Милицейские войны

16 декабря, 2011, 16:39 Распечатать Выпуск № 46, 16 декабря-23 декабря 2011г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Резонансное похищение уголовных дел из Ужгородского горрайонного суда получило неожиданное продолжение.

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Резонансное похищение уголовных дел из Ужгородского горрайонного суда, о котором ZN.UA рассказывало в октябре, получило неожиданное продолжение. 30 нояб­ря на фигуранта одного из дел, старшего оперуполномоченного отдела по борьбе с кибер­преступностью и торговлей людьми ГУМВД в Закарпатской области Михаила Данило, было совершено вооруженное нападение. В его организации он сам обвиняет своих коллег из МВД, точнее - отдел внутренней безопасности.

Такие сотрудники, как тридцатилетний Михаил Данило, имеются далеко не в каждом областном УВД. Мастер спорта международного класса по кикбоксингу, пятикратный чемпион Украины, победитель спартакиады Украины, четырехкратный обладатель Кубка Европы, обладатель Кубка мира, серебряный призер чемпионата мира среди юниоров 2000 года, бронзовый призер чемпионата мира 2003 года... И одновременно - в прошлом фигурант около десятка уголовных дел по различным обвинениям. С мили­цией М.Да­нило сотрудничает с 2000-х годов - сначала выступал за СК «Ди­намо» УВД и тренировал бойцов «Беркута» и «Сокола», а с 2005 г. стал оперуполномоченным отдела по борьбе с торговлей людьми (БТЛ). Уже в следующем году на офицера как из рога изобилия посыпались уголовные дела...

Его обвиняли в превышении влас­ти, незаконном обыске, вымогательст­ве, нанесении телесных повреждений. М.Данило вместе с несколькими колле­гами был арестован, а в январе 2008 г. уволен за дискредитацию органов внут­ренних дел. Сразу после этого бывшего опера на основании справки отдела внутренней безопасности (ОВБ) отчислили из Академии МВД, где он получал второе высшее образование. Найти работу с «волчьим билетом» оказалось невозможно, и М.Да­нило начал оспаривать дела в отношении себя в суде. За полтора года решением суда он был восстановлен в должности с выплатой зарплаты за вынужденный прогул, против него закрыты почти все уголовные дела. За исключением одного, которое три года без движения лежало в Ужго­родском суде и было похищено этим летом. М.Да­нило и еще два сотрудника милиции обвинялись в избиении охранника дискотеки (бывшего милиционера) и жителя г. Перечин, дело возбуждено по ст.365 Уголовного кодекса - превышение власти или служебных полномочий. Справедливости ради нужно сказать, что заинтересованность фигурантов дела в его исчезновении (как это может показаться на первый взгляд) - в действительности далеко не очевидна. Во-первых, из суда украли еще одно, гораздо более резонансное дело (об избиении футболистов после матча), подсудимыми по которому являются влиятельные люди. Во-вторых, даже в прокуратуре неофициально говорят, что выгода милиционерам от похищения дела спорная: статус подсудимых со всеми последствиями для карьеры, подпиской о невыезде, невозможностью получить загранпаспорт и т.д. у них остается на неопределенный срок. По мнению самого М.Данило, к исчезновению дела из суда причастен ОВБ, по материалам которого велось следствие. Он утверждает, что дело двигалось к оправдательному приговору, после которого обязательно появилось бы заявление о привлечении сотрудников ОВБ к ответственности за незаконное уголовное преследование. Именно с этим оперативник связывает также покушение на свою жизнь.

- Все уголовные дела в отношении меня и других сотрудников БТЛ возбуждались по материалам ОВБ после того, как мы затронули криминального авторитета из Великоберезнянского района, занимавшегося переправкой нелегалов, - рассказывает М.Данило. - Меня арестовали, уволили из УВД, поломали карьеру. Впоследствии все обвинения сняли, за исключением двух эпизодов, уголовное дело по которым похитили из суда. Хотя оно двигалось к оправдательному приговору: свидетели сознались, что перед опознанием им показывали наши фото, кроме того, в момент совершения одного из преступлений я был на дне рождения, что подтвердили многие. Возбужденные уголовные дела отрицательно сказались на моем продвижении по службе, - я еще старший лейтенант. Оперативно-розыскное дело (ОРД) по нашему отделу вел оперуполномоченный ОВБ Василий Ришко. Именно по его материалам меня с коллегами арестовали и уволили с работы, а после моего восстановления он лично писал справки руководству УВД с категорическим возражением против присвоения мне очередного звания, хотя правовых оснований для этого не было. В.Ришко сделал на нашем деле карьеру - стал замом начальника ОВБ. Он все еще пытается препятствовать моему продвижению - неоднократно предупреждал, что не даст мне работать в УВД и добьется увольнения.

Летом в нашем управлении происходила реорганизация, по результатам которой все сотрудники БТЛ, кроме ме­ня, получили новые должности. В.Риш­ко подходил и прямо говорил, что для получения должности я должен дать ему 2000 долларов. Я написал об этом рапорт начальнику ОВБ, который не был зарегистрирован в журнале сообщений о преступлениях. Слу­жебное расследование, вопреки инструкциям, поручили провести подчиненному В.Ришко.

Результат был предопределен - «факт вымогательства не подтвердился». Само решение мне выдать отказались (поэтому я не могу его обжаловать), поскольку против этого возражал В.Ришко. В течение последних месяцев я пытаюсь добиться присвоения очередного звания через суд. Летом подал иск на неправомерные действия УВД (сначала предупредив начальника ГУМВД Виктора Русина) и лично на В.Ришко, чьи действия считаю незаконными. На меня сразу началось давление с требованиями забрать иски. Кроме того, я заметил за собой слежку - меня вместе с семьей фотографировали неизвестные лица. Написал об этом рапорт начальнику УВД - никакой реакции. 19 октября на мой мобильный позвонили с неизвестного номера и угрожали. Было сказано буквально следующее: «Ты не думай, что если спортсмен, то с тобой никто не справится. Мы не будем драться, а просто завалим тебя, если не перестанешь создавать проблемы серьезным людям». Я написал рапорт начальнику УВД, в котором все изложил, и попросил выдать мне для самообороны табельное оружие (это предусмотрено законом). Меня до сих пор даже не опросили по поводу угроз, а оружие не выдали. Более того, вскоре после моего рапорта в управлении проводился отстрел табельного оружия, и мой пис­толет, единственный из всех, оказался неисправным. Для защиты меня и моей семьи не было принято никаких мер, все это я подробно изложил в рапортах, в том числе и на имя министра МВД (тогда - А. Моги­лева)...

Судебное разбирательство моего иска к В.Ришко еще в производстве, зато 21 ноября Окружной админсуд признал действия УВД по неприсвоению мне очередного звания неправомерными. Спустя девять дней, 30 нояб­ря, на меня было совершено покушение. Около 21-го часа я на такси возв­ращался с тренировки. У подъезда моего дома, как раз напротив датчика света, включающегося на движение, на дороге стояла картонная коробка. Видимо, преступники думали, что я выйду из машины, отодвину коробку, попаду под свет и стану для них хорошей мишенью. Однако я решил забрать из машины вещи и пойти пешком, что спасло мне жизнь. Только начал вытаскивать сумку, раздались выстрелы. Одна из пуль пробила капот, вторая - лобовое стекло, еще одна - колесо. Я упал на землю, откатился от машины и начал стрелять в ответ из спецсредства для отстрела резиновыми пулями, которое ношу с собой. Видимо, преступник не ожидал, что я вооружен, поэтому сразу убежал. Впоследствии эксперты извлекли из машины деформированные свинцовые пули. Несмотря на реальную угрозу моей жизни, УВД делает все, чтобы замять преступление. В сводке событие изложено так: сначала на полстраницы напечатаны уголовные дела, которые были возбуждены против меня, и только внизу двумя строками - что совершено хулиганство. Газета УВД преподнесла событие как хулиганство, отметив при этом, что выстрелы в меня были совершены предположительно резиновыми пулями.

Спустя несколько дней меня вызвали в УВД для дачи показаний, при этом вопросы задавались не так о покушении, как о том, правомерно ли я применил свое спецсредство. Считаю, что после покушения мне терять нечего, по­этому все подробно рассказал и УВД, и прокуратуре. Несмотря на неоднократные рапорты, УВД не предприняло ничего для моей защиты, а теперь делается все, чтобы спустить дело на тормозах. Я обоснованно подозреваю, что покушение на меня организовал ОВБ в Закарпатской области в лице В.Ришко, который годами ломает мне карьеру, с которым я сужусь и буду прив­лекать к уголовной ответственнос­ти за все незаконные действия...

Обвинения М.Данило в адрес милиционеров не то что скандальные, а вообще неслыханные. Такого, наверное, не было за всю историю закарпатской милиции. Невольно спрашиваешь себя: если милиционеры ведут между собой такие войны, то хватает ли у них времени на выполнение прямых функциональных обязанностей? Начальник ОВБ, находящийся на должности всего около года, комментировать произошедшее отказался, сославшись на проведение следствия, а его зам В.Ришко свою причастность к нападению категорически отрицает.

- Никаких личных конфликтов с М.Данило у меня нет, у нас чисто служебные отношения, - говорит Василий Ришко. - Я выполнял свои полномочия - документировал преступную деятельность сотрудников БТЛ. Был возбужден ряд уголовных дел, некоторые из них на сегодняшний день закрыты, а два эпизода объединены в одно дело, которое находится в Ужгородском суде и было похищено этим летом. Оправ­дательным приговор не мог быть, - чтобы понять это, достаточно встретиться с пострадавшими. Поэтому никакой заинтересованности в его исчезновении у ОВБ не было.

Лично я знал, что против меня выдвигаются различные обвинения и будут совершаться провокации. После открытия ОРД был зафиксирован телефонный разговор, в котором М.Данило с коллегами планировали сыграть со мной «шахматную партию». Распечатка разговора есть в оперативных материалах. Я был готов к этому. Кстати, у многих людей, причастных к делу М.Данило, возникали различные неприятные ситуации: у кого-то сожгли машину, кому-то - дверь в квартире, один из сотрудников ОВБ во Львовской области (бывший наш сотрудник), у которого сожгли дачу, прямо обвинил в этом М.Данило. Потерпевшие по делу, которое исчезло из суда, писали заявления об угрозах со стороны М.Данило, и мы подавали ходатайство об изменении ему меры пресечения. Однако суд отказал. Обвинения в мой адрес не имеют под собой никаких оснований, и это подтвердили проверки. Что касается вымогательства взятки на сумму 2000 долларов, то ОВБ не имеет никакого влияния на кадровые назначения, это прерогатива начальника УВД. По­этому ни препятствовать этому, ни способствовать в этом я не мог. Кроме того, в день вымогательства взятки (который указал в своем заявлении М.Данило) меня вообще не было в Украине, я отдыхал с семьей в Египте. Прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела по этому факту за отсутствием события преступления. Также безосновательными являются обвинения в организации нападения на М.Данило, я не имею к этому никакого отношения...

ZN.UA обратилось к начальнику УВД в Закарпатской области с просьбой прокомментировать факт противостояния между сотрудниками БТЛ и ОВБ.

- Я считаю, что если человек пришел в органы внутренних дел работать, то должен работать, - говорит Виктор Русин. - Судиться все могут... По итогам года по М.Данило будет принято решение. На сегодняшний день я пока не вижу никаких его профессиональных качеств, не могу назвать ни одной оперативной разработки или уголовного дела, которые бы заслуживали внимания.

- Сделало ли УВД все для защиты своего сотрудника, который неоднократно обращался с рапортами о слежке и угрозах?

- Я поручил провести весь комп­лекс мероприятий для обеспечения его безопасности. Оружие М.Данило не выдали, потому что оно оказалось в неисправном состоянии. У меня самого есть вопросы по этому поводу, была назначена служебная проверка.

- Она что-то выяснила?

- Конкретно никто ничего сказать не может... Я понимаю - М.Данило обижен, что ему на протяжении длительного времени не присваивали звание. Это выяснение отношений. Но ОВБ действовало обоснованно, в рамках своих полномочий. Что касается вооруженного нападения, то по этому факту возбуждено уголовное дело. В ходе расследования сотрудник милиции не должен давать комментарии. Поэтому и я не буду давать оценки. Но уверен, что мы это дело раскроем...

Раздражение, которое сквозит в словах В.Русина, совершенно понятно: кому нравится подчиненный, оспаривающий действия управления в суде? Кроме того, история с нападением на М.Данило и его обвинениями прежде всего бьет по руководству УВД. Вопрос, сделало ли оно все, чтобы не допустить этого, остается открытым. Несмотря на заверения В.Русина об «обеспечении безопасности» М.Данило после рапортов о слежке и угрозах, его самого до сих пор даже не опросили по этому поводу. Только после нападения к оперу прикрепили двух бойцов «Беркута». Интересный нюанс - непосредственный руководитель М.Данило, начальник БТЛ Владимир Поляк дает своему подчиненному характеристику, прямо противоположную той, которую дал начальник УВД. «Это один из лучших сотрудников подразделения, - рассказал он ZN.UA. - За прошлый год по показателям М.Данило был среди первых, в этом году работал не хуже других. Никаких взысканий, одни поощрения, характеризуется только с положительной стороны».

В разговоре без диктофона кое-кто из руководящего звена УВД намекал автору материала, что нападение на М.Данило прежде всего выгодно ему, поэтому едва ли не инсценировано им самим. Впрочем, по словам прокурора Ужгорода Ивана Штефанюка, предварительно собранные материалы указывают, что угроза жизни М.Данило была реальной и не закончилась убийством лишь потому, что милиционер открыл огонь из своего спецсредства. А посему уголовное дело возбуждено не по факту хулиганства, а по факту посягательст­ва на сотрудника правоохранительного органа (ст. 348 Уголовного кодекса). Спустя четыре дня огнестрельное оружие (пистолет барабанного типа), из которого предположительно стреляли, а также маску и мобильный телефон нашли неподалеку от места происшествия. Проводятся экспертизы...

Сотрудники милиции - это не клуб бухгалтеров или программистов, противостояние между ними может вылиться в такие силовые варианты, что мало не покажется никому. Особенно, если милицейские войны игнорирует начальство. Никаких серьезных попыток взять ситуацию под жесткий контроль и как-то решить ее не было даже после вооруженного нападения. Видимо, разрубать узел этой запутанной истории придется Киеву.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК