НОВЫЕ КАВКАЗСКИЕ ПЛЕННИЦЫ

22 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 22 ноября-29 ноября 1996г.
Отправить
Отправить

Сама история, о которой пойдет разговор, увы, типична; и не только по нынешним временам - наследники не поделили наследство...

Сама история, о которой пойдет разговор, увы, типична; и не только по нынешним временам - наследники не поделили наследство. Нетипичны, хотя и не оригинальны, методы и способы, благодаря которым один из участников этой, мягко говоря, неприятной истории добивается своей цели.

Не знаю, как могло получиться, что в пылу дележа наследства (а речь идет о завещанной половине дома) судья умудрился поделить и будущее наследство других граждан (то есть вторую половину дома, принадлежащую другой владелице), да еще при живой хозяйке этого имущества. Абсурдность ситуации в том, что когда старушка узнала, что ее имущество делят, даже не удосужившись спросить ее согласия, она попыталась хотя бы заявить о своих правах в суде; однако судья нашел предлог, чтобы отказать ей в праве даже присутствовать на процессе. А для пущей важности старушку предупредили, что если она «не успокоится», то ее посадят на 15 суток - за хулиганство, надо полагать, и «неуважение к суду»...

Решение по этому делу, разумеется, обжаловано. Истцы и недопущенная на процесс старушка надеются, что при повторном рассмотрении дела справедливость восторжествует. Однако, пока длится нескорая процедура обжалования решения, ни в чем не повинной семидесятилетней женщине темпераментные кавказцы (получившие неизвестно каким путем права на ее часть дома) угрожают снести ее жилье бульдозером (вместе с хозяйкой, если та не удалится восвояси!)... Знай об этом старушка лет 45 назад, когда начинали строить этот дом, наверное, сразу отказалась бы от «соучастия»...

В далеком 1949 году, несмотря на все тяготы послевоенного времени, как говорят современники тех событий, люди были воодушевлены желанием построить новую жизнь. Даже несчастные вдовы невероятными усилиями стремились хотя бы для своих детей устроить если не саму жизнь, то хотя бы быт. Может быть, именно такими устремлениями руководствовалась Мария Дубинина, когда заключала договор на право постройки дома и бессрочного пользования земельным участком по улице 476-й Новой, 3 (теперь - пер.Энергетиков, 3). Но ей одной задуманная стройка оказалась не под силу, и она приглашает свою знакомую - Надежду Ковальскую - на одном участке построить дом для двоих. Общими усилиями дом построили. И в 1956 году Н.Ковальская получила законное право собственности на половину общего дома... Так и прожили две женщины бок о бок всю жизнь. Хотя у каждой жизнь складывалась по-своему...

У Марии было два мужа, а посему и два ее сына носили разные фамилии - Евгений Дубинин и Анатолий Зеленюк. Пока дети были маленькими, жили вроде бы дружно, а подросли - всяк свой нрав стал показывать. Анатолий, бывало, мать обижал. Даже соседям частенько жаловалась Мария, что он деньги у нее отбирает, не жалеет мать... Так или иначе, а на старости лет Мария Дубинина все больше клонилась к сыну Евгению, который, чем мог, матери помогал. Ему и все свое имущество мать завещала, дом, значит, свой (то есть ту половину, что ей принадлежала, с пристройками) и все другое нехитрое имущество, что за век свой нажила. Завещание написала в январе 1982-го, а в декабре 1993 года померла...

Евгений, который давно уже к тому времени женился и дочь растил, похоронил мать и на свой лад обустраивал материнский дом. К двум комнатам еще три пристроил, содержал все имущество. На старости доживать с женой здесь собирался... А вот оформить на свое имя материнское наследство все недосуг было. Фактически-то, как в законе говорится (статья 549 Гражданского кодекса Украины) Е.Дубинин принял наследство. Да только нигде это записано не было. Кто же мог предположить, что скончается он неожиданно, будучи еще не старым человеком, в сентябре 1995 года... О завещании, понятно, подумать не успел...

Наследницами имущества Евгения Дубинина остались его жена - Людмила Дубинина и дочь - Елена Дубинина (согласно статьи 529 Гражданского кодекса, жена и дети - наследники первой очереди)...

Но у Евгения остался еще сводный брат - Анатолий Зеленюк. После смерти матери с Дубиниными он почти три года не общался и никаких претензий на материнское наследство не предъявлял, зная, что мать все другому сыну завещала. Надоумил ли его кто, или сам додумался, но после кончины сводного брата, он решил, что является первым наследником на материнский дом и все, что в нем осталось.

У вдовы Людмилы Дубининой и его дочери Елены Анатолий отбирает ключ, немедленно из материнского дома вывозит практически все имущество. А обескураженным и возмущенным жене и дочери покойного брата угрожает, что если они «будут трепыхаться» насчет дома, то он их убьет, а дом сожжет. Неизвестно, насколько серьезными были эти угрозы А.Зеленюка, но несчастные женщины тягаться с мужчиной явно не могли.

К слову, безотносительно к дальнейшим событиям, как утверждают юристы, действия А.Зеленюка по «очистке» дома Е.Дубинина квалифицируются как совершение грабежа и присвоение заведомо не принадлежащего ему имущества. В соответствующем кодексе Украины на этот случай предусмотрена статья и наказание - вплоть до лишения свободы...

«Освободив» материнский дом от наследниц и их имущества, предприимчивый А.Зеленюк в срочном порядке поселил там, как дипломатично выражается адвокат Дубининых, «целый коллектив кавказцев». Народ этот, если вы знаете, общительный и не счел нужным скрывать от соседей, что за проживание они щедро и аккуратно платят А.Зеленюку по 600 долларов ежемесячно. Не исключено, что именно эта существенная прибавка к личным доходам подвигла А.Зеленюка на дальнейшие «подвиги». А если точнее - на дальнейшее нарушение закона.

Нехитрым, хотя и незаконным способом поправив свои финансовые дела, А.Зеленюк решил узаконить выгодную ему ситуацию. Для начала надлежало, как это называется на языке бюрократов и законников, ввести дом в эксплуатацию. Е.Дубинин хотя и достраивал материнскую половину дома, но этой бюрократической процедуры пройти и оформить не успел. Не приходило это в голову и соседке Дубининых - Надежде Ковальской. Женщина она уже старая, и по всяким инстанциям ходить не станет. Так что, когда А.Зеленюк предложил ей все оформить за двоих, старушка согласилась. И, не подозревая подвоха, поставила свою подпись на соответствующем заявлении в управление госархстройконтроля г.Киева, а заодно отдала «соседу» и техпаспорт на дом. Знала бы, бедная, под чем она подписалась...

Заполучив обманным путем все, чего недоставало для оформления права собственности на весь дом (то есть обе его части, включая половину Н.Ковальской), Зеленюк отправился в бюро технической инвентаризации (БТИ) г.Киева. Позже, вероятно, распираемый желанием похвастаться своими скорыми победами на бюрократическом фронте, он бахвалился, что щедро заплатил работникам БТИ за то, чтобы они «не заметили», что еще по решению суда от 1956 года половина дома по переулку Энергетиков, 3 принадлежит Н.Ковальской. Словом, А.Зеленюк получил необходимую справку-характеристику в БТИ - на весь (!) дом. Но об этом до суда (участвовать в процессе которого самой Н.Ковальской не пришлось) никто не знал. И не случись судебного разбирательства (безотносительно к решению суда), Н.Ковальская еще долго бы не знала, что ей уже ничего не принадлежит...

Не будучи в силах противостоять грабежу и поселению в доме «коллектива кавказцев», вдова Л.Дубинина и ее дочь с завещанием М.Дубининой на имя своего мужа и отца Е.Дубинина обращаются 3 октября в 9-ю Государственную нотариальную контору (Госнотконтору) с заявлением о выдаче свидетельства на право наследования. Здесь им объясняют, что обращаться надо в 7-ю Госнотконтору. А в завещании записывают, что, по состоянию на 03.10.1995 года, это завещание не аннулировано. Таким образом, наследницы первой очереди, как это предусмотрено законом, сообщили о своем существовании и намерении вступить в право наследования.

Мне неизвестно, сколько в Киеве госнотконтор, но, как минимум, между двумя из них (7-й и 9-й) металась вдова Л.Дубинина, пытаясь узаконить свои и дочерины права...

А тем временем А.Зеленюк в той же 9-й Госнотконторе (куда, как мы уже знаем, обращались вдова и дочь Дубинины) без всякой волокиты получает у нотариуса Н.Вдовиченко... свидетельство о праве наследования по закону (!?) на весь дом!!! Как бахвалился А.Зеленюк, ему стоило всего 500 долларов, чтобы нотариус «забыла», что со времени смерти М.Дубининой (матери А.Зеленюка) прошло уже три года (а вступать в права наследования или оспаривать завещание наследники имеют законное право в течение полугода после смерти завещавшего - статья 549 ГК), в течение которых «обиженный» сын никаких претензий не высказывал. Одновременно нотариусу «вышибло из памяти», что не далее как в октябре по поводу того же наследства в эту же 9-ю Госнотконтору обращались прямые наследники - мать и дочь Дубинины; а также то, что половина дома никогда не принадлежала М.Дубининой (может быть, потому, что А.Зеленюк авторитетно заявил, что «других наследников нет»?)...

К слову, подобные действия нотариуса имеют соответствующую юридическую квалификацию - злоупотребление служебным положением... А действия А.Зеленюка квалифицируются юристами не иначе, как мошенничество в особо крупных размерах (наказание предусматривает до 8 лет лишения свободы)...

Опережая события, замечу, что когда на все это (а также на предвзятость судьи, который вел это дело о наследстве) Дубинины и их адвокат написали жалобу (начальнику управления юстиции г.Киева Д.Сокуренко), они получили «забавный» ответ. Г-н Сокуренко разъяснял, что ни нотариус Госнотконторы, ни сотрудники БТИ, ни тем более судья Ю.Кухалейшвили ничего не нарушили по закону. Мол, сами Дубинины виновны в том, что не сообщили о существовании другого наследника - А.Зеленюка...

Далее, А.Зеленюк, чувствуя себя, вероятно, безраздельным владельцем всего дома (по пер. Энергетиков, 3), 8 февраля 1996 года выдает генеральную доверенность на весь (!) дом одному из членов «коллектива кавказцев». По словам соседей, он уже получил часть денег за дом - 40 000 долларов.

Не имея другой возможности противостоять распоясавшемуся брату покойного мужа и отца, Людмила и Елена Дубинины подали иск об аресте «спорного имущества», то есть об аресте завещанной половины дома. Наверное, только поэтому А.Зеленюк не успел реализовать свой замысел.

Однако арест был наложен только на дубининскую половину дома: в феврале еще никто не знал, что то же самое следовало бы сделать и с половиной дома, принадлежащей старенькой соседке - Н.Ковальской...

За день до выдачи А.Зеленюком генеральной доверенности, (а именно - 7 февраля 1996 года) Людмила и Елена Дубинины подают иск в Зализнычный районный суд г.Киева и таким образом пытаются опротестовать незаконные претензии и действия А.Зеленюка. Дело попадает к судье Юрию Кухалейшвили.

Не буду описывать все, что говорят истцы, их защитник - адвокат Татьяна Монтян и многочисленные свидетели о ходе дела и, по их мнению, предвзятости судьи Ю.Кухалейшвили. В конце концов, в той или иной мере все они люди заинтересованные. Но неоспоримый факт, что в силу различных проволочек судья приступил к слушанию дела чуть ли не через полгода после подачи иска. Будь это криминальное дело, или, скажем, дело первой категории (самое сложное - по судейской квалификации), такое длительное и, вероятно, скрупулезное «ознакомление» судьи с материалами было бы вполне оправдано. Но дело Дубининых, как мне объясняли многие юристы (адвокаты, судьи и прокуроры), для любого судьи - стандартное и вряд ли требует столько времени на предварительное изучение. Подтверждением есть и то, что собственно слушание дела в судебном заседании длилось пару-тройку недель...

Дело это примечательно также тем, что такого количества жалоб (частных и коллективных) в связи с различными нарушениями во все инстанции участники довольно простого процесса никогда, наверное, не писали.

Примечательно и то, что ни на одну жалобу ни одного мало-мальски обоснованного ответа ни один юридический чиновник не представил. Ни в какой форме. Жалуйтесь, мол, дорогие, куда и сколько хотите...

Н.Ковальская попыталась было включиться в процесс - со своими законными требованиями (как законная владелица половины оспариваемого дома). Но г-н Кухалейшвили быстренько отбил у нее охоту даже близко подходить к суду... И пока возмущенная 70-летняя женщина писала жалобы о том, что попираются ее законные права, 9 июля 1996 года судья Ю.Кухалейшвили успел поделить весь (!) дом между претендентами на наследство М.Дубининой-Е.Дубинина. Поделил, как говорится, по-своему (?!). «Именем Украины» судья решил, что в равных долях - по 2/12 части дома (с учетом и половины старушки Ковальской?!) получают Людмила и Елена Дубинины. А ответчику А.Зеленюку остается право собственности на 8/12 всего дома. Судья «забыл», вероятно, напрочь о существовании Н.Ковальской?.. «Забыл», вероятно, и о том, исходя из чего исчисляется госпошлина в доход государства. Но это уже детали...

От имени своих подзащитных адвокат Т.Монтян после вынесения решения (а было это, напомню, 9 июля сего года) в соответствующем порядке обжаловала решение судьи Ю.Кухалейшвили в Киевском городском суде. Однако до сих пор никакого ответа из Киевского горсуда не последовало. Вероятно, и здесь забыли, что, согласно действующему законодательству, ответ они обязаны дать через 15 дней (без истребования дела), максимум - через месяц (если дело станут изучать подробно)...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК