НОВОЕ СУДОУСТРОЙСТВО ДОЛЖНО СТАТЬ ПОБЕДОЙ КОНСТИТУЦИИ, А НЕ ТОЙ ИЛИ ЭТОЙ ВЕТВИ ВЛАСТИ

27 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 27 октября-3 ноября

После возвращения из каникулярных отпусков народных депутатов политическая жизнь в государстве, как всегда, быстро набрала обороты...

После возвращения из каникулярных отпусков народных депутатов политическая жизнь в государстве, как всегда, быстро набрала обороты. Хотелось бы знать наверняка, что шестая сессия Верховной Рады станет решающей для реформирования судоустройства в государстве, и настанет время, когда с облегчением можно будет констатировать: Конституция Украины победила.

Почти пять лет назад Конституцией Украины было определено, что кроме Верховного суда в Украине будут действовать и другие высшие судебные органы — высшие суды. С этим нужно считаться и видеть в этом значительное усиление судебной власти, которое даст возможность не распылять силы одного высшего судебного органа на все проблемы правосудия в государстве, а сосредоточиться на конкретной судебной юрисдикции, за что будет отвечать конкретный высший суд, и более квалифицированно осуществлять ее: специализация всегда сопровождала профессионализм.

Образование системы судов общей юрисдикции по принципу специализации — прогрессивная форма организации деятельности судебных властей. Она может не устраивать только приверженцев командно-административной системы. Ведь специализация судов ведет к необратимым преобразованиям в направлении демократизации судебных властей.

Для обеспечения процесса реформирования судоустройства, в соответствии с Конституцией Украины, 30 августа 2000 года Президент Украины подписал Указ «О создании Совета по вопросам реформирования судебной системы Украины». Есть все основания полагать, что глава государства учел ситуацию, сложившуюся в вопросе разработки и принятия нового закона о судоустройстве, факты нарушений регламента, допущенные на первых этапах прохождения законопроекта в Верховной Раде, саму атмосферу неприятия профильным комитетом Верховной Рады конструктивных взглядов на судоустройство к моменту создания парламентского большинства, и самое главное — опасность ревизии положений Конституции путем принятия закона, который откровенно игнорировал бы принцип специализации судов общей юрисдикции.

Нерядовым для судейского корпуса в этом контексте является событие, произошедшее 28 сентября этого года во дворце искусств «Украинский дом» в Киеве. Тогда перед Президентом Украины в торжественной обстановке давали присягу 200 судей Украины. Выступая перед судьями, впервые назначенными на эту должность, гарант Конституции заявил, что берет на себя ответственность за реформирование судебной системы в соответствии с положениями Конституции. Ранее, на IV съезде судей 14 декабря 1999 года, Президент Украины в своем выступлении высказал обеспокоенность в связи с опасностью превращения судебной ветви власти в обособленную, замкнутую корпоратизированную систему, не признающую ни законодательную, ни исполнительную ветви власти.

Результаты обсуждения многих проектов закона о судоустройстве 1997—2000 гг. свидетельствуют, что главным препятствием на пути его принятия были попытки оппонентов избежать внедрения отраслевой специализации судов ради сохранения Верховного суда неприкосновенным. Единственное, что допускалось как «реформаторские» изменения, — это механическое дополнение структуры Верховного суда судебными коллегиями по юрисдикции специализированных судов и создание законодательных барьеров для избрания председателя Верховного суда не только из состава судей Верховного суда, но и среди судей высших судов, хотя это не запрещено даже Конституцией Украины.

Столь пренебрежительное отношение к своим коллегам обидно и ничем не оправданно. Если определенная «закрытость» для Конституционного суда понятна и Конституция прямо указывает, что председатель избирается из состава судей как раз этого суда, то для Верховного суда такие ограничения Конституцией не предусмотрены, да и не могли быть, поскольку он, в отличие от Конституционного суда Украины, является высшей судебной инстанцией судов общей юрисдикции, в которую также входят высшие, апелляционные и местные суды, составляя единую судебную систему.

Из опыта зарубежных стран следует, что везде, где в структуру судебной системы входят несколько высших судов, их представители, преимущественно по должности, являются членами коллегиального органа высшей судебной инстанции, в нашем случае — пленума Верховного суда Украины, конституционно определенной судебной инстанции. Более того, как входящий в состав Верховного суда орган, он должен иметь определенные законом судебные полномочия.

Только непонятные амбиции могут препятствовать вхождению в состав пленума Верховного суда Украины определенного количества судей высших судов, которые не будут административно подчинены председателю Верховного суда, по должности — и председателю пленума. Это, бесспорно, будет содействовать усовершенствованию судебной защиты в государстве. Непринятие этого прогрессивного опыта будет означать, что даже в демократической судебной системе, которую мы ныне пытаемся построить, останется обособленный островок — Верховный суд, на деятельность которого ни коим образом не будет влиять профессиональный потенциал местных и апелляционных судов, во главе с высшими.

Верховный суд Украины и высшие суды должны соединяться как раз в рамках полномочий пленума Верховного суда, что позволит быстрее реагировать на изменения в законодательстве, нужды судебной практики, выявлять расхождения в применении законодательства судами различных судебных юрисдикций. Только в таких условиях можно обеспечить одинаковое применение законов всеми судами общей юрисдикции, которые будут состоять из судов отдельных юрисдикций.

Ведутся острые дискуссии о задачах и составе Верховного суда, его полномочиях и механизме их реализации. Чтобы ответить на эти вопросы, следует прежде всего указать, что создание единой системы как раз и обусловливалось необходимостью обеспечения единства практики применения законодательства всеми судами Украины. Это требует определения инструмента и механизма, благодаря которым будет достигнут желаемый результат. В нынешнем Верховном суде таким механизмом являются коллегиальные органы — президиум и пленум, а инструментом — право председателя Верховного суда вносить протест в случае несоответствия решения суда действующему законодательству. Создается ситуация, когда даже при условии наличия изначально незаконного решения или приговора суда, но при отсутствии протеста председателя дело не может быть предметом рассмотрения ни президиума, ни пленума. То есть механизм, благодаря которому сейчас обеспечивается единство судебной практики, не будет действовать. Исходя из того, что новейшее процессуальное законодательство не декларативно, а фактически должно обеспечить конституционные основы судопроизводства, такие, как равенство участников судебного процесса перед законом и судом, доказанность вины и соревновательность сторон, — председатели судов, в том числе и Верховного суда, не будут иметь права внесения протестов.

Поэтому важная задача реформы — создание такого механизма, который гарантировал бы выполнение главной задачи Верховного суда — обеспечение единства применения законодательства судами общей юрисдикции. Есть основания полагать, что этот нелегкий вопрос Верховный суд сможет решить лишь тогда, когда судопроизводство он будет осуществлять исключительно коллегиальным составом в пленарном режиме, а не тройками, как это делается ныне. Скорейшее восстановление законности — это потребность общества, представители которого, обратившись в Верховный суд, хотят получить решение именно Верховного суда, а не части его судей, способных допустить ошибку. Указанный механизм сделает невозможным принятие ошибочного решения, ведь Верховный суд как высшая судебная инстанция в Украине не имеет права на ошибку.

Учитывая мировой и отечественный опыт разделения судебных полномочий между высшими и наивысшими судебными органами, достигнута единая позиция по поводу предоставления высшим судам полномочий кассационной инстанции, которая будет рассматривать жалобы в составе трех судей. Кассационному рассмотрению, как правило, будет предшествовать апелляционное, которое будут осуществлять апелляционные суды также в составе трех судей. Местные суды рассматривать дела будут, как правило, единолично.

В случаях, определенных процессуальным законодательством, категории дел по признаку сложности или важности могут рассматриваться в первой инстанции как апелляционными, так и высшими судами.

Учитывая то, что такие дела в первой инстанции будут рассматриваться не местным судом, а высшим, и вдобавок коллегией в составе трех судей, процедуру обжалования таких судебных решений можно упростить и ограничить только кассационной инстанцией. Так, дела, подсудные в первой инстанции апелляционным судам, могут обжаловаться в кассационном порядке в высших судах, а дела, подсудные в первой инстанции высшим судам, могут обжаловаться в кассационном порядке в Верховный суд.

Если в первом случае можно прогнозировать относительно большое количество таких дел, то в последнем — они должны относиться к действительно исключительным, учитывая статус высших судов и Верховного суда Украины.

Кассационное производство дел, рассмотренных высшими судами в первой инстанции, будет осуществлять непосредственно Верховный суд всем своим составом — сенатом, который по численности не может быть слишком велик, примерно до 20 человек, и должен формироваться из числа судей различной отраслевой специализации: административной, хозяйственной, уголовной и гражданской.

Не следует исключать возможность предоставления сенату Верховного суда права брать в свое производство в первой инстанции любое дело, ведь такие решения будут иметь прецедентный характер как один из источников формирования единой практики. Быть может, целесообразно предоставить такое право и высшим судам в рамках соответствующей им юрисдикции. Кроме того, к полномочиям пленума Верховного суда следует отнести надзор за соблюдением определенных условий или в случаях, прямо предусмотренных законом, любого судебного решения, в том числе и сената Верховного суда.

Жаль, что нынешний Верховный суд, как выяснилось в процессе обсуждения проблем судоустройства, оказался более консервативным, чем казалось на первых порах.

Желание избежать структурных изменений делает его неспособным понять, что краеугольным камнем реформирования, чтобы ни говорили, должен стать как раз Верховный суд. Его статус как высшего судебного органа при условиях распределения общей судебной юрисдикции на отдельные судебные юрисдикции и создание соответствующих специализированных судов делает невозможным сохранение судебных коллегий в структуре Верховного суда. Функции этих судебных коллегий (палат) будут исполнять высшие суды, фактически те же судебные палаты, только выведенные из структуры Верховного суда. Это связано и с чисто практическим аспектом. Создание высших судов в каждой отдельной судебной юрисдикции обеспечит надлежащие условия для улучшения правосудия в Украине, с учетом тех же прогнозов Верховного суда относительно ожидания значительного количества дел, которые будут обжалованы в кассационном порядке.

Специализация судов — признак демократизации судебной власти. Опасения оппонентов, что в таком случае якобы возникнут проблемы с формированием кадров специализированных судов, не совсем корректны. В самом деле, Конституция Украины, избрав путь к специализации общих судов, демократично предусмотрела возможность быть судьей специализированного суда не только юристам, но и лицам, имеющим профессиональную подготовку по вопросам юрисдикции этих судов.

Общепризнано, что профессиональной подготовкой для рассмотрения общих гражданских и уголовных дел является юридическое образование, поэтому судейский корпус, который будет работать в гражданских и уголовных судах, должен формироваться однозначно из лиц, которые будут иметь исключительно высшее юридическое образование. Что же касается таких судов, как хозяйственные и административные, то они тоже должны формироваться судьями с высшим юридическим образованием и преимущественно из юристов. Но тут могут быть исключения, учитывая особенности общественных отношений в сфере экономики и государственного управления. Теоретически может возникнуть ситуация, когда лицо с высшим экономическим образованием или человек, закончивший Украинскую академию государственного управления при Президенте Украины, сдаст экзамены в квалификационной комиссии судей, потом в Высшем совете юстиции и будет назначен судьей. Но такой судья, как предусматривает Конституция, будет творить правосудие лишь в составе коллегий судей, то есть вместе с двумя юристами. Разумеется, что таких судей будет немного. И если они будут сотрудничать с юристами, это только на пользу правосудию.

Проблема организационного обеспечения деятельности судов в самом деле чрезвычайно болезненна. Но это проблема самой власти, стремящейся к лучшим условиям существования, к чему стремятся все без исключения. И эта проблема, по сравнению с определением структуры системы судов, распределением их полномочий и т.д., — не главная. Самое важное — создать такую судебную систему, которая соответствовала бы Конституции Украины и требованиям к современному уровню развития государства, а также реформировать судоустройство в интересах тех, кто ищет судебной защиты.

Поэтому идею о создании специального учреждения по организационному обеспечению деятельности судов — Государственной судебной администрации — можно было бы поддержать. Но для ее реализации понадобится много времени и средств, которые целесообразнее направить непосредственно на развитие новой судебной системы. По расчетам расходов, добавлявшихся в проект закона, инициатором которого выступал народный депутат В.Сиренко, на строительство и реконструкцию помещений для новой Государственной судебной администрации и ее территориальных органов на местах предусматривалось в 2000 году почти 20,0 млн. грн., а на их содержание — 4,1 млн.грн.

Очень затратным должен был стать и Верховный суд в связи с намерением создать в его составе отраслевые коллегии, которые по своим полномочиям, как уже отмечалось, дублировали бы высшие суды. В частности предусматривалось увеличить финансирование Верховного суда с 14,2 млн. грн. до 20,4 млн. грн., а штатную численность — на 100 единиц, также предусматривались затраты на реконструкцию и строительство дополнительного помещения для него в объеме 5,0 млн. грн. Такое «реформирование» — не что иное, как использование возможности увеличения объема финансирования устаревшей судебной системы и подмена необходимости создания новой системы судов созданием Государственной судебной администрации, что стало бы, так сказать, главным событием в реформировании судоустройства.

По соображениям целесообразности и учитывая экономическое положение государства, а также настоятельную потребность реформирования прежде всего судебной системы с тем, чтобы можно было уже, в конце концов, ввести в судопроизводство апелляционную инстанцию, создать административные суды и открыть дорогу принятию новых отраслевых процессуальных кодексов — административного, хозяйственного, уголовного и гражданского, — организационное обеспечение деятельности судов можно оставить за Министерством юстиции. Но должно быть выполнено одно условие — деньги на содержание судов всех уровней будут поступать непосредственно через соответствующие бюджеты.

Вторая причина, которая не дает возможности поддержать указанную выше идею, — это желание ее сторонников предоставить Государственной судебной администрации полномочия вносить представление Президенту Украины кандидатур для назначения судей на административные должности. Это означает, что чиновник, в обязанности которого входят исключительно вопросы создания надлежащих материально-технических и социально-бытовых условий деятельности судей, будет инициировать назначение на должность глав высшего суда и судов других уровней. Более авторитетным для судебных властей будет такое представление Президенту Украины от министра юстиции Украины. Тем более что после принятия обсуждаемого закона председатель суда не будет иметь никаких дополнительных процессуальных полномочий, кроме полномочий судьи, поэтому назначение судьи на руководящую должность будет требовать оценки только его управленческих способностей.

Как понимает народ, среди которого немало искателей правды, Верховный суд — это последняя судебная инстанция в восстановлении нарушенных прав и законных интересов как физических, так и юридических лиц. Поэтому, с позиции простого гражданина, мы не хотим, чтобы последнюю точку в любом деле — уголовном, гражданском, хозяйственном или административном — поставила тройка судей Верховного суда от имени Украины и за остальных полномочных судей Верховного суда. Вопреки позиции наших оппонентов, мы предлагаем, чтобы Верховный суд в рамках предоставленных ему полномочий выносил свои вердикты исключительно всем своим составом.

Главное в этой ситуации — не поддаться панике. Уместно сказать, что хоть Конституцией и предусмотрено радикальное реформирование правосудия, но это же Конституция. И кому, как не юристу, знать известное выражение: «Dura lex, sed lex» (суров закон, но — закон). Так давайте же сотрудничать, уважаемые юристы, и выполнять свои профессиональные обязанности в полном соответствии с законом.

Считаю, следует со всей ответственностью разработать программу действий по реформированию судоустройства, определить этапы реформирования. Считаю, что такую программу должен рассмотреть Совет по вопросам реформирования судебной системы Украины при Президенте Украины, в который входят представители всех ветвей власти.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно