Фактор укрепления законности

09 декабря, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 48, 9 декабря-16 декабря 2005г.
Отправить
Отправить

Абсурдным назвал президент В.Ющенко решение Печерского райсуда столицы, приостановившее указ главы государства о назначении А.Медведько на пост генпрокурора...

Абсурдным назвал президент В.Ющенко решение Печерского райсуда столицы, приостановившее указ главы государства о назначении А.Медведько на пост генпрокурора. В.Ющенко полагает, что решение это граничит с некорректным служебным поведением, и отметил: «этот театр не нужен Украине, он унижает в международных глазах конституционный строй Украины» (УНИАН). С последним утверждением трудно не согласиться. С одной лишь оговоркой — этот театр образовался с молчаливого согласия властной команды, упорно не замечавшей, каким образом восстановился в должности С.Пискун в предыдущий раз. Команды, закрывавшей глаза на проблему легитимности генпрокурора, восстановленного с подачи райсуда, о чем «ЗН» писало ровно год назад (№52 (527), от 25—30 декабря), когда Печерский суд принял решение в пользу экс-генпрокурора, что стало формальным основанием для восстановления Л.Кучмой С.Пискуна в должности) и возвращалось к этому вопросу позднее.

Президент В.Ющенко, который еще, кажется, ни разу не упустил возможности прокомментировать то, что комментировать ему вообще не следовало бы, выразил уверенность, что в ближайшее время в этом вопросе будет поставлена «правовая точка». Так или иначе «правовую» или околоправовую точку в этой действительно абсурдной ситуации власть поставит. «ЗН» подробно освещало перипетии борьбы С.Пискуна за «право на труд» на посту генпрокурора. О том, как проявила себя власть в неравном бою с отставным генпрокурором, сказано немало, и роль ее весьма незавидна. Сегодня предлагаем обратиться не только к сути дела Пискуна, но и к более глобальному аспекту.

Важным вопросом является то, как скажется на украинской Фемиде и на отношении общественности к ней вся эта рукотворная коллизия, далеко не исчерпывающаяся затруднительным положением, в связи с которым государство то испытывает переизбыток генеральных прокуроров, то рискует остаться без генерального вообще. Решения судов по так называемому делу С.Пискуна предоставили повод, хотя и не дали оснований для уничижительной критики всей судебной системы на самом высоком уровне. Проявляемое высшими должностными лицами неуважение к суду уже перешло все возможные пределы, о чем подробно писало «ЗН» в позапрошлом номере. В результате таких нападок даже появились обращение председателя Верховного суда Украины В.Маляренко и письмо за подписью председателя Совета судей Киева Т.Жайворонюка, выдержки из которого мы приводим ниже.

Кроме всего прочего, показательно и печально во всей этой истории вот что. «Законопослушные» граждане позволяют себе называть преступником С.Пискуна, который обратился за защитой своих прав в суд. У нас что — обратиться в суд теперь преступление? Или кто-то доказал, что экс-генпрокурор оказывал давление на суд, подкупал судей? Вроде нет, пока что ни о чем, кроме «судейского сговора на высшем уровне», ничем не подтвержденного, не слыхать. Можно догадываться, подозревать и даже быть уверенным до глубины души в том, почему именно судьи приняли сторону С.Пискуна. Но не имея конкретных доказательств, вслух допустимо рассуждать лишь по поводу обоснованности или необоснованности решений суда. В приличной, уважительной форме и без грандиозных обобщений на счет судебной системы государства. Да и вообще Святославу Михайловичу пора давать награду за укрепление законности. На том основании, что он проучил власть, закрывавшую глаза на беззаконие с его восстановлением и с большим опозданием прозревшую, начавшую читать законы лишь тогда, когда приспичило избавляться от генпрокурора. Может, это самый большой или даже единственный его вклад в укрепление законности, но этот урок трудно переоценить.

Николай СИРЫЙ, кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института государства и права имени В.Корецкого НАН Украины

По сути вопроса

— Николай Иванович, мог ли, по вашему мнению, райсуд принимать к расссмотрению иск С.Пискуна к президенту Украины?

— Существует статья 124 Конституции, которая указывает, что юрисдикция судов распространяется на правоотношения. Так вот, определяя, имело ли лицо право в таком случае обращаться в суд общей юрисдикции, мы должны сначала установить эти правоотношения субъектов, между которыми возник спор. В данном случае для того, чтобы утверждать, что райсуд мог рассматривать это дело, мы должны найти правоотношения между генеральным прокурором и президентом Украины. А таких правоотношений нет. Президент Украины не принимает генерального прокурора на работу и не увольняет его с работы. Между генеральным прокурором и президентом нет никаких юридических правоотношений. И это часть ответа на вопрос, может ли местный суд рассматривать такое дело.

— Имел ли, с вашей точки зрения, президент право снимать генпрокурора без мотивации?

— Современная правовая система Украины дает абсолютно четкий ответ на этот вопрос. Существуют 106-я и 122-я статьи Конституции. В соответствии с Конституцией, президент назначает генпрокурора с согласия Верховной Рады и увольняет самостоятельно. Вариантов увольнения существует два. Во-первых, президент увольняет генпрокурора, причем он ни с кем не обязан советоваться и давать никаких объяснений. Вторая ситуация — это недоверие, выраженное Верховной Радой. В этом случае президент обязан автоматически издать указ об увольнении генпрокурора. Итак, Конституция предусматривает два указанных порядка увольнения генпрокурора и ставит на том точку, поскольку дальше в статье не следует фраза «на основаниях, указанных в законе», например.

Что касается статьи 2 Закона «О прокуратуре». Если профессионально посмотреть на эту статью, то по сути она называет не основания увольнения генпрокурора, а основания для увольнения любого работника прокуратуры из органов прокуратуры. Если лицо утратило гражданство или занимается бизнесом или в его отношении вынесен приговор суда, то будь он хоть генпрокурором, хоть прокурором Макеевки, его следует увольнять. То есть в 2001 году парламент, внося изменения в Закон «О прокуратуре», сформулировал это положение некорректно. Данная статья не содержит специальных оснований именно для увольнения генерального прокурора. Она называет основания для увольнения любого прокурора.

Таким образом, наше законодательство, Конституция Украины не содержат основания для увольнения генпрокурора с должности. Это неправильно и за это нас критикует Совет Европы. Но таково положение вещей. Кроме того, нельзя забывать, что наша система прокуратуры чрезмерно централизована. В этой системе прокуроры разных уровней не имеют той самостоятельности и дискреционных полномочий, которыми обладают прокуроры в демократических странах. И если бы в таких условиях генеральный прокурор имел «льготные» условия абсолютной независимости, при том, что все другие прокуроры находятся в абсолютной зависимости от него, мы получили бы «царя» с абсолютной властью в прокурорской вертикали, а не генерального прокурора в европейском понимании. Таким образом, негативной можно назвать зависимость прокуроров от генерального прокурора, столь же негативной следует считать и зависимость генпрокурора от воли президента. Однако таким образом присутствует хотя бы какой-то баланс.

Допустим, прокурор Украины — блестящий профессионал, показатели чудесные, Верховная Рада принимает его отчет на «ура». Но он выходит с работы, к нему обращается инвалид-ветеран, а генпрокурор ведет себя с ним грубо, хамит, допустим, толкает его. Это происходит в присутствии журналистов, все снимается на телекамеры и демонстрируется по телевидению. В такой ситуации президент должен уволить генпрокурора, несмотря на его профессионализм и прекрасные показатели. Потому что он преступил основы морали. Потому что президент действует в интересах народа. А народу будет неприятно после указанного сюжета видеть на экране аморального типа, повествующего о законности.

Поэтому нельзя согласиться с излишне формальным отношением к закону, который демонстрирует С.Гавриш, и с позицией С.Пискуна, который ищет четкий перечень оснований применения нормы об увольнении. В данном случае вообще невозможно сформулировать четкий перечень ситуаций, где теоретически генпрокурор может повести себя так, что не будет соответствовать его должности. Президент, действующий в интересах нации, обязан уволить даже самого лучшего профессионала и в том случае, если генпрокурор наносит вред имиджу государства, и в том случае, если генпрокурор ненадлежащим образом обращается с подчиненными, например. Составить перечень таких оснований невозможно.

Что такое указ президента о назначении на должность генпрокурора и увольнении с этой должности? Это указ, предоставляющий конституционные полномочия лицу или снимающий их с определенного лица. Поэтому несколько некорректно называть такой указ подзаконным нормативным актом. Это акт, обеспечивающий прямое действие нормы Конституции.

А теперь о трудовых отношениях. На основании указа президента выносится приказ по ведомству. Именно этим приказом лицо может быть или уволено из органов прокуратуры или переведено на иную должность в системе. И уже в этой должности бывший генпрокурор может с успехом реализовать свой профессионализм, расследуя дела, проявляя себя в яркой работе по прокурорскому надзору или по поддержке государственного обвинения в судах. То есть бывший генпрокурор может обратиться в местный суд, если его уволили из органов прокуратуры — по поводу этого увольнения. Он будет истцом, а ответчиком — Генеральная прокуратура Украины, организация, с которой он пребывает в трудовых отношениях. Ни о кресле генпрокурора, ни об оспаривании указа президента об увольнении экс-генпрокурор не может вести речь в местном суде.

КС указал, что в таком случае можно обращаться в суды общей юрисдикции по поводу изменения даты и формулировки увольнения. Категорически, однозначно бывший генпрокурор не может обращаться в суд по поводу указа об увольнении к президенту как ответчику.

Единственный случай, когда такой указ президента может рассматриваться в суде, это когда будут доказательства того, что увольнение генпрокурора стало составляющей частью преступной деятельности президента в контексте рассмотрения соответствующего уголовного дела, возбужденного в отношении президента. Если преступная деятельность президента будет доказана в судебном порядке, только в таком случае указ президента может быть рассмотрен в местном суде.

— Какой должна была быть реакция суда на заявление экс-генпрокурора?

— Суд должен был отказать в рассмотрении дела в связи с тем, что оно не является подведомственным ему. Суд должен был бы указать в своем решении, что ответчиком по этому делу является Генеральная прокуратура, а не президент Украины.

Пара слов в защиту судей

— Очевидно, что ситуация, сложившаяся вследствие решений судов, принявших сторону С.Пискуна, нанесла очередной тяжелый удар по репутации третьей власти…

— Ситуация, возникшая в связи с так называемым делом Пискуна, достаточно ярко отображает современное состояние правовой системы в Украине. Несомненно, ответ на вопрос, кто прав, кто нет, необходимо искать, начиная с предыдущего восстановления Святослава Пискуна в должности Печерским райсудом столицы 9 декабря 2004 года. К сожалению, это решение не получило надлежащей правовой оценки. Оно не было вовремя обжаловано в предусмотренном законом порядке. Кроме того, даже если и были пропущены предусмотренные законом сроки обжалования, оставались и необходимость и возможность дать квалифицированную оценку профессионалов существующему положению вещей. Ведь это достаточно важная, ключевая проблема для развития правовой системы. Фактически мы наблюдаем промахи правовой политики. Я исключаю возможность того, что то, каким образом С.Пискун был восстановлен в должности на основании решения местного суда, осталось без внимания членов президентской команды. Скорее всего, остановились на том, что с политической точки зрения лучше не трогать эту ситуацию. Этот политический фактор перевесил юридический аспект. И все мы в очередной раз убедились в том, что получается, когда в очередной раз политический фактор довлеет над правовым, то негатив этого политического фактора обязательно проявится рано или поздно.

Я хотел бы представить, как выглядит вся эта ситуация с точки зрения судебной власти, попробовать понять их логику. Сегодня по моей субъективной оценке в судейском корпусе существует достаточно много сторонников тех судебных решений, которые были приняты по этому делу и Печерским, и Шевченковским судами.

Следует с пониманием относиться к судьям, которые работают в нашей судебной системе. Можем ли мы сегодня ожидать от них высокого уровня понимания конституционной системы, умения отличать трудовые отношения от конституционных? В частности, проводил ли кто-то на протяжении последнего года широкомасштабные мероприятия на государственном уровне, целью которых было бы разъяснение каких-то сложных ситуаций, аналогичных обсуждаемой нами. Однозначно — нет. Сегодня ведется такая же работа по повышению квалификации судей, которая велась и при Л.Кучме. А заключалась она исключительно в доведении до ведома судей судебной практики по конкретным категориям дел. То есть «старшие» — вышестоящие суды учат «младших» — нижестоящие суды своей практике. На этом сосредоточена вся система повышения квалификации. Кроме того, как должен реагировать местный суд на определенную ситуацию, когда другим судом по аналогичному делу уже принято решение, и ему никто не дал негативную оценку? Поставьте себя на место судьи, который принимает к рассмотрению дело, зная, что по аналогичному делу вынесено решение судом.

— Согласна, что даже в идеальном варианте, то есть, исключив возможность любого влияния на судью — подкуп, давление — не только не отмененное, но даже не обжалованное Минюстом решение по аналогичному делу, с тем же истцом С.Пискуном — сильный психологический аргумент. Но у нас не прецедентное право — есть Конституция, законы, решение Конституционного суда от 7 мая 2002 года по делу №1-1/2002 относительно подотчетности актов о назначении или увольнении должностных лиц, о котором столько говорилось в связи с делом С. Пискуна…

— Судебная система на протяжении 15 лет находится в состоянии постоянного расширения юрисдикции. Это общая тенденция, к которой судьи привыкли, и они уже не боятся новых категорий дел.

Еще один очень важный факт. Всем нам хорошо известно, в каком режиме функционирует наша судебная система. Как только по конкретному делу складывается сложная ситуация, по сформировавшейся на протяжении 80 лет традиции, судьи обязательно советуются с вышестоящими судами — и апелляционным и Верховным судом. Да, это плохо. Но если учитывать состояние отечественного законодательства и поставить себя на место судьи, становится понятно, что это — единственный способ принять или хотя бы попытаться принять правильное решение в сложной юридической ситуации. То есть, если бы каким-то образом удалось вдруг покончить с такой практикой, это заблокировало бы судебную систему. Судебные решения были бы настолько же разнообразными, как и наше законодательство.

Что касается решения Конституционного суда, на которое ссылаются обе стороны, участвующие в процессе. В связи с этим решением КС нельзя не отметить, прежде всего, некорректность и неконкретность легшего в его основу представления предыдущего президента. В представлении речь шла о статье 124 Конституции, определяющей подведомственность судов вообще. Слишком глобальный вопрос для одного представления. По сути это представление касалось огромного как минимум, нескольких десятков должностных лиц самого высокого уровня, которые назначаются и увольняются по-разному. И со всем этим клубком проблем президент обратился в КС.

Конституционный суд выдал решение, которое, как мне кажется, можно скорее назвать обширным научным трактатом, а не решением суда по конкретному делу. И этот «трактат» далеко не во всех позициях является корректным. Очень многие пункты требуют конкретизации. Правовые определения, данные КС, слишком абстрактны, и тому же суду общей юрисдикции дают возможность толковать его неоднозначно.

В этом решении КС указано, что подведомственность подобных дел определяет соответствующим законом Верховная Рада. Парламент принял Кодекс административного судопроизводства. Судьи Шевченковского суда, имеющие именно ту квалификацию, которую они имеют, а не ту, которую нам, может быть, хотелось бы. Они открыли этот кодекс, где написано, что в порядке административного судопроизводства рассматриваются споры относительно порядка принятия и увольнения с публичной службы. Поэтому нельзя не указать и на некорректность КАС, который не дает ответа на вопрос о том, где заканчивается трудовое право и начинаются иные правоотношения.

Нужно учесть все эти факторы, и лишь потом давать оценку судебной системе, в частности, в контексте решений по делу С.Пискуна. Тогда мы несколько другими глазами посмотрим на эти решения и зададимся вопросом о том, адекватными ли были все те обвинения в коррумпированности и иных грехах, прозвучавшие на самом высоком уровне в связи с нашумевшим делом.

Резонанс

Из обращения председателя Верховного суда Украины В.Маляренко к согражданам: «В каждой стране мира суды первой инстанции из-за определенных обстоятельств иногда не совсем правильно понимают закон, допускают ошибки при принятии решений, а отдельные законные и обоснованные судебные решения, случается, не всегда устраивают некоторых членов общества, а также и органы власти. Но в цивилизованных странах, где отстаивается право суда быть независимым, заботясь об авторитете своего государства и судебной системы, никто не драматизирует ошибки, допущенные судом первой инстанции. В таких случаях заинтересованные участники процесса апеллируют к высшим судебным инстанциям с требованием отменить или изменить судебное решение, приводят соответствующие правовые аргументы, ищут доказательства своей правоты. Если судья нарушил закон, они прибегают к правовым механизмам, которые дают возможность наказать этого судью и уволить его с должности.

В то же время никто не прибегает к давлению на суды, к шельмованию судов и судей, к оскорблениям и унижениям в их адрес, к нагнетанию недовольства в обществе, поскольку знают, что это запрещено законом. Непроцессуальная критика судебного решения, не вступившего в действие, в СМИ и, особенно органами власти, во всем мире согласно международным нормам расценивается как вмешательство в деятельность судебных органов, давление на суды, стремление заставить суд принимать решение только в пользу власти, заинтересованных лиц или организаций. В Украине такие действия в соответствии со статьей 376 Уголовного кодекса признаны уголовно наказуемыми.

О чем свидетельствуют оскорбления и унижения судей в ответ на вынесенное решение, которое не нравится? О чем свидетельствуют бездоказательные обобщения о «судейской мафии», коррумпированности и корпоративности судей? Прежде всего, о слабости должностного лица, которое таким образом отвечает на судебное решение; об отсутствии у него правовых аргументов для отмены или изменения судебного решения.

К сожалению, в Украине, вопреки требованиям Конституции и законов, разжигается ненависть к судам и судьям, предпринимаются попытки дестабилизировать эту, возможно, чуть ли не единственную систему, где еще в общем можно найти законность и справедливость».

Из обращения совета судей г. Киева: «В последнее время первые лица нашего государства, народные депутаты Украины, представители исполнительной власти и другие политические деятели выступили в СМИ с оценкой постановления Шевченковского районного суда г.Киева от 18 ноября 2005 года по делу по иску Пискуна С.М. к президенту Украины о признании его указа неправомерным и о восстановлении его на работе.

В этих выступлениях содержатся оскорбительные высказывания как для судей Шевченковского районного суда г.Киева, так и для всей судебной ветви власти, предвзятая оценка решения, не вступившего в законную силу, а также элементы вмешательства в рассмотрение дела и давления на суд.

События в Украине свидетельствуют, что представители власти целенаправленно пытаются дискредитировать органы правосудия, проявляют явное неуважение к судебной власти, что не содействует авторитету государства и цели верховенства права в ней.

Опыт развитых стран показывает, что представители власти, допустившие вмешательство в рассмотрение конкретного судебного дела или оскорбительные высказывания относительно правосудия, должны подать в отставку.

Мы осознаем, что судебная система хотя и пользуется особой защитой, но функционирует не в вакууме, поэтому вопросы, касающиеся осуществления правосудия, могут выноситься на общественное обсуждение. Но такое обсуждение должно быть конструктивным, корректным и взаимоуважительным».

(Источник — «Обозреватель»)

***

Справедливости ради, нельзя не отметить, что если бы не шум, поднятый вокруг дела Пискуна, пожалуй, могло бы случиться непоправимое или трудно поправимое. Решение районного суда могло быть освящено высшими судебными инстанциями, и страна имела бы уже действительно серьезную проблему. Не получи дело С.Пискуна такого общественного резонанса, не было бы письма председателя Верховного суда Украины Василия Маляренко, начинающегося с констатации того факта, что, случается, суды первой инстанции не правильно понимают закон и допускают ошибки. Увы, случается, что и высшие судебные инстанции, исправляя чужие ошибки, увековечивают свои собственные. А потом пожимают плечами — мол, что тут говорить, обжалованию не подлежит…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК