Нравственная нищета

11 ноября, 2011, 14:56 Распечатать Выпуск №41, 11 ноября-18 ноября

Дикость — другое слово не подходит, когда слышишь об инциденте, случившемся июльской ночью в луганском ресторане «Баккара».

© А. Дудуша

Дикость — другое слово не подходит, когда слышишь об инциденте, случившемся июльской ночью в луганском ресторане «Баккара». Это дело — словно фото, на котором запечатлена сценка, ярко характеризующая нашу современную действительность и ее нравы. Притом не только главных «героев» инцидента. Забыто, что поднять руку на женщину — аморально. Что не вступиться за женщину — трусость. Забыто, что женщина, рассчитывая на благородное мужское отношение к себе, тоже должна соответственно себя вести…

8 ноября в Ленинском районном суде Луганска начались слушания по делу депутата Луганского городского совета Романа Ландика. Уголовное дело по ч. 3 ст. 296 («злостное хулиганство» — срок до пяти лет) прокуратура Луганской области возбудила против него 7 июля. Поводом послужила рядовая в общем-то ссора с потасовкой, произошедшая в ночь на 4 июля в Луганском ресторане «Баккара».

Участие в инциденте сына народного депутата от Партии регионов Владимира Ландика депутата городского совета от той же партии Романа Ландика обеспечило данному событию небывалый для Украины резонанс. В результате практически весь июль и часть августа тема «Депутат Ро­ман Ландик избил эротическую фотомодель Машу Коршунову» являлась одной из самых популярных для многих отечественных СМИ. А скандальное видео с камер наблюдения ресторана, на котором запечатлен инцидент, просмотрели сотни тысяч пользователей не только в Украине, но и за ее пределами. Совершенно очевидно, что тема эта подогревалась искусственно и видео оказалось достоянием общественности не случайно. Так же, как громкий инцидент с водителем Ландика-стар­шего и сержантом ГАИ. Случай нашумевший, но ставший достоянием общественности преимущественно в трактовке правоохранителей… Может, теперь, когда у экс-министра Могилева будет полно дел в Крыму, правоохранители и суды смогут разбираться с «завод­ным» семейством Ланди­ков в более спокойной обстановке?

Два соседних столика. За одним женская, за другим мужская компания. За столик девушек, в числе которых Мария Коршунова, подсаживается Максим Поляков. У него родился ребенок, и он предлагает угостить девушек по этому поводу. Делает заказ. Официантка приносит напиток. Мария Коршу­нова демонстративно смахивает со стола стакан, облив брюки Мак­сима. Тот недовольный уходит. Спустя несколько минут к столику подходит Роман Ландик и, в отместку за друга, пытается полить Машу из своего стакана. Она выплескивает ему в лицо содержимое графина, стоящего на его столе.

Молодые люди начинают ругаться. Маша берет в правую руку горлышко графина. Роман протягивает руку к девушке и получает эффектный удар графином по голове. Ландик хватается за окровавленную голову, а затем бросается с кулаками на обидчицу, но его оттягивают его друзья. Роман уходит, смывает кровь с разбитой головы, и спустя некоторое время, возвращается, силой стягивает Марию с дивана и оттаскивает ее за волосы от столика. Разумеется, мы не знаем, что сказал ей Роман или Максим, но возьмем на себя смелость констатировать очевидное: первый удар нанесла Мария.

Вот, в принципе, и все, что можно почерпнуть из скандально известной записи камер наблюдения. По показаниям свидетелей, Ландик в дальнейшем вызвал ми­ли­цию и удерживал Коршунову до прибытия милицейского патруля. Обстановка в ресторане при этом была обычной.

Что сделаете вы, если девушка вас будет провоцировать на конфликт, а затем нанесет удар по голове и кровь зальет вам лицо? Лично у меня готового ответа нет. Роман Ландик ответил грубой силой. И теперь очень сожалеет. Потому что мог быть пострадавшим, а прослыл «демонстративно-показательным» мажором-хулиганом и переехал в СИЗО. Несмотря на то что девушка, на которую он поднял руку, к нему… претензий не имеет. Впрочем, судя по всему, и за повреждения, нанесенные Ландику ее рукой, она также не будет отвечать. Почему? Увы, расследование этого случая оставляет не меньше вопросов, чем сам эпизод, легший в основу уголовного дела.

Адвокат Романа Ландика На­талья Сусликова считает, что действия ее подзащитного должны быть расценены как самооборона и последующее задержание лица, нарушившего закон. Причем его действия адекватны насилию, которому он подвергся в той ситуации. Об этом она заявила журналистам после окончания предварительного слушания по уголовному делу. По словам адвоката, сама Коршунова признала, что первой нанесла Ландику удар.

В любом случае задача суда установить виновность или невиновность в инкриминируемом пре­ступлении, а не оценивать джентльменские качества обвиняемого. Кстати, Мария Коршунова — тоже не безызвестная личность. Как выяснилось, девушка — известная фотомодель которая, как пишет «Украинская правда», боль­ше известна как некая Mila I…

Интересно то, что участники инцидента уже давно урегулировали свои отношения и не имеют взаимных претензий. В открытом письме Марии Коршуновой, которое ее адвокат Игорь Зазымкин передал СМИ, говорится: «У меня нет конфликта с семьей Ландика. Происшествие в ресторане «Бакка­ра» было урегулировано еще 6-го июля, когда я, вместе с Романом Ландиком, написали заявления в прокуратуру о том, что у нас нет никаких — подчеркиваю, НИКАКИХ, — претензий друг к другу.

Я ничего не могу сказать плохого в отношении семьи Ландика Владимира Ивановича и его сына Романа. Он хороший отец, пытается защитить своего сына и сделать все от него зависящее по данному вопросу. Это достойно уважения. Мои родители поступили бы так же. Мы действительно достигли полного взаимопонимания.

Раньше я избегала какого-либо общения со СМИ. Причина простая — кампания в СМИ больше всего напоминает травлю и чей-то заказ. Я не хотела быть орудием в чьих-либо руках. Очевидно, что всех интересовало не произошедшее в ресторане, а семья Владимира Ландика и его возможное влияние на политические процессы как народного депутата Украины.

Я сожалею, что всё так произошло и что я была втянута в судебное разбирательство. Я не имею никаких претензий к Ландику Роману Владимировичу, как и он ко мне. У него скоро родится ребёнок, и я не хочу лишать его отцовской заботы. Он должен заниматься его воспитанием, а не сидеть в тюрьме».

Однако у правоохранительных органов на этот счет свое мнение. «Это дело — не частное обвинение, поэтому никакие соглашения здесь не проходят. Это публичное дело, хулиганство. Даже если бы девушка не писала заявления, мы бы все равно его расследовали», — заявил начальник Главного следственного управления МВД Василий Фа­ринник.

Пленум Верховного суда Украины в своем постановлении от 22.12.2006 № 10 «О судебной практике по делам о хулиганстве» разъяс­нил, что согласно ч. 1 ст. 296 УК следует отличать хулиганство от иных преступлений и действий, сопровождающихся причинением телесных повреждений, вызванных неправильными действиями потерпевших. Их следует квалифици­ровать по статьям УК, которые предусматривают ответственность за преступления против личности. Хулиганство — это умышленное грубое нарушение общественного порядка по мотивам явного неуважения к обществу, сопровождаемое особой дерзостью или исключительным цинизмом. Что касается расследования данного дела, то удивляет рвение милиции, которая, невзирая на примирительные за­явления (от 6.07.2011 г.) сторон конфликта, объявляет в розыск Ландика, уехавшего с женой на отдых в Сочи. Налицо также небывалая оперативность — уже 7 июля его задерживает Интерпол. Это при том, что находящиеся в розыске у нас, бывает, месяцами проживают по своим адресам, но их никто не может «найти»…

Не ясно, почему из участников конфликта хулиганом нарекли исключительно Ландика и почему тогдашний глава МВД с экрана ТВ уверял, что именно Ландик будет сидеть в тюрьме до окончания расследования? Чем в данном случае руководствовались органы следствия — законом, моралью или целесообразностью ? А может, у них была своя особенная логика? Или чей-то заказ?...

Во всяком случае, уже очевидно, что обвинения следствия о том, что Роман Ландик, использовав якобы «... малозначительный повод, грубо нарушил общественный порядок по мотивам явного неуважение к обществу, что сопровождалось особой дерзостью и исключительным цинизмом, было связано с сопротивлением гражданам, которые пресекали хулиганские действия...», не просто не соответствует фактическим обстоятельствам дела, но до неузнаваемости искажает картину реальных событий. Конечно, при условии, если не считать рваную рану головы малозначительным поводом, задержание правонарушителя — умышленными действиями, нарушающими общественный порядок, а передачу его органам правопорядка — «пресечением преступных действий работниками милиции»…

Что характерно для всей этой истории: отвратительный эпизод, происшедший в ресторане, высветил не только нравственный уровень его непосредственных участников. Под «свет рампы» попали и остальные граждане, присутствовавшие в тот день в ресторане, при молчаливом согласии которых все произошло; и расследующие данный эпизод; и те, кто на самом верху руководит (вернее, руководил) расследующими это происшествие. И, пожалуй, никому в этом свете не удалось сохранить лицо…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно