Новый Уголовный процессуальный кодекс Украины нарушает принцип верховенства права

22 марта, 2013, 21:10 Распечатать Выпуск №11, 22 марта-29 марта

Кроме несоблюдения конституционной процедуры принятия этого закона были допущены и нарушения Украиной обязательства уважать права человека.

Законом Украины №475/ 97-ВР от 17.07.1997 г. ратифицирована Конвенция о защите прав человека и основополагающих свобод 1950 г., подписанная от лица Украины 9 ноября 1995 г. (далее — Конвенция).

Согласно ст. 9 Конституции Украины и ст. 19 Закона Украины "О международных договорах Украины" действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, являются частью национального законодательства Украины и применяются в порядке, предусмотренном для норм национального законодательства. 

При этом, если международным договором Украины установлены иные правила, чем предусмотренные в соответствующем акте законодательства Украины, то применяются правила международного договора.

Таким образом, указанная Конвенция является частью национального законодательства, то есть имеет силу закона и приоритет перед внутренним национальным законодательством.

Согласно ст. 1 Конвенции (обязательство соблюдать уважение к правам человека) Государство Украина, как Высокая Договаривающаяся Сторона, гарантирует каждому, кто находится под ее юрисдикцией, права и свободы, определенные в разде-ле I этой Конвенции. 

Согласно ст. 8 Конституции Украины в Украине признается и действует принцип верховенства права.

Согласно ст. 22 Конституции Украины конституционные права и свободы гарантируются и не могут быть упразднены.

При принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема имеющихся прав и свобод.

Таким образом, изложенные выше обязательства Государства Украина, определенные в ст. 1 Конвенции, и положения Конституции Украины и Закона Украины "О международных договорах Украины" свидетельствуют о следующем:

— государство Украина гарантирует каждому, кто находится под ее юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I Конвенции;

— главной обязанностью государства является именно утверждение и обеспечение прав и свобод человека;

— конституционные права и свободы гарантируются государством Украина и не могут быть упразднены;

— при принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы государство Украина не допускает сужения содержания и объема уже существующих прав и свобод.

То есть, во-первых, каждый гражданин, на основании указанных положений Основного Закона имеет правомерные ожидания, что его права и свободы, предусмотренные Конституцией Украины и Конвенцией, будут не только гарантироваться государством, но и уважаться, реализовываться властью и, тем более, не будут в будущем сужены по содержанию и объему.

Во-вторых, каждый гражданин имеет правомерные ожидания и относительно того, что органы государственной власти, их должностные лица будут действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, предусмотренным Конституцией и законами Украины.

Однако упомянутые выше правомерные ожидания граждан, находящихся под юрисдикцией Государства Украина, были проигнорированы Верховной Радой Украины во время принятия нового Уголовного процессуального кодекса Украины 2012 г. Не оправдал правомерных ожиданий граждан и президент Украины, который, несмотря на наличие достаточной информации о нарушении процедуры при принятии нового УПК, подписал его.

Такой вывод следует из приведенного ниже.

Согласно ст. 6 Конституции Украины, органы законодательной, исполнительной и судебной власти осуществляют свои полномочия в установленных этой Конституцией пределах и в соответствии с законами Украины.

В соответствии со ст. 91 Конституции Украины, Верховная Рада Украины принимает законы, постановления и другие акты большинством от ее конституционного состава (не менее 226 народных депутатов).

Согласно ч. 3 ст. 84 Конституции Украины, голосование на заседаниях Верховной Рады Украины осуществляется народным депутатом Украины
лично.

В своем Решении № 17-рп/2002 (абз. 2 п. 2 резолютивной части) от 17.10.2002 г. Конституционный суд Украины разъяснил, что Верховная Рада Украины правомочна принимать законы... при условии присутствия на ее пленарных заседаниях на момент голосования не менее такого количества народных депутатов Украины, которое, согласно Конституции Украины, необходимо для принятия соответствующего решения.

То есть во время принятия закона на момент голосования на пленарном заседании парламента должно быть не менее 226 народных депутатов.

Кроме того, в Решении Конституционного суда №11-рп/98 от 07.07.98 г. указано, что положение ч. 2 ст. 84 Конституции Украины надо понимать так, что решения Верховной Рады Украины, в частности законы, "принимаются только на пленарном заседании Верховной Рады Украины при условии непосредственного участия народных депутатов Украины в голосовании и наличия установленного Конституцией Украины, законом о Регламенте Верховной Рады Украины количества голосов в их поддержку".

Положение ч. 3 ст. 84 Конституции Украины относительно осуществления народным депутатом Украины голосования на заседаниях Верховной Рады Украины означает его непосредственное волеизъявление независимо от способа голосования, то есть народный депутат Украины не имеет права голосовать за других народных депутатов Украины на заседаниях Верховной Рады.

Именно с учетом указанных положений национального законодательства необходимо определиться, в соответствии ли с его требованиями приняла 13.04. 2012 г. Верховная Рада новый Уголовный процессуальный кодекс Украины, вступивший в силу 20.11.2012 г.

По моему глубокому убеждению, во время принятия этого закона были нарушены приведенные выше требования Конституции Украины:

— вопреки требованиям ст. 91 Основного Закона во время голосования за проект УПК Украины на пленарном заседании в сессионном зале парламента было значительно меньше народных депутатов Украины от того количества, которое, согласно Конституции Украины, необходимо для принятия соответствующего решения, то есть менее 226 (согласно данным, приведенным в средствах массовой информации, — около 50);

— несмотря на требования ч. 3 ст. 84 Конституции Украины голосование за проект УПК Украины на заседании Верховной Рады осуществлялось лишь присутствующими (в количестве около 50) на то время народными депутатами Украины, в том числе и за отсутствующих народных депутатов, карточки которых "проголосовали" за этот закон; 

— исключительно таким способом, то есть голосованием за отсутствующих, народные депутаты, присутствующие в сессионном зале парламента, смогли обеспечить необходимое количество голосов, предусмотренное ст. 91 Конституции Украины для принятия этого закона.

Таким образом, во время принятия нового УПК Украины народные депутаты действовали вне пределов предоставленных им полномочий и вопреки основаниям и способу, определенным указанными выше положениями Конституции Украины, что также является грубым нарушением требований ч. 2 ст. 19 Основного Закона нашего государства.

Кроме того, в этом случае не сработали и предусмотренные Конституцией Украины гарантии от нарушения процедуры принятия и утверждения Верховной Радой Украины законов Украины. 

Во-первых. Согласно ст. 102 Конституции Украины президент Украины является гарантом соблюдения требований Основного Закона — Конституции Украины, прав и свобод человека и гражданина.

Согласно положениям п. 30 ч. 1 ст. 106 Конституции Украины президент Украины имеет право вето относительно принятых Верховной Радой Украины законов с последующим возвратом их на повторное рассмотрение Верховной Раде Украины.

Учитывая приведенные выше нарушения требований Конституции Украины во время принятия нового УПК, президент как гарант соблюдения Конституции обязан был наложить вето на принятый закон, однако этим правом не воспользовался и 14.05.2012 г. подписал его.

Изложенное свидетельствует о том, что действия народных депутатов, присутствовавших в сессионном зале Верховной Рады Украины 13.04.2012 г. и обеспечивших принятие нового УПК вопреки определенной Конституцией Украины процедуре, были в полной мере согласованными с действиями президента, который подал проект указанного закона на рассмотрение Верховной Раде Украины, а потом его подписал и сделал достоянием гласности.

Во-вторых, в соответствии с положениями ст. 152 Конституции, законы, по решению Конституционного суда Украины, признаются неконституционными, если они не отвечают Конституции, или если была нарушена установленная Конституцией процедура их рассмотрения, принятия или вступления в силу.

Вместе с тем следует учесть, что согласно ст. 148 Основного Закона, президент и Верховная Рада Украины назначают фактически 2/3 состава Конституционного суда, что вызывает обоснованное сомнение в его независимости от того же президента и подчиненного ему большинства в Верховной Раде, а также в беспристрастности этого органа конституционной юрисдикции относительно признания неконституционным принятого с нарушениями нового УПК.

В подтверждение того, что новый УПК Украины был принят больше по политическим соображениям, а не из правовой целесообразности, и что обращение в Конституционный суд по поводу его обжалования не будет эффективным, свидетельствует хотя бы тот факт, что со времени избрания президентом Украины
В.Януковича Конституционный суд Украины постановил лишь одно (!) решение, которым закон Украины признан неконституционным в связи с нарушением процедуры его принятия (№ 20-рп/ 2010 от 30.09.2010 г., которым был признан неконституционным Закон №2222-IV от 08.12.2004 г. "О внесении изменений в Конституцию Украины" (о так называемой конституционной реформе).

Вместе с тем в других случаях неоднократные обращения на протяжении 2010–2012 гг. народных депутатов в Конституционный суд с представлениями о признании явно неконституционных законов Украины неконституционными на аналогичных основаниях удовлетворены не были.

Все изложенное выше свидетельствует о неэффективности обращения в Конституционный суд Украины с представлением о признании Уголовного процессуального кодекса неконституционным из-за нарушения процедуры его принятия и утверждения.

Но кроме несоблюдения конституционной процедуры принятия этого закона были допущены и нарушения Украиной обязательства уважать права человека.

Так, в соответствии со ст. 1 Конвенции Государство Украина, как Высокая Договаривающаяся Сторона, гарантирует каждому, кто находится под ее юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I этой Конвенции. 

Вместе с тем, приняв новый УПК вопреки конституционной процедуре, Государство Украина нарушило взятое на себя указанное обязательство, поскольку в новом УПК есть ряд норм, противоречащих требованиям как Конституции Украины, так и международному законодательству. 

Прежде всего, в этом кодексе поднимаются требования ст. 5 Конвенции "Право на свободу и личную неприкосновенность". 

Так, ст. 177 нового УПК предусматривается, что целью применения меры пресечения является обеспечение выполнения подозреваемым, обвиняемым возложенных на него процессуальных обязанностей. Вместе с тем законодатель существенно расширил, по сравнению с предыдущим кодексом, исчерпывающий (до этого времени) перечень оснований для применения меры пресечения, в том числе и взятие под стражу, дополнив его "предотвращением попыток препятствовать уголовному производству иным образом".

Указанное положение не только не соответствует положениям УПК Украины (в ред. 1960 г.) и является существенным сужением прав человека и гражданина, что не только нарушает требования ст. 22 Конституции, но и противоречит требованиям
ст. 5 Конвенции, поскольку фактически выдвигает новое основание, в том числе и для лишения свободы, не предусмотренное этим международно-правовым документом, нормы которого являются не просто частью национального законодательства, но и приоритетными при принятии решений.

Более того, в соответствии со ст. 155 УПК Украины (в ред. 1960 г.) взятие под стражу как мера пресечения могло применяться в делах о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание только в виде лишения свободы на срок более трех лет, в других делах — только в исключительных случаях.

Вместе с тем в соответствии с требованиями ч. 2 п. 1 ст. 183 нового УПК мера пресечения в виде содержания под стражей может быть применена и к лицу, которое подозревается или обвиняется в совершении преступления, за которое законом предусмотрено основное наказание в виде штрафа в размере более трех тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, исключительно в случае, если прокурором, кроме наличия оснований, предусмотренных ст. 177 этого кодекса, будет доказано, что подозреваемый, обвиняемый не выполнил обязанностей, возложенных на него при применении другой, ранее избранной меры пресечения, или не выполнил в установленном порядке требований относительно внесения средств как залога и предоставления документа, это подтверждающего.

То есть эта норма расширяет круг лиц, к которым может быть применена указанная так называемая исключительная мера пресечения в виде содержания под стражей.

Более того, в соответствии с ч. 7 ст. 194 УПК Украины к подозреваемому, обвиняемому в совершении преступления, за которое предусмотрено основное наказание в виде штрафа в размере более трех тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, может быть применена мера пресечения только в виде залога или содержания под стражей.

Таким образом, новый УПК Украины устанавливает, что относительно лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено основное наказание в виде штрафа в размере более трех тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан, в случае отсутствия у него средств для внесения залога может быть избрана мера пресечения только в виде содержания под стражей!!!

Такая норма также противоречит положениям ст. 5 Конвенции, согласно которой подозреваемого/обвиняемого могут содержать под стражей, если обоснованно считается необходимым предотвратить совершение им правонарушения или его бегство после совершения правонарушения, но никак не в случае отсутствия у указанного лица средств для внесения залога.

Дальше еще интереснее.

Ст. 6 Конвенции "Право на справедливый суд" предусматривает, что каждый имеет право на справедливое и публичное рассмотрение его дела в течение разумного срока независимым и беспристрастным судом, установленным законом, который установит обоснованность любого выдвинутого против него уголовного обвинения.

В соответствии со ст. 214 нового УПК Украины следователь, прокурор безотлагательно, но не позднее чем через 24 часа после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления им из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование. При этом досудебное расследование начинается с момента внесения сведений в Единый реестр досудебных расследований.

То есть новый УПК Украины не предусматривает ни единой гарантии для защиты своих прав лицом, относительно которого уголовное производство может быть начато необоснованно.

Так, в новом УПК Украины, по сравнению с предыдущим, отсутствуют:

— обязанность следователя/прокурора письменно предупредить лицо, которое сообщает о преступлении, об уголовной ответственности за заведомо неправдивое сообщение;

— обязанность следователя/прокурора проверить изложенные в заявлении или сообщении о преступлении обстоятельства для выяснения, действительно ли есть основания для начала досудебного расследования;

— обязанность следователя/прокурора принять письменное решение о начале досудебного расследования, поскольку, согласно положениям нового закона, такое расследование начинается автоматически. И это даже несмотря на то, что в ст. 110 нового УПК Украины четко указано, что решения следователя и прокурора принимаются только в форме постановления.

О существенном расширении возможностей для открытия уголовного производства и применении мер процессуального принуждения к лицам, относительно которых начато в таких случаях досудебное расследование (то есть ограничение объема и содержания прав граждан), свидетельствует и тот факт, что следователи и прокуроры могут теперь начинать следственные (розыскные) и негласные следственные (розыскные) действия даже при выявлении обстоятельств, которые только могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения. Для сравнения. Согласно ст. 94 предыдущего УПК Украины, уголовное дело могло быть возбуждено только в тех случаях, когда было достаточно данных, указывающих на наличие признаков преступления.

Кроме того, новый УПК, несмотря на требования Конституции Украины, а также в отличие от предыдущего кодекса, лишает лицо, относительно которого начато досудебное расследование, права обжаловать такое решение в суде, который установил бы обоснованность начала досудебного расследования или признал его незаконным и, как следствие, прекратил бы незаконное и необоснованное вмешательство в охраняемые права и свободы такого человека. 

При этом законодатель не учел даже разъяснений Конституционного суда №3-рп/2003 от 30.01.2003 г., где четко указано, что "невозможность рассмотрения судом жалобы на постановление о возбуждении уголовного дела относительно определенного лица на стадии досудебного следствия, перенесение ее проверки судом на стадию предварительного рассмотрения уголовного дела или на стадию рассмотрения его по сути, отсрочка судебного контроля ограничивают конституционное право человека на судебную защиту, которая является гарантией всех прав и свобод человека и гражданина".

То есть речь идет не только о существенном сужении уже предоставленных прав национальным законодательством, но и международным.

О явной неконституционности отмены стадии доследственной проверки и возбуждения уголовного дела с обязательством немедленно вручить копию соответствующего постановления лицу, интересов которого оно касается, и предоставить ему возможность обжаловать начало досудебного производства в суде, свидетельствует следующее. 

В соответствии с положением ст. 21 Закона Украины "О прокуратуре", ст. 11 п. 24 Закона Украины "О милиции", п. 78.4 ст. 78 Налогового кодекса Украины для осуществления проверки указанные органы принимают письменное решение, в котором указывают основания проверки.

Более того, решения правоохранительных органов о проведении проверок могут быть обжалованы в порядке административного судопроизводства, хотя во время таких проверок лицо испытывает значительно меньшее вмешательство в его права и свободы, чем во время досудебного расследования.

В то же время новый УПК Украины фактически засекретил начало досудебного расследования, вопреки уже предоставленным правам человеку и гражданину, что непозволительно.

Согласно положениям п. с)
ч. 3 ст. 6 Конвенции каждый обвиняемый в совершении уголовного правонарушения имеет право защищать себя лично или использовать юридическую помощь защитника.

При этом ст. 93 нового УПК Украины предусмотрено, что собирать доказательства, кроме стороны обвинения, может и сторона защиты, а именно: подозреваемый, обвиняемый, осужденный, оправданный, их защитники.

То есть право собирать и предъявлять доказательства, а также хлопотать перед стороной обвинения или судом о проведении каких-либо следственных (розыскных) действий с целью установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного производства, имеет только лицо, которое находится в вышеназванном статусе, и его защитники. 

В то же время, лицо, относительно которого начато уголовное производство и которое не получило в таком уголовном производстве статус подозреваемого или обвиняемого (а такой статус оно может не получить довольно длительное время), по новому УПК Украины полностью лишено права защищаться в пределах такого уголовного производства как лично, так и с помощью защитника.

Свидетельством этого являются новые нормы уголовного процессуального законодательства, а именно:

— ст. 276 УПК, где указано, что сообщение о подозрении осуществляется и в случае наличия достаточных доказательств для подозрения лица в совершении уголовного правонарушения (то есть не только с момента задержания или избрания меры пресечения);

— ст. 283 УПК, в соответствии с которой прокурор обязан в кратчайший срок после сообщения лицу о подозрении обратиться в суд с обвинительным актом или закрыть уголовное производство.

И это при том, что между названными процессуальными действиями есть еще стадия открытия материалов другой стороне. То есть фактически лицо в течение всего досудебного расследования может быть даже не допрошено как подозреваемое, следовательно, не сможет защищаться от нарушения его прав, поскольку после сообщения лицу о подозрении прокурор обязан в кратчайший срок обратиться в суд с обвинительным актом.

Еще большим наступлением на уже предоставленные права гражданам, находящимся под юрисдикцией Украины, является ограничение их права на молчание.

Так, согласно ст. 63 Конституции Украины, лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения относительно себя, членов семьи или близких родственников, круг которых определен законом. 

А тем временем, п. 3 ч. 1 ст. 66 нового УПК противоречит и существенно сужает содержание названной выше ст. 63 Конституции Украины в части отказа свидетеля давать показания относительно себя, близких родственников и членов семьи, предоставляя такое право лицу отказаться от дачи только тех показаний, которые могут стать основанием для подозрения, обвинения в совершении им, близкими родственниками или членами семьи уголовного правонарушения. 

Аналогично новый УПК ограничивает и права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, что тоже является грубым нарушением требований ст. 22 Основного Закона.

Но ведь возможность давать показания или отказаться их давать и отвечать на вопросы, тесно связана с презумпцией невиновности человека. Так, Европейский суд по правам человека констатировал наличие этих прав: "Суд напоминает, что право на молчание и его составную часть — право не свидетельствовать против самого себя, в статье 6 Конвенции специально не упомянуты, однако они являются общепризнанными международными нормами, лежащими в основе понятия справедливой процедуры, о которой гласит статья 6. Их содержание inter alia — в защите обвиняемого от злонамеренного принуждения со стороны власти, что помогает избежать судебных ошибок и достичь целей, поставленных статьей 6. В частности, это право способствует тому, чтобы обвинение не прибегало к доказательствам, полученным вопреки воле обвиняемого с помощью принуждения или давления. В этом смысле это право тесно связано с презумпцией невиновности, содержащейся в п. 2 ст. 6 Конвенции. Право не свидетельствовать против самого себя — это прежде всего право обвиняемого хранить молчание" (см. Saundersv. TheUnitedKingdom, 17 December 1996, no. 19187/91, 1996-VI).

Согласно ст. 13 Конвенции, каждый, чьи права и свободы, признанные в этой Конвенции, были нарушены, имеет право на эффективное средство юридической защиты в национальном органе, даже если такое нарушение было совершено лицами, осуществлявшими свои официальные полномочия.

Более того, и согласно положениям ст. 55 Конституции Украины, права и свободы человека и гражданина защищаются судом. Каждому гарантируется право на обжалование в суде решений, действий или бездействий органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных и служебных лиц.

А тем временем ст. 303 нового УПК Украины предусматривает, что на стадии досудебного производства к следственному судье могут быть обжалованы только ограниченные этим законом решения, действия или бездействие следователя или прокурора, и то не всеми участниками процесса, а именно:

— бездействие, заключающееся в невнесении сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований, в невозвращении временно изъятого имущества, а также в неосуществлении других процессуальных действий, которые он обязан совершить в определенный этим кодексом срок;

— решение о прекращении досудебного расследования, о закрытии уголовного производства, об отказе в признании пострадавшим;

— решение, действия или бездействие при применении мер безопасности;

— решение об отказе в удовлетворении ходатайства о проведении следственных (розыскных) действий, негласных следственных (розыскных) действий;

— решение об изменении порядка досудебного расследования.

Жалобы на другие решения, действия или бездействие следователя или прокурора не рассматриваются в ходе досудебного расследования и могут быть предметом рассмотрения только во время подготовительного производства в суде согласно правилам статей 314–316 этого кодекса.

Из изложенного выше видно, что новый УПК существенно уменьшает объем прав участников процесса по сравнению с предыдущим УПК (в ред. 1960 г.), ст. 234 которого предусматривала, что любое решение, действие или бездействие следователя на стадии досудебного следствия может быть обжаловано прокурору (более того, такую жалобу рассматривали в течение трех дней!).

В таком же порядке УПК Украины в редакции 1960 г. предусматривал возможность обжалования на стадии досудебного следствия и любого решения, действия или бездействия прокурора. Такая жалоба подавалась вышестоящему прокурору и рассматривалась также в трехдневный срок. Более того, действия следователя и прокурора можно было обжаловать и до суда.

Таким образом, новый УПК Украины лишил сторону защиты права непосредственно в ходе совершения или после совершения действий следователем и прокурором, принятия ими незаконного решения или их бездействия подавать жалобы на их незаконные решения, действия или бездействие и правомерно ожидать их отмены, в случае признания противоправными, в течение трех дней, что является разумным сроком, поскольку такие незаконные действия стороны обвинения могут также привести к последствиям, выходящим за рамки уголовно-процессуальных отношений, и нанести такой вред правам и свободам личности, возобновить которые в дальнейшем будет невозможно.

Более того, новый УПК вообще не предусматривает возможности обжалования решений, действий или бездействий другими лицами, которые, хотя и не являются участниками уголовного производства, однако тоже могут подвергнуться противоправному вмешательству в их права и свободы.

Так, согласно положениям ст. 69-1 УПК (в ред. 1960 г.) свидетель имел право подавать жалобы на действия следователя (в качестве примера: обжаловать незаконные действия следователя в ходе допроса свидетеля). Однако согласно ст. 66 нового УПК (права и обязанности свидетеля) такого права свидетель теперь лишен.

Итак, новый УПК Украины фактически значительно ограничил, а в данном случае и лишил сторону защиты и других лиц эффективного средства юридической защиты от противоправных решений, действий и бездействия стороны обвинения.

Кроме того, согласно ст. 6 Конвенции ограничения права подозреваемого или обвиняемого на защиту является нарушением права на справедливое рассмотрение его дела судом, который должен установить обоснованность любого выдвинутого против него уголовного обвинения. Как следствие — обвинительный приговор суда, принятый с нарушением права человека на защиту, в любом случае подлежит отмене.

Однако новый УПК Украины существенно сужает право лица на защиту, поскольку устанавливает, что основанием для отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции является только осуществление судебного производства при отсутствии защитника, если его участие является обязательным.

При этом, согласно ст. 52 нового УПК, участие защитника является обязательным в уголовном производстве только относительно особо тяжких преступлений. 

В остальных случаях обязательное участие защитника обеспечивается в уголовном производстве только относительно несовершеннолетних; лиц, относительно которых предполагается применение мер принуждения воспитательного или медицинского характера; которые вследствие психических или физических недостатков не способны в полной мере реализовать свои права; не владеющих языком, которым ведется уголовное производство; относительно реабилитации умершего лица.

Из изложенного следует, что во всех остальных уголовных производствах, за исключением указанных в ст. 52 УПК Украины, участие защитника не является обязательным, а потому его отсутствие в ходе рассмотрения дела, хотя подозреваемый или обвиняемый и настаивал на его участии, не будет основанием для отмены приговора, поскольку, согласно положениям нового УПК, это якобы не нарушает право человека на защиту.

Более того, названные нормы нового УПК значительно ограничивают право на защиту и по сравнению с предыдущим кодексом 1960 г., в ст. 370 ч. 2 п. 3 которого четко отмечалось, что приговор (постановление) в любом случае подлежит отмене, если нарушено право обвиняемого на защиту. Тем более что судебная практика по предыдущему уголовно-процессуальному законодательству предусматривала значительно более широкое содержание понятия "право на защиту", к которому принадлежали:

— возможность защищаться определенными законом средствами от предъявленного обвинения;

— право иметь защитника на любой стадии процесса и право свободного выбора защитника; 

— право на свидание с защитником до первого допроса;

— право арестованного или задержанного предстать перед судьей и быть выслушанным по вопросам, связанным с его содержанием под стражей; 

— право подозреваемого знать, в чем он подозревается, обвиняемого — в чем он обвиняется, подсудимого — по какой статье Уголовного кодекса Украины ему предъявлено обвинение, а осужденного — в совершении какого преступления он признан виновным; 

— право подсудимого выступить в судебных дебатах и с последним словом и т.д.

Тем не менее, согласно положениям нового УПК Украины, нарушение указанных прав теперь не является основанием для отмены обвинительного приговора.

Следовательно, новый УПК Украины не только ограничил право лица на защиту, но и лишил средств юридической защиты от нарушения такого права.

И даже из изложенного выше (хотя примеров ограничения прав участников процесса новым УПК намного больше, просто нет возможности изложить их в пределах одной публикации) можно сделать вывод, что новый УПК Украины, будучи принятым с нарушением конституционной процедуры, нарушает принцип верховенства права, поскольку его новые положения существенно снижают уровень процессуальных гарантий обеспечения права человека на справедливый суд, права на защиту, ограничивают или ликвидируют средства юридической защиты, предусматривают дискриминацию по имущественному признаку, допускают возможность ограничения прав и свобод личности в целях, не предусмотренных Европейской конвенцией по правам человека и основоположным свободам.

По моему мнению, все это дает основания подозреваемым и обвиняемым, относительно которых уголовное производство было начато или направлено в суд после вступления в силу нового УПК Украины, обращаться в Европейский суд по правам человека с соответствующими жалобами на нарушение их прав этим законом, принятым с нарушением установленной Конституцией и законами Украины процедуры.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 21
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно