ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ СУД: ПО СЛЕДАМ СКАНДАЛА

18 января, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №2, 18 января-25 января

Накануне нового года на специально созванном брифинге для местных СМИ первый заместитель председ...

Накануне нового года на специально созванном брифинге для местных СМИ первый заместитель председателя областного хозяйственного суда Олег Кильдюшкин выступил с весьма нелестной оценкой деятельности своего учреждения в целом и непосредственного начальника Ивана Федорова в частности. По его мнению, за два с половиной года работы председателем областного хозяйственного суда И. Федоров своими действиями практически развалил всю работу этого учреждения. Кильдюшкин утверждает, что из суда вынуждены уходить профессионалы, поскольку для них созданы такие условия, в которых невозможно работать, а в целом в суде царит обстановка страха и неуверенности.

По некоторым оценкам, истоки столь бурно вспыхнувшей неприязни между начальником и подчиненным, есть смысл поискать в событиях двухгодичной давности, когда бывший работник прокуратуры И.Федоров был назначен председателем областного суда, именовавшимся в то время арбитражным. Факт довольно редкий, если не уникальный. А ведь, говорят, были и другие претенденты на столь высокий пост, имеющие достаточно серьезный вес и влияние в юридических и управленских кругах. Кстати, в этом неформальном списке, по словам знающих людей, значился и О.Кильдюшкин. Исходя из этого, вариант элементарной служебно-должностной ревности представляется вполне правдоподобным, хотя, разумеется, для безусловных утверждений на этот счет оснований недостаточно.

Комментировать заявление своего подчиненного по горячим следам председатель областного хозяйственного суда не стал. Лишь спустя две недели в телеинтервью И.Федоров сообщил, что по решению Верховной Рады О.Кильдюшкин освобожден от должности первого заместителя председателя областного хозяйственного суда. Говоря о личных качествах своего, теперь уже бывшего, подчиненного, Федоров сослался на то, что в течение последних восьми лет в отношении Кильдюшкина возбуждались уголовные дела.

Кстати, об одном из уголовных дел в отношении неназванного работника хозяйственного суда поведала местная газет. Наверное, по чистой случайности публикация увидела свет практически одновременно с брифингом тогда еще не опального первого заместителя областного хозяйственного суда. А уж по степени сенсационности преданный гласности документ, неизвестно каким образом попавший в редакцию, нисколько не уступал содержанию брифинга. Это было воспроизведенное с незначительными сокращениями заявление президента фирмы «Желен», владельца ресторана «Хортица» (одного из наиболее дорогих и респектабельных в городе) Тахира Мамедова председателю Высшего хозяйственного суда Украины. Особую актуальность публикации придавал тот факт, что двумя неделями раньше жизнь заявителя трагически оборвалась — двумя выстрелами он был смертельно ранен у входа в свой ресторан.

В течение минувшей осени это было уже второе резонансное убийство в городе. За несколько недель до него подобная гибель настигла водителя одного из наиболее известных и влиятельных запорожских бизнесменов. И это давало повод для молвы об очередной активизации криминальных структур в стремлении передела сфер влияния. Как водится, правоохранительные органы воздерживались от каких-либо комментариев. Словом, ситуация представлялась весьма удобной для заполнения информационного вакуума тенденциозными предположениями и намеками.

Чтобы у читателей не возникло сомнений относительно подлинности опубликованного документа, он сопровождался фотокопией фрагмента заявления с личной подписью его автора. А суть материала сводилась к тому, что 10 сентября прошлого года около полуночи администратор ресторана сообщала его владельцу, что «в зале находится пьяный посетитель, который ругается нецензурной бранью, угрожает расправой официанту с применением оружия». Тахир Закирович вынужден был спуститься в зал и, присев за соседний столик, лично удостовериться в происходящем.

Как выяснилось, беспокойство вызывала компания, состоявшая из оставшихся неизвестными двух молодых девушек (по предположению автора, их внешний вид свидетельствовал о принадлежности к дамам «легкого поведения») и молодого элегантного мужчины. Четвертым был мужчина в возрасте — как потом выяснилось по фамилии... Впрочем, в публикации эти сведения не разглашались, их ограничили криптонимом «К». Именно этот К. и был возмутителем спокойствия. Он, как указано в заявлении, «пытался найти деньги для расчета за столик в своей барсетке и при этом несколько раз демонстративно доставал из барсетки пистолет и бросал его на стол». По словам официанта, этот клиент издевался над ним, оскорблял, унижал и мешал нормально работать. Об этом официант поставил в известность администратора, которая попросила клиентов рассчитаться и покинуть зал. В ответ на это К. долго искал деньги, сопровождая поиски оскорблениями администратора. Та вынуждена была пригласить двух милиционеров, которые сделали клиенту аналогичное предложение. Судя по всему, К. это не понравилось: если его (генерала. — В.П.) «не оставят в покое, то он их накажет». Подобное заявление, вероятно, смутило стражей порядка, и один из них вынужден был обратиться к хозяину ресторана — что делать? Совет был следующим: «даже если у этого клиента не хватает денег рассчитаться, то пусть просто по-хорошему уходит». Переданное милиционером пожелание владельца ресторана К. явно не понравилось, и он с агрессией спросил у хозяина: «Ты что, обсуждаешь меня с милиционером?», а затем добавил, что если это будет продолжаться, то он учинит расправу — застрелит хозяина ресторана.

Напряженная обстановка длилась в зале ресторана около полутора часов. Затем администратор все же направил к К. милиционеров, и те вывели здорово подвыпившего клиента в холл, дав ему возможность полностью рассчитаться за заказ. Трое других членов компании покинули ресторан без посторонней помощи. А разбушевавшийся К., по словам владельца ресторана со ссылкой на очевидца происходящего — администратора, в холле наставил пистолет на милиционеров и угрожал расправой. Милиционеры оружие изъяли, а заодно убедились в наличии у К. ряда разрешений и удостоверений. На этом, судя по опубликованному тексту заявления, инцидент был исчерпан. Но, как указано в редакционной ссылке, после соответствующей проверки, 9 октября прошлого года прокуратура г. Запорожья возбудила уголовное дело по признакам 4-й части 296-й статьи УК.

Спустя неделю та же газета ознакомила читателей с дополнительными сведениями из личной жизни все того же судьи Запорожского областного хозяйственного суда К. Оказывается, три с половиной года назад он аналогичным образом гулял с компанией в одном из кафе — нецензурно ругался, буянил, угрожал расправой персоналу и даже прибегнул к рукоприкладству. Возбужденное тогда по факту уголовное дело так и осталось незавершенным, поскольку потерпевший уехал из города.

В заметке содержался еще один факт, свидетельствовавший о неблаговидных действиях все того же К. Городская прокуратура в декабре 1999 г. возбудила против него уголовное дело по признакам злоупотребления служебным положением. Но дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

Само собой разумеется, преданный гласности список далеко неблаговидных поступков высокопоставленного должностного лица, мягко говоря, впечатляет. Но не менее впечатляющими представляются и размышления, вызванные после ознакомления с ним. Взять хотя бы ту же прошлогоднюю сентябрьскую историю в ресторане «Хортица». Понятно, что в опубликованном заявлении она представлена точкой зрения одной стороны. И все же некоторые ее эпизоды, по крайней мере, вызывают недоумение. Ну, например, даже не завсегдатай вряд ли поверит в реальность ситуации, когда можно основательно погулять в ресторане, учинить внушительный скандал, а в ответ услышать предложение администрации о том, что, коль вы неспособны расплатиться, то уходите просто так с миром. Поведение работников милиции в описанном случае и вовсе остается необъяснимым. Представьте себе — некий нетрезвый субъект угрожает оружием, подвергая явной опасности не только здоровье, но и жизнь окружающих, а милиционеры не знают, что с ним делать. Они соблюдают нейтралитет и обращаются за советом к администрации ресторана. Право слово, как дети малые! И даже когда вооруженный хулиган прямо угрожает им расправой, стражи порядка и тут выступают предельно корректными и вежливыми — они знакомятся с удостоверениями и разрешениями. Впрочем, как знать, может, у клиента действительно имелось разрешение, дающее право вести себя именно так, как изложено в заявлении.

Но самое любопытное (наряду с установлением подлинности документа), на мой взгляд, заключается в вопросе: с чьей подачи стало возможным обнародование столь пикантных подробностей из жизни чиновника? Неужто в аппарате Высшего хозяйственного суда настолько озабочены моральной чистотой своих подчиненных, что не остановились перед негласно существующим в любой, даже в совершенно никчемной конторе, табу — не выносить сор из избы. В качестве версии это, конечно, можно оставить. Но в ее реальность лично я не могу поверить даже с большим трудом. Особенно с учетом того, что даже неюристы и непроффесионалы прекрасно понимают, что в связи с трагической гибелью заявителя это, по сути, является обвинением дебошира К. в убийстве. А оно, естественно, не идет ни в какое сравнение с пусть даже и злостным, но все же хулиганством в ресторане. Тем более, слишком отчетливым прорисовывается предположение о том, что в качестве основного фигуранта упомянутых событий выступает одно и то же лицо.

Мои попытки склонить профессионалов если не к прямым оценкам, то хотя бы к комментариям происшедшего, к сожалению, оказались безуспешными. В лучшем случае, разговоры ограничивались размышлениями на общие темы относительного того, что это, дескать, при старом режиме арбитражный суд был малозаметной и необремененной особым влиянием инстанцией. А в наши дни его статус стремительно возрос. Соответственно, повысилось и положение его сотрудников, особенно — руководителей, обладающих помимо большой ответственности еще и очень большими полномочиями, оказывающими влияние на разрешение противоречий, сумма которых зачастую исчисляется миллионами гривен. Поэтому вряд ли стоит исключать заинтересованность серьезных бизнес-структур в том, чтобы в руководстве хозяйственного суда состояли достойные по их понятиям лица. И если это предположение имеет право на существование, то с какой стати нельзя допустить, что в истории с противостоянием председателя и его в настоящее время бывшим первым заместителем исключено продолжение?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно