десяти, мы чувствовали его запах. Прохожие просто обходили это место и шли дальше. Со временем машина привезла несколько металлических секций, из которых соорудили небольшое ограждение. Однако движение на улице продолжалось. Пешеходы обходили секции, кто-то останавливался и снимал все на мобильник. Спустя некоторое время один из аварийщиков зашел в кафе и попросил барменшу выключить свет. Мы еще помогли ей занести внутрь оборудование для разлива кваса. После этого дальше спокойно сидели на террасе. Возле места аварии собрались какие-то люди в костюмах, они переговаривались, кто-то куда-то звонил по телефону, но никаких работ не проводили. К нам вообще никто не подошел и не предупредил, насколько все опасно. Если бы хоть кто-то сказал, что отсюда лучше уйти, мы бы так и сделали. Кому нужны эти ожоги и травмы?.. Где-то за 15 минут до взрыва приехали из МЧС и ГАИ, автомобильное движение на улице перекрыли. А пешеходы и дальше спокойно ходили рядом. После 17:00 мы с товарищем решили уйти из кафе (другие посетители к тому времени уже разошлись). Зашли внутрь, рассчитались с женщиной, которая сидела за столиком и что-то писала, и двинулись к выходу. В этот момент и прогремел взрыв. Я шел сзади, поэтому мне обожгло всю спину, взрывной волной меня отбросило под ограду. Я был в сознании, но в шоке, — боли не чувст­вовал совсем. Видел, как к кафе побежал пожарный со шлангом, крикнув мне на ходу: «Иди к перекрестку, там «скорая». И я пошел. На мне была футболка и джинсы, с голых рук лоскутами свисала кожа… В больнице мне поставили диагноз — ожоги 2—­
3-й степени, обожжено 50 процентов поверхности тела. Я лежал в ожоговом центре до 10 октября, перенес несколько операций по пересадке кожи, теперь лечусь амбулаторно. Товарищ мой все еще в больнице…».

После ЧП на ул. Русской областное управление Госгорпромнадзора провело расследование причин аварии, по результатам которого названы конкретные лица, допустившие нарушение нормативных актов, что привело к групповому несчастному случаю. Как указано в акте расследования аварии от 12 сентября, это директор и главный инженер Закарпатского филиала ОАО «Свемон-Запад» (которые проводили земляные работы без проекта и необходимых согласований), главный инженер Ужгородского МРЭО (допустивший подрядчика к выполнению работ без согласований с соответствующими структурами), начальник службы подземных газопроводов Ужгородского управления ПАО «Закарпатгаз», главный инженер и первый заместитель председате­ля правления «Закарпатгаза» (которые не следили за техническим состоя­нием и эксплуатацией подземного газопровода), а также председатель правления «Закарпатгаза» (не обеспечивший немедленное отключение поврежденного участка от газоснабжения).

Представитель «Закарпатгаза», который тоже входил в состав комиссии по расследованию причин аварии, отказался подписать акт с заключением. Какие контраргументы есть у газовщиков в их пользу, узнать не удалось. ZN.UA обратилось в ПАО «За­кар­патгаз» за комментарием председателя правления, на что от пресс-службы ведомства получило ответ: «Председатель правления очень занят, но как только освободится, мы свяжемся с вами». С тех пор прошло более двух недель, но руководитель «Закарпатгаза» так и не нашел времени для встречи с журналистом.

А что с выводами?

Акт по расследованию аварии управление Госгорпромнадзора передало в прокуратуру области. Которая сразу после ЧП возбудила уголовное дело по ч. 2 ст. 272 Уголовного кодекса (грубое нарушение правил безопасности во время выполнения работ с повышенной опасностью). «Закарпат­газ» на сотрудничество с правоохранителями идет не очень охотно. Как посчастливилось узнать автору материала, руководство ПАО отказывалось выдавать необходимую для расследования документацию, пока его не предупредили об изъятии документов силовым методом с применением «маски-шоу». Сейчас уголовное дело находится на стадии расследования, обвинение предъявлено директору и главному инженеру областного филиала «Свемон-Запад». ZN.UA поинтересовалось в прокуратуре области, известно ли, в каком состоянии сейчас газотранспортная сеть Ужгорода. «По документам «Закарпатгаза», сеть находится в удовлетворительном состоянии, — был ответ. — Однако ее проверку не проводили, поскольку эта процедура очень сложная. Также не проведена пожарно-техническая экспертиза из-за отсутствия специалистов».

Происшествие на ул. Русской бы­ло предметом рассмотрения и комиссии по чрезвычайным ситуациям Закарпатской ОГА. Которая, во-пер­вых, признала аварию ЧП государст­венного уровня, а во-вторых, изучив действия газовщиков, пришла к выводу, что председатель правления «За­карпатгаза» Ю.Рыбачок не соответствует занимаемой должности. О чем было подготовлено соответствующее обращение к руководству НАК «Наф­тогаз Украины». Кстати, запуск газопровода после ликвидации аварии тоже происходил в «чрезвычайном» режиме. К ряду многоэтажек газ подключили без присутствия газовиков и обязательной продувки сети. Бывали неединичные случаи, когда после открытия вентиля газ появлялся не только в запланированном доме, но и совсем в другом месте, где его никто не ждал. То, что удалось избежать новых ЧП, можно считать настоящим чудом…

Последствия летней аварии ужгородские учреждения и предприятия ощутили только теперь, с началом отопительного сезона. «Закарпатгаз» подготовил им «приятный сюрприз» — список из разрешительных документов (более 13 позиций), которые необходимо получить в разных инстанциях для восстановления газоснабжения. Большинство из них абсолютно формальные, однако требуют времени, выстаивания в очередях и денег (официальных и неофициальных). Кроме того, к каждому газовому котлу должно быть прикреплено ответственное лицо, которому для этого необходимо пройти платные курсы и сдать экзамен представителю «Закарпатгаза». Таким образом, организация, которая своими непрофессиональными действиями углубила последствия ЧП, еще и воспользовалась этим, чтобы стянуть деньги с потребителей, никакого отношения к аварии не имеющих.

Впрочем, главный вопрос всей этой истории другой: сделаны ли надлежащие выводы из ЧП на ул. Рус­ской? Вряд ли. «Закарпатгаз» не устраняет причины аварии, перечисленные в акте расследования, более того — не допускает для проверки на свои объекты органы государственного надзора. План по ликвидации аварий до сих пор так и не согласован с МЧС и Госгор­пром­надзором. Зато руководство ПАО собирает у своих подчиненных по районам… подписи в свою поддержку, которые рассылает в Генпрокуратуру, Кабмин, ОГА и т.п. После ликвидации последствий аварии Госгорпромнадзор обязал газовщиков провести экспертизу задвижек для оценки их технического состояния. Те ответили — экспертизу проводить можно, лишь когда в газопроводе нет газа, теперь это невозможно сделать. То есть за все время, пока в Ужгороде и районе было отключено газоснабжение (последние многоэтажки подключили к газу аж через 10 дней — 8 сентября), газовщики так и не были в состоянии проверить задвижки. А значит, если не дай Бог произойдет новое ЧП, они снова могут не сработать. И что тогда — снова придется отключать от газа весь город и район? Или, может, уже всю область?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно